«мадонна кастельфранко», джорджоне — описание картины

Итальянский художник Джорджоне

Итальянский художник Джорджоне.

Джорджо Барбарелли да Кастельфранко, более известный как Джорджоне (итал. Giorgio Barbarelli da Castelfranco,Giorgione;1476/1477-1510 ) — итальянский художник, представитель венецианской школы живописи; один из величайших мастеров Высокого Возрождения

Джорджоне родился в небольшом городке Кастельфранко-Венето  недалеко от Венеции.

Он был учеником Джованни Беллини  и усвоил себе глубину и блеск его тёплого колорита, даже превзошёл его в этих качествах и первый из всех итальянских живописцев стал отводить в религиозных, мифологических и исторических картинах важное место поэтически-придуманному, красивому, не чуждому натуральности пейзажу. Главным местом его деятельности была Венеция. Он писал здесь надпрестольные образа, исполнял многочисленные портретные заказы и, по обычаю того времени, украшал своей живописью сундуки, ларцы и фасады домов. Умер от чумы.

Основной период творческой деятельности Джорджоне приходится на первое десятилетие XVI века. Джорджоне, первоначально сформировавшийся как художник под влиянием Винченцо Катены и Джованни Беллини, сумел в течение нескольких лет выработать собственную зрелую манеру, в основе которой лежало тонкое чувство взаимодействия цвета и света.Гроза  Ок. 1508. Галерея Академии.Во многом от Джорджоне берет начало эта принципиальная сторона европейского живописания, развивавшаяся впоследствии многими поколениями художников. Техника масляной живописи, к которой обратился Джорджоне, позволяла ему в полной мере передавать плавные цветовые переходы, насыщенные пятна цвета, сгущающиеся тени и мягкие очертания фигур и предметов. Вазари отмечал в полотнах Джорджоне отголоски влияния творчества Леонардо да Винчи, посетившего Венецию в начале XVI века.
Три философа. Ок.1504Несмотря на кратковременность жизни Джорджоне у него было много учеников, к которым принадлежат, между прочим  Себастьяно дель Пьомбо, Джованни да Удине, , Фр. Торбидо (прозванный иль Моро) и сам Тициан. Еще значительнее число художников, подражавших его направлению, каковы, например, Лоренцо  Лотто, Пальма Старший, Джованни  Кариани, Рокко Марконе,Парис Бордоне, Джирол. Пеннаки, Порденоне, Коллеоне Дзанки и др., картины которых нередко слывут теперь за его работы.

Лаура. 1506. Музей истории искусства. Вена

Мадонна с Антонием Падуанским и св. Рохом.. 1500-1510.Музей Прадо Мадрид

Портрет молодого человека

Юдифь

Кастельфранко, ок.1504

Источник: https://art-links.livejournal.com/2332752.html

Картины Джорджоне: различные произведения, творчество и биография художника

Джорджо Барбарелли да Кастельфранко, или Джорджоне (Giorgio Barbarelli da Castelfranco; 1477 (1478) — 1510) — великий живописец, являющийся одним из ярчайших деятелей Ренессанса, представитель венецианской художественной школы. Любопытно, что некоторые из его незавершенных полотен дописал Тициан уже после смерти автора.

Настоящим именем живописца является Джорджо, однако в связи с крупным телосложением ему дали прозвище — Джорджоне (т.е. большой). Точной информации о происхождении этого великого мастера не установлено.

Популярна точка зрения, что он связан с известным семейством Барбарелли, потому позже живописца нередко звали Джорджо Барбарелли да Кастельфранко.

Биография великого мастера во многом загадочна. Он был одним из наиболее одаренных деятелей эпохи Ренессанса в Венеции, хотя и умер в достаточно молодом возрасте (вероятно, из-за холеры).

Картины, которые принадлежат его авторству, немногочисленны, они не присутствуют во всех крупных музеях мира, однако вызывают неутихающий интерес и по сей день.

Творчество гениального автора превосходно отражает присущую эпохе Ренессанса любовь к человеческой красоте, самому бытию.

Особенности творчества художника Джорджоне: даже в начале пути великого мастера проявляется ключевая особенность его манеры — поэтическое изображение многообразия сокрытых в природе, в самом человеке сил, существование которых способно раскрыться не в действиях, а в тихой одухотворенности. Художнику удавалось изображать пейзажи так, что они не только становились фоном для главных фигур, но и передавали глубину пространства, создавая незабываемое впечатление от всего полотна.

В зрелых картинах автора есть чувство неявного дыхания жизни, а органичное воспроизведение натуры соединено с некоторой идеализацией, утонченной эмоциональной атмосферой, непростым, ассоциативным характером идеи и сюжета. Все это придает произведениям автора флер недосказанности. В произведениях более позднего периода сформировалась основная тема в творчестве Джорджоне — сочетание человека и натуры.

Известные картины художника Джорджоне: «Святое семейство», «Испытание огнем Моисея», «Суд Соломона», «Юдифь».

Таинственность, окружавшая как личность, так и творчество великого мастера, объясняется не только ограниченными данными об этом гениальном художнике, но и отсутствием подписанных им картин.

Правда, современник живописца, Маркантонио Микиэль, все же оставил после себя детальное описание работ великого мастера, которые находились на то время в частных коллекциях. Как раз это дало возможность опознать полотна в самых разных европейских музеях.

Найдена информация о 2-х официальных заказах, которые получил мастер в 1507-м году, однако фрески, сделанные по ним, не сохранились до наших дней.

Работы художника обогатили искусство Венеции актуальным прочтением особенностей композиции, колористики, фактуры, к тому же несколько разнообразили выбор сюжетов; произведения Джорджоне послужили образцом для наиболее известного из его последователей — Тициана, которого в дальнейшем считали одним из самых талантливых художников Италии.

В очень юном возрасте Джорджоне прибыл в Венецию. Известно, что в 16 лет художник Джорджоне работал и учился у знаменитого мастера Джованни Беллини.

Как раз в Венеции в его творчестве ярче всего проявились новые гуманистические идеи, в начале XVI ст. его работы обладали четко выраженным светским характером.

Наследие художника имело немалое влияние на ряд итальянских живописцев, и это вызвало ряд проблем с атрибуцией картин Джорджоне.

Образ Юдифи нередко служил источником вдохновения для множества живописцев этой эпохи. Она олицетворяла гражданское достоинство, доблесть, самопожертвование. Юдифь, которую создал художник Джорджоне, — это тонкий, непростой и таинственный образ.

На полотне изображена героиня библейской легенды в тот самый момент, когда она, удачно выйдя из вражеского лагеря и исполнив долг, останавливается в задумчивости над грозным трофеем. Ее глаза опущены, а лицо исполнено безмятежности. Картина Джорджоне «Юдифь» — одно из величайших произведений художника.

Непривычна и интересна также знаменитая алтарная композиция мастера «Мадонна Кастельфранко». Художник Джорджоне выбрал тему святой беседы (Мадонна в окружении святых говорит с ними), которая была популярна среди венецианских алтарных картин.

Этот сюжет не имел непосредственного отношения к Библии, а потому предоставлял большой простор для создания полотен именно в светском духе.

Святой Георгий с Франциском находятся вблизи трона, на котором восседает Мадонна с ребенком. На месте обычного для таких композиций окружения, символизирующего церковь, живописец изобразил венецианскую провинцию.

Прозрачность красоты светлого пейзажа, исполненного простора и окутанного легкой дымкой, отвечает той спокойной задумчивости, в которой пребывает Мадонна со святыми.

Между персонажами работ Джорджоне будто бы натянуты невидимые духовные нити, которые создают ощущение их истинного внутреннего единства, и это наполняет полотно особенной лирической атмосферой.

Данный алтарный образ заказан Туцио Костанцо в память о его погибшем сыне. Он был предназначен для капеллы в соборе г. Кастельфранко. У основания престола Мадонны находится саркофаг с гербом династии Костанцо — туда и устремлен взгляд Богоматери. Св. Георгий, являющийся патроном воинов, — наилучшее изображение Маттео Костанцо, убитого на войне.

«Мадонна Кастельфранко» — произведение Джорджоне, созданное для церкви, однако мастер имел свободу творчества касательно сущности самого образа.

Эта работа наполнена светской атмосферой, верно ее сравнение со своеобразной надгробной элегией.

Однако автор не просто переосмыслил обычную литургическую композицию, а пошел дальше, отказавшись в числе первых среди живописцев Европы от традиционных тем.

И вправду, картины Джорджоне зачастую существенно отличаются от остальных полотен эпохи Ренессанса. Обычно сюжеты были взяты из неизвестных источников, а смысл их до сей поры неясен. Неспроста данные картины вызывают так много споров и в наше время — их интерпретации был посвящен ряд исследований.

В особенности сложно поддаются толкованию картины великого Джорджоне «Три философа» и «Гроза». Первая из них выполнена для патриция Таддео Контарини, чтобы украсить его дом, вторая — для еще одного представителя знати, Габриеле Вендрамина.

Художник создал необычные для своей эпохи картины в небольшом формате.

Они являются созерцательными по своему смыслу, способными удовлетворить самых взыскательных частных заказчиков, будучи к тому же рассчитаны на тонкое общение зрителя и самого произведения.

Заказчики и ценители картин Джорджоне — это представители самых интеллигентных кругов общества Венеции, которые приобщились к идеям гуманизма и получили превосходное образование.

Источник: https://artchive.ru/artists/1005~Dzhordzhone

Таинственный Джорджоне

Удивительно подчас складываются посмертные судьбы художественного наследия мастеров прошлого.

Бывает так, что имена художников, пользовавшихся при жизни громкой славой, оказываются на долгое время, даже на столетия, полностью забытыми, и только усилия ученых-искусствоведов воскрешают их из небытия.

Так случилось, например, с творчеством Жоржа де Латура, одного из крупнейших живописцев Франции XVII века, чьи полотна составляют ныне гордость европейских и американских музеев.

Так сложилась и судьба Джорджоне, хотя вряд ли найдется теперь любитель искусств, кому было бы незнакомо это имя, которое символизирует для нас эпоху Возрождения так же, как и имена Леонардо, Рафаэля, Микеланджело и Тициана. Но до сих пор это один из самых загадочных мастеров прошлого, а среди живописцев Высокого Возрождения — и самый необычный.

Печать таинственности, окружающая личность и творчество Джорджоне, связана не только со скудностью биографических данных, но и с полным отсутствием подписанных работ художника.

К счастью, современник Джорджоне венецианец Маркантонио Микиэль оставил в своих «Заметках о произведениях искусства», написанных во второй четверти XVI века подробное описание картин Джорджоне, находившихся в то время в частных собраниях Венеции, что позволило опознать произведения мастера в различных музеях Европы.

«Заметки» Микиэля, найденные во второй половине XIX века, стали важнейшей вехой в истории открытия Джорджоне. Но и по сей день в искусствоведческой литературе нет единого мнения о том, какие картины Джорджоне дошли до нас.

Произведений, бесспорно принадлежащих кисти Джорджоне, нам известно около двадцати.

Но определить круг произведений мастера Джорджоне — еще не значит окончательно разгадать его «тайну»: необычно содержание его картин, порой загадочен их сюжет и даже смысл.

Библейскую героиню Юдифь Джорджоне показал после совершения подвига — нога ее попирает отрубленную голову Олоферна, в руке она держит меч. В эпоху Возрождения Юдифь воплощала идею свободы, подвига во имя общего блага.

Но в образе, созданном Джорджоне, героическое начало словно отступает, растворяясь в лирической поэзии.

Весь облик Юдифи, погруженной в раздумье, словно пребывающей в состоянии тихого забытья, исполнен чарующей, поэтической прелести.

Юдифь Джорджоне — воплощение того возвышенного эстетического идеала, который стремились запечатлеть на своих полотнах Леонардо, Рафаэль, все мастера Высокого Возрождения. Но какой неповторимый, своеобразный характер этот идеал получает у Джорджоне!

Много непривычного, неожиданного открывается нам и в знаменитой алтарной композиции «Мадонна Кастельфранко». Джорджоне выбирает принятую для алтарных картин в Венеции тему «Святого собеседования» (Мадонна, окруженная святыми, беседует с ними). Она не имела прямого отношения к темам священного писания и давала большой простор для решения ее в совершенно светском духе.

Двое святых — Георгий и Франциск стоят по сторонам высокого трона, на котором сидит Мадонна с младенцем Христом. Вместо обычного в алтарных композициях величественного архитектурного фона, который символизировал церковь, Джорджоне изображает пейзаж венецианской провинции.

Прозрачная красота этого светлого пейзажа, полного простора, окутанного голубоватой воздушной дымкой, вторит настроению тихой задумчивости, в которую погружены мадонна и святые.

И мечтательно устремивший взгляд вдаль Георгий, скорбно печальный Франциск, и Мадонна, опустившая взор, кажущаяся такой одинокой на своем высоком троне, — все они как бы прислушиваются к струнам, звучащим в их душе.

Между ними словно тянутся незримые духовные нити, создающие ощущение глубокого внутреннего единства персонажей. Это наполняет картину особой лирически проникновенной атмосферой.

Читайте также:  Увенчание терновым венцом, тициан вечеллио

Этот алтарный образ был написан по заказу кондотьера Туцио Костанцо как надгробное изображение в память о погибшем сыне и предназначался для частной капеллы в соборе города Кастельфранко.

У подножия трона Богоматери стоит саркофаг с фамильным гербом Костанцо — на него и смотрит Мадонна.

Святой Георгий, небесный покровитель воинства, — идеальное изображение Маттео Костанцо, павшего на поле брани.

«Мадонна Кастельфранко» — единственное произведение Джорджоне, написанное для церкви, но художник свободен в нем по отношению к литургической сущности образа.

По существу это произведение всецело проникнуто светским мироощущением, и справедливо сравнение его со своего рода надгробной элегией.

Но Джорджоне не только переосмысляет традиционную литургическую композицию, но и делает следующий шаг — одним из первых в европейской живописи отказывается от традиционной тематики.

Действительно, сюжеты картин Джорджоне, как правило, не имеют ничего общего с тематикой искусства Возрождения.

Чаще всего его сюжеты почерпнуты из неизвестных нам источников, и смысл их остается для нас во многом неясным.

Не случайно столько споров вызывали и вызывают эти сюжеты — их интерпретации посвящены даже специальные исследования. Особенно трудно поддаются истолкованию картины «Три философа» и «Гроза».

Рентгенограмма картины «Три философа» показала, что первоначально Джорджоне задумал ее как изображение трех евангельских волхвов, пришедших к младенцу Христу.

Но существенно, что уже в первом варианте Джорджоне не изобразил традиционную сцену поклонения, а показал волхвов размышляющими о чем-то в уединении. Затем Джорджоне заново переписал картину и превратил волхвов в трех философов. Это слово в эпоху Возрождения было синонимом слова «ученый», «гуманист».

Название картины восходит ко времени Микиэля, видевшего ее спустя 15 лет после смерти Джорджоне. Оно оказалось удачным и существует по сей день.

Но в отношении смысла сцены, истолкования персонажей было высказано множество самых разных и порой неожиданных предположений.

В персонажах картины видели то императора Марка Аврелия с двумя философами, то Архимеда, Прометея и Пифагора, то связывали сюжет с «Энеидой» Вергилия, то считали картину аллегорическим изображением трех возрастов жизни и даже различными стадиями посвящения в мистический союз (при этом самого Джорджоне также хотели видеть членом какого-то тайного общества).

Наиболее убедительна, по общему мнению, гипотеза, высказанная одним итальянским исследователем: тема картины связана с тремя этапами в развитии и становлении средневековой и гуманистической культуры.

Старец — олицетворение схоластической науки, метафизики, отрицающей доводы разума и знания (он стоит на нижней ступени, так как схоластика считалась в эпоху Возрождения нижней ступенью науки). Человек в восточной одежде — это Аверроэс (так называли тогда в Европе арабского философа Ибн Рушда) — комментатор и последователь Аристотеля.

Аверроизм — промежуточная стадия между схоластикой и гуманизмом, философией Возрождения, которую символизирует образ юноши, жадно всматривающегося в окружающий мир. Юноша, держащий в руках циркуль и линейку, это математик, натуралист, исследующий законы природы, но это и поэт, восхищенный ее красотой.

Он весь ушел в восторженное созерцание природы, он — воплощение идеала Джорджоне — прекрасного человека с поэтической душой, который находит в природе отклик своим переживаниям.

Как обычно у Джорджоне, в картине нет действия, фабулы, что могло бы облегчить разгадку сюжета. Все персонажи объединены нестроением лирического созерцания. Ясный покой и тишина разлиты в пейзаже в этот вечерний предзакатный час.

Люди и природа сплетаются в единое, полное поэтического настроения гармоническое целое. Как в «Трех философах», так и в другой знаменитой картине — «Гроза» — Джорджоне не обращается ни к церковной легенде, ни к античному мифу — и в этом он пошел дальше самых смелых своих современников.

Сюжет «Грозы» — или «Пейзажа с грозой, цыганкой и солдатом», как названа картина у Микиэля, — остался неразгаданным, несмотря на бесчисленные и самые остроумные попытки его расшифровки.

Несомненно, он заключил в себе символический смысл — об этом говорят такие детали, как обломки колонн, руины здания. Видимо, и сама гроза имела символическое значение.

Но содержание картины шире рамок литературной символики. И то, что сюжетная канва была не очень существенна для Джорджоне, подчеркивает то обстоятельство, что сначала, как обнаружило рентгеновское исследование картины, вместо фигуры юноши была изображена слева еще одна обнаженная женщина.

Всю композицию — от первого плана до дальнего — занимает пейзаж, изображающий уютный уголок окрестностей Венеции. «Гроза» — это, по существу, первый настоящий пейзаж в итальянской живописи, причем Джорджоне впервые в истории европейского искусства пытается передать состояние природы.

Все в этом предгрозовом пейзаже неустойчиво, подвижно, изменчиво. Он полон такой эмоциональности, что мир природы предстает у Джорджоне как стихия одушевленная.

Недаром состояние природы как бы передается и людям, находит отзвук в настроении неопределенной поэтической взволнованности, которым они охвачены.

Живопись для Джорджоне — это поэтическое творчество, поэтому найти однозначную формулу, точно раскрывающую смысл его произведений, невозможно.

Зыбкость, намеренная неопределенность сюжетной ткани допускают множество ассоциаций, и его композиции всегда шире того, что они непосредственно изображают. Это и вызывает такой разнобой мнений в их истолковании.

Особое очарование картин Джорджоне заключается как раз в том, что как бы возникает вокруг сюжета и на чем Джорджоне ставит главный акцент, — в том настроении, которым овеяна сцена, в богатстве эмоциональных оттенков.

В связи с этим говорилось даже, что картины Джорджоне — лишь чистые живописные видения без определенного сюжета (и, кстати, в этой свободе фантазии усматривалось некоторыми исследователями величие Джорджоне и даже его близость современным художникам).

С этим утверждением нельзя согласиться, но несомненно, что Джорджоне был одним из тех живописцев, которые создали картину в современном ее понимании. В живописи Джорджоне картина становится средством выражения мыслей и чувств ее создателя. Впервые большое значение получает личное начало, индивидуальное восприятие мотива.

Рождается станковая картина, которая не только посвящена светской тематике (что было знамением искусства нового времени), но и насыщается непривычным эмоциональным содержанием. Это было подлинным переворотом в истории не только итальянской, но и всей европейской живописи.

Джорджоне писал необычные для Возрождения картины небольшого формата, камерные, лирические — созерцательные по характеру, удовлетворяющие индивидуальному вкусу частного заказчика, рассчитанные на тонкое общение зрителя с произведением. Так, «Три философа» были написаны по заказу венецианского патриция Таддео Контарини для украшения его дворца, «Гроза» — по заказу другого патриция Габриеле Вендрамин.

Заказчиками и собирателями картин Джорджоне были наиболее культурные круги венецианского общества, приобщившиеся к гуманизму. Все они получили блестящее гуманистическое образование, хорошо знали философию, литературу и музыку.

Это были знатоки греческого и латинского языков, читатели Аристотеля и Плиния, коллекционеры антиков, поклонники буколической поэзии Бембо и Наваджера, любители и ценители живописи, проникнутой светским духом.

Многие из этих патрициев являлись членами «Академии», группировавшейся вокруг Альда Мануция — знаменитого книгоиздателя и гуманиста.

В начале XVI века Венеция становится одним из важнейших очагов духовной жизни Италии, центром книгопечатания, развития светской культуры. Но венецианский гуманизм этого времени не нес в себе боевого пафоса, его мало волновали общественные и политические проблемы.

Главным занятием венецианских гуманистов было ученое комментирование трудов античных авторов, их любимым времяпровождением чтение стихов, слушание музыки, беседы об античных поэтах или об изяществе стиля Петрарки, о любви и красоте.

Гуманисты Венеции часто связывали представление о гармоническом существовании с жизнью человека на лоне природы.

В отличие от флорентийской и римской, венецианская культура не знала такого одностороннего культа человека — интерес к человеку был неотделим в ней от интереса к природе, а созерцательный характер гуманизма вызвал и более острый интерес к миру чувств и эмоций.

Творчество Джорджоне неотделимо от венецианского гуманизма XVI века. Он был художником нового типа, художником-интеллигентом, не связанным с цехом, вовлеченным в культурную жизнь своего времени. Окружение Джорджоне составляла патрицианская утонченная культурная среда.

Ее идеалы, настроения и жизненные интересы нашли воплощение в его искусстве. Но преломленные в живописи Джорджоне, они получили удивительную многогранность и одухотворенность.

Джорджоне открыл для итальянского искусства новые аспекты действительности — мир природы и поэтический мир тончайших оттенков чувства.

В его творчестве появляется новый жанр — пейзаж, рождается портрет нового типа, главное в котором не объективная достоверность изображения, а стремление передать внутреннее состояние человека, раскрыть сложность его душевного мира.

Поэтической вершиной искусства Джорджоне стала «Спящая Венера». Это единственная дошедшая до нас картина Джорджоне на мифологическую тему, причем художник не изображает какой-то определенный эпизод античной легенды. Богиня спит на цветущем лугу, на фоне пейзажа венецианской провинции. Ее прекрасное тело поражает необычайной красотой плавных линий.

Замечательна благородная и одухотворенная красота ее лица, отражающая полноту чувств, тонкость души. И в то же время Венера Джорджоне — это земная женщина, полная чувственной прелести. Никто в итальянской живописи до Джорджоне не передавал еще с такой осязательной жизненностью теплоту и мягкость обнаженного женского тела, его чувственное очарование.

Но земную женскую красоту Джорджоне возвысил и идеализировал. Возвышенной целомудренностью веет от фигуры Венеры.

Совершенство форм, завершенность и чистота линий словно воплощают в себе закон абсолютной гармонии.

Этот образ создан мастером Высокого Возрождения, стремящегося «превзойти натуру», то есть, по словам Дольче, «показать в одном образе все то совершенство красоты, какое в природе едва увидишь в тысяче».

«Спящая Венера» — итог всем размышлениям Джорджоне о человеке и окружающем его мире. В картине нашла воплощение идея о свободном, ничем не омраченном существовании человека среди поэтической природы.

Венера, прекрасная женщина, погруженная в счастливый безмятежный сон, словно порождена той прекрасной природой, которая ее окружает. И красота ее для Джорджоне — венец создания природы.

Читайте также:  Картина "зонтики", ренуар

Здесь как бы достигнуты полнота гармонии и полнота счастья.

«Спящая Венера» — высшая точка возвышенно-поэтического стиля Джорджоне — написана в поздние годы его творчества, когда поиски мастера шли и в других направлениях.

В «Концерте» Джорджоне воспроизводит жанровую сцену, взятую из жизни, делая тем самым шаг к непосредственному — хотя и опоэтизированному — отражению действительности. И в «Сельском концерте», в этом истинно джорджоневском мире «счастливой Аркадии», мире, полном невыразимого очарования, начинают звучать новые ноты.

Этот элегически мечтательный мир кажется теперь более полнокровным: роскошные тела обнаженных женщин, атласные ткани, блеск воды в прозрачном сосуде, сочная зелень травы и деревьев — все заставляет ощутить его чувственное материальное богатство, его красочность.

В образах угадываются черты реальных венецианских патрициев; один из них — лютнист — даже одет в современный костюм.

25 октября 1510 года поверенный мантуанской маркизы Изабеллы д’Эсте в Венеции Таддео Альбано сообщил своей госпоже, желавшей приобрести картину Джорджоне, что автор недавно умер от чумы. Было ему тогда 33 года. Смерть застигла Джорджоне в расцвете таланте.

Он умер, не успев осуществить многое из того, что задумывалось, мечталось, угадывалось. Неизвестно, какими шедеврами обладали бы мы сейчас, если бы свирепая венецианская чума пощадила этого великого художника. Но и сравнительно немногочисленными своими картинами он успел войти в историю мировой живописи.

И еще он успел воспитать ученика — гениального Тициана.

Источник: http://waking-up.org/iskusstvo/tainstvennyiy-dzhordzhone/

Мадонна Кастельфранко» Джорджоне

«Мадонна Кастельфранко » (ит. Pala di Castelfranco) — единственная абсолютно бесспорная картина кисти Джорджоне. Это алтарный образ соборной церквиКастельфранко-Венето, родного города художника. Полное название полотна — «Мадонна на троне с Младенцем и святыми Либералием и Франциском».

Период творческой зрелости Джорджоне характеризует его первая бесспорная и достаточно точно датируемая работа — алтарный образ «Мадонна Кастельфранко» (1504—1505, Кастельфранко, собор Сан Либерале).

Очевидно, заказчиком картины был уроженец Кастельфранко военачальник Туцио Костанцо, потерявший в 1504 году своего юного сына Маттео, — герб семьи Костанцо украшает в картине Джорджоне нижнюю часть постамента трона Мадонны, которая напоминает деревянный саркофаг, — такие саркофаги, затем заменявшиеся на мраморные, часто устанавливали в это время под алтарным образом в семейных капеллах.

Композиция картины отдаленно напоминает традиционные для итальянской живописи Святые Собеседования, но это лишь внешнее сходство.

Вместо традиционной алтарной ниши перед нами четко обозначенное, но неопределенное пространство: залитая дневным светом вымощенная плитками площадка, отделенная высоким темно-красным парапетом от расстилающейся на заднем плане, окутанной легкой дымкой пейзажной панорамы с гладью озера, деревьями и кустарником, лугами и небольшим замком на холме. Очень высокий трон Мадонны вознесен к небу, его спинка уходит за верхний край картины, а Мадонна, чуть склонив прекрасное, промоделированное легкой дымкой светотени лицо, задумчиво смотрит вниз, где у подножия трона стоит саркофаг с гербом рода Костанцо; туда же смотрит и притихший Младенец, лежащий на ее коленях. Внизу у саркофага к нам обращаются стоящие здесь, как верные стражи, прекрасный рыцарь в вороненых латах — Святой Либерале, покровитель Кастельфранко, и монах Святой Франциск. Лицо рыцаря задумчиво и печально, монах обращается к нам с патетическим жестом скорби. Картина, призванная напоминать о юноше, безвременно покинувшем прекрасный, расстилающийся на заднем плане мир, проникнута тишиной и очень сдержанно выраженной печалью.

В «Мадонне Кастельфранко» впервые во всей полноте раскрывается поэтический склад творческой натуры Джорджоне, присущее этому мастеру тонкое музыкальное чувство ритмического единства, гармонического согласия красок. Стилистически эта картина с ее немногословием, безупречным композиционным равновесием, мягкой и обобщенной моделировкой форм уже принадлежит Высокому Возрождению.

Алтарный образ «Мадонна Кастельфранко» был написан художником в 1504-1505 годах для капеллы св. Георгия в соборе Кастельфранко. Как и в других произведениях Джорджоне, здесь заметное место занимает пейзаж, который ведет нас в пространство мира, мира прекрасного и таинственного, того мира, который так активно начал познаваться гуманистами Возрождения. Образ отличает монументальность.

Другой явной особенностью композиции является расположение Мадонны в самой верхней части картины. Изображение построено так, что фигура Мадонны расположена исключительно на фоне неба, символического образа Бога Творца.

Ноги Мадонны едва касаются Земли, и это касание – благодетельство нам, живущим на этой Земле. Вершина же трона Мадонны вообще выходит за рамки изображения вместе с небом.

Другие персонажи даны ниже уровня земли и это особо подчеркивает смысл образа, написанного по заказу известного кондотьера Тудзио Костнацо в память сына Маттео, погибшего в сражении.

Джорджоне-художник – весьма загадочная личность. Смысл его произведений трудно интерпретировать с достаточной полнотой. Многое из этого смысла постоянно ускользает или почти не осязаемо. Не исключение и «Мадонна Кастельфранко». Во-первых, изображение построено так, что художник находится на одном уровне с Мадонной……..

На это совершенно ясно указывает и все видимые элементы изображения и невидимая линия горизонта. Произведение создано в период, когда мастерами Возрождения уже были достаточно детально разработаны законы линейной перспективы. Согласно этим законам все параллельные линии реальных предметов должны в картине сходиться в одной точке на линии горизонта.

Это – точка схода, а линии идущие к ней – линии схода. Линия же горизонта располагается в картине на уровне глаз художника. Итак, художник вместе с Мадонной пребывает над Землей….. Положение художника относительно Мадонны легко определить по тому, как располагаются верхние плоскости боковых частей трона, те – на которых покоятся руки Мадонны.

Эти плоскости скрыты для взгляда художника, то есть его глаза находятся чуть ниже их, на уровне колен Младенца. Из этого же можно сделать вывод, что художник либо сидит за мольбертом чуть ниже основания трона, либо стоит коленопреклоненный с низко опущенной головой. Другую особенность изображения демонстрируют сами линии схода. Это видно более отчетливо на Рис. 1.

где устранены также затемненные участки картины. Фигура Мадонны расположена точно на центральной вертикальной линии картины. Параллельные линии мы видим в квадратных фигурах пола и в гранях постамента, на котором размещается фигура Мадонны. Все линии схода ведут к центральной линии картины. Но точек схода несколько.

Большинство из них находятся на уровне лона Мадонны, другие поднимаются к груди и одна размещается под головой. Эти точки схода, как бы описывают нам историческую миссию Божией Матери, которая выражена словами православной молитвы: «….Благословенна Ты в женах, и благословен Плод чрева Твоего».

Здесь расположение фигуры Мадонны на фоне неба несет уже дополнительное содержание композиции – небесный образ Мадонны, небесные качества Ее чрева, органичная близость к Богу, неземная чистота вполне земной и абсолютно материальной Личности. Интересно, что фигура Сына размещена в стороне от центральной линии образа. Как будто Он, отсраняясь, дает возможность Своей Матери явить Себя миру.

Источник: https://studlib.info/istoriya/2560703-madonna-kastelfranko-dzhordzhone/

Джорджоне (Джорджо да Кастельфранко)

19.01.2016

Сучасники називали ім’я Джорджоне поряд з іменами Леонардо, Рафаеля, Мікеланджело, але відомостей про його життя майже немає. Немає і картин, підписаних ним.

Робіт, чиїм автором визнається Джорджоне, менше десятка. Його авторство визначається на основі твору Маркантоніо Мікіелі, який в XVI ст. склав каталог картин, що зберігалися в колекціях венеціанських патриціїв.

У ньому зазначено шістдесят творів Джорджоне.

Біографії Джорджоне, написані Вазарі і Паоло Піно, з’явилися через майже сорок років після смерті художника. Правда, в цей час ще були живі його учні – Якопо Пальма Старший і Тіціан, які, швидше за все, і дали деякі відомості авторам. За твердженням Вазарі, Джорджоне народився в 1478. Інших дат його народження немає. Невідома й його родина.

Вазарі туманно згадує, що він був «найнижчого походження». З урахуванням цього вкрай дивний факт, що Джорджоне, судячи по колу його замовників, темам картин і відгуками сучасників, отримав гарну освіту. Через сторіччя К. Рідольфі запевняв (1648), що Джорджоне був позашлюбним сином одного з членів сім’ї венеціанських патриціїв Барбарелли.

У Кастельфранко, на батьківщині художника, зберігся будинок (палаццо Пелліццарі), який вважається колишньої власністю Барбарелли. У великому залі цього будинку розташовується монохромний фресковий фриз. На ньому представлені трофеї, музичні інструменти, астрономічні прилади і овальні медальйони з профільними зображеннями древніх філософів і римських імператорів.

По виду розпису нагадують інтарсії і вважаються однією з ранніх робіт Джорджоне.

Вважають, що в юності Джорджоне протегувала Катерина Корнаро, екс-королева Кіпру, яка жила поблизу Кастельфранко, в Азоло. У неї Джорджоне міг познайомитися з ученими, гуманістами, поетами, з якими потім дружив у Венеції.

Майже всі вони були членами знаменитої «Академії» типографа, філолога і колекціонера Альда Мануція. До такого висновку наводить список імен замовників Джорджоне. Є також відомості, що Джорджоне виконав портрет Катерини Корнаро.

Неясно, коли і як Джорджоне виявився у Венеції. Згідно Вазарі, молодий художник розписував щити і весільні скрині. Неясно, чи вчився він в одній з венеціанських живописних шкіл. Вважають, що Джорджоне був учнем Джованні Белліні, але його індивідуальна манера склалася так рано і була настільки приваблива, що в ряді пізніх робіт Белліні відчувається її вплив.

Про ранніх творах Джорджоне нічого не відомо, хоча кілька невеликих картин вважаються її роботами, виконаними близько 1500. Кращі з них – «Суд Соломона» і «Випробування немовляти Мойсея» (обидві – Флоренція, Уффіці).

У них помітно зародження своєрідного жанру «poesia».

Так у Венеції іменували картини на міфологічні теми, але по відношенню до творінь Джорджоне це визначення набуває особливого відтінку, підкреслюючи в першу чергу їх зачаровує глядачів невловиме ліричний настрій.

Чудове «Поклоніння пастухів» (Вашингтон, Національна галерея), яке відносять до початку першого десятиліття XVI ст., – Свідчення дуже швидко зростаючого майстерності Джорджоне.

Пейзаж в цій невеликій картині вперше у венеціанському живописі перестає бути фоном або місцем дії, стаючи рівним людині за значимістю і розділяючи з ним його душевний стан. Теплі золотисті, зелені, коричневі тони підібрані з надзвичайною майстерністю.

Джорджоне не так будує форму за допомогою малюнка, скільки «ліпить» її відразу кольором. Рідольфі писав, що Джорджоне «був першим, хто показав дорогу живопису і поєднанням своїх фарб з легкістю наблизився до зображення натури».

Читайте также:  Король, играющий с королевой, макс эрнст - описание картины

Всі відомі нині картини Джорджоне на релігійні теми невеликі за розміром. Вони призначалися для домашнього культу. Винятком є «Мадонна Кастельфранко», вівтарна картина, яка до цих пір знаходиться на призначеному їй місці – в капелі Св.

Георгія в соборі містечка Кастельфранко. У Мікіелі і Вазарі відомостей про неї немає. Тільки Рідольфі, побувавши в 1640 в Кастельфранко, зібрав відомості про неї і про її замовника.

Ним був місцевий уродженець – кондотьєр Туціо Костанцо, впливова особа при дворі Катерини Корнаро.

Очевидно, «Мадонна» Джорджоне була звичайною вівтарної картиною, а являла собою своєрідний надгробний пам’ятник: біля підніжжя трону Марії зображений дерев’яний саркофаг з гербом замовника на передній стінці. У 1504 Туціо втратив сина Маттео, померлого в Равенні.

Його тіло було привезено в Кастельфранко. На зовнішній стіні собору укріплена його надгробну плиту. На ній зображений воїн у береті, біля його ніг лежать два шолома. Один з них такий же, як той, що увінчує голову лицаря, що стоїть біля трону Мадонни (лицаря вважають або св. Георгієм, або св.

Ліберали, якому присвячений собор).

Серединою першого десятиліття XVI в. датують також картину Джорджоне «Юдиф» (Санкт-Петербург, Державний Ермітаж). Складне алегоричний зміст цієї картини пов’язано з її призначенням: як з’ясувалося в ході завершеною в 1971 реставрації, фігура біблійної героїні прикрашала стулку стінної шафи. Очевидно, вона була включена в оформлення кабінету-студіоло.

У середині першого десятиліття XVI в. Джорджоне був уже знаменитим майстром. До цього часу відносять «Трьох філософів» (Відень, Художньо-історичний музей). Філософами персонажів картини назвав ще Мікіелі, який бачив її через п’ятнадцять років після смерті художника.

Сюжет намагалися витлумачити як алегорію розвитку філософської думки від схоластики, заснованій на шануванні авторитету, через вчення Аверроеса до сучасної Джорджоне натурфілософії. Були спроби наділити персонажів іменами (наприклад, Архімед, Птолемей і Піфагор), а також подати їх як уособлення трьох віків людини.

У 1930-х була зроблена рентгенограма цієї картини Джорджоне, яка показала, що спочатку вона була задумана як зображення волхвів. Очевидно, художник грунтувався на «Золотий легенді» Якопо да Вораджіне.

У ній є сказання про трьох магів, які з покоління в покоління проводили по три дні кожного місяця на вершині гори, чекаючи зірку, напророчену Валаама і що повинна сповістити про народження Христа.

У зборах Габріеля Вендраміні Мікіелі бачив найзагадковіший твір Джорджоне, відоме тепер під назвою «Гроза» (Венеція, Академія). Мікіелі назвав картину «пейзажик з грозою, циганкою і солдатом».

У цьому визначенні важливо те, що він поставив на перше місце зображення природи, її стан. «Гроза», по суті, перший справжній пейзаж в італійському мистецтві, який і без героїв не втрачає емоційної змістовності і сили.

Такого враження Джорджоне домагається насамперед передачею освітлення, що йде від передгрозового вечірнього неба з блідим диском місяця.

Як і у випадку з «Трьома філософами», з приводу сюжету «Грози» пролито «море чорнила», і на нинішній день існує не менше тридцяти його тлумачень.

Можливо, з «Гроза» пов’язаний єдиний збережений малюнок Джорджоне (Роттердам, Музей Бойманс ван Бейнінген) – пейзаж із самотньою фігурою пастуха. Замикаюча горизонт міська стіна нагадує зміцнення Кастельфранко, зафіксовані на гравюрі XVII ст.

У зборах Вендраміні перебувала також «Стара» (Венеція, Академія) – маленьке зображення старої, бідно одягненої жінки з бандерольку в руці. Напис на бандерольку – col tempo (з часом) розкриває сумну символіку образу. Такими словами часто починалися вірші, присвячені неминучості долі, невблаганного плину часу. Ця картина Джорджоне не є портретом, але образ баби дивно конкретний.

У творі Мігеля згадується багато портретів, виконаних Джорджоне і знаходяться в різних венеціанських зборах. Жоден з них не простежується. В даний час безперечними портретами роботи Джорджоне вважаються тільки два. Обидва датуються серединою першого десятиліття XVI в.

Один з них, так звана «Лаура» (Відень, Художньо-історичний музей), має на звороті напис: «1506, 1 червня це було закінчено рукою майстра Дзордзі з Кастельфранко, колеги майстра Вінченцо Катени, на замовлення мессери Джакомо …» З неї випливає, що принаймні в окреслений рік Джорджоне працював спільно з катенов, хоча і неясно – чи в одній майстерні або просто над одним замовленням. Невідомо, ким був мессер Джакомо, так само як незрозумілим залишається визначення картини – «це». Оскільки не вказано ім’я зображеної жінки, вважали, що картина не є портретом в звичайному сенсі. Зображення лаврових гілок пов’язано, можливо, з тим, що Джорджоне представив алегорію Поезії, або німфу Дафну, яка перетворилася на лаврове дерево, або, нарешті, платонічну кохану Петрарки Лауру. Красу і теплоту напівоголеного тіла жінки відтіняє хутряна накидка – згодом цей прийом використовує Тіціан («Жіночий портрет», Санкт-Петербург, Державний Ермітаж; «Венера перед дзеркалом», Вашингтон, Національна галерея).

Мабуть, дещо раніше «Лаури» Джорджоне написав «Чоловічий портрет» (Берлін, Державні збори). Він більш конкретизований, а композиційно нагадує сучасні майстру нідерландські зразки. Однак м’яка ліплення форм, що згладжує несуттєві деталі, і спокійне незалежне вираз обличчя свідчать про формування стилю Високого Відродження.

Серед кількох портретів, що відносяться до майстерні Джорджоне, найбільш високою якістю відрізняється «Портрет молодої людини» (можливо, поета Антоніо Броккардо) з музею в Будапешті.

Зазвичай його приписують самому Джорджоне, хоча зробити остаточний висновок заважає погана збереження. Незвична схвильованість, навіть потрясенность юнаки, як би прагне утримати в грудях сумне почуття.

Зображена на парапеті крихітна трилика головка Гекати дозволяє нам припустити, що портрет або посмертний, або представляє людини, втратив когось із близьких.

До 1507 Джорджоне став офіційно визнаним провідним живописцем Венеції. Він отримав перше велике замовлення на виконання картини для Палаццо дожів (загинула при пожежі тисячу п’ятсот сімдесят сім). У документах записана сума оплати в 20 дукатів (художник отримав її в три прийоми: 14 серпня 1507, 24 січня і 23 травня 1508), але не збереглося ні описів картини, ні вказівок на її тематику.

Про славу Джорджоне свідчить і той факт, що в тому ж +1507 з майстерні Джованні Белліні до нього перейшли кращі учні старого майстра – Тіціан і Себастьяно Лучани (Себастьяно дель Пйомбо).

Другий офіційний замовлення Джорджоне отримав в листопаді 1508: разом з Тицианом він повинен був розписати фресками фасад німецького подвір’я – Фондако дей Тедескі. Джорджоне з помічниками розписував головний фасад будівлі, що виходить на Великий канал (фрески Тиціана прикрашали бічний фасад). Робота була завершена до кінця року (оплата 11 грудня 1508).

Майстри отримали 150 дукатів, з яких 130 належало Джорджоне. Внаслідок сирого клімату фрески швидко зруйнувалися. У XVIII ст. від них залишалося лише шість фрагментів, які замалював А. М. Дзанетті. В даний час існує тільки один фрагмент – нагая жіноча фігура (Венеція, Ка д’Оро), – знятий зі стіни Фондако в 1937.

Судячи з описів, фрески не мали сюжету: між вікнами знаходилися алегоричні фігури, обрамлені ілюзорною архітектурою, а вище проходив фриз із зображенням різних декоративних елементів на зразок трофеїв.

Очевидно, Джорджоне захопили експерименти з перспективою, а з приводу змісту розписів бачив їх Вазарі висловився таким чином: «… що стосується мене, я ніколи не міг зрозуміти цього твору і, питаючи інших, в чому там справа, не зустрічав нікого, хто б його зрозумів … »

Замовлення на роботи монументального характеру – свідчення змін в стилі Джорджоне. У його картинах зберігаються елегійна гармонія і споглядальність, але в них починають проступати епічні риси.

Близько 1508-1509 Джорджоне створив одну з найзнаменитіших картин в європейському мистецтві – «Сплячу Венеру» (Дрезден, Картинна галерея старих майстрів). Вона надихала сучасників художника і майстрів наступних епох аж до XX ст. Серед них Тіціан, Дюрер, Кранах, Пуссен, Веласкес, Рубенс, Енгр і Мане.

Спляча на лоні природи прекрасна нагая богиня постає під пензлем Джорджоне втіленням тієї Любові, яка, на думку філософів-неплатників, була вічною зв’язком світобудови. У XVI ст. картина перебувала в зборах Иеронимо Марчелло у Венеції, де її бачив Мікіелі. Тоді, за його свідченням, біля ніг Венери сидів маленький Купідон з пташкою в руці.

Купідона і частина пейзажу написав Тіціан, очевидно завершуючи роботу вчителя після його смерті. Згодом картина сильно постраждала від часу, фігурка Купідона майже зруйнувалася і була записана.

Після +1508 Джорджоне часто працював спільно з Тицианом, що надзвичайно ускладнює атрибуцію картин. Деякі з них неодноразово опинялися в числі творів то одного, то іншого майстра («Концерт», Флоренція, галерея Пітті).

Роботою Тиціана в даний час вважається і так званий «Сільський концерт» (Париж, Лувр), оскільки полотно розкішно за кольором, в образах більше конкретності, а природа пишніше і багатше, ніж це зазвичай буває у Джорджоне.

У той же час зосереджена елегійність настрою, поетична недомовленість, властива цьому твору, яка народжує відчуття, схожі з тими, які змушує відчувати ліричний вірш, що не були притаманні Тиціанові.

Не тільки чарівність особистості Джорджоне і його недовге життя, припиненні епідемією чуми восени 1510, але, головним чином, зачаровує настрій його картин призвели до появи легенд, які до теперішнього часу бентежать розум дослідників. Поряд з Джованні Белліні Джорджоне поклав початок блискучому розквіту венеціанської живопису, що визначила шлях розвитку європейського мистецтва аж до XIX ст.

Інші твори Джорджоне: «Мадонна з Немовлям» (Санкт-Петербург, Державний Ермітаж), «Мадонна скнігой» (Оксфорд, Музей Ашмолеан), «Св.

сімейство »(Вашингтон, Національна галерея),« Паж з шоломом »(Лос-Анджелес, Музей образотворчих мистецтв),« Хлопчик зі стрілою »(Відень, Художньо-історичний музей),« Співак »(Рим, галерея Боргезе),« Воїн і паж »(Флоренція, Уффіці),« Автопортрет в образі Давида »(Брауншвейг, Музей герцога Антона-Ульріха),« Автопортрет в образі Давида »(Будапешт, Музей образотворчого мистецтва),« Христос, що несе хрест »(Венеція, Сан- Рокко), «Мадонна зі свв. Антонієм і Рохом »(Мадрид, Прадо),« Чоловічий портрет »(Сан-Дієго, Каліфорнія, Музей мистецтв).

ПОДІЛИТИСЯ:

« Рафаель. Німа (Портрет жінки), 1507 Творчість Джорджоне »

Источник: http://moyaosvita.com.ua/mustectvo/dzhordzhone-dzhordzho-da-kastelfranko/

Ссылка на основную публикацию