Картина «балкон», эдуард мане — описание

Эдуар Мане Балкон: Описание произведения

С Эдуаром Мане происходило что-то невообразимое. Стоило Берте оказаться рядом, он хватался за кисти и страстно ловил ее жесты, взгляды, тот непередаваемый огонь в темных глазах, который, казалось, горел только для него. Она вдыхала жизнь в любое его полотно.

Когда мать Берты Моризо увидела изображенную на картине «Балкон» брюнетку с темными глазами, она с удивлением спросила Мане: «Вы уверены, что это моя дочь?» Да, это была она, одна из самых ярких женщин-художников XIX века, самая смелая и импрессионистичная из всех французских импрессионистов.

Но он видел в этой юной, молчаливой, сосредоточенной, гениальной художнице то, чего не видели другие. Любовь.

Все было запутанно и сложно в этих отношениях. Мане был женат, а Моризо была совсем не из тех женщин, с которыми заводят кратковременные, легкие интрижки.

Когда Берту познакомили со скандальным, опальным и самым обсуждаемым художником в Париже, она под неизменным присмотром матери делала копии со старых шедевров в Лувре.

Но, как и все молодые, горячие, продвинутые, преклонялась перед Мане.

Платонический, мучительный, невысказанный роман длился целых 6 лет.

В 1869 году «Балкон» будет принят на Салон. После предыдущих скандальных появлений Мане на официальных выставках, на этот раз критики, должно быть, хором облегченно вздохнули: на картине хотя бы все одеты. Но это вовсе не значит, что искусство Мане приняли и поняли.

Ругали насыщенные, «неестественные» цвета зеленого ограждения балкона и ставен, яркий синий цвет галстука, недоумевали над живописными экспериментами, в которые опять ударился художник.

Здесь Мане реализовал одну из новаторских и непривычных для академического искусства идей: он создает объем в композиции не за счет расположения фигур в перспективе, а при помощи живописных приемов.

Как на фотографическом снимке, он наводит фокус только на одну фигуру, а лица остальных размывает и погружает в тень по мере удаления от переднего плана. Этой одной фигурой в фокусе оказывается конечно же Берта.

Эдуар Мане считал сюжет картины штукой второстепенной, он стремился чувства и впечатления передавать исключительно языком живописи, поэтому часто за основу своей новой картины без сомнений брал мотивы, придуманные великими художниками прошлого. В «Балконе» он достаточно вольно переосмыслил полотно Гойи «Махи на балконе», но если в гойевском варианте обе женские фигуры равноценны, то Мане выдает чувство — на его картине только одна главная героиня.

Эдуар написал 11 картин с Бертой Моризо (1, 2, 3), все эти годы она была частой гостьей в его мастерской. Художник становился одержим, модель жадно пила его восхищение – эти сеансы давали обоим ощущение абсолютной близости и обладания. Последнюю из 11 картин Мане подарил возлюбленной накануне ее свадьбы. 33-летняя Берта выходила замуж за брата Мане Эжена.

Источник: https://artchive.ru/artists/831~Eduar_Mane/works/235312~Balkon

#история_одной_картины Эдуард Моне «Балкон»

Летом 1867 года Эдуард  Мане отдыхает с семьей в Булони. Однажды во время прогулки он заметил людей, расположившихся на балконе и выделяющихся на фоне затененного пространства комнаты, видного сквозь открытую дверь. Почему бы не воспользоваться этим мотивом — ведь к такому же некогда обращался Гойя в своих «Махах на балконе».

История создания картины Эдуарда Моне «Балкон»

Возвратившись в Париж, Мане начинает «Балкон». Он решил, что там будут фигурировать четыре персонажа, две женщины — сидящая и стоящая, а за ними мужчина; на заднем плане, в тени виден Леон Коэлла. Мужчину он напишет с одного из художников кафе Гербуа — это всегда одетый с иголочки Гийеме. Мане просит приятельницу Сюзанны крошку Фанни Клаус из «Квартета св.

Цецилии» взять на себя роль одной из женщин. Мане любит любовь и женские улыбки, любит любовные интрижки. А ему известно, что его приятель, застенчивый великан Пьер Прэнс и Фанни Клаус влюблены друг в друга. Юная парочка встречается вечерами на улице С.-Петербург.

Сеансы позирования для «Балкона» смогут служить оправданиями и другим встречам, на этот раз в мастерской на улице Гюйо.

Что же касается другой женской фигуры для полотна…

Вот уже несколько месяцев, как мадам Моризо и две ее дочки, Берта и Эдма, навещают салон четы Мане. Сестры занимаются живописью и поддерживают отношения со многими художниками.

Еще семь или восемь лет тому назад Мане приметил их в Лувре, где обе что-то копировали.

Фантен-Латур давал им советы (он был пленен очаровательной Эдмой, но не решался в этом признаться); именно он и представил их Мане.

Дальние родственницы Фрагонара, барышни Моризо, а особенно Берта, так способны, что после первых же уроков учитель Гишар заявил мадам Моризо: «Ваши дочери так одарены, что мои уроки разовьют их талант не для развлечения; они станут профессиональными художницами.

В вашей среде это будет революцией, я бы даже сказал — катастрофой». Мадам Моризо такие мелочи не смущают. Она хочет одного — чтобы дочери были счастливы; живопись интересует ее гораздо меньше, чем устройство их будущего.

Впрочем, Эдма скоро оставит живопись, так как недавно обручилась с Адольфом Понтийоном, с тем самым Понтийоном, который вместе с Мане путешествовал на «Гавре и Гваделупе»; он был на том же самом карнавале в Рио и стал моделью для первого из датированных произведений художника — «Пьяного Пьеро», а сейчас служит морским офицером в Шербуре; Эдма обвенчается с ним в начале следующего года.

Что до Берты, то создается впечатление, будто замуж она не торопится. Хотя ей уже двадцать семь лет, она отвергла не одно предложение.

В ней замечаешь прежде всего глаза такого насыщенно-зеленого цвета, что они кажутся черными, а взгляд благодаря молочной белизне худого, резко очерченного, своевольного лица становится каким-то особенно напряженным.

Берта унаследовала красоту матери, но в ней есть и еще нечто завораживающее, не поддающееся словесному определению. Одетая всегда в черное и белое, она очень элегантна — «очень стильна», как выражаются в Пасси люди ее круга.

Говорит она мало — глуховатым, резким голосом произносит короткие отрывистые слова, нередко проглатывая буквы. Эта девушка, еще ожидающая своей женской судьбы, отнюдь не целиком поглощена живописью.

Внешне холодная, внушающая всем окружающим сдержанность, девушка таит в глубине души бешеный огонь, вулканическую лаву: этот-то внутренний огонь и воспламеняет ее взгляд. Она восхищается Мане, его искренними произведениями, их чистосердечием, чистотой, то есть всем тем, что делает их так непохожими на современную живописную продукцию, неосознанную гениальность Мане она чувствует инстинктивно, но остро. Она догадывается — нет, она просто знает, — что он великий живописец середины века. Он пленяет ее и как мужчина.

Да и Мане отвечает ей восхищением.

В Салоне прошлого года он долго изучал «Вид Парижа, написанный с холма Трокадеро» кисти Берты и, вдохновившись картиной — прозрачностью воздуха, деликатно промодулированными серыми тонами, в свою очередь, написал с того же места «Вид на Всемирную выставку 1867 года».

Кратких разговоров с девушкой оказалось для Мане вполне достаточно, чтобы получить представление о ее вкусах. Это ей первой поведал он о замысле «Балкона». Берта всячески его поддерживает и соглашается приходить вместе с матерью на улицу Гюйо, чтобы позировать для одной из женских фигур.

Почти всю осень Мане работает над «Балконом», произведением новаторским по фактуре, где звонкие тона зеленых ставен и балконной решетки звучат подобно фанфарам будущего.

Уж не Берта ли Моризо, привыкшая к работе на пленэре, к освещенным солнцем звучным тонам (она брала уроки у Коро), подтолкнула Мане на этот путь? Число сеансов растет.

Читайте также:  Музей современного искусства в сша, нью-йорк

Гийеме это быстро наскучило: он говорит, что Мане «промахнулся» с ним, что «мадемуазель Клаус ужасна», сеансы им обоим надоели, и они решили говорить, будто картина «совершенна» и «добавлять к ней нечего».

Мане никогда так хорошо не видел Берту Моризо, как в то время, когда писал ее в длинном белом платье, с длинными черными локонами, падающими на плечи. Он неустанно изучает ее черты. Ощущая затаенную страстность ее натуры, он загорается сам.

Мадам Моризо, неизменно присутствующая на сеансах с вышиванием в руках, находит, что у него «вид словно у сумасшедшего». Что ж, он и есть сумасшедший, подобно восемнадцатилетнему юноше, опьяненному любовью.

Перед ним погруженная в молчание Берта Моризо, обратившая к нему свои сумрачные, излучающие свет глаза — из-за темных теней вокруг они кажутся еще больше.

Не будь между Бертой и Мане преграды респектабельности и светских привычек, а еще, наверное, не будь трепещущая Берта Моризо, такая близкая и при этом такая далекая, столь недоступной, какой-нибудь сеанс для «Балкона» в случае отсутствия мадам Мане закончился бы — кто может знать?- в мастерской на диване. Это явно взаимная любовь, но любовь запретная, невысказанная и обреченная таковой остаться. Когда «Балкон» будет закончен, Берта не перестанет бывать на улице Гюйо и часто без матери. Но ничто не изменится. Оставаясь наедине, Мане и молодая девушка будут, как и прежде, вести беседы о всяких разностях, а особенно о живописи, но никогда не разрешат вспыхнуть огню, лихорадившему обоих, с каждым днем делавшему Мане все более возбужденным, с каждым днем усугублявшему меланхолическое выражение на лице молчаливой девственницы.

Порою, когда Берта появляется в ателье, Мане в приливе экзальтации хватает кисти — пусть только Берта не шевелится! — и торопится запечатлеть ее черты, пишет ее лицо, увенчанное шляпкой с белым пером, или изображает ее закутанной в меха, руки спрятаны в муфту.

Вызываемое Бертой чувственное возбуждение превращает этого дважды живописца в лирика.

Пусть он не знает, пусть она не знает (а если бы подозрение и зародилось, то как поспешно постарались бы они от него отделаться!), что картины, когда Мане с кистью в руке пытается разгадать загадку этого лица, запечатлеть его очарование и испытываемую им самим душевную смятенность, порождают чувство обладания, взаимного причащения.

Эдуард Мане и импрессионисты

Эдуард Мане счита­ется одним из зачинателей импрессионизма.

Во многом являясь предшественником вдохновителем импрессионистов, Мане в то же время расходится с ними в некоторых важных моментах: в своих произведениях он сохраняет конструктивную ясность рисунка, ритмически организующего плоскость, оставляет в своей палитре серые и чёрные тона и в целом не изменяет бытовому жанру с его литературно-ассоциативной подосновой. Оказав большое влияние на импрессионистов, Эдуард Мане сам не остался безучастен к их революционным поискам и открытиям. Художник выбирает из бесконечного потока бытия лишь мимолетный фрагмент, стремясь передать свежесть впечатления, создать у зрителя особое ощущение, что он свидетель всего происходящего сейчас, что каждое мгновение жизни может быть исполнено поэзии и художественной ценности. В картинах импрессионистов, и у Эдуарда Мане «случайность» выбранного момента, ничем не выделяющегося среди предшествующих и последующих, специально подчеркивалась композицией, изобилующей срезами фигур и предметов, предполагающей в этом случаи возможность продолжения изображенного за пределы холста. На полотнах Мане светотеневая моделировка заменяется цветовой, палитра становится все более светлой, красочной; мазок — широким, свободным, передающим трепетность живого дыхания жизни; контуры изображаемого теряют четкость, как бы растворяются в световоздушной среде. Пространство картины пронизано светом, наполнено воздухом. Мане, подобно импрессионистам, пробует писать на открытом воздухе, на пленэре, всю картину целиком, иногда он работает вместе с Клодом Моне над одним и тем же пейзажным мотивом или пишет товарища на природе: Клод Моне в своей лодке на Сене (1874, Мюнхен, Новая пинакотека).

Особенности творчества Эдуарда Мане

В своём творчестве Эдуард Мане часто использует и переосмысляет сюжеты и мотивы живописи старых мастеров. Мане стремиться наполнить их современным звучанием, решить новые живописные задачи( «Завтрак на траве», «Олимпия», «Бой быков в Мадриде», «Балкон»)

Живописная манера Мане постепенно на протяжении 1860-х годов освобождается от присущих ей ранее глухих и плотных тонов, чёрных теней, однако в ней сохраняются и даже усиливаются контуром контрасты между тёмными и светлыми зонами, отчего при восприятии возникает некоторая плоскостность изображения; живопись становится более свободной и вместе с тем более изощрённой, всё чаще живописная ткань обогащается прозрачными рефлексами и валёрами.

Обновляя бытовой жанр 19 века, Эдуард Мане поэтизирует заурядную на первый взгляд жизненную ситуацию, мир окружающих человека вещей, выявляет скрытую гармонию бытия. Жанр многих произведений Мане трудно даже определить. Художник в одной картине мог объединить жанровые сценки и пейзаж. Картина «Завтрак в мастерской», например, удачно сочетает портрет, натюрморт и бытовую сцену.

В 1870-е годы Мане много работает в области портрета, перенося в неё основные проблемы своих сюжетных композиций, расширяя возможности этого жанра и превращая его в своего рода исследование внутреннего мира современника.

Са­мые знаменитые картины: «Олимпия», «Завтрак на траве», «Бар «Фоли-Бержер»», «Арджантей», «В лодке», «Флейтист», «Портрет Эмиля Золя», «Казнь императора Максимилиана», «Букет сирени», «Кабачок».

Фотография Эдуарда Мане

Источники  http://impressionnisme.narod.ru/MANE/mane07_about.htm  http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/432-eduard-mane.html

Источник: http://lukasgallery.ru/bez-rubriki/istoriya_odnoj_kartiny-eduard-mone-balkon

Выставка одной картины (эдуард мане и обитатели его «балкона»)

Открыть что-то новое в творчестве Эдуарда Мане просто нереально. Художнику посвящены книги, исследования, целые сайты. Но одна из моих читательниц «подбросила» мне информацию о картине французского импрессиониста Мане, которая очень смахивает на картину великого испанца Гойи.

И, казалось бы, можно было пополнить новым материалом мою рубрику «Идеи витают в воздухе». Но копнув информацию о работе Мане, я нашел в ней и в истории создания много интересного, поэтому решил вам отдельно рассказать о картине.Édouard Manet (French, 1832–1883) Le balcon. 1868-1869 гг.

Musée d'Orsay Картина «Балкон» (Le Balcon) была написана французским импрессионистом Эдуардом Мане (Édouard Manet, 23 января 1832 — 30 апреля 1883) в 1868 году и в мае следующего года выставлена на Парижском Салоне. В искусствоведческой литературе также встречается второе название — «На балконе».

На картине изображены четыре фигуры — две женщины в белоснежных платьях — одна из них сидит, а другая стоит; позади них стоит нарядно одетый мужчина, а на заднем плане можно различить фигуру еще одного юноши. Оказывается, все изображенные персонажи – реальные, причем, хорошо знакомые художнику люди.

Слева Мане написал сидящую на стуле художницу (Berthe Morisot, 14 января 1841 — 2 марта 1895), которая входила в круг импрессионистов.

Berthe Morisot Edouard Manet (French, 1832–1883) Berthe Morisot with a Bouquet of Violets. 1872 г. С Моризо художник познакомился в том же 1868 году, уже в сентябре она начала позировать ему для будущей картины «Балкон». С Бертой Моризо Мане сближают не только профессиональные интересы, и даже не родственные связи — в 1874 году Моризо стала женой брата Мане – Эжена, а как утверждают некоторые историки – взаимные чувства. Об этом была даже документально-художественная статья в журнале «Караван историй», об этом пишет Анри Перрюшо в своей книге о Мане, но об этом в следующий раз. Замечу, что в конце 1860-х — начале 1870-х годов художник написал более десятка портретов своей будущей невестки. Вот пара не очень известных из них.Édouard Manet (1832–1883) Portrait of Berthe Morisot. 1869 г.Édouard Manet (1832–1883) Portrait de Berthe Morisot with a Fan. 1873 г. Посетив выставку Салона 1869 года, Берта Моризо написала в письме своей сестре Эдме: «Его картины, как всегда, производят впечатление дикого или даже слегка недозрелого плода, но я не могу сказать, что они не нравятся мне. В «Балконе» я получилась скорее странной, чем некрасивой, кажется, среди любопытных распространился эпитет «роковая женщина».

Читайте также:  Пабло пикассо: картины и биография

В центре картины «Балкон» на втором плане Мане изобразил известного французского художника-пейзажиста (Jean-Baptiste-Antoine Guillemet, 30 июня 1843 – 19 мая 1918), своего друга, который в течение многих лет являлся членом жюри Парижского Салона.

Édouard Manet (French, 1832–1883) Le balcon (Detail. Portrait of Jean-Baptiste-Antoine Guillemet). 1868-1869 ГГ. Musée d'Orsay Правда, Перрюшо в книге о Мане пишет, что «Гуийеме всё быстро наскучило: он говорит, что Мане «промахнулся» с ним, что сеансы ему надоели, и он решил говорить, будто картина «совершенна» и «добавлять к ней нечего»».

Справа на балконе Мане написал стоящей скрипачку (Fanny Claus, 1846–1877). Фанни была лучшей подругой жены Мане – Сюзанны Леенхофф (1830-1906) и женой художника (также пейзажиста) Пьера-Эрнеста Принса (Pierre-Ernest Prins, 26 ноября 1838 – 21 января 1913).

Pierre-Ernest-Prins Édouard Manet (1832–1883) Portrait of Mademoiselle Claus (detail). 1868 г. Ashmolean Museum Тот же Перрюшо уточняет, что на тот момент «крошка Фанни» была еще только невестой «застенчивого великана» Пьера Принса, бывшего хорошим приятелем Мане. Влюбленная парочка вынуждена была встречаться вечерами на улице С.-Петербург, вдали от любопытных глаз. Поэтому сеансы позирования для «Балкона» могут служить оправданием для встреч влюбленных в мастерской Мане на улице Гюйо. Клаус была концертирующей скрипачкой, участницей первого женского струнного квартета под названием «Квартет Святой Цецилии», историки пишут, что Фанни даже позировала другим художникам (но не указывают – кому конкретно). Клаус описывают, как веселую компанейскую девушку, но в 30 лет она умерла от туберкулеза. При работе над картиной «Балкон» Мане написал подготовительный этюд «Портрет мадемуазель Клаус» (1868), который считается сейчас отдельной готовой работой. На этой картине Фанни Клаус изображена на том же балконе, но только сидящей.Édouard Manet (1832–1883) Portrait of Mademoiselle Claus. 1868 г. Ashmolean Museum После смерти Мане в 1883 году, портрет Клаус был куплен у вдовы художника в 1884 году американским живописцем Джоном Сингером Сарджентом (John Singer Sargent, 12 января 1856 — 15 апреля 1925), который всю свою творческую жизнь прожил в Европе, и в частности — в Англии. Картина долгие годы являлась собственностью семьи Сарджента и выставлялась только один раз. В результате картину в 2012 году приобрел музей Ашмола (The Ashmolean Museum) в Оксфорде, чтобы поместить ее в постоянной экспозиции музея и не дать вывезти работу известного французского импрессиониста из Великобритании.

Четвертый персонаж картины – юноша на заднем плане у буфета. Это, по мнению экспертов и историков, сын Мане – (Léon Leenhoff, 29 января 1852 – 1927), которого некоторые историки почему-то называют приемным.

Léon Koëlla-Leenhoff Édouard Manet (1832-1883) Young Boy Peeling a Pear (Portrait of Léon Leenhoff). 1868 г. Nationalmuseum Stockholm, Sweden История Леона запутана до сих пор от начала до конца, начиная с вопроса отцовства. Его мать, голландка Сюзанна Леенхофф (Suzanne Leenhoff, 30 октября 1829 — 8 марта 1906) с 1849 года была репетитором — учительницей музыки в семье юриста Огюста Мане, обучая игре на фортепиано младших братьев Эдуарда — 16-летнего Эжена (1833-1892) и 14-летнего Гюстава (1835-1884).Suzanne Leenhoff Édouard Manet Когда началась связь между 17-летним Эдуардом и 20-летней Сюзанной, осталось неизвестным. Но 19 января 1852 года у Сюзанны родился сын. Официальная версия гласит, что отцом ребенка был Эдуард. Правда, современные историки полагают, что это «согрешил» 55-летний папаша Эдуарда, известный юрист Огюст Мане (Auguste Manet, 1797-1862).Édouard Manet (1832–1883) Portrait de M. et Mme Manet. 1860 г. Musee d'Orsay Как бы там ни было, «грех» дочери взяла на себя мать Сюзанны, записав мальчика своим младшим сыном и дав ему имя некого Коэлла, о котором ничего не известно. Эдуард же стал крёстным отцом мальчика, он обеспечивал свою «тайную семью», но женился на Сюзанне, когда Леону было уже 11 лет. Версия в пользу отцовства Мане-старшего основывается еще и на том факте, что Сюзанна Леенхофф стала мадам Мане только 28 октября 1863 года — через год после смерти отца Эдуарда. Складывается такое ощущение, что Мане словно ждал смерти отца, чтобы, наконец, жениться на Сюзанне. Впрочем, известно также, что Мане сына так и не усыновил, Леон по-прежнему считался крестником художника и младшим братом своей матери. Удивителен и тот факт, что после смерти Сюзанны Мане в 1906 году Леон Леенхоф официально поменял себе имя на Леон Коэлла. В возрасте 54 лет он женился на некой мадам Фантилльон, переехал жить в Нормандию, где и умер в 1927 году, не оставив наследников. Тем не менее, Леон всю жизнь питал теплые чувства к своему «крёстному отцу». Когда Мане из-за болезни оказался прикованным к постели, Леон за ним заботливо ухаживал. А после смерти художника именно он помогал в организации большой мемориальной выставки и предоставил биографам Мане много информации об истории создания картин, помогал также в их идентификации. Напоследок сообщу, что Леон был моделью на многих полотнах Мане, начиная с совсем юного возраста. Художник изобразил сына в семнадцати своих работах. Например на картине «Завтрак в мастерской» (1868), выставленной в Салоне вместе с «Балконом», или на картине «Чтение», созданной между 1865 и 1871 годами.Édouard Manet (1832-1883) Luncheon in the Studio. 1868 г. Neue Pinakothek, MünchenÉdouard Manet (1832-1883) La lecture (Portrait of Suzanne Manet and her son Léon Leenhoff). between 1865-1873 гг. Musée d'Orsay

Впрочем, для того, чтобы разобраться – сын или не сын, почему он остался на фамилии матери и не был усыновлен, стоит, наверное, поподробней поговорить о личной жизни художника Эдуарда Мане отдельно.

Сразу оговорюсь, не ради любопытства «покопаться в чужом грязном белье», а для того, чтобы понять для себя реалии или надуманность разных версий и мнений, и чтобы упорядочить события жизни художника, которому, безусловно, посвящены книги, трактаты, диссертации, статьи и целые сайты. О личной жизни художника я уже писал в своем дневнике .

Но тема постоянно обрастает подробностями, ранее неизвестными фактами, поэтому к рассказу о «семейных тайнах» Мане можно вновь вернуться и поговорить еще раз.

Возвращаясь к самой картине «Балкон» мне осталось сказать, что после смерти Мане картина была продана на распродаже мастерской Мане в Отеле Друо (4-5 февраля 1884) французскому коллекционеру и живописцу, известному представителю импрессионизма (Gustave Caillebotte, 19 августа 1848 — 21 февраля 1894).

Gustave Caillebotte (French, 1848-1894) Self-Portrait. 1888-1889 гг. После смерти в 1874 году отца – богатого текстильщика, Гюстав получил солидное состояние, что позволило ему заниматься живописью, не заботясь о продаже своих работ. Он также участвовал в финансировании выставок импрессионистов, поддерживал своих друзей-художников, покупая их работы. В своем завещании художник подарил большую коллекцию из шестидесяти восьми картин импрессионистов французскому правительству с условием размещения картин в Люксембургском дворце, где находились тогда работы современных художников, а затем и в Лувре. Французское правительство не сразу согласилось с таким условием. Но в феврале 1896 года было заключено соглашение с Ренуаром, который являлся душеприказчиком Кайботта, и тридцать восемь картин были размещены в Люксембургском дворце. Среди этих картин был и «Балкон» Мане. Остальные двадцать девять картин (одну Ренуар взял в качестве оплаты за свои услуги душеприказчика) предлагались французскому правительству ещё дважды — в 1904 и 1908 годах, и оба раза был получен отказ. Когда же правительство в 1928 году решило поместить в музейные фонды оставшиеся работы, то оно получило теперь отказ от вдовы сына Кайботта, которая продала эти картины американцу C. Альберту Барнсу, и в настоящее время они принадлежат Фонду Барнса в Филадельфии. У картины «Балкон» на фоне этих событий сложилась «счастливая судьба». В 1929 году ее передали в постоянную экспозицию Лувра, в 1947 году картина перешла в национальную галерею Же-де-Пом (Jeu de Paume), а с 1986 года находится в коллекции Музея Орсе в Париже.

Читайте также:  Мадонна с тремя казначеями, якопо тинторетто

И последнее. Многие историки пишут, что сюжет и композиция картины «Балкон» навеяны Мане картиной великого испанца (Francisco José de Goya y Lucientes, 30 марта 1746 — 16 апреля 1828) «Махи на балконе» (The Majas at the balcony, 1808-1814).

Francisco de Goya y Lucientes (Spanish, 1746–1828) Majas en el balcón. 1805-1812 гг. Metropolitan Museum Сравнив обе картины, в этом нет сомнения. Но не «слепое» повторение или подражание тому причина, а обожание живописи испанцев и дань уважения таланту Гойи, который наряду с Диего Веласкесом, был одним из любимых художников Мане. Историки пишут, что в 1840-х годах в Лувре собралась огромная коллекция испанской живописи (Лувр даже в шутку стали называть «испанским музеем»). Неудивительно, что Мане еще подростком проводил в музее много времени, вдохновлялся творчеством испанцев, полюбил «испанскую тему», пластику испанских танцев и тореадоров. Спустя много лет вдохновение Махами Гойи выразилось в его «Балконе».В Большом универсальном словаре XIX века, выпущенном в 1878 году, о картине Мане «Балкон» написали: Эта картина была выставлена в Салоне 1869 года и является одной из тех работ, которые внесли свой вклад в формирование репутации реалистичной эксцентричности и оригинальности в живописи. Эта репутация «плохого вкуса» была закреплена за господином Мане. Контраст цветов (полностью черный фон, белые лица и одежда, синий галстук у мужчины и зеленые перила балкона) способствует созданию атмосферы «тайны». Пресса рассматривала картину, как «несогласие» с официальным искусством. Добавлю, что непризнанные импрессионисты были вынуждены объединяться, чтобы отстаивать свои права, так возник Салон «несогласных» (или Салон отверженных), благодаря которому импрессионизм со временем сумел не только завоевать сердца французов, но и распространиться по всему миру.

Источник: https://parashutov.livejournal.com/182568.html

Балкон (картина Мане). Картина балкон

ГлавнаяКартиныКартина балкон

В 1868 году Мане познакомился с художницей Бертой Моризо. В сентябре того же года она начала позировать ему для будущей картины «Балкон».

Картина была принята жюри Парижского салона, и она была выставлена на Парижском салоне в мае 1869 года. Вместе с ней была выставлена и другая картина Мане — «Завтрак в мастерской»[en][4][5].

Берта Моризо, посетившая выставку, поделилась впечатлениями о выставленных там картинах Мане в письме к своей сестре Эдме[6][7]:

Его картины, как всегда, производят впечатление дикого или даже слегка недозрелого плода, но я не могу сказать, что они не нравятся мне. В «Балконе» я получилась скорее странной, чем некрасивой, кажется, среди любопытных распространился эпитет «роковая женщина».

Оригинальный текст (фр.)

Ses peintures produisent comme toujours l'impression d'un fruit sauvage ou même un peu vert, elles sont loin de me déplaire. Je suis plus étrange que laide, il paraît que l'épithète de femme fatale a circulé parmi les curieux.

С 1884 года картина находилась в коллекции французского маршана и художника Гюстава Кайботта (Gustave Caillebotte).

После его смерти, в 1894 году картина перешла в собственность государства, а в 1896 году она была передана в Музей в Люксембургском саду.

С 1929 года она находилась в собрании Лувра, а с 1947 года — в национальной галерее Же-де-Пом (фр. Jeu de Paume). В 1986 году картина была передана в Музей Орсе, где она и находится до сих пор[1].

На картине изображена сцена на балконе, который огорожен зелёной решёткой. На балконе находятся две женщины в белоснежных платьях — одна из них сидит (художница Берта Моризо), а другая стоит (скрипачка Фанни Клаус). Позади них стоит нарядно одетый мужчина (художник Антуан Гийеме[fr]), а в темноте на заднем плане можно различить Леона Коэллу Леенхоффа, приёмного сына Мане[8].

Считается, что сюжет и композиция картины «Балкон» были навеяны картиной «Махи на балконе»[fr] (1808—1814), автором которой был Франсиско Гойя — один из любимых художников Мане[8].

При подготовке к написанию картины «Балкон» Мане также написал отдельный «Портрет мадемуазель Клаус»[de] (1868), где Фанни Клаус изображена сидящей на балконе[9].

  • Франсиско ГойяМахи на балконе

  • Эдуар МанеПортрет мадемуазель Клаус

org-wikipediya.ru

Эдуар Мане Балкон: Описание произведения

С Эдуаром Мане происходило что-то невообразимое. Стоило Берте оказаться рядом, он хватался за кисти и страстно ловил ее жесты, взгляды, тот непередаваемый огонь в темных глазах, который, казалось, горел только для него. Она вдыхала жизнь в любое его полотно.

Когда мать Берты Моризо увидела изображенную на картине «Балкон» брюнетку с темными глазами, она с удивлением спросила Мане: «Вы уверены, что это моя дочь?» Да, это была она, одна из самых ярких женщин-художников XIX века, самая смелая и импрессионистичная из всех французских импрессионистов.

Но он видел в этой юной, молчаливой, сосредоточенной, гениальной художнице то, чего не видели другие. Любовь.

Все было запутанно и сложно в этих отношениях. Мане был женат, а Моризо была совсем не из тех женщин, с которыми заводят кратковременные, легкие интрижки. Когда Берту познакомили со скандальным, опальным и самым обсуждаемым художником в Париже, она под неизменным присмотром матери делала копии со старых шедевров в Лувре. Но, как и все молодые, горячие, продвинутые, преклонялась перед Мане.

Платонический, мучительный, невысказанный роман длился целых 6 лет.

В 1869 году «Балкон» будет принят на Салон. После предыдущих скандальных появлений Мане на официальных выставках, на этот раз критики, должно быть, хором облегченно вздохнули: на картине хотя бы все одеты. Но это вовсе не значит, что искусство Мане приняли и поняли.

Ругали насыщенные, «неестественные» цвета зеленого ограждения балкона и ставен, яркий синий цвет галстука, недоумевали над живописными экспериментами, в которые опять ударился художник.

Здесь Мане реализовал одну из новаторских и непривычных для академического искусства идей: он создает объем в композиции не за счет расположения фигур в перспективе, а при помощи живописных приемов.

Как на фотографическом снимке, он наводит фокус только на одну фигуру, а лица остальных размывает и погружает в тень по мере удаления от переднего плана. Этой одной фигурой в фокусе оказывается конечно же Берта.

Эдуар Мане считал сюжет картины штукой второстепенной, он стремился чувства и впечатления передавать исключительно языком живописи, поэтому часто за основу своей новой картины без сомнений брал мотивы, придуманные великими художниками прошлого. В «Балконе» он достаточно вольно переосмыслил полотно Гойи «Махи на балконе», но если в гойевском варианте обе женские фигуры равноценны, то Мане выдает чувство — на его картине только одна главная героиня.

Эдуар написал 11 картин с Бертой Моризо (1, 2, 3), все эти годы она была частой гостьей в его мастерской. Художник становился одержим, модель жадно пила его восхищение – эти сеансы давали обоим ощущение абсолютной близости и обладания. Последнюю из 11 картин Мане подарил возлюбленной накануне ее свадьбы. 33-летняя Берта выходила замуж за брата Мане Эжена.

Источник: http://evg-crystal.ru/kartiny/kartina-balkon.html

Ссылка на основную публикацию