Колосс (паника), франсиско де гойя

Картина «Колосс»

Дата создания: 1808–1812 годы. Тип: Картина маслом на холсте. Жанр: мифологическая живопись. Движение: Романтизм.

Местонахождение: Музей Прадо, Мадрид.

Колосс Гойи

Ведущий испанский живописец конца 18-го, начала 19-го века, Франциско де Гойя отличился при травлении, гравировке, создании гобеленов и картин, став ведущим художником королевского двора Карла IV. Несмотря на покровительство Карла, Гойя никогда не был убежденным монархистом.

Часто говорят, что Эль Греко был художником церкви, Веласкес художником королевского двора, а Гойя живописцем народа. Более того, его авангардные мотивы делают мастера одним из первых современных художников Европы, вдохновившем множество модернистов, а также знаменитых мастеров, в частности Моне и Пикассо.

Написанные портреты помогли Гойе добиться самого высокого положения, доступного для придворного художника.

В 1793 паранойя и другие проблемы со здоровьем делают художника глухим и склонным к упадническим настроениям, что выливается в создание серий работ, полных темного романтизма.

Анализ картины

Колосс (с испанского можно перевести как «Гигант»), один из величайших шедевров не только Гойи, но и всей истории живописи, а также один из прекрасных примеров романтического воображения мастера. На фоне неба, обращенный голой спиной к зрителю, стоит огромный человек.

Он темный, бородатый и физически развитый, а его кулаки подняты в угрожающей манере. Кажется, человек уходит прочь. Холмы, расположенные на уровне бедер, дают представление о том, насколько массивна изображенная фигура. Для этой цели также изображены облака, которые лишь обвивают таз.

Прикрытые глаза гиганта, вероятнее всего, символизируют идею слепого насилия.

Между зрителем и колоссом лежит широкая долина, которая является местом массового панического бегства. Люди с наполненными телегами и запряженным скотом удаляются от огромной фигуры на горизонте.

Дополнительную напряженность на переднем плане создает бегущее стадо быков. Стоит отметить растерянного седого мула, стоящего левее от них.

Некоторые эксперты считают, что животное символизирует непонимание ужасов войны.

Странно, но нет никаких обоснований полагать, что гигант причинил вред кому-либо. Однако, зрителю не нужно этого знать, чтобы оправдать бегство испуганных людей.

Техника

Техника, используемая Гойей в «Колоссе» подобна той, которая использовалась им в серии фресок на стенах своего дома («черных картин»), однако, историки искусства опровергли предположение того, что работа является частью серии, несмотря на преобладание характерных цветов и своеобразно построенному освещению.

Основным источником вдохновения послужила поэма «Пиренейское пророчество», Хуана Баутиста Арриаза. Стихотворения изображают испанский народ как гиганта, вышедшего из Пиренеев, чтобы дать отпор Наполеону. Кроме того, тщательный анализ образа гиганта показал, что эта фигура схожа с Геркулесом, нарисованным Франсиско де Сурбарано.

Одна из иллюстраций к подвигам Геркулеса. Сурбарано.

Авторство

В июне 2008 года года у главы музея Прадо (Мадрид) возникло мнение о том, что «Колосс» — работа не руки Гойи. Длительные споры и разбирательства опровергли это предположение.

Картина «Колосс» обновлено: Октябрь 23, 2017 автором: Глеб

Историческая живопись (архив)

Источник: https://artrue.ru/style/romanticism/goya/kartina-koloss.html

В мадриде шедевр гойи «колосс» убрали с выставки. эксперты считают его подделкой

  • Франсиско Гойя. Колосс. Прадо. Мадрид

Знаменитая картина «Колосс» испанского художника эпохи Просвещения Франсиско Гойи убрана из экспозиции. Эксперты склоняются к мысли о том, что это фальшивка. Новость уже провоцирует крупный скандал.

Выставка, которая 15 апреля открылась в мадридском музее Прадо, приурочена к 200-летней годовщине восстания в Мадриде, положившего начало войне испанцев против французских захватчиков 1808–1814.

Экспозиция включает в себя 200 картин, рисунков и гравюр, объединенных темой войны испанцев против французских завоевателей, пишет газета .

Многие из этих работ находятся в частных собраниях и прежде никогда не выставлялись.

Однако картина «Колосс», хранящаяся в музее последние 80 лет, к удивлению многих, оказалось исключена из каталога выставки. Всему виной сомнения музейных экспертов, которые в последнее время все с большей уверенностью считают полотно подделкой, объясняет директор Прадо Мигель Зугаза.

Глава музея пообещал в ближайшие месяцы опубликовать результаты последних искусствоведческих изысканий, согласно которым картину следует считать фальшивкой. Сенсационная информация появится в вестнике музея и, соответственно, в первую очередь будет доступна экспертному сообществу.

Полотно написано в темных тонах и считалось одним из шедевров мастера, живописующего ужасы войны, свидетелем которых художник был сам. В картине над гористым пейзажем возвышается мужская обнаженная фигура. Кулаки Колосса сжаты, а глаза закрыты. Внизу же, на равнине, художник изобразил в панике бегущих людей.

Полотно, которое французский поэт Шарль Бодлер назвал «чудовищной правдой», написано в 1808 году или немного позднее. Именно тогда армия Наполеона Бонапарта вторглась в пределы Пиренейского полуострова и ужасы войны обрушились на испанцев, которые не приняли французского ставленника на своем королевском престоле.

Определенные сомнения у специалистов были и раньше, но, если теперь искусствоведам действительно удастся доказать поддельность шедевра, новость произведет эффект разорвавшейся бомбы, пишет издание.

Первые сомнения в подлинности сразу двух картин Гойи появились у эксперта Джульетты Уилсон-Барро, которая была в числе организаторов нынешней выставки. Искусствовед поставила под сомнение авторство Гойи в картинах «Колосс» и «Доярка из Бордо».

Эти сомнения, основанные на технике мазка художника, Уилсон-Барро высказала еще в апреле 2001 года. Причем в отношении «Колосса» сомнения эксперта уже тогда разделили и другие специалисты, в том числе главный эксперт по живописи Гойи в музее Прадо Мануела Мена.

Однако директор Фернандо Чека отверг тогда эти сомнения как безосновательные. Год спустя профессор по истории живописи Найджел Глендиннинг из Лондонского университета опубликовал исследование, защищающее подлинность картины. На этом публичная дискуссия была приостановлена.

Как теперь оказалось, втайне она не прекращалась вплоть до настоящего времени, когда скептики одержали ощутимую победу.

Впрочем, профессор Глендиннинг считает несправедливым решение музейной администрации без объяснения причин удалить картину из публичного показа. «Если музейщикам не нравится эта картина, они должны нам сказать почему», — добавляет искусствовед.

По мнению Глендиннинга, можно было представить картину обособленно и поделиться с публикой своими сомнениями, но лишить людей возможности видеть известную картину — это есть проявление неуважения.

Профессор выступил с лекцией, в которой настаивал на подлинности картины. По его мнению, композиция картины, где все движется от центра к периферии, характерна именно для кисти мастера.

В этом Глендиннинг проводит особенно четкие аналогии с полотном «Восстание 2 мая 1808 года на площади Пуэрта-дель-Соль».

Профессор видит в «Колоссе» такую же внутреннюю динамику и хаос, которые так характерны и для других работ художника.

Кроме того, сюжет «Колосса» перекликается с патриотическими стихами Хуана Баутисты Арриазы, которые были анонимно изданы именно в 1808 году и были на устах многих испанцев. По мнению эксперта, творчество поэта сказалось на замысле художника.

Плохое качество холста, который использовал художник, профессор объясняет военным лихолетьем, когда сложно было достать добротный материал, а также тем, что картина участвовала в выставках.

В любом случае, Глендиннинг призвал своих оппонентов опираться на факты, а не на беспочвенные предположения.

Другие эксперты выказывали недовольство по поводу того, как ведется сама дискуссия. По их мнению, нужно было бы поставить в известность экспертное сообщество, провести открытые дебаты и сообщить дату публикации новых выводов специалистов. А «подковерными» дебатами можно только оскандалиться и вызвать недоверие к живописи вообще.

Добавим, что в отсутствие «Колосса» шедевром выставки стала картина «Восстание 2 мая 1808 года на площади Пуэрта-дель-Соль», изображающая восставших против французских оккупантов жителей Мадрида.

Полотно сильно пострадало и было порвано в нескольких местах во время неудачной эвакуации в Барселону (провинция Валенсия) в 1938 году, когда в годы гражданской войны столица оказалось под ударом войск генерала Франко, поднявшего фашистский мятеж.

Лишь после нескольких месяцев кропотливой работы реставраторам удалось восстановить картину, опираясь на эскизы и копии шедевра. Полотно было написано в 1814 году.

Источник:

Источник: https://artinvestment.ru/news/artnews/20080418_koloss.html

Жить в черном cвете. франсиско гойя

«Гойя поднялся, вытащил из кармана ключ и сказал:  «Следуй за мной, я хочу тебе кое-что показать, но обещай позабыть всё, что увидишь. […] Смотри, такова война!»

Это было что-то ужасное, не имевшее ничего общего с помпезными сражениями на картинах художников-баталистов. С листов глядели крестьяне, оседлавшие свои жертвы, чтобы прирезать их, как свиней, гусары, волокущие женщин за волосы, солдаты, тянущие за ноги повешенных…

Несмотря на то, что дону Луису стало плохо при виде этих зверств, он стал часто наведываться к художнику. Офорты заставляли так сильно страдать, что он просил их посмотреть для того, чтобы снова ощутить боль…» (из романа «Севильские флагелланты» Поля Морана)

Когда мир начал сотрясаться от походов Наполеона, можно было уже тогда предположить (в роли отстраненного наблюдателя), что война повлияет на мироощущения людей, и, в частности, на художников, изменяя восприятие самой жизни. И доказательство тому – серия офортов «Бедствия войны» (1808-1814), которую создал известный испанский художник и гравёр Франсиско Гойя.

«Tristes presentimientos de lo que ha de acontecer. – Мрачные предчувствия того, что должно произойти», из серии «Бедствия войны», 1808—1814

Серия показала жестокость и апогей войны, время, когда человеческая жизнь стала обесценена. Более того, цикл «Бедствия войны» отошел от традиционного изображение героического ореола вокруг военных действий.

Художник обнажил навеянный пафос романтики военного дела и обратил свой взгляд к каждому отдельному человеку, попавшему в руки катастрофы. А емкие подписи под каждой такой сценой сегодня лишь усиливают впечатление от увиденного.

Например, в работе «Они не хотят» Гойя изображает солдата, который пытается изнасиловать отчаянно сопротивляющуюся молодую женщину и не замечает, как сзади подкрадывается старуха с ножом.

Или в офорте «Ничего не поделаешь»  – пленные расстреляны, но интонация «Ничего не поделаешь» нагнетает чувство ужаса, в первую очередь, от принятия своей участи, от смирения со своей судьбой.

«Y no hay remedio. – Ничего не поделаешь», из серии «Бедствия войны», 1808—1814

«Esto es peor. – Это еще хуже», из серии «Бедствия войны», 1808—1814

В эпоху Гойи правду не любили. Основополагающим было мнение верховного меньшинства.

Согласно сюжету кинофильма «Призраки Гойи» Милоша Формана, главным в те времена был некий идеологический конструкт, который разделяли во время разговора соседи по столу.

А риск быть вызванным на суд к святой инквизиции и преданным её пыткам поджидал повсюду каждого неугодного. Это всё видел и понимал Гойя. Но что произошло дальше – выбило его из колеи окончательно.

«No quieren. – Они не хотят», из серии «Бедствия войны», 1808—1814

После относительной расправы с инквизицией пришла война, а война всегда делит мир на «своих» и «чужих». Кажется, такая биполярность была характерна и тогда, когда Наполеон сумел заманить к себе во Францию Карла IV. После такого поворота Мадрид (разумеется, не весь) неожиданно полюбил своих Бурбонов.

Бурбонов, которых Гойя не любил никогда, и самое лучшее тому подтверждение – портрет семьи Карла IV кисти художника или же конный портрет Марии Луизы.

«Народ часто изгоняет своих правителей, но не терпит, когда за него это делают чужеземцы» (Поль Моран), от себя добавлю, что еще больше они не терпят тех чужеземцев, через которых в стране начинается война, которую и суждено было увидеть Гойи.

Читайте также:  Праздник ирода и усекновение главы иоанна крестителя, беноццо гоццоли

Асенсио Хули (ученик Гойи), Колосс (или «Паника»), около 1808.

Это полотно французский поэт Шарль Бодлер назвал «чудовищной правдой». Именно во время написания работы армия Наполеона Бонапарта вторглась в пределы Пиренейского полуострова и ужасы войны обрушились на испанцев, которые не приняли французского ставленника на своем королевском престоле.

Гойя жил в переломную для Испании эпоху. Он был свидетелем блестящих карнавалов и ужасов войны, реформ в духе просвещенного абсолютизма и наступления реакции. Тем не менее в его сохранившихся письмах к близкому другу Мартину Сапатеру, величайший художник появляется перед нами в повседневной жизни: заботливым и ироничным.

В письме 2 августа 1795 Гойя пишет: «Значит, верно, что мои шутки тебя коробят. Несмотря на их неуклюжесть, они могут сравнится  только с твоими» или в письме 23 апреля 1794: «Я тот же, что и прежде, что же касается моего здоровья, то иногда я выхожу из себя, от чего мне самому становится худо, иногда я веду себя спокойнее, как сейчас, когда пишу тебе.

Но я уже чувствую усталость, все, что я могу тебе сказать, так это то, что в понедельник я пойду, Бог даст, на бой быков, и что я был бы рад, если бы ты смог присоединиться ко мне, хотя с прошлого понедельника ходят идиотские слухи, будто ты сошел с ума». Также именно из писем Гойи известно, что в начале 1793 года он был тяжёло болен.

Когда художнику было более 40 лет, он оглох на оба уха. Как правило, исследователи творчества Гойи связывают эти два биографических факта.

Но некоторые медики говорят, что глухота стала следствием венерического заболевания Франсиска – сифилиса, а некоторые связывают её с дурной привычкой художника – во время рисования слизывать с кисти свинцовые белила, ядовитость которых и спровоцировала развитие недуга.

«У меня нет больше ни силы, ни пера, ни чернил, мне всего недостает, кроме воли к жизни», – говорил Гойя и тем не менее шутил, что проживет, как Тициан, девяносто девять лет. Однако судьба решила иначе. Художник умер в своих апартаментах в Фоссе до л’Интенданс в возрасте восьмидесяти двух лет.

Прошлой весной, во время полнейшей дезориентации после революционных событий в Украине, в Киев, в музей Богдана и Варвары Ханенко привезли графический цикл Гойи «Бедствия войны», который из-за цензуры не был издан при жизни художника. Гравюры кричали об ужасах, которые обрушатся, если начнется война. Я верила, что они своей силой остановят разрушающий хаос, но только этого оказалось не достаточно, чтобы отвести беду.

Источник: http://styleinsider.com.ua/2015/03/zhit-v-chernom-cvete-fransisko-gojya/

Франсиско Гойя (1744 — 1828)

26.07.2008

Публикации

Путешествуя в 1824 году по Испании, Эжен Делакруа записал в своем дневнике «Вокруг меня трепетал Гойя». Гойя — не только самый национальный художник Испании, с его именем связано становление искусства Нового времени.

Творчество Гойи, современника французской революции, национально-освободительной войны Испании с наполеоновской Францией, бурного подъема общественных сил и жестокой реакции, пришлось на один из самых драматических периодов испанской истории.

Оно сочетало передовую мысль эпохи и отзвуки устойчивых народных представлений, широту общественных позиций и сильнейший отпечаток его субъективных переживаний, огненного темперамента, импульсивной натуры, безграничного воображения. От искусства Гойи исходит волнующая сила, оно поистине неисчерпаемо и не подвластно холодному анализу.

Его художественный язык остро обнажен, беспощадно резок и в то же время усложнен, зашифрован, изменчиво подвижен, подчас трудно объясним.

Осень. Сбор винограда. 1786

Гойя родился в селении Фуэндестодос близ Сарагосы в семье ремесленника-позолотчика. Учился в Сарагосе у Х. Лусана Мартинеса, затем в Мадриде, у Ф. Байеу, на дочери которого, Хосефе, женился в 1773 году.

Бурная, насыщенная приключениями молодость Гойи мало известна. Он посетил Италию, где участвовал в конкурсе Пармской академии и получил вторую премию.

С 1773 года жил и работал в Мадриде, в 1786 году был назначен придворным живописцем.

Как крупный художник Гойя сложился сравнительно поздно.

Первый значительный успех ему принесли две серии (1776—1791) многочисленных панно (картонов для ковров) для Королевской мануфактуры Санта Барбара в Мадриде, на которых изображены прогулки, пикники, танцы, пиры городской молодежи, сцены на рынках, прачки на берегу Мансанареса, бедняки у колодца, слепой гитарист, деревенская свадьба.

Декоративную живопись Гойя обогатил новшествами композиции, укрупнением фигур, красочностью колористических находок, а главное — непосредственным ощущением национальной жизни, воспринятой им не взором постороннего наблюдателя, а как бы изнутри; эта среда была ему знакома с молодости.

Зонтик. 1777

В написанном в 1777 году «Зонтике» (Мадрид, Прадо) нет развитого сюжета.

Модный в ту пору в жанровой живописи мотив вдохновил его на создание пленительного живописного образа, в котором лицо девушки и часть ее фигуры, затененные зеленым зонтиком от лучей солнца, полны легких красочных отсветов. Здесь можно убедиться, сколь многим Гойя обязан Веласкесу, которого, наряду с природой и Рембрандтом, считал своим учителем.

Портрет герцогини Каэтаны Альба. 1795

Король Фердинанд VII Испанский. Ок. 1814

Гойя стал модным портретистом, заваленным заказами. Трудно найти другого великого портретиста, который столь решительно проявлял бы свое личное отношение к изображаемым им людям. К иным из них он оставался совершенно равнодушным, и тогда его заказные портреты кажутся странно безжизненными, одеревенелыми.

Художник, безупречно владеющий пластической формой, становится неожиданно беспомощным, допускает небрежность в рисунке и композиции. Не случайно, в письме к другу Гойи директор Королевской академии истории просит воздействовать на художника, чтобы он написал его портрет так «как он может, когда хочет».

Портрет Исабель Кобос де Порсель. 1806

В портретах Гойи во всей широте представлено общество того времени. Поразителен размах его творческой эволюции от парадных портретов в традициях XVIII века до произведений, предвосхищающих самые смелые завоевания искусства XIX столетия.

Близость Гойи к передовым людям Испании наполняла его искусство новым ощущением жизни. Среди его друзей — писатели, поэты, политики, актеры. Он относится к их портретам с особым бережным вниманием (портреты художника Ф. Байеу, доктора Пераля, общественного деятеля Ховельяноса, поэта Л. Моратина).

В начале XIX века в портретных образах Гойи, полных энергии, уверенности в своих силах, появляются черты, близкие идеалам эпохи романтизма.

В прославленном портрете Исабель Кобос де Порсель (1806, Лондон, Национальная галерея) облик молодой цветущей женщины с огненным взором и в черных испанских кружевах, отмечен острой национальной характерностью.

К концу столетия придворная карьера Гойи, достигшая своего зенита в 1799 году, когда он стал первым живописцем короля, принесла ему немало горечи и разочарований.

В конце 1790-х годов все отчетливее и резче воспринимая темные и уродливые стороны окружающей жизни, Гойя пережил душевный кризис, усугубленный в результате тяжелой болезни потерей слуха. Свою глухоту художник переносил с редким мужеством, стараясь найти средства общения с окружающим миром.

Из серии офортов «Капричос». Сон разума рождает чудовищ. 1797—1798

Могучие импульсы творческого вдохновения властвовали над противоречивой натурой Гойи. Конец XVIII столетия ознаменовался в его творчестве высокими художественными свершениями.

Он закончил работу над серией офортов Капричос, включившей его в число крупнейших мастеров мирового графического искусства.

В этом непревзойденном образце трагического гротеска Гойя обнажил язвы феодально-католической Испании.

В 1798 году Гойя создал фрески для мадридской церкви Сан Антонио де ла Флорида. В них торжествует светлое жизнеутверждающее начало. В росписи купола изображена средневековая легенда о чудесном воскрешении в Лиссабоне Святым Антонием Падуанским убитого человека, назвавшего имя своего настоящего убийцы.

Чудо перенесено художником в обстановку современной ему жизни, происходит на фоне вольной кастильской природы, под открытым небом, в присутствии разноголосой толпы. Росписи церкви — грандиозное завоевание Гойи как мастера монументальной живописи.

Они были встречены с восторгом и энтузиазмом; один из его биографов писал, что в Мадриде произошли два чуда, одно — совершенное Антонием Падуанским, другое — художником Гойей.

Портрет семьи короля Карла IV. 1800

В июне 1800 года Гойя приступил к «Портрету семьи короля Карла IV» (Мадрид, Прадо), объединившему четырнадцать фигур. Застывшие особы королевского дома, выстроенные в ряд в одном из дворцовых покоев Аранхуэса, заполняют полотно от края до края. Все во власти господствующей напряженности и взаимной неприязни.

Портрет переливается волшебным сиянием красок, он кажется сложенным из драгоценных камней. Из этого царственного великолепия выступают оцепенелые фигуры, но особенно обнаженно и остро написаны лица — ничтожные, оплывшие, самодовольные. Знаменитое произведение Гойи не имеет аналогий в мировой живописи.

Оно разрушает традицию парадных официальных изображений. Было бы крайним упрощением видеть в нем карикатуру, ибо здесь все — самая жестокая правда. Заказчикам, вознесенным на вершину власти, не было дано понять его разоблачительную силу. Портрет понравился и был благосклонно принят.

То же произошло и в 1803 году, когда Гойя, опасаясь инквизиции, решился на смелый шаг и почтительно преподнес королю офортные доски «Капричос».

Маха одетая. Ок. 1800

Особое место среди его произведений начала XIX века занимает изображение молодой женщины, запечатленной дважды — одетой и обнаженной. Оно не принадлежит строго к портретному жанру. Здесь воплощен привлекавший художника национально-характерный тип чувственной женской красоты, бесконечно далекий от академических канонов.

В неправильности нежного бледно-золотистого и словно ощутимо живого обнаженного тела состоит его волнующая привлекательность. Текучая и плавная живопись пластична и безупречна.

И по сей день многое остается неясным: обстоятельства заказа двух картин, их точная датировка и окончательное название, вопрос о том, кто эта женщина, столь смело в нарушение инквизиционного запрета изображенная художником обнаженной. Обычно двойные картины называют «Маха одетая» и «Маха обнаженная» (обе — ок.

1800, Мадрид, Прадо), однако само слово «маха» — «городская щеголиха» — применительно к ним появилось только в 1831 года, а в старых описях речь шла о Цыганке, Венере. Предположение о том, что Гойе позировала его возлюбленная герцогиня Каэтана Альба было отвергнуто из-за физического и возрастного несходства герцогини с неизвестной девушкой, послужившей художнику моделью.

Читайте также:  Радуга, алексей кондратьевич саврасов, 1875

Инквизиция заинтересовалась этими картинами, и в 1815 году художник был вызван в Мадридский трибунал, где должен был опознать их и объяснить для кого и с какой целью они были созданы. Но протокол допроса не сохранился. Обе Махи принадлежат к числу самых известных произведений Гойи, окруженных романтическим ореолом и разнообразными домыслами.

Маха обнаженная. Ок. 1800

В стране бушевала кровопролитная война против тех, кого Гойя и его «офранцуженные» друзья еще так недавно считали носителями долгожданной свободы. Испанской патриот, он глубоко страдал и негодовал.

В небольшой картине «Колосс» (1810—1812, Мадрид, Прадо) возникает зрелище всеобщего хаоса, порожденного неожиданным появлением колоссальной фигуры обнаженного гиганта, которая жутко вырастает за очертаниями гор и касается облаков. Фантастический образ истолковывался по-разному.

Вероятно, колосс, грозно сжавший кулак и повернувшийся спиной к долине, где в диком смятении разбегаются люди и животные, падают всадники и повозки, олицетворяет беспощадные силы войны, несущие всеобщее разорение, панику и гибель.

То, что Гойя — свидетель наполеоновского нашествия — пережил в оккупированном Мадриде, в многострадальной Сарагосе, разрушенной французскими осадами, которую он посетил осенью 1808 года, придало новый могучий импульс его творчеству как в живописи, так и в графике, привело к созданию произведений трагического и героического звучания. Заключенная в его творчестве сила драматизма достигла высшего накала.

Расстрел повстанцев в ночь на 3 мая 1808 года. 1814

Навсегда остаются в памяти большие полотна в Прадо, которые составляют исторический диптих и изображают «Восстание на Пуэрта дель Соль 2 мая 1808 года» и «Расстрел повстанцев в ночь на 3 мая». Композиция первой картины завязана в один упругий узел. Схватку мадридцев с французской конницей на Пуэрта дель Соль Гойя наблюдал из дома своего сына.

Вторая картина пользуется мировой известностью. Над Мадридом и окружающими его голыми холмами стоит глухая и словно вечная ночь. Под черным небом затаился порабощенный и растоптанный Мадрид. От него, подобно темной реке, вдоль холмов движется к месту казни толпа жертв. Осталось последнее мгновение перед залпом.

Зловещий желтый свет фонаря вырывает из темноты прижатую к склону холма группу повстанцев, на которых направлены вскинутые ружья безликой шеренги французских солдат. Неумолимости надвигающейся гибели резко противопоставлена сила человеческих чувств.

Художник просто, жестко, обнаженно и вместе глубоко человечно передает чувство обреченности, граничащий с безумием страх, волевую собранность, испепеляющую ненависть к врагу.

Из серии офортов «Бедствия войны». Какое мужество! 1808—1820

Присущая Гойе способность со всей страстью темперамента откликаться на события современности нашла ярчайшее выражение в серии офортов, известной под названием «Бедствия войны», данном ей Академией Сан Фернандо при издании в 1863 году. Национальная трагедия показана здесь во всей своей беспощадности. Это горы трупов, казни партизан, яростные схватки, бесчинства мародеров, муки голода, карательные экспедиции, опозоренные женщины, осиротевшие дети.

Шабаш ведьм. Фреска «Дома глухого». 1820—1823

Позднее творчество Гойи совпадает с годами жестокой реакции после разгрома двух испанских буржуазных революций. В состоянии душевного смятения и мрачного отчаяния поселился в новом доме, известном как «Кинта дель Сордо» («Дом глухого»).

Стены двухэтажного дома Гойя покрыл четырнадцатью темными, исполненными маслом росписями фантастического характера. Полные иносказаний, намеков, ассоциаций, они совершенно уникальны по образному строю и мощному художественному воздействию.

«Черным картинам» — так принято их называть — грозило полное исчезновение, ибо «Кинта дель Сордо» была снесена в 1910 году. К счастью, живопись Гойи была перенесена на холст, отреставрирована и находится в Прадо.

В росписях господствует дьявольское, устрашающее, противоестественное начало, зловещее изображение возникает как в кошмарном сне.

Беззубые мегеры или старцы с голыми черепами — подобие самой Смерти — жадно хлебают похлебку, орущая исступленная толпа уродов шествует к источнику Сан Исидро, дьявол в виде громадного черного Козла в монашеской рясе возглавляет сборище гнусных ведьм.

Набор красок суров, скуп, почти монохромен — черное, белое, рыже-красноватое, охра, цвета словно вобрали в себя оттенки испанской земли, сожженной солнцем, ржавчину горных пород, тлеющий пламень красноземов, мазки размашисты и стремительны. Графической параллелью росписям Кинты стала серия «Диспаратес» («Пословицы», 1820—1823) с еще более сложными зашифрованными образами.

Молочница из Бордо. 1826

В 1824 году в годы реакции Гойя вынужден был эмигрировать во Францию, в город Бордо, где скончался. Неисчерпаемая жажда творчества не покидала его до последних лет жизни. Совсем глухой, слепнущий художник продолжал создавать картины, портреты, миниатюры, литографии. «…Только воля поддерживает меня», — писал он друзьям.

В самых поздних произведениях Гойя возвращается к образу торжествующей молодости (Молочница из Бордо, 1826, Мадрид, Прадо).

Жизни Гойи посвящены литературные произведения, беллетризированные биографии и кинофильмы.

Его искусство оказало колоссальное воздействие на испанскую художественную культуру XIX—XX веков, не только на живопись и графику, но также и литературу, драматургию, театр, кино.

К Гойе обращались многие мастера мировой культуры, от Делакруа до Пикассо, от Эдуарда Мане до мексиканских мастеров народной графики. И сегодня Гойя остается неувядаемо современным.

Татьяна Каптерева

Источник: http://www.art-catalog.ru/article.php?id_article=604

Франсиско Гойя. Франсиско гойя картина

ГлавнаяКартиныФрансиско гойя картина

Картина Франсиско де Гойя « Колосс» была написана в период с 1810 по 1825 года.

Талантливый художник всегда мог так передать через свои полотна все чувства, какие его обуревают, что и спустя столетия почитателей его искусства захватывает страсть, неудержимая радость, моменты любования и умиления, но чаще всего, зрителей картин сковывает панический ужас. Да, Гойя мастер передавать ужасные моменты, на которые способна не всякая фантазия.

Картина «Колосс» тоже зарождает ужас и панику от неизбежности огромной мощи, неизведанной силы, от беспомощности человека перед могучим Колоссом.

Огромное существо, агрессивно сжатые кулаки, недобрый взгляд из-под лохматых бровей – что он несет – защиту ли от бед, или он сам станет причиной мучительного ужаса?

На переднем плане изображены люди и животные, которые пытаются спастись, убежать от могучей и недоброй силы, но, зрителю понятно, что никаким бегством спастись не получится. От этого становится невыносимо.

Такие же чувства зарождались у всего народа и у самого Франсиско Гойя после того, как в 1808 году началась война с Францией. Французы жгли города, несли смерть, горе, беды и неутихающий ужас.

После того, как был сожжен родной город живописца Сарагоса, Гойя испытал небывалое потрясение. Именно ужасы войны, беспощадность, бесчеловечность передал художник в образе страшной, громадной фигуры Колосса.

Правда, некоторые искусствоведы считают, что образ Колосса олицетворял собой силу народа, которая поднималась против французских войск. Сжатые кулаки, напряженное тело – все говорит о готовности к борьбе и сражению. Взгляд гиганта устремлен в сторону, утверждается, что с такой ненавистью он смотрит на Наполеона.

Чья версия является истиной, неизвестно, ясно лишь, что именно испепеляющий страх войны пытался передать художник.

opisanie-kartin.com

Франсиско Гойя | История живописи вики

Дата рождения:

Место рождения:

Дата смерти:

Место смерти:

Жанр:

Стиль:

thumb|300px|right

Франсиско Гойя

30 марта 1746

Фуэндетодос, близ Сарагосы

16 апреля 1828 (82 года)

Бордо, Франция

художник, гравёр

романтизм

Франси́ско Хосе́ де Го́йя-и-Лусье́нтес (30 марта 1746, Фуэндетодос, близ Сарагосы — 16 апреля 1828, Бордо) — испанский художник и гравёр, один из первых и наиболее ярких мастеров изобразительного искусства эпохи романтизма.

Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес родился 30 марта 1746 года в Фуэндетодо-се, небольшой деревушке, затерявшейся среди арагонских скал на севере Испании. В семье мастера-позолотчика Хосе Гойи росло трое сыновей: Франсиско был младшим. Один его брат, Камилло, стал священником; второй, Томас, пошел по стопам отца.

Образование братьям Гойя удалось получить весьма поверхностное, и потому Франсиско всю жизнь писал с ошибками. К концу 1750-х годов семья переехала в Сарагосу. Около 1759 года (то есть в возрасте 13 лет) Франсиско поступил в ученики к местному художнику Хосе Лу-сан-и-Мартинесу. Учение продлилось около трех лет.

Большую часть времени Гойя копировал гравюры, что вряд ли могло ему помочь постигнуть азы живописи. Правда, свой первый официальный заказ Франсиско получил именно в эти годы — от местной приходской церкви. Это была рака для хранения мощей. В 1763 году Гойя перебрался в Мадрид, где пытался поступить в Королевскую академию Сан-Фернандо.

Потерпев неудачу, молодой художник не опустил руки и вскоре стал учеником придворного живописца Франсиско Бай-еу. В 1773 году он женился на Хосефе Байеу. Это поспособствовало его утверждению в художественном мире того времени. Хосефа приходилась сестрой упомянутому Франсиско Байеу, пользовавшемуся немалым влиянием.

У Гойи и Хосефы родилось несколько детей, но все они, за исключением Хавьера (1784—1854), умерли в младенческом возрасте. Этот брак продолжался до самой смерти Хосефы, наступившей в 1812 году. В 1780 году Гойю наконец-то приняли в Королевскую академию Сан-Фернандо. Зимой 1792—93 годов безоблачной жизни преуспевающего художника пришел конец.

Гойя отправился в Кадис навестить своего друга, Себастьяна Мартинеса. Там он перенес неожиданную и загадочную болезнь. Некоторые исследователи полагают, что причиной этой болезни могли стать сифилис или отравление ядом. Как бы то ни было, художника постиг паралич и частичная потеря зрения. Следующие несколько месяцев он провел на грани между жизнью и смертью.

В 1795 году, после смерти Байеу Гойя стал директором живописного отделения Королевской академии Сан-Фернандо. Этот период отмечен обращением к более свободной технике рисунка и гравюры и серьезными занятиями офортом.

Первая серия из 80 офортов, объединенных названием «Капричос», была опубликована в 1799 году и поразила всех острой социальной сатирой, соединением гротеска и реальности и новизной художественного языка. К религиозным работам Гойи этого периода относится оформление церкви Сан-Антонио де ла Флорида в Мадриде (1798), выполненное им всего за три месяца.

В эти же годы художник создал целый ряд портретов. Среди них — «Портрет герцогини Альбы», с которой в 1796-97 годах у художника была связь. Считается, что именно она позировала Гойе для знаменитой «Махи обнаженной». Последние годы своей жизни Гойя провел во Франции в Бордо, где и умер 16 апреля 1828 года, в возрасте 82 лет. Его прах был перевезен на родину и захоронен в мадридской церкви Сан-Антонио де ла Флорида. Той самой церкви, стены и потолок которой когда-то расписал художник.

Читайте также:  Картина "сикстинская мадонна" рафаэля санти, 1513 - описание

ru.jivopis.wikia.com

Франсиско Гойя: сила в искренности

Испания, конец XIX века. Эпоха романтизма, династия Бурбонов — балы, роскошь, придворные козни. Наполеоновские войны, солнечные берега Средиземного моря. Мадрид. Франсиско Гойя.

Удивительно, как его картины отражают такие разные грани творчества: одной стороны — мягкость и живой свет красоты человека, с другой — откровенный прорыв низменных страстей: алчность, жадность, скупость, жестокость.

И то, и другое приглянулось испанскому обществу, и Гойя стал знаменит уже при жизни. Обладая неординарным талантом и индивидуальностью, он достиг успеха не сразу, сначала провалившись на конкурсе лучшей живописной копии гипсовой фигуры, а после — на творческом состязании в Академии Сан-Фернандо.

А все потому, что жюри симпатизировало классическим формам живописи, которые Франсиско не признавал. Но уже в 1771-м году он получает вторую премию Пармской Академии художеств за картину по античной теме.

Талант молодого живописца не остается незамеченным, и его приглашают расписывать церковные фрески, заказывают эскизы к шпалерам,  портреты.

Франсиско Гойя — яркий представитель эпохи романтизма

Во второй половине XVIII века в испанской живописи доминировал классицизм, идеалами мастерства служили Рафаэль и Микеланджело, и художники подражали их духу, линиям, цвету. Поэтому нестандартность и упорное сопротивление Гойи в следовании общепризнанным идолам в художественных кругах стало нонсенсом.

Выбивающиеся за рамки привычного стремления и чувства, смелость в выражении мысли, бунтарские порывы и живописность в проявлении природы человека — все это присуще работам Франсиско.

Пока современники Гойи стремились к идеализации, он передавал то, что видел и чувствовал. Конечно, порой рискованно выражать свое мнение о людях, как оно есть, но кисть художника в руке дает право быть более откровенным.

В то время как коллеги порицали непрестанное нарушение стандартов живописи, а революционные лидеры корили за ее бессмысленность, простой человек внутри каждого восхищался искусством, которое рождалось под кистью художника.

Автопортрет, 1800

Честолюбивый Гойя знал себе цену. Несмотря на это, выходец из семьи среднего достатка, он считал себя «неотесанным мужланом» в обществе, в котором приходилось вращаться.

Получая достаточно денег, он позволял себе дорогую одежду, соответствующую обществу заказчиков, обедал за одним столом с министрами и королевской семьей. Но в то же время чувствовал себя чужим в их присутствии и знал, что, преклоняясь перед его талантом, высшая знать не забывает о его происхождении.

Современники Гойи утверждали, что живописец был прямолинейным и искренним. А умение видеть суть человека за блеском пышной одежды отражались в каждой его работе, были смыслом, без которого особый дух картин Гойи прекратил бы свое существование.

Эта невидимая составляющая хорошо заметна в сравнении с работами его современников — холодными и точеными образцами классицизма.

Выражение сути вещей — черта, которая выгодно отличала Гойю от его лучших коллег. Он опередил Франсиско Байеу, Антона Рафаэля Менгса, Мариано Сальвадора Маэлью и в один момент взлетел на одну планку с Веласкесом и Рафаэлем. Классицизм стал скучен. Современники разбирали картины Гойи в частные коллекции с небывалым пылом, так же как когда-то — работы горячо любимых легенд живописи.

Множество портретов Франсиско Гойя написал для маркизов де Пеньяфель, герцогов Осунских, короля Карла IV и королевы Марии Луизы, в том числе и знаменитый «Портрет семьи Карла IV», на заднем плане которого виднеется портрет самого художника. Он обзавелся друзьями и покровителями среди аристократии. В числе его заслуг также фрески для монастыря Аула Деи, церкви св. Франциска Великого, церкви Сан Антонио де ла Флорида, собора дель Пилар и множество других.

В общей сложности Гойя написал около 700 картин, не считая фресок, гравюр, рисунков и гобеленов. В 1786-м году он получил заслуженную должность королевского художника, а в 1799-м — долгожданное место первого придворного живописца. С 1785-го года Гойя становится вице-директором Королевской Академии, а с 1795-го  — директором её отделения живописи.

Одна из самых больших коллекций Франсиско Гойи хранилась у герцогини Каэтаны Альба. Факты умалчивают, но множество деталей намекают на страсть, которая вспыхнула между художником и герцогиней.

Не сдерживая бушующих чувств, хранящий тайну Франсиско выплескивал эмоции на холст: помимо официальных портретов, черты Каэтаны отчетливо проскальзывают в лицах ведьм из жутковатых офортов «Капричос» и в лицах обеих «Мах».

Если дать волю воображению, можно легко представить, как горячая испанская кровь художника кипела то любовью, то ревностью  и ненавистью к лукавой светской аристократке.

Герцогиня Альба, 1795

Герцогиня Альба в мантилье, 1797

Герцогиня Каэтана Альба на этом портрете указывает пальцем на надпись на песке: «Solo Goya» (по-испански —  «Только Гойя»). На кольцах на ее руке — имена «Гойя» и «Альба».

Откровенность его картин

Франсиско обладал вспыльчивым характером, его настроение часто менялось. Он раздражался в ответ на критику, а когда что-то не получалось, мог одним махом испортить практически готовую работу.

Все невзгоды и огорчения, которые ложились на его плечи, находили отражение на холсте. Гойя болел тяжелой болезнью, природа которой до конца так и не была выяснена.

Недуг все чаще проявлялся с возрастом: эмоциональные вспышки периодически сопровождались глухотой, которая полностью завладела им в 1793-м году, и Франсиско страдал от невозможности нормально общаться с окружающими.

С этого времени в его творчестве появляются ужасные внутренние демоны человека. Больше сюжетов посвящены инквизиции, оккультизму, ведьминским обрядам, человеческим порокам. Злые, искаженные и измученные лица пугают своей откровенностью.

Опорой и поддержкой Гойи в тяжелые времена был его друг и помощник Агустин Эстеве. Он смотрел на работы Франсиско свежим взглядом и помогал критикой, которую высказывал открыто и без обиняков, как не рискнул бы больше никто. Гойя бранился и бушевал в ответ, но понимал, какую неоценимую услугу получает на самом деле, и за каждой ссорой неизменно следовало примирение.

Кисть Гойи обладала волшебной особенностью — не передавая характерных черт определенного человека, она ненавязчиво намекала на личность модели. Франсиско мог написать чей-то портрет так, что, смутно угадывая героя картины, вы никогда бы не решились озвучить догадку с уверенностью. И Гойя этим приемом активно пользовался.

Он считал фальшивкой простую фотографическую передачу внешних черт, а работу — неудавшейся, если случалось упустить то неуловимое и фантомное, что передавало настоящую сущность человека.

Каким бы знатным и значимым ни был заказчик, Гойя нет-нет да отражал его истинную природу, хоть и самую неприглядную, и делал это так непринужденно и незаметно, что полотно в итоге вызывало всеобщее восхищение.

Пусть и закрадется в голову какая-нибудь странная мысль, но упрекнуть творца не в чем.

Портрет сеньоры де Сеан-Бермудес, 1792-1793

Портрет доньи Лусии Бермудес, которая считалась одной из самых красивых женщин при дворе, жены друга Франсиско Гойи — Мигеля Бермудеса.

Лусия не отличалась высоким происхождением и до свадьбы с Мигелем была простой махой. Ее лукавая улыбка на холсте будто бы скрывает секрет, который известен художнику.

Мягкое серебряное сияние картины — еще одно достижение и открытие Франсиско, одна из особенностей его портретов.

Портрет Марии Луизы Пармской, 1800

Королева Мария Луиза. Вопреки частым приукрашиваниям и лести, которыми обычно занимались королевские художники, Гойя даже королевских особ изображал так, как видел собственными глазами.

Полные, тяжелые руки, не отличающееся красотой лицо — Мария Луиза не обижалась на правду.

Она была умной и сильной женщиной, без участия мужа управляющей государством, и ей нравилось, что на портретах она такая, какая есть.

Многие из персонажей Гойи напоминают некоторых его знакомых. Особенно коварными и опасными были эти намеки в сериях гравюр «Капричос», «Тавромахия», «Бедствия войны», «Диспаратес».

Гравюры высмеивали тех, кто способствовал войне Испании с Наполеоновской Францией, нечестных чиновников и деятельность инквизиции.

Последняя же обладала достаточной властью, чтобы «за попрание божьих законов» предать нарушителя анафеме, аутодафе, заключению с изъятием имущества и другим экзекуциям.

Несмотря на то, что власть испанской инквизиции в конце 18 века значительно ослабела, откровенная насмешка и обличение жестокой политики церковников были крайне рискованным поступком.

Франсиско был частым гостем в кругу интеллектуальной элиты, которая открыто выражала недовольство действиями церкви. Друзья художника убеждали его, что живопись, не способная принести пользу испанскому обществу, поддержать перед разжигающими войну чиновниками и зверствующей инквизицией, неспособная вдохнуть в народ силы — ничего не стоит.

Гойя долгое время уклонялся от этих призывов, не желая вмешиваться в политику. Но мысли о бессмысленности своей работы понемногу закрадывались к нему в голову, и к 1799 году он завершил серию упомянутых сатирических офортов «Капричос». Позже появилось множество других полотен, затрагивающих социально острые образы, в том числе на тему произвола церкви и силы народного духа.

Трибунал Инквизиции, 1812-1819

Священники видели здесь суд справедливости, в то время как Гойя изобразил сгорбившихся, испуганных обвиняемых, одетых в остроконечные позорные колпаки. Они беззащитны перед своими палачами, торжествует зло, творимое «во имя добра».

«До самой смерти» — офорт из серии «Капричос», где в чертах старухи в белом платье многие угадывают королеву Марию Луизу Пармскую. Несмотря на возраст и отсутствие красоты, она любила прихорашиваться и обычно тщательно выбирала себе наряды.

«Маха обнаженная». 1797-1800

И снова Альба. Доподлинно неизвестно, кто же был натурщицей для этой картины, но большинство мнений сходится на том, что это была именно она. Мадрид полнился слухами, в то время как полотно вместе со своим близнецом «Махой одетой» хранилось в будуаре герцогини. Изображение обнаженного женского тела в те времена было под запретом, и Гойя очень рисковал, создавая эту картину.

Смелость в сочетании со свободой мысли — это Гойя. Естественность, откровенность и искренность — это Гойя. Бунтарство и отказ мириться со злоключениями судьбы, эмоциональность, жизнь в каждом мазке — это Гойя. До самой своей смерти в 84 года он творил, потеряв связь с миром звуков, выражая свое восприятие в красках, так, как видел и как чувствовал.

Сквозь два столетия масляные полотна пронесли дух романтичной Испании, свободу, трепет живой мысли и то самое неуловимое, что отличало Франсиско Гойю от остальных.

Анастасия Каспарова

Источник: http://evg-crystal.ru/kartiny/fransisko-gojya-kartina.html

Ссылка на основную публикацию