Биография и картины яна ван эйка

Ян ван Эйк биография

Ян ван Эйк (1390 – 1441) – фламандский художник, брат Хуберта ван Эйка (1370 – 1426). Из двух братьев старший Хуберт был менее знаменитым. О биографии Хуберта ван Эйка мало достоверной информации.

Ян ван Эйк был художником при дворе Джона Голландского (1422 – 1425) и Филиппа Бургундского. Во время службы герцогу Филиппу, Ян ван Эйк совершил несколько тайных дипломатических поездок.

В 1428 году в биографии ван Эйка состоялась поездка в Португалию, где он нарисовал портрет невесты Филиппа – Изабеллы.

Стиль Эйка основывался на неявной силе реализма, послужил важным подходом в позднем средневековом искусстве. Выдающиеся достижения этого реалистичного направления, например, фрески Томмазо да Модена в Тревизо, работы Робера Кампена, повлияли на стиль Яна ван Эйка.

Экспериментируя с реализмом, Ян ван Эйк добился поразительной точности, необычно приятных различий между качеством материалов и природным светом.

Это позволяет считать, что его бережное очерчивание деталей ежедневной жизни делалось с намерением отобразить великолепие Господних творений.

Некоторые писатели ложно приписывают Яну ван Эйку открытие техники живописи маслом. Несомненно, он сыграл ключевую роль в совершенствовании этой методики, достигая с ее помощью беспрецедентного богатства и насыщенности цвета.  Ян ван Эйк развил технику писания маслом. Он постепенно добивался педантичной аккуратности в изображении мира природы.

Многие последователи неудачно копировали его стиль. Отличительным качеством работы Яна ван Эйка была трудная имитация его работ. Его влияние на следующее поколение художников, в северной и южной Европе, нельзя переоценить. Целая эволюция фламандских художников 15 века носила непосредственный отпечаток его стиля.

Среди работ ван Эйка, которые сохранились, самой великой является «Гентский алтарь» – в соборе Сент-Бавон в Генте, Бельгия. Этот шедевр был создан двумя братьями, Яном и Хубертом, и завершен в 1432 году.

На панелях экстерьера показан день Возвещения, когда ангел Гавриил посетил деву Марию, а также образы святого Иоанна Крестителя, Иоанна Евангелиста.

Интерьер алтаря состоит из «Поклонения ягненку», изобличающий великолепный пейзаж, а также расположенных выше картин, показывающих Бога Отца возле Девы, Иоанна Крестителя, ангелов, играющих музыку, Адама и Еву.

За всю свою жизнь Ян ван Яйк создал множество великолепных портретов, которые знамениты благодаря кристальной объективности, точности графики.

Среди его картин: портрет неизвестного мужчины (1432), портрет мужчины в красном тюрбане (1436), портрет Яна де Лиюв (1436) в Вене, портрет жены Маргареты ван Эйк (1439) в Брюгге.

Свадебная картина «Джиованни Арнольфини и его невеста» (1434, Национальная галерея Лондона) наряду с фигурами показывает превосходный интерьер.

В биографии ван Эйка особый интерес художника всегда падал на изображение материалов, а также особое качество веществ.

Его непревзойденная техническая одаренность особенно хорошо проявилась в двух религиозных работах – «Богоматерь канцлера Ролена» (1436) в Лувре, «Богоматерь каноника ван дер Пале» (1436) в Брюгге.

В национальной галерее искусств Вашингтона представлена картина «Возвещение», которая приписывается руке ван Эйка. Считается, что некоторые незавершенные картины Яна ван Эйка закончил Петрус Кристус.

Будь в числе первых на доске почета

Источник: https://obrazovaka.ru/alpha/e/ejk-yan-van-eyck-jan-van

Ян ван ЭйкКартины и биография

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Ян Ван Эйк (Jan van Eyck) (около 1390–1441), нидерландский живописец.

Один из зачинателей искусства Раннего Возрождения в Нидерландах, Ян ван Эйк в 1422–1424 работал над украшением графского замка в Гааге, в 1425 стал придворным художником бургундского герцога Филиппа Доброго, в 1427 посетил Испанию, в 1428–1429-х годах – Португалию. Около 1430 года Ян ван Эйк поселился в Брюгге.

Крупнейшее произведение ван Эйка – знаменитый “Гентский алтарь”, начатый, согласно позднейшей надписи на внешних створках, старшим братом ван Эйка Хубертом (работал в 1420-х годах в Генте, умер около 1426) и законченный Яном в 1432 году.

Ян ван Эйк – один из первых в Европе мастеров портрета, выделившегося в его творчестве в самостоятельный жанр.

Погрудные, обычно изображающие модель в трехчетвертном повороте портреты ван Эйка (“Тимофей”, 1432, “Портрет мужчины в красном тюрбане”, 1433, – оба в Национальной галерее, Лондон; портрет жены художника Маргареты, 1439, Муниципальная художественная галерея, Брюгге) отличаются строгой простотой и точностью выразительных средств.

Беспристрастно правдивая и тщательная передача облика человека подчинена в них зоркому и проницательному раскрытию главных особенностей его характера. Ян ван Эйк создал первый в европейской живописи парный портрет – проникнутое сложной символикой и в то же время интимно-лирическим чувством изображение купца Джованни Арнольфини с женой.

https://www.youtube.com/watch?v=QuIX7k0r39o

Проблема участия художника Хуберта ван Эйка в работе над алтарем остается открытой: по мнению большинства исследователей он мог лишь начать работу над центральной частью алтаря, но в целом произведение исполнено Яном ван Эйком.

Несмотря на наличие в ряде сцен алтаря архаических, готических черт, “Гентский алтарь” открыл новую эпоху в развитии искусства Нидерландов.

Сложная религиозная символика претворена в нем в конкретные, жизненно убедительные и осязаемые образы.

С исключительным реализмом и неприкрашенной выразительностью изображены на внешних створках алтаря обнаженные фигуры Адама и Евы. Фигуры, поющих и музицирующих ангелов на боковых створках, отличаются убедительной пластической осязаемостью. Тонкой поэтичностью, мастерством передачи пространства и световоздушной среды выделяются пейзажные фоны в сцене “Поклонение Агнцу” в центре алтаря.

Вершина творчества ван Эйка – монументальные алтарные композиции “Мадонна канцлера Ролена” (около 1436, Лувр, Париж) и “Мадонна каноника ван дер Пале” (1436, Муниципальная художественная галерея, Брюгге). Развивая и обогащая достижения своих предшественников, прежде всего Р.

Кампена, он превращает традиционную сцену поклонения Богоматери в величественное и красочное изображение зримого, реального мира, исполненное спокойной созерцательности. В равной мере художника интересуют и человек во всей его неповторимой индивидуальности, и окружающий его мир.

В его композициях на равных выступают и образуют гармоничное единство портретные изображения, пейзаж, интерьер, натюрморт. Чрезвычайная тщательность и вместе с тем обобщенность живописи выявляют самоценность и красоту каждого предмета, обретающего в творчестве ван Эйка реальный вес и объем, характерную фактуру поверхности.

Детали и целое находятся в органической взаимосвязи: архитектурные элементы, предметы обстановки, цветущие растения, роскошные ткани, украшенные драгоценными камнями, как бы воплощают в себе частицы бесконечной красоты мироздания: исполненный света и воздуха панорамный пейзаж в “Мадонне канцлера Ролена” воспринимается как собирательный образ Вселенной.

Мадонна в церкви, 1422-1425
Распятие, 1420-е
Страшный Суд, 1420-е годы

Искусство ван Эйка проникнуто глубоким пониманием сущего как логического воплощения Божьего промысла, выражением чего стало строгое, продуманное и вместе с тем жизненно естественное построение композиции, полное тонкого ощущения пространственной соразмерности.

Решение вставших перед ван Эйком творческих проблем требовало разработки новых средств художественной выразительности.

Одним из первых он освоил пластические возможности масляной живописи , используя тонкие, просвечивающие слои краски, положенные один поверх другого (фламандская манера многослойного прозрачного письма).

Этот живописный метод позволил ван Эйку достигать исключительной глубины, богатства и светосилы цвета, тонкости светотеневых и красочных переходов. Звучные, интенсивные, чистые тона красок в картинах ван Эйка, пронизанные воздухом и светом, образуют единое гармоническое целое.

Творчество художника ван Эйка, ярчайшим образом воссоздававшее красоту и живое многообразие мироздания, в значительной степени определило пути дальнейшего развития нидерландской живописи, круг ее проблем и интересов. Мощное воздействие искусства ван Эйка испытали не только нидерландские, но и итальянские мастера Возрождения (Антонелло да Мессина).

Примечание. 1. Миниатюра картины → переход на страницу скрипта изображения.

2. Название картины → на страницу с изображением максимального размера в масштабируемом виде и описанием.

Источник: http://smallbay.ru/vaneyck.html

Картины Яна ван Эйка с названиями, творчество художника

Ян ван Эйк (Jan van Eyck, ок. 1385 либо 1390, Маасейк — 1441, Брюгге) — знаменитый фламандский художник эпохи раннего Ренессанса, один из его первых его представителей в Нидерландах; непревзойденный автор портретов, создавший больше 100 композиций с религиозными сюжетами. Конкретная дата появления на свет гениального живописца неизвестна.

Особенности творчества ван Эйка

: становление основоположных принципов эпохи Ренессанса на Севере Европы. Борясь с традициями средневекового искусства, мастер выбирает непосредственное наблюдение за действительностью, желает объективно воссоздать мир. Художник далек от научных исследований перспективы, строения человеческого тела, он не ведал наследия античности: в отличие от художников Италии, он больше руководствовался своим опытом. Ван Эйк тщательно изучал строение окружающего мира, видел тонкости любого из предметов, умел красочно и в деталях передать пейзажи и интерьеры. Особенное значение для него имело изображение человека, он хотел максимально точно отображать облик героев своих полотен.

Правдивая точная передача черт героя подчиняется в портретах, написанных художником Яном ван Эйком, проницательному раскрытию основных особенностей нрава персонажей. Живописец создает первый в истории искусства Европы парный портрет — изображение купца Джованни Арнольфини и его супруги, проникнутый замысловатой символикой, но в то же время — и интимно-лирическими переживаниями.

https://www.youtube.com/watch?v=GZitll9tdpc

Известные картины Яна ван Эйка: «Портрет четы Арнольфини», «Тимофей», «Мадонна в церкви», диптих «Распятие и Страшный суд», «Мадонна канцлера Ролена».

Ян ван Эйк родился в Северных Нидерландах в г. Маасэйк. Учился у старшего брата Хуберта, с которым работал до 1426 г. Начал свою деятельность в Гааге при дворе голландских графов. С 1425 г. он — художник и придворный герцога Бургундского Филиппа III Доброго.

В 1427—1428 гг. в составе герцогского посольства Ян ван Эйк отправился в Испанию, затем в Португалию. В 1427 г. посетил Турне. Работал в Лилле и Генте, в 1431 г. приобрёл дом в Брюгге и прожил там до самой смерти. Ян ван Эйк умер в Брюгге в июле 1441 г.

(дата похорон — 9 июля 1441).

Ян ван Эйк — выдающийся нидерландский живописец, один из основоположников искусства Раннего северного Возрождения.

Термин «art nova» — новое искусство, позаимствованный из истории музыки, — очень точно определяет искусство Нидерландов первой половины XV в. Не возрождение античности, как в Италии, а самостоятельное, интуитивное и религиозно-мистическое познание мира легло в основу новой североевропейской культуры.

Человек — не вершина творения, а всего лишь одно из свидетельств могущства Творца. Небо и земля, растения и животные, сам человек и созданное руками его — все заслуживает благоговейного внимания. И это ощущение божественной драгоценности повседневного бытия, живущее в творчестве Яна ван Эйка, послужило во многом исходным пунктом развития реализма в истории европейской живописи.

Дату рождения художника следует, по всей вероятности, относить к первой половине 1390-х гг.; родиной же его традиционно считают город Маасэйк в нидерландской провинции Лимбург. Первыми уроками мастерства, опять-таки предположительно, Ян был обязан своему старшему брату Губерту.

К 1422 г., когда имя ван Эйка впервые упоминается в документах, это был уже известный живописец, состоящий на службе у Иоанна Баварского, графа Голландии, Зeландии и Геннегау, двор которого располагался в Гааге.

После смерти Иоанна Баварского мастер, пользующийся громкой славой, покинул Голландию и обосновался во Фландрии. Весной 1425 г. в Брюгге он был принят на службу к Филиппу Доброму, герцогу Бургундскому, «со всеми почестями, преимуществами, свободами, правами и выгодами». В том же году художник переехал в Лилль.

По роду своей службы или, может, ввиду особого доверия, Ван Эйк дважды направлялся могущественным правителем в «некое секретное путешествие». В 1427 г. он отбыл в Испанию и затем в Португалию вместе с послами Филиппа, задачей которых было договориться о заключении брака между вдовцом-герцогом и португальской принцессой Изабеллой.

Исполняя возложенную на него миссию, художник написал два портрета невесты и отослал своему господину вместе с проектом брачного договора. В начале 1430 г. Ван Эйк благополучно вернулся во Фландрию со свадебным кортежем.

Не позднее 1426 г. была написана «Мадонна в церкви» — одна из ранних работ Ван Эйка. Как и большинство его произведений, картина как бы светится изнутри, рождая ощущение возвышенной радости.

Такой поразительный эффект внутреннего свечения достигался за счет послойного нанесения масляной краски на белую гипсовую грунтовку, тщательно отшлифованную и покрытую лаком.

Тут надо немного остановиться на открытии художника, давшем Толчок бурному распространению техники масляной живописи по Европе. Дело в том, что Яна ван Эйка долгое время считали изобретателем масляных. красок. Это не совсем так.

Красящие составы на основе растительных масел были известны еще в ХII в., но популярностью не пользовались: они долго сохли, часто блекли и растрескивались. Многие художники стремились улучшить старинные рецепты. Лишь Ван Эйк, где-то около 1410 г.

, нашел ту магическую формулу, которая делала краски быстросохнущими, позволяла живописцу наносить их плотными или прозрачными слоями, не опасаясь смешения. Теперь их можно было бесконечно варьировать по цвету, добиваясь невиданных ранее оттенков.

И самое главное — тонкая масляная пленка наподобие линзы одновременно и отражала падающий свет, и вбирала его в себя, создавая тот самый эффект внутреннего сияния картины.

Новые возможности масляной живописи помогли братьям Ван Эйк сотворить Гентский алтарь — один из величайших живописных памятников Европы XV в. Работа над ним была начата, видимо, около 1422 г. Губертом, а после его смерти в 1426 г. продолжена младшим братом.

История написания и судьба Гентского алтаря, как и всякого шедевра, полна загадок и драматических событий. Прежде всего, исследователям не дает покоя вопрос об авторах произведения. Надпись на его раме о том, что работу «начал художник Губерт ван Эйк, выше которого нет», а закончил его брат Ян, «в искусстве второй», была сделана только в XVI в. и особого доверия не вызывает.

Существует предположение, что слово «художник» следует читать как «скульптор» и относится оно к резчику, выполнившему обрамление, в связи с чем родилась смелая гипотеза К. Волля и Э. Рендерса: а был ли Губерт? Или это лишь легенда, выдуманная, чтобы отдать главную роль в создании алтаря жителю Гента? Однако что тогда делать с архивными свидетельствами о жизни и смерти Губерта ван Эйка?

При всем многообразии точек зрения на роль каждого из братьев в создании Гентского алтаря ни одна из них не кажется достаточно убедительной. Во всяком случае, большая часть работы была выполнена много лет спустя после кончины старшего брата.

Читайте также:  Ужин в эммаусе, якопо понтормо, 1525

Гентский алтарь уникален. Он представляет собой грандиозный многоярусный полиптих, достигающий в центральной части трех с половиной метров в высоту и пяти метров в ширину в раскрытом виде.

Даже если бы Ян ван Эйк в своей жизни больше ничего не создал, он все равно вошел бы в историю как aвтop Гентского алтаря. В 1432 г. работа была закончена, и складень занял предназначенное для него место в церкви Св.

Иоанна-Крестителя (ныне собор Св. Бавона).

Период высшей творческой зрелости Яна ван Эйка пришелся на 1430-е гг. К этому времени художник переехал из Лилля в Брюгге, купил дом «с каменным фасадом», а вскоре женился. В 1434 г. герцог Филипп III стал крестным отцом первого из десяти детей Яна и, в связи с рождением сына, преподнес ему в подарок шесть серебряных чаш.

Взгляните на работы ван Эйка, наполненные жизнью и светом. Кажется, что драгоценные камни и драгоценные металлы на его картинах — настоящие и пылают внутренним светом. Его краски настолько прозрачны, что работы имеют уникальный, почти люминесцентный блеск.

С 1432 г. произведения мастера следуют одно за другим: так называемый «Тимофей» (1432 г.), «Человек в тюрбане» (1433 г.), небольшое панно «Мадонна с младенцем» (1433 г.) и др.

Ян ван Эйк был первым, кто начал создавать портреты, преследуя цель точнейшего воссоздания индивидуального облика модели и аналитического исследования натуры человека с ее разнообразными приметами и свойствами. Сохранившиеся портреты свидетельствуют о его проницательности и высоком уважении к человеческой индивидуальности.

Портрет четы Арнольфини (1434 г.), считающийся первым в истории европейской живописи парным портретом, — еще один бесспорный шедевр Ван Эйка.

В алтарной композиции «Мадонна канцлера Ролена» (ок.1436г.) — советник Филиппа Доброго, Николас Ролен, богатый и могущественный человек, добившийся высокого поста благодаря своим достоинствам (редкий случай в феодальном мире).

Николас Ролен преклонил колена перед Царицей Небесной и принимает благословение младенца Христа. Сквозь лоджию открывается красивейший ландшафт, первый панорамный пейзаж в европейском искусстве, дающий широкую картину жизни земли и человечества.

Земной и божественный мир сошлись лицом к лицу в этой работе мастера, полной глубокого символизма.

К теме Богоматери Ян ван Эйк обращался множество раз.

В основе всех изображений ван Эйка лежит рисунок, часто сделанный с натуры. Ярким примером графического мастерства художника служит «Св.

Варвара» — предмет долгих споров ученых, не пришедших к единому мнению, является ли это произведение законченным рисунком или ненаписанной картиной.

Серебристый рисунок сделан тончайшей кистью по загрунтованной доске, вставленной в авторскую раму с надписью: «Иоанн ван Эйк меня сделал в 1437 году».

Художник скончался 9 июля 1441 г. в Брюгге, городе, ставшем для него родным, и был похоронен «в ограде» церкви Святого Донациана. Лишь через год родственникам удалось перезахоронить его тело, уже внутри церкви, около купели.

Ян ван Эйк был одним из величайших гениев, чье творчество, исполненное огромной духовной силы и глубины идей, стало источником для развития искусства Нидерландов и других стран Европы. В своеобразном девизе Ван Эйка «Как умею» слились смирение и достоинство, присущие как самому художнику, так и всему его творчеству.

Источник: https://artchive.ru/artists/347~Jan_van_Ejk

Ян ван Эйк: картины и биография

Каждый человек, даже очень далекий от искусства, хоть раз в жизни слышал такое имя: Ян ван Эйк. Картины его можно назвать совершенными по технике и подбору цветов, по сюжету и реалистичности. Они легко бы украсили собой самые лучшие коллекции, а люди, разбирающиеся в живописи, утверждают, что полотна художника имеют скрытый смысл и наполнены тайной, которую хочется разгадать.

Немного о гении кисти

Выдающийся художник жил и творил в эпоху Раннего северного Возрождения. Ян ван Эйк, картины которого можно изучать часами, родился в Нидерландах (сейчас городок Маасейк расположен на территории Бельгии) в конце четырнадцатого века.

Это потом он положил начало новому течению живописи art nova, а азам его обучал родной брат Хуберт, известный в кругах почитателей искусства. О хорошем образовании Яна можно судить по надписям, которые он оставлял на своих работах. Это были слова на родном фламандском, французском, греческом, латинском языках, иврите.

А еще художник уделял огромное внимание мельчайшим деталям, что дает право судить о наблюдательности и остром уме ван Эйка.

Признание при жизни

Доподлинно известно, что Ян ван Эйк, картины которого восторгают людей в двадцать первом веке, пользовался популярностью и у своих современников.

В 1422 году он работает при дворе Иоанна Баварского в Гааге, где занимается росписью графских покоев. Правда, не сохранилась ни одна работа.

Затем мастер переехал во Фландрию и поступил на службу к герцогу Бургундскому, у которого трудился шестнадцать лет.

Филипп Добрый часто давал художнику секретные поручения, что говорит о большом доверии герцога к живописцу. А еще он щедро одаривал художника подарками и солидными денежными выплатами.

По поручению того же Филиппа Ян принимал участие в дипломатической миссии в Португалии, целью которой было заключение брака между овдовевшим герцогом и принцессой Изабеллой.

Параллельно с работой при дворе Ян ван Эйк выполнял заказы от церквей и монастырей.

Художник новатор

Чем еще известен Ян ван Эйк (картины с названиями мы перечислим в нашей статье)? Тем, что его многие считают изобретателем масляных красок и популяризатором техники масляной живописи в Старом свете.

На самом деле мастер только усовершенствовал такие красящие составы, сделав их быстросохнущими и придав им способность наноситься в несколько слоев (в том числе и прозрачным).

Потому и казалось, что его полотна будто светились изнутри.

Самые известные работы

Многие написал Ян ван Эйк картины. «Мадонна в церкви» – одна из ранних работ, она выполнена в технике поочередного нанесения слоев масляных красок на отшлифованную белую гипсовую грунтовку, покрытую лаком. Поэтому она отличается изумительным эффектом внутреннего свечения.

Небольшое полотно изображает Богоматерь с младенцем Иисусом в помещении церкви. На переднем плане находится женственный силуэт Мадонны, на голове у которой красуется дорогая корона. Очень детально Ян прорисовал складки на одежде, декор короны, интерьер храма, игру света и тени.

В настоящее время этот шедевр хранится в Риме.

Писал Ян ван Эйк картины, которые могут показаться странными. Именно таким считается полотно «Портрет четы Арнольфини» (1434 год). На первый взгляд это обычная картина, изображающая мужчину и женщину в момент их бракосочетания.

Однако не совсем стандартно смотрится подпись живописца на видном месте, сцены из жизни Христа на зеркале, только одна свеча над молодоженами и так далее.

В картине присутствует большое количество разных символов: апельсины обозначают богатство, собачка – верность, свеча – всевидящее око и свет Христа. Сегодня эта работа хранится в Лондонской национальной галерее.

Какие еще создал Ян ван Эйк картины? Фото некоторых из них вы можете увидеть в статье:

  • «Гентский алтарь», написанная в 1432 году вместе с братом.
  • «Тимофей» (1432 г.).
  • «Богоматерь канцлера Ролена» (1436 г.).
  • «Портрет мужчины с гвоздикой» (1435 г.).
  • «Святая Варвара» (1437 г.) и другие.

Всего живописцем было создано около сотни работ на религиозную тематику и бесчисленное количество портретов. Его картины привлекают взор внутренним сиянием, а также тонким мастерством, которым владел великий Ян ван Эйк. Не зря его считают одним из величайших художников мира, настоящим гением кисти.

Источник: https://autogear.ru/article/188/807/yan-van-eyk-kartinyi-i-biografiya/

Ян ван Эйк, «Портрет четы Арнольфини»: описание картины и интересные факты :

Произведения мастеров живописи прошедших веков, созданные во времена, когда еще не был изобретен фотоаппарат, являются одним из наиболее достоверных источников информации о быте, нравах, внешности, вкусовых предпочтениях и других подробностях жизни наших предков. Нередко они ставят исследователей в тупик и вызывают споры, которые не утихают в течение десятилетий. Одним из таких полотен является картина, которую написал фламандский живописец Ян ван Эйк.

«Портрет четы Арнольфини» выставлен в Лондонской национальной галерее, которая приобрела его в 1842 году всего за 730 фунтов.

Несколько слов о Яне ван Эйке

Художник родился где-то между 1385 и 1390 годом в городе Маасейке в Северных Нидерландах. В молодости он работал вместе со своим старшим братом Губертом.

Тот также был успешным художником и считается одним из авторов знаменитого Гентского алтаря. В 1425 году мастер Ян стал придворным живописцем Бургундского герцога Филиппа Третьего Доброго.

В 1431-м он приобрел дом в городе Брюгге, где жил до самой смерти.

Его по ошибке считают основоположником живописи масляными красками. На самом деле он просто усовершенствовал эту технику, но, несомненно, сделал многое, чтобы она стала основной в Нидерландах, откуда проникла в Германию и Италию.

Джованни Арнольфини

Человек, изображенный на известном полотне художника Яна ван Эйка, — это богатый купец из итальянского города Лукки. Еще в ранней молодости Джованни Арнольфини отправился в Брюгге, где основал несколько текстильных мануфактур, занимающихся производством дорогой одежды для аристократов.

Кроме того, он занимался сделками купли/продажи драгоценностей, в том числе с европейскими монархами. Считается, что в конце жизни Арнольфини постигло банкротство.

Однако он продолжал пользоваться авторитетом среди негоциантов и богатых ремесленников города Брюгге и даже часто приглашался в качестве третейского судьи для разрешения экономических споров.

Описание картины Яна ван Эйка «Портрет четы Арнольфини»

На полотне изображены мужчина и женщина, стоящие на некотором отдалении друг от друга в спальне городского дома. Молодой человек (Джованни Арнольфини на момент написания картины исполнилось 34 года) изображен почти анфас.

Его правая рука поднята на уровень плеча, как если бы он собрался произнести клятву. Его дама стоит, повернувшись влево. Комната, в которой они находятся, видна как бы сверху.

Таким образом, на изображении отсутствует единая точка схождения горизонтальных и вертикальных осей.

Смысловым центром картины Яна ван Эйка «Портрет четы Арнольфини» являются соединенные руки персонажей. Их соприкосновение выглядит очень церемониальным. Живописец изобразил руки почти в центре полотна, придавая, таким образом, им особое значение.

Описание фигур

Оба персонажа картины Яна ван Эйка («Портрет четы Арнольфини») одеты в праздничные наряды. У туалета женщины виден аккуратно расправленный длинный шлейф, что означает ее принадлежность к богатому бюргерству.

У нее округлый живот.

По мнению специалистов, он, как и ее осанка в виде так называемой готической кривой, скорее всего, является не признаком беременности, а данью моде, таким образом подчеркивавшей главное достоинство дамы — плодовитость.

На мужчине надета цилиндрическая шляпа с широкой тульей, хук из бархата винно-красного цвета, подбитый мехом, и нижняя одежда из дорогой черной материи.

Несмотря на богатый наряд, очевидно, что мужчина не является аристократом.

Об этом свидетельствуют его деревянные башмаки, которые носили те, кто ходил пешком, тогда как представители благородного сословия ездили верхом или передвигались на носилках.

Интерьер

Картина ван Эйка «Портрет четы Арнольфини» отличается тщательной прорисованностью всех деталей изображенного помещения.

На полу зритель видит дорогой восточный ковер, люстру на потолке, круглое зеркало на стене, остекленную верхнюю часть окна, скамью с апельсинами.

Все это свидетельствует о том, что хозяин является состоятельным человеком. Доминирующей в обстановке является кровать с пологом.

Тайна прекрасной дамы

Если с мужчиной, которого изобразил ван Эйк («Портрет четы Арнольфини»), все ясно, то личность дамы находится под вопросом.

Некоторые искусствоведы считают полотно документальным свидетельством бракосочетания купца. Тогда дама должна быть его женой. Известно, что в 1426 году Арнольфини женился на 13-летней Констанце Трента.

Однако в 1433 году она умерла, т. е. на момент написания картины ее не было в живых.

Тогда либо на картине ее изобразили посмертно, либо это вторая жена Арнольфини, о которой не сохранилось никаких документальных свидетельств.

Существует также мнение, что дама на портрете — это Маргарита ван Эйк, а мужчина — сам художник.

Косвенным свидетельством этой гипотезы считается наличие на полотне изображения статуэтки святой Маргариты, которая находится рядом с лицом дамы. В то же время есть и другая версия.

Согласно ей, Маргарита была покровительницей рожениц, и ее изображение рядом с альковом означает пожелание скорого прибавления в семействе.

Отличительные особенности

Портрет четы Арнольфини имеет несколько отличительных особенностей. В частности, он считается одним из наиболее ранних светских супружеских портретов в истории европейской живописи. До создания этого полотна художники не стремились так тщательно изображать мелкие детали и бытовые подробности, как стали делать после появления картин Яна ван Эйка.

Техника

Создавая «Портрет четы Арнольфини», Ян ван Эйк использовал масляные краски. Как уже было сказано, на тот момент такая техника была новым словом в живописи.

Читайте также:  Музей эдварда мунка в осло, норвегия

Она позволяла наносить один за другим прозрачные слои краски и достигать слитности мазков, получая смягченные контуры.

Будучи текучим, масло сохло значительно дольше, чем используемая до этого темпера, позволяя достигать высочайшего реализма и даже иллюзии трёхмерности пространства.

Символы

В Средние века художники изображали на своих полотнах различные предметы и знаки, которые доносили до современников информацию о добродетелях или пороках изображенных лиц.

Во время работы над своей знаменитой картиной язык символов использовал и ван Эйк. «Портрет четы Арнольфини» до сих пор считается одной из наиболее трудноинтерпретируемых работ мировой живописи, так как специалисты и по сей день не могут прийти к единому мнению по поводу тайного смысла некоторых деталей интерьера:

  • Люстра. Светильник на картине «Портрет четы Арнольфини» выполнен из металла. В нем горит только одна свеча. Она расположена над мужчиной. В том, что вторая свеча погасла, некоторые историки видят намек на то, что на картине изображена умершая женщина.
  • Собака. У ног пары стоит щенок брюссельского гриффона. Он находится ближе к даме и олицетворяет ее верность супругу.
  • Окно. Хотя персонажи облачены в теплую одежду, подбитую мехом, на заднем плане видно вишневое дерево, на котором много спелых плодов. Скорее всего, оно должно означать пожелание плодовитости в браке.
  • Апельсины. Это еще один символ плодовитости. Они также могли быть использованы, чтобы подчеркнуть высокий имущественный статус семьи.

Зеркало

Главным символическим элементом, изображенным на полотне «Портрет четы Арнольфини», является зеркало. В нем видно отражение главных персонажей, а также двух других людей. Некоторые исследователи утверждают, что художник изобразил в зеркале и самого себя.

Считается, что это свидетели бракосочетания, которое в те времена могло происходить без участия священника путем подписания брачного контракта. Кстати, в том, что женщина и мужчина протянули друг другу левые руки, историки видят намек на неравный брак.

В Средние века в Европе такие союзы означали, что в случае смерти мужа вдова и ее дети не могли претендовать на наследство, а получали лишь небольшую фиксированную долю его имущества.

В некоторых странах существовало даже юридическое понятие «брак левой руки».

Не менее интересна и оправа зеркала. На ней присутствуют медальоны с изображением сцен Страстей Христовых. Интересно, что эти сюжеты в Средние века интерпретировались как брак Спасителя с церковью.

История полотна до 19 века

Картина «Портрет четы Арнольфини» имеет запутанную историю. Была ли она передана заказчику или нет — неизвестно.

Согласно сохранившимся документам, в начале 16 века портрет был собственностью испанского придворного дона Диего де Гевара, который постоянно жил в Нидерландах.

Он подарил его штатгальтеру Испанских Нидерландов Маргарите Австрийской. Она приказала снабдить ее двумя деревянными створками.

https://www.youtube.com/watch?v=iP5jgYJO0Nc

В 1530 году картина «Портрет четы Арнольфини» перешла в наследство следующему штатгальтеру — Марии Венгерской, которая перевезла ее в Испанию в1556 году. Следующим владельцем полотна стал Филипп Второй.

До 1700 года картина находилась в резиденции испанских монархов Алькасар.

К счастью, когда в 1734 году там случился пожар, «Портрет четы Арнольфини», символы на котором и по сей день являются предметом споров, уже находился в Королевском дворце. Затем его следы потерялись.

Судьба портрета после наполеоновских войн

Полотно нашлось в 1815 году. Ее новый владелец — британский полковник Джеймс Хей — рассказывал всем, что купил картину в Брюсселе. Однако многие исследователи считают, что «Портрет четы Арнольфини» находился в обозе с произведениями искусства, который французы отправили в Париж в качестве трофеев.

Он был захвачен англичанами после поражения войска Жозефа Бонапарта. Британцы, вместо того чтобы возвратить картины и статуи в Мадрид, погрузили их на корабль, отправлявшийся в Лондон.

Видимо, Джеймс Хей, который командовал тогда 16-м драгунским полком и принимал участие в сражении с армией брата Наполеона, присвоил себе несколько конфискованных полотен, в том числе и знаменитую работу кисти ван Эйка.

На этом история картины «Портрет четы Арнольфини» не закончилась. В 1816 году полковник Хей привез ее в Лондон и передал будущему королю Георгу Четвертому «для опробации». Известно, что полотно висело в покоях принца-регента до весны 1818 года, но затем его вернули владельцу. В1828 году полковник передал картину на хранение приятелю, и о ее судьбе в следующие 13 лет ничего не было известно.

В 1842 году полотно приобрели для Лондонской национальной галереи за довольно скромную сумму, и до 1856 года оно экспонировалось там под названием «Фламандский мужчина и его жена». Позже надпись на табличке изменили. Сегодня полотно внесено во все каталоги как «Портрет четы Арнольфини», и перед ним всегда собираются толпы зрителей.

Интересные факты

Некоторые документы свидетельствуют, что у «Портрета четы Арнольфини» существовала верхняя крышка из дерева с изображением обнаженной девушки, совершающей ритуальное омовение невесты. Она хранилась в коллекции живописи кардинала Оттавиани, однако на данный момент утрачена. Итальянский историк Фацио описал ее в своем произведении De viris illustribus.

Еще один интересный факт: когда картина ван Эйка была изучена под инфракрасным излучением, оказалось, что все детали, которым приписывают символизм, были дописаны в конце работы над полотном. Иными словами, они не являлись частью замысла живописца, а появились позднее, возможно, по пожеланию заказчиков.

Теперь вам известно содержание картины ван Эйка «Портрет четы Арнольфини». Наверняка она еще долго будет находиться в центре внимания всех тех, кто любит разгадывать исторические загадки, так что, вполне возможно, что нас ждут громкие сенсации.

Источник: https://www.syl.ru/article/292570/yan-van-eyk-portret-chetyi-arnolfini-opisanie-kartinyi-i-interesnyie-faktyi

Ян Ван Эйк: биография

Ян Ван Эйк

Ян Ван Эйк  — это фламандский художник, который творил свои шедевры в эпоху раннего возрождения. Родился он в Северных Нидерландах, но дата его рождения осталась неизвестной. Он прославился написанием портретов и сюжетов на религиозные темы.

Учился живописи художник у своего брата Губерта, с которым он вместе работал до 1426 г. Свою деятельность он начал при графском дворе у Филиппа Бургундского и Джона Голландского, это датируется 1422 годом. За время своей службы он совершил несколько поездок в другие страны с дипломатическими целями.

В одной из них он написал портрет невесты графа Бургундского. Это было в Португалии, и звали девушку Изабеллой.

Стиль написания произведений Ван Эйка был основан на реализме, который сыграл большую роль в переходном периоде к искусству средних веков более позднего периода. В своих реалистичных работах он смог добиться уникальной точности изображения окружающей действительности. Изображая повседневные моменты жизни, он пытался показать, насколько прекрасны творения Господа.

Некоторые деятели считали, что Ян Ван Эйк является первооткрывателем техники написания картин маслом. Но это не так. Он, конечно, сыграл в этом большую роль и сильно развил эту технику, постоянно совершенствуя ее и добиваясь подлинности в изображении матери природы.

Отличительной особенностью работ этого художника было то, что их трудно было скопировать. Поэтому многие его последователи имели неудачные попытки повторить технику его письма. Но его стиль оказал значительное влияние на целое поколение художников 15 века, работавших в то время на юге и севере Европы.

По их работам можно было узнать стиль Яна Ван Эйка.

Самой значительной работой художника является «Гентский алтарь». Это работа двух батьев, Яна и Губерта, оконченная в 1432 году, украшает собор в Бельгии. Это роспись на религиозную тему, показывающую, как ангел Гавриил пришел к Деве Марии.

Так же там много картин, изображающих бога, ангелов, Адама и Еву. Достижением живописца Ван Эйка являются его портреты, максимально точно изображающие действительность и отличающиеся точной графикой.

Самые известные из них: портрет неизвестного мужчины, портрет мужчины в красном тюрбане, портрет его жены Маргареты.

Примечательно то, что во многих работах художник обращал внимание на технику живописи. Его особенное владение техникой особенно видно в картинах  «Богоматерь канцлера Ролена» и  «Богоматерь каноника ван дер Пале». Это работы на религиозные темы. Первая из них находится в Лувре, а вторая в Брюгге.

Источник: https://galleryfineart.wordpress.com/yan-van-ehjk-biografiya/

Ян ван Эйк и загадка Арнольфини. Версии

Портрет черты Арнольфини. Ян ван Эйк1434. Нац. галерея, Лондон (с 1843)

Дерево, масло. 33 Х 26 см

Не очень люблю я, признаюсь, эту работу. И не потому, что Арнольфини якобы на кого-то там похож. Во-первых, она очень уже «заезженная», «залакированная» всеобщими восторгами, во-вторых, мне она почему-то кажется какой-то зловещей.

  Однако, вне зависимости от моего личного мнения, картина эта – одна из самых ныне известных и популярных работ ван Эйка, да и по-настоящему загадочная она, есть такое дело.

Даже более загадочная, чем «Джоконда» — если при взгляде на Мону Лизу законно возникает один вопрос: «Чо лыбишься?», то глядя на парочку Арнольфини, хочется воскликнуть: «Да что здесь вообще происходит?!».

Портрет Джованни Арнольфини. Ян ван Эйк1435. Государственный музей, Берлин.

Дерево, масло. 29 Х 20 см.

Вот, версии происходящего  мы и будем разбирать.  Вы — с удовольствием, я – превозмогая легкую личную неприязнь.

Давайте разберемся, что мы вообще видим. Перед нами в небольшой комнате с низковатым потолком пара – мужчина и женщина, они немного странно для нас, но явно нарядно одеты; и лица у обоих далеки от идеала.

У мужчины непропорционально большая голова, что еще больше подчеркивает нелепая огромная шляпа, а у женщины такой же непропорциональный живот, что тоже подчеркнуто – специальными складками и защипами платья.

«БЕРЕМЕННЫЕ» на картинах самого ван Эйка и его современников:

Святая Екатерина (девственница) на «Дрезденском триптихе» Яна ван Эйка
Ева с Гентского алтаря Яна ван Эйка, 1432 (плод в руке, еще до грехопадения)
Святая Маргарита и Мария Магдалина (справа) на фрагменте алтаря Портинари Хуго ван дер Гуса, 1474
«Любовная магия» (?) 1470
«Колесо Фортуны», миниатюра Генри де Вулькопа, втор.пол. 15 века
Ганс Мемлинг «Суета сует»
Ганс Мемлинг «Вирсавия» 1470
Хуго ван дур Гус «Грехопадение» 1467

Похоже, «пузатость» дам тогда была в большой моде! Так что беременная или «беременная» супруга Арнольфини на картине, решать вам самим.

Они стоят почти на одной линии в церемонных позах; мужчина при этой как-то странно держит у себя в руке руку женщины – ладонью кверху.

Комната убрана аскетично, идеальная чистота, даже как-то пустовато, но при этом почему-то на переднем и заднем плане валяется по паре брошенной обуви.

Остальные мелкие детали в этом «спартанском» помещении выглядят странными и даже слегка неуместными, так что невольно возникает вопрос: зачем они здесь? Вряд ли все эти резные деревянные фигурки, странное зеркало позади на стене, фрукты на подоконнике написаны случайно.

Слава — обычные домашние тапочки, женские (в глубине картины). Совсем такие же, как сейчас. Справа — защитные шлепанцы для улицы

Углубляемся в анализ того, что видим. Мужчины в лиловом бархате, отороченном мехом – явно не простой горожанин, у женщины драгоценностей не видно, кроме цепочки и колечек на руке, но фасон платья сложен и замысловат, отделка его тоже меховая (скорее всего, это белые «животики» белок, это было очень модно в те времена).

Шлепанцы на переднем плане – эта защитная обувь, что-то вроде калош, для ходьбы по улице, чтобы сберечь дорогие сапоги и туфли. Это говорит о том, что люди, их носившие, передвигались за пределами дома самостоятельно, а не на коне или в экипаже, т.е. они не принадлежали к аристократии. Таким образом, перед нами представители среднего класса, причем очень небедные.

Скорее всего, это богатые торговцы. А так и есть.

Еще пару слов о жилище. Пусть вас не смущает маленький размер комнаты, особенно по сравнению с большими площадями крестьянских таверн и жилищ, которые мы будем видеть в живописных работах нидерландцев в 16-17 веке.

В Нидерландах до сих пор колоссальный дефицит площадей, особенно в городах; ведь жители «низменных земель» (так переводится слово «Нидерланды») буквально каждый квадратный сантиметр своей страны отвоевывали у моря.

«Осушительные» работы проводятся до сих пор и будут проводиться всегда, иначе Голландию и Бельгию попросту затопит море.

И если в сельской местности домики не так теснятся, то в перенаселенных городах, тесные кварталы которых буквально заперты между каналами, единица площади жилья всегда стоила колоссальных денег! Дома обычно строились вплотную друг к другу, кроме того, у строителей был один секрет – узкие фасады слегка наклонены вперед, чтобы хоть на пару сантиметров увеличить площадь верхних этажей (их обычно не более трех). Так что у изображенной парочки самая обычная для среднего класса квартирка; мы, скорее всего, застали их в спальне — люди уже и обувь скинули, только раздеваться — а тут мы с ван Эйком!
Возможно, первый этаж здания занимала лавка или контора, а мы видим их на втором или третьем этаже.

Читайте также:  Большой канал: вид на северо-восток на мост риальто, каналетто

Вишня за окном — возможно, символ плодородия.

За окном зреют вишни, а люди на картине в теплой одежде. Этому не стоит удивляться – вот такое во Фландрии странное лето. Климат в Бельгии неважнецкий и таким был всегда!

Фамилия мужчины на сегодняшний день вроде как установлена – он был из рода Арнольфини, богатых итальянских купцов, торговавших в Европе 15 века тканями, кожами и мехами. Да-да! Он итальянец, не смотря на белесую физиономию. А вот по поводу имени есть вопросы.

Долгое время считалось, что это Джованни ди Арриджо Арнольфини, торговец тканями из Лукки, а рядом с ним его вторая жена Джованна Ченами (тоже из семьи богатых торговцев тканями из той же Лукки), однако недавно найдены документы (упоминается о подарке на их свадьбу), в которых говориться, что свадьба между ними состоялась в 1447 году, через 6 лет после смерти ван Эйка. Так что, если это Джованни ди Арджио, то это его первая жена, вскоре умершая. Или же это другой Арнольфини, его кузен — Джованни ди Николао Арнольфини. В последнее время принято считать, что это все-таки Николао, так что и на отдельном портрете, написанном уже после «Четы…», изображен Николао.

Кто он такой, этот Арнольфини? Родился он примерно в 1400 году, т.е. был немного младше ван Эйка. Вероятнее всего, они  приятельствовали – ведь художник служил при дворе герцога Бургундского Филиппа Доброго, а Арнольфини был купцом и поставлял ко двору ткани и предметы роскоши.

Родился купец в итальянской Лукке, его семья вела успешную торговлю как в родной Тоскане, так и за рубежом. Еще в юности Джованни попал в Брюгге и жил там до конца жизни. Предметом торговли был шелк, другие дорогие ткани, а также гобелены.

Известно, что Арнольфини поставил ко двору герцога шесть драгоценных гобеленов, посвященных Богоматери.

Этот гобелен когда-то принадлежал Филиппу Доброму. (взяла ЗДЕСЬ). Возможно, его продал Арнольфини. Откройте в новой вкладке и посмотрите при увеличении — это шедевр!

Картине больше 600 лет, «помотаться» ей по Европе пришлось немало – написал ее ван Эйк для итальянского купца, жившего в Брюгге, а теперь она висит в Лондоне, в Национальной галерее.

Долгое время она находилась в Испании, в конце 18 века была вывезена в Бельгию, а в начале 19 века, во время войны с Наполеоном, английский офицер увидел ее в Брюсселе, выкупил и привез на родину.

Естественно, за годы «мытарств» были утеряны документы, связанные с историей создания картины, и, тем более, стал не понятен ее смысл и скрытый символизм.

Эти люди владели картиной только первые сто  лет!
(сам Арнольфини, вельможа Диего де Гуевара, Маргарита Австрийская, Мария Венгерская, испанский король Филипп Второй, его сын Дон Карлос.

Как и все работы ван Эйка, картина наполнена множеством  деталей и странных предметов, присутствие которых в «Портрете четы Арнольфинии», как ни в одной другой работе,  смотрится нарочитым и неслучайным.

Возможно, ван Эйк просто написал картину именно так, стараясь, чтобы интерьер комнаты, фигуры и лица присутствующих, а также множество бытовых деталей, выглядело как можно более естественным, а все эти предметы добавил для оживления картины, но у него ничего не получилось.

  Даже при беглом взгляде на картину вас не покидает ощущение волшебства, незримой магии.

Может быть, именно поэтому возникла одна из старых интерпретаций картины: долгое время считалось, что изображена здесь беременная женщина, которая пришла к хироманту, чтобы узнать свою дальнейшую судьбу и судьбу еще не родившегося ребенка.

Люстра — как на фотографии! Здесь видно и знаменитую надпись: «Здесь был Вася ван Эйк». Святую Маргариту с драконом видите?

Версия эта сейчас решительно отвергается: «хиромант» в драгоценно бархате и мехах – не слишком ли вызывающая роскошь для простого предсказателя? Да и беременность дамы на картине подтвердить невозможно – тест на беременность она пройти не сможет по причины своей смерти лет эдак 550 назад.

Какие еще версии. Есть версия возвышенная.

Ее сторонники считают, что ван Эйк изобразил аллегорию брака, сделав акцент на его двойственности: подчеркнутая симметрия изображения, пара на портрете, отстоящая друг от друга на «демонстративном» расстоянии, две пары обуви на полу, пара четок, висящая на стене. Кровать – символ брака, собачка – символ семейной верности и т.п. Эту версию можно было бы рассматривать, не будь человек на картине так похож… да, да, на Путина он похож, отстаньте! … и еще на мужчину на отдельном потрете. То есть этот персонаж не вымышленный, а скорее всего, реальный. Правда, черты лица дамы мне кажутся несколько условными, обобщенными. Похожие женские лица мы видим на других картинах ван Эйка, но к этому мы вернемся позднее.
Бельгийский гриффон

Искусствовед Эрвин Панофски когда-то предложил весьма стройную, но сейчас оспариваемую версию – якобы эта картина – документ, свидетельство о браке.

Поэтому мы видим витиеватую надпись на стене: «Ян ван Эйк был здесь», а еще художник нарисовал себя в отражении выпуклого зеркала с еще одним свидетелем.

Наводит на эту мысль и чрезвычайная церемонность поз, и поднятая в клятве рука жениха.

На подмалевке в инфракрасных лучах видно, что клятвенно поднятая рука изначально была еще больше развернута к зрителю

Не думаю, однако, что этот вариант стоит рассматривать, как единственно верный. Если это и было свидетельство, то вряд ли его можно расценивать как серьезный документ, иначе такая практика прижилась бы, и мы видели бы массу работ последователей, выполненных в этом ключе.

Впрочем, идея Панофски прижилась, и многие исследователи развили ее. Поэтому, мол, в зеркале отражаются два человека в дверях, ведь для свидетельства о заключении брака нужно было два свидетеля.

Некоторые считают, что брак был неравным, «брак левой руки», поэтому Арнольфини держит ладошку своей невесты низшего сословия в левой руке. Картина же была свидетельством семейных уз и особого доверия купца супруге, которое позволяло ей вести дела мужа в его отсутствие.

Это, к слову, еще один вариант — возможно, это и не свадьба, и не свидетельство о браке, а что-то вроде доверенности на управление .

Еще одна версия, вполне приземленная. Ее, если честно, придерживаюсь и я. Возможно, это просто парадный портрет супругов, недавно заключивших брак.

Кровать – символ семейного ложа и места деторождения, святая Маргарита, разверзающая чрево дракона (мы видим ее вырезанной на изголовье кровати) – покровительница деторождения, метелка – символ чистоты брака и опрятного быта, горящая на люстре единственная свеча – свидетельство присутствия бога.

Апельсины на подоконнике, не дающие покоя исследователям, — вряд ли показатель богатства семьи (во Фландрии того времени это был очень дорогой экзотический фрукт), иначе зачем бы ван Эйк изобразил их на подоконнике в своей знаменитой картине «Мадонна Лукка»?! Скорее всего, плоды здесь — это аллегория плодородия, или же аллюзия на плод Древа Познания, Адамово яблоко – причина первородного греха. Это своего рода назидание и напоминание вступающим в брак о бесконечно милостивой жертве Христа. С этим перекликаются сцены страстей, гибели и воскресения Христова, изображенные на раме зеркала.

Вряд ли Мадонна Лукка хвастается своим благосостоянием!

В эту версию вписывается и собачка. К слову, вполне определенной породы – это прародитель брюссельского (или бельгийского) гриффона, только пока еще с острым носиком. Собак часто изображали у ног замужних женщин, чтобы подчеркнуть их чистоту и преданность супругу.

Мы видим собачку на подоле Изабеллы Португальской на картине, изображающей ее свадьбу с Филиппом Добрым, также собачки лежат у ног Марии Бургундской в скульптурной группе на надгробии герцогини. Интересно, что собака в 17 веке уже трактовалась как нечто противоположное – как символ похоти.

Мы можем нередко видеть ее в жанровых сценах художников «Золотого века» голландской живописи, когда изображались пардон, бордели или свидания с куртизанками.

Собачка на подоле невесты на изображении свадьбы патрона художника Филиппа Доброго (картина вероятно авторства ван Эйка)
Собачка у ног усопшей на надгробии Марии Бургундской (внучки герцога Филиппа)
Собачка у ног невесты в сцене бракосочетания на триптихе Рогира ван дер Вейдена «Семь таинств»

ЧЕРЕЗ 150 ЛЕТ СОБАКА СИМВОЛИЗИРОВАЛА НЕЧТО СОВСЕМ ДРУГОЕ!:

Йос Корнелис Дрохслот, 17 век.  «Сцена в борделе»

Есть еще одна версия, немного фантастическая, так как нет никаких ее доказательств – якобы это автопортрет самого ван Эйка с супругой Маргарет.

Если подтвержденных автопортретов ван Эйка не сохранилось, то портрет его супруги дошел до наших дней. Мне кажется, что ее с героиней парного портрета объединяет разве что фламандская невзрачность.

Хотя, смахивают они друг на друга, конечно, чего уж там.

Довольно симпатичная версия, и небезосновательная, я думаю — картина является своеобразным пожеланием прибавления потомства, надеждой на успешное плодородие брака.

Отсюда подчеркнутый фасон платья женщины, апельсины и вишни — плоды, святая Маргарита — покровительница «фертильности», в еще снятые ошлепанцы невесты: она намекает на то, что женщина стоит босиком на земле — это такой древний символ плодородия, привязанности к земле.

Не случайно композиционное решение картины так близко к популярным и многочисленным в то время «Благовещениям», когда архангел сообщает Марии о скорой беременности.

Сравнение с портретом Маргарет ван Эйк (1439)

Еще одна версия очень забавная, но мало вероятная – якобы семья Арнольфини была чересчур современная, вольных нравов, шокирующих католическую общину. Супруги изменяли друг другу направо и налево и смотрели сквозь пальцы на эти забавы, а картину заказали, как издевательство над узами брака.

На раме картины красуется надпись – стихи Овидия: «Не жалей обещаний: они ведь нимало не стоят. Право, каждый бедняк этим богатством богат». Церемонная поза супруга – поднятая правая рука, словно он дает некий обет, сохраняя при этом невероятную серьезность лица – это глумление над этим обетом.

Беременность жены на картине тоже таит скрытую издевку, единственная свеча на люстре со стороны мужа – символ непристойный и очевидный, особенно в присутствии кровати. Шлепанцы на переднем плане, на самом видном месте, символизируют «походы налево».

 Гротеск и издевку подчеркивает вырезанный из дерева декоративный монстрик, «восседающий» прямо над соединенными ладонями супругов. И фрукты на подоконнике, намекающие на первородный грех, в таком контексте приобретают уже совсем другое значение.

При этом стоит добавить, что Овидий вошел в молу только в 16-17 веке, да и сама надпись на раму была нанесена тогда же.

Есть еще одна версия, немного зловещая и мистическая.

Якобы на картине изображен все-таки Джованни ди Арджио, но это не свадьба его, а портрет с той женой, которая уже умерла. Возможно, женщина погибла во время родов, поэтому мы видим ее беременной, и тут же уместна святая Маргарита. Поэтому черты лица женщины условны и несколько идеалистичны – художник писал ее по памяти либо по описанию вдовца.  Некоторые трактовки символов можно рассматривать, как доказательства этой версии. Так, картинки на зеркале со стороны мужа изображают осуждение и страсти Христовы, в то время как на стороне жены изображены сцены уже после смерти Христа. Свеча, горящая со стороны мужчины, показывает, что он жив, а пустые места для свечей со стороны дамы говорят о том, что она уже покинула мир живых.

Шлепанцы символизируют то, что после смерти супруги Арнольфини дает обет «не выходить», хранить ей верность.

Вот такие девять версий я вам перечислила (даже десять). Выбирайте любую, но знайте, что вполне могла быть еще какая-нибудь версия, о которой мы с вами и не догадываемся!

И на этом я заканчиваю свою серию рассказов о Яне ван Эйке. Если честно, мне он уже порядком поднадоел, да и вам, думаю, тоже. Давно уже пора поговорить о Рогире ван дер Вейдене!

Информацию беру в книгах, интернете, лекции dr. Vida Hull в ютубе.

Источник: https://agritura.livejournal.com/143162.html

Ссылка на основную публикацию