«неудача», константин коровин — описание картины

«Свободным художествам» — ПОЛИТ.РУ

Обзор московских выставок. ГТГ: Константин Коровин на Крымском валу, Николай Фешин в Инженерном корпусе, «Виктор Васнецов. Эскизы к росписям Владимирского собора в Киеве» в Лаврушинском переулке, новая постоянна экспозиция русского искусства 1960-2000 гг., объединенная темой «Монументы и документы». Обсуждение выставки Леонида Сокова «Угол зрения» в ММСИ.

В 2006 году была в Третьяковке выставка британца Уистлера, и все говорили о том, что он оказал огромное влияние на русскую живопись конца 19 — начала 20 века. Для того, чтобы это показать, вместе с Уистлером было выставлено и немало работ наших классиков.

Посмотрев и сравнив, я с радостью убедилась, что его серое, измученное декадентское творчество не такое уж влияние оказало на наших – сочных, плотных, лихих и очень даже часто дерзких русских живописцев.

  Вот и с Коровиным такая общепринятая история, что он вроде как бы в основном сложился под впечатлением от французских импрессионистов, то есть  вторичный какой-то.

Так вот на самой большой в истории выставке Константина Коровина, проходящей в ГТГ на Крымском валу (до 12 августа) видно, что это не совсем так. Вот еще ранние его работы, сделанные, когда сильны были идеи передвижников – там есть сюжет, но он во впечатлении, то есть уже импрессионизм.

«Неудача» (1986): выразительное название, парень стоит посередь болот, в тумане, печально опустив ружье – промахнулся. Но главное здесь не рассказ, а еле заметный  дымок у дула.

Картина «У купальни» (1890) – кто другой в таком сюжете сладострастно сосредоточился бы  на теле купальщицы, но у Коровина самое главное: на фоне вечернего мерцания зелени у озера и бревен — яркий вопль красной купальной шапочки на голове девушки.

С портретами в этот период он пока робеет – лицо певицы Любатович написано неуверенно, видно, что он сдерживал себя, но зато как он вложил душу в свежие отблески летнего света из окна на ее юбке, в две маленькие туфельки и лихо написанную узорную  банкетку, на которую она положила ноги.

Сложно смотреть ей в лицо, хочется перевести взгляд на листву за окном, на туфли. Но в этом есть какая-то целомудренность той эпохи, смотреть наедине не друг на друга, а вместе на что-то другое и наслаждаться так взаимопониманием.

Но потом, в других, поздних портретах, когда он перестает думать про рисунок, когда забывает о том, что вот должно быть похоже – лица становятся из той же трепетной живописной материи, что и остальное.

Константин Коровин, «Неудача», 1886. «Портрет Н.Д.Чичагова», 1902

В своей автобиографии Коровин вспоминает, как профессор Сорокин позвал его в мастерскую, чтобы показать свой новый пейзаж, и спросить совета у ученика, почему он не получается. Коровин объяснял:

« — Да ведь там, в натуре,  разно – а все одинаково. Вы видите бревна, стекла в окне, деревья. А для меня это краски только. Мне все равно что – пятна.

— Но постой, как же это? Я вижу бревна, дача-то моя из бревен.

— Нет. Когда верно взять краску, тон в контрасте, то выйдут бревна.

— Ну уж это нет, надо сначала все нарисовать, а потом раскрасить.

— Нет, ничего не выйдет, — ответил я.

— Ну вот тебя за это и бранят. Рисунок – первое в искусстве.

— Рисунка нет, — говорю я».

Эти споры могут показаться очень старомодными, но это натуральное провозглашение автономии искусства, причем не от презрения к окружающему миру, но напротив, от жизнелюбия.

Это и по сей день чувствуется – не сюжетами его восхищаются, не тем как похоже, но тем, как непохоже и в то же время оно самое.

Мне удалось услышать такой разговор на выставке: девушка восхищалась тем, что подойдешь близко и видишь бешеные мазки, а шаг назад – и все узнается, а молодой человек соглашался: «Да, это оптическая иллюзия – нам нравится, когда нас обманывают».

Но не очень нам нравится, когда говорят правду – две подлинных декорации Коровина для «Золотого петушка» из коллекции музея Бахрушина всем кажутся какими-то грубоватыми и грязными.

Мало кто способен оценить то, что это, может быть, единственный шанс вот так близко рассмотреть, как сделана декорация, причем также и с «колосников», как видели их рабочие театра — с антресолей выставочного зала. Сложно простить, что нас лишили иллюзии чуда, возникающей на сцене.

Хотя современный театр во многом строится именно на том, чтобы постоянно напоминать, что мы всего лишь на представлении, эти вещи, конечно, из другой эпохи. Нельзя расценивать их с точки зрения современного театра, у которого другие цели, или с точки зрения станковой живописи, у которой другие правила.

Когда Коровин стал главным художником Императорских театров, «за роскошь спектаклей упрекали и газеты и контроль Императорского двора, который тоже хотел придраться и был невольно удивлен, что новые постановки выходили вчетверо дешевле прежних».

Роскошными декорации выглядит издалека – это лишь один из компонентов готового блюда, а сам процесс его приготовления может быть не столь уж привлекательным. Надо тут самому включить воображение, и представить, как волшебно тени между слоями декорации продолжались в нарисованных тенях, как все это складывалось вместе с музыкой, светом…

В отношении монументального цикла о Крайнем Севере, сделанного для нижегородской ярмарки по заказу Саввы Мамонтова и висевшего потом на Ярославском вокзале до 1961 года, – можно сказать, что организаторы очень правильно поступили,  разместив его в отдельной выгородке. Вместо того, чтобы попробовать размахнуться со своим живописным даром на большом пространстве, Коровин сушит себя стилизацией под стиль модерн, и получается невыразимо уныло. Не смог он себя по такому случаю переделать.

Коровин был очень искренним и впечатлительным человеком. Дочка Шаляпина вспоминает, как он рисовал их двойной портрет с сестрой в своем деревенском доме в Охотино: «Мы в платьях «ампир». За стеклами террасы чудная синяя коровинская ночь. Константин Алексеевич пишет при свете фонаря «летучая мышь» и хвалит платья.

«Вот, девочки, как одеваться надо, а то короткие юбчонки и шляпки на глаза». И дальше начинается фантастический рассказ. Мы, как зачарованные, слушали и позировали,  а Константин Алексеевич рассказывает и пишет, он так энергично кладет мазки, что мольберт вздрагивает». Ну вот, он так и увлекся, что написал не слишком удачную картину.

Но жанр, который он изобрел там, в Охотино, «ноктюрн» — это нечто, что французским импрессионистом, кажется, было не по зубам. Они обожали пленер, все стремились к состояниям переменчивым, наполняли даже густые тени каким-то дребезжанием воздуха. Не получилось бы у них так сочно и цветно написать свет электрической лампы и это густое впечатление уюта.

Так Коровин мог писать в России, в Париже ночь получалась другой – наполненной суетой и тревожным мерцанием большого города.

Константин Коровин, «Дама с гитарой», 1911  — «ноктюрн». «Бульвар в Париже», 1912

О Коровине в открывающем выставку тексте пишут как о певце России, но с равным восторгом он пишет Испанию и Францию, и кажется, что он совершенный космополит.

Но нет – в 20-х он вынужден уехать в эмиграцию, и оказывается, что восхищаться заграницей он мог, только пока знал, что его ждет родной дом и друзья. Там он пишет мемуары.

И оказывается, что и без живописи, и без Родины он остается собой – его тексты так точны, характерны и выразительны, так импрессионистичны.

В автобиографии он вспоминает рассказ Мамонтова: «Императрица Екатерина, когда было крепостное право, на здании Академии художеств в Петербурге приказала начертать: «Свободным художествам».

Вельможи взволновались. «Успокойтесь, вельможи, это не отмена крепостного права, не волнуйтесь. Это свобода ихняя, ее поймут те, кто будут иметь вдохновение к художествам».

Он эту автономную, внутреннюю свободу понимал.

В Инженерном корпусе Третьяковской галереи проходит выставка Николая Фешина, к 130-летию со дня рождения (до 29 июля). Тоже своего рода импрессионист, ученик Репина. Но если обычно импрессионисты ловят впечатление от мира и передают его другим, то Фешин с начала и до конца старался сам произвести впечатление.

Его лихие мазки становятся самоцелью, манерой,  вроде бы импровизацией, но при этом в строго продуманных границах – личики и ручки мы не трогаем.

В противопоставлении плоти и всего остального есть что-то от Климта – но у Климта тела выступают из россыпи орнаментов, и сами достаточно стилизованы, чтобы стать орнаментом, а у Фешина – натуралистические мордочки торчат из красочного фарша.

Немного противно, иногда комично – госпожа Сапожникова в старинном платье у рояля сидит с таким неуместным пафосом, как будто на дворе никакой революции, а она – Людвиг ван Бетховен, пишущий Девятую симфонию. Она же (на фоне обоев) — и обои настолько изящней ее грубого лица, что оно кажется дыркой в стене.

Николай Фешин, «Дама в розовом (портрет Натальи Подбельской)», 1912. «Девушка за маникюром. (Портрет мадемуазель Жирмонд)» 1917

Читайте также:  Скульптуры украины (львов, полтава, харьков) - фото и описание

Революцией Фешина тряхнуло несильно, было бы преувеличением сказать именно так, как написано в пресс-релизе: «Катаклизмы отечественной истории трагически повлияли на его судьбу: жизнь художника оказалась разделенной между Россией и Соединенными Штатами Америки, и искусство Николая Фешина стало принадлежать в равной степени двум столь различным культурам». Он по поводу переезда не так сильно переживал, судя по всему. Уехав в Америку, он имел большой успех в Нью-Йорке, потом по состоянию здоровья переселился к хорошему климату, в Таос – городок в штате Нью-Мексико, построил там дом по собственному проекту, сочетавший элементы стиля модерн с местной архитектурой из органических материалов, испанские мотивы в интерьере. Потом, расставшись с женой, преподавал, работал, много путешествовал вместе со своими ученицами. Вряд ли уж стоит так переживать, что в Таосе, где он поселился, были только грунтовые дороги, не было электричества и удобства были на улице – все это он оставил жене. А уж о том, что в США он считается национальным американским живописцем – и подавно не стоит печалиться. Он к этому шел, потакая вкусам заказчиков и окружения, и то же самое делал бы в России, если бы была такая возможность. Он был блистательно и хорошо оплачиваемым  безыдейным.

Источник: https://polit.ru/article/2012/06/30/svobodnym-hudozhestvam/

Константин Коровин. Становление художника

Работы Коровина поражают какой-то ни на кого непохожестью: мазок, цвета, выбор композиции. Захотелось узнать как можно больше о художнике. Из книги Константина Коровина «Моя жизнь» я выбрала некоторое количество цитат периода его юности (до поступления в Московское училище живописи, ваяния и зодчества), которые, как мне кажется, рассказывают о формировании художника. 

Коровин очень любил природу, детство его прошло в доме родителей на Рогожской заставе и в деревне, где художник проводил лето.

Валентин Серов, портрет Константина Коровина, 1891

«Также я любил смотреть, когда у матери моей на столе лежали коробочки с разными красками. Такие хорошенькие коробочки и печатные краски, разноцветные.

И она, разводя их на тарелке, кистью рисовала в альбом такие хорошенькие картинки – зиму, море, — такие, что я улетал куда-то в райские края. Отец мой тоже рисовал карандашом.

Очень хорошо, говорили все – и Каменев, и Прянишников. Но мне больше нравилось, как рисовала мать.»

Ранняя весна, 1870

«Приходит доктор Плосковицкий. Я был рад всегда его видеть. Он прописывает мне лекарства: пилюли в таких хорошеньких коробочках, с картинками. Такие картинки, что так никто не нарисует, думал я. … Такие там горы, елки, беседки. Мне сказала Таня, что недалеко за Москвой такие растут. И я подумал: как только выздоровлю, уйду туда жить. Там мыс Доброй Надежды.»

Последний снег, 1870

«Зима. Сад был весь в инее от мороза. Я смотрел: действительно, это было так хорошо – все белое, пушистое. Что-то родное, свежее и чистое. Зима.А потом мать рисовала эту зиму. Но не выходило. Там были узоры ветвей, покрытые снегом. Это очень трудно.– Да, – согласилась мать со мной, — эти узоры трудно сделать.

Тогда я тоже начал рисовать, и ничего не выходило.»

Мостик, 1880

«Летом с отцом и матерью я довольно часто ездил под Москву, в Петровский парк, на дачу к тетке Алексеевой. Это была толстая женщина с красным лицом и темными глазами. Дача была нарядная, выкрашенная желтой краской, загородка тоже.

Дача была в резных финтифлюшках; перед террасой была куртина цветов, а посередке железный крашеный журавль: подняв нос кверху пускал фонтан. И какие-то на столбах два ярких, ярких серебряных шара, в которых отражался сад. Дорожки, покрытые желтым песком, с бордюром – все это было похоже на бисквитный пирог.

Хорошо было на даче у тетки, нарядно, но мне почему-то не нравилось. Когда надо было сворачивать с Петровского шоссе в аллею парка, то шоссе казалось далекой синей далью, и мне хотелось ехать не на дачу к тетке, а туда, в эту дальнюю синюю даль.

И я думал: там , должно быть, мыс Доброй Надежды…
А у тетки на даче все раскрашено, даже пожарная бочка тоже желтая. Мне хотелось совсем другое видеть: там где-то есть леса, таинственные долины… И там, в лесу, стоит избушка – я бы ушел туда и стал бы один жить в избушке этой.»

Настурции, 1888

«Долго я ждал этого счастья (прим. Поездку в деревню). Прошло лето, зима, и вот в один прекрасный день, когда только распустились березки, отец поехал со мной по железной дороге. Какая красота. Что видно в окно – леса, поля, — все в весне. И приехали в Большие Мытищи. С краю был дом – изба большая.

Нам ее показала какая-то женщина и с ней мальчик Игнатка. До чего хорошо в избе: две деревянные комнаты, потом печка, двор, на дворе стоят две коровы и лошадь, маленькая собачка, замечательная, — все время лает. А как вышел на крыльцо, видишь большой синий лес. Блестят на солнце луга. Лес – Лосиный Остров, огромный.

То есть так хорошо, что я никогда не видел. Вся Москва никуда не годится, такая красота…»

Мальвы, 1889

«За заворотом реки, через сосны, синела даль, и там большой был плес реки. Нет, не это мыс Доброй Надежды, а он там, где синяя даль. Поэтому я пойду непременно туда… там есть избушка, там буду жить.

Ну что Москва, что дом наш рогожский с колоннами, что он стоит перед этими цветами – лиловыми султанами, которые стоят у ольхи…И эти ольхи зеленые отражаются в воде, как в зеркале, и там синее небо, а наверху, вдали, синеют далекие леса.»

В летнем домике, 1895

«Жизнь в деревне мне, мальчику, была наслаждением. Казалось, что нет и не может быть лучше моей жизни. Целый день я в лесу, в каких-то песчаных оврагах, где высокие травы и огромные ели упали в речке. Там я с товарищами выкопал себе в обрыве дом, за ветвями упавших елей.

Какой дом! Желтые стены из песка, потолок мы укрепили палками, постелили ветви елей, сделали, как звери, логовище, печку, провели трубу, ловили рыбу вместе с крыжовником, который воровали в саду. Собака была уже не одна, Дружок, а четыре целых. Собаки замечательные.

Сторожили нас, и собакам казалось, как и нам, что это самая лучшая жизнь, какая только может быть, за что можно восхвалять и благодарить Создателя. Что за жизнь! Купанье в реке; каких зверей видели мы, таких и нет.

Пушкин сказал верно: «Там на неведомых дорожках следы невиданных зверей…»

Неудача, 1880

«Окружение, природа, созерцание ее было самым существенным в моем детстве. Природа захватывала всего меня, давала настроение, как если бы ее изменения были слиты с моей душой. Гроза, мрачная непогода, сумрак, бурные ночи — все впечатляло меня… Это было для моей жизни и чувств самое главное.»

Черный кот на подоконнике, 1902

«Писать с натуры – это совсем другое. И трудно было писать быстросменяемый мотив нависших туч перед грозой. Это так быстро менялось, что я не мог схватить даже цвета проходящего момента. Не выходило – и потому я стал писать просто солнце, серый день. Но это невероятно трудно.

Немыслимо постигнуть всю мелкость рисунка природы. Например, мелкого леса. Как сделать этот весь бисер ветвей с листьями, эту траву в цветах…
Мучился ужасно. Я заметил, что в картине, которую видел, пишутся не близкие предметы природы, а как-то на расстоянии, и я тоже старался делать в общем.

Это выходило легче.»

Летом, 1895

«Что может быть мерзей каменного тротуара с тумбами, пыль, какие-то дома, окна скучные. Не так живут. Надо же всем жить около леса, где речка, огород, частокол, корова, лошади, собаки. Там надо жить. Как глупо. Дивные реки России – какая красота. Какие дали, какие вечера, утро какое.

Читайте также:  Описание картины васнецова "снегурочка", 1899

Заря всегда сменяется, все для людей. Там надо жить. Сколько простора. А они – вот тут… где помойные ямы на дворах, все какие-то злые, озабоченные, все ищут денег да цепей – сказал я, вспомнив «Цыган» Пушкина. А я так любил Пушкина, все плакал читая его. Вот это был человек.

Он же все сказал и сказал правду.»

Северная идилия, 1886

Источник: https://popova-artclass.livejournal.com/138388.html

Издательство охотничьей литературы ЭРА

  • Главная
  • Об издательстве
  • Каталог книг
  • Карта сайта
  • Поиск

Извините, страница не найдена.
Пожалуйста, вернитесь на главную страницу сайта.

Page 2

Альманах «Охотничьи просторы» с 1994 года издаётся по четыре номера в год. Объём его — более 20 печатных листов. Естественно, не все материалы, публикуемые в нём, одинаково интересны. Поэтому мы решили предложить пользователям Интернета своеобразный сборник, в котором помещаем наиболее заслуживающие внимания (на наш взгляд) публикации.

Надеемся, что пользователям Интернета будет интересна такая информация.

Сборник «Избранное» состоит из четырёх разделов, в которых публикуемые материалы отсортированы по дате размещения (самые свежие находятся вверху списка).

Page 3

Page 4

Альманах «Охотничьи просторы», впервые встретившийся с читателем в далеком 1950 году, по праву может считаться литературным долгожителем. Это издание всегда строго следовало традициям классической русской охоты и охотничьей культуры. Надеемся, остаётся таковым и сейчас.

Среди его авторов есть крупные политические деятели, писатели и поэты, художники и скульпторы, актёры и режиссёры, ученые разного профиля — географы и геологи, физики и судостроители, и более всего — биологи, экологи, охотоведы — страстные защитники природы; есть военные и милиционеры, медики и учителя, музейные работники и библиотекари, газосварщики и электромонтёры и т. д. и т. п. Пожалуй, нет ни одной сферы человеческой деятельности, где не было бы охотников или людей, интересующихся охотой. И все они, безусловно, интереснейшие личности. Совмещать профессиональную деятельность с разного рода охотами да еще и литературной работой — это удел не только талантливого человека, но и большого труженика. Кроме того, все эти люди — подлинные патриоты, горячо любящие свою Землю. Судьба каждого необычна и интересна!

И родилась мысль — собрать в одну книгу биографии тех, кто писал и пишет об охоте, составить этакое охотничье литературное братство! На первый взгляд, это казалось невозможным — с 1950 года много воды утекло… Но ведь «дорогу осилит идущий»!.. Тем более, что нашлись и помощники.

При составлении Справочника неоценимую помощь оказал мне O. K. Переверзев — он разыскивал сведения об авторах из числа малоизвестных писателей и тех, что связаны с его родной Ивановской землей; В. В.

Наумов-Цигикал, который одно время был редактором альманаха, дал несколько справок о знакомых ему авторах и расшифровал некоторые псевдонимы; нынешние авторы альманаха — Ю. Н. Ерофеев, М. В. Калинин, В. А. Окунь — рассказали о своих земляках; В. Б.

Чернышев поведал о И. С. Соколове-Микитове и т. д. Авторство всех указано в текстах.

Ценные сведения почерпнула я из журнала «Охота и охотничье хозяйство» с его замечательной традицией — уделять много внимания персоналиям (просмотрела все номера, начиная с № 1,1955 г., составила обширную картотеку).

Не могло быть этой книги без постоянной помощи, участия и наставлений моего мужа Ф. Р. Штильмарка с его профессиональными знаниями, феноменальной памятью, хорошо подобранной домашней библиотекой, личным знакомством со многими авторами.

Особую благодарность выражаю М. В. Поддубному, взявшему на себя нелегкий труд быть редактором этого Справочника. Благодарю также всех, кто прислал сведения о своих родных и близких людях!

В Справочнике немало сведений об охотничьих писателях прошлого — это стало возможным благодаря стараниям наших библиофилов и историков охоты — М. В. Булгакова, О. А. Егорова, М. В. Поддубного.

Помимо кратких биографических сведений даётся перечень публикаций автора, а также (при наличии) помещенных в альманахе статей о нём. О некоторых авторах биографических сведений, к сожалению, найти не удалось или они крайне скудны.

В настоящее время с появлением справочника об авторах на нашем сайте есть возможность дополнять его и исправить допущенные ошибки. Примем с благодарность все указания на наши недоработки и неточности.

Пишите по адресу: 143952, г. Реутов Московской обл., ул. Гагарина, д. 11, оф.34.Издательство охотничьей литературы «Эра».

Или на адрес электронной почты: info@ohot-prostory.ru

Н. Носкова 

Page 5

Законодательство

Федеральный закон «Об охоте»

Источник: http://www.ohot-prostory.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=474

Описание картины Константина Коровина «Рыбы, вино и фрукты» (1916). Коровин описание картин

ГлавнаяКартиныКоровин описание картин

Константин Алексеевич Коровин — великий русский художник, живописец, писатель. Его братом является известный художник — Сергей Коровин. Родился в Москве в 1861 году.

Когда будущему художнику исполнилось 14 лет, он поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Здесь его учителями были такие художники, как А. К. Саврасов и В. Д. Поленов.

После обучения в Московском училище, Константин Коровин поступил в Академию художеств в Петербурге.

Константин Коровин много путешествовал, бывал на Севере, в Париже и других странах, где создавал восхитительные картины, наполненные красотами этих мест, наполненные их духом и традициями. Кроме того, работал как театральный художник, занимался оформлением Большого театра в Москве, Мариинского театра в Санкт-Петербурге, театра Ла Скала в Милане.

Константин Алексеевич Коровин также известен как участник многих художественных движений и объединений. Так, например, он участвовал в выставках Художников-передвижников, объединения Мир Искусства, Союз 36, Союза русских художников.  С 1901 года Коровин являлся преподавателем в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, где некогда делал первые шаги в живописи.

Великий русский художник умер в Париже в 1939 году.

Автопортрет

Архангельский порт на Двине

Балкон в Крыму

Белая ночь в Северной Норвегии

Берег Арагвы

Борис Годунов. Коронование

В дороге

В комнате

В лодке

В мастерской художника

Весенние обряды

Весна

Гаммерфест. Северное сияние

Гурзуф

Двор

Деревня

За чайным столом

Зимние сумерки

Зимой

Испанка

Летом

Мостик у мельницы

Мостик

Натюрморт с синей вазой

Неудача

Портрет Ф. И. Шаляпина

Россия. Ностальгия

Россия. Праздничное гулянье

Северная идиллия

Сломался компьютер, ноутбук или мобильное устройство и теперь вы не знаете куда обратиться? Ремонт компьютеров MasterMobil в Москве — это лучший выбор! Любые виды поломок — быстро и качественно от профессионалов своего дела.

art-assorty.ru

Описание картины Константина Коровина «Рыбы, вино и фрукты» (1916)

Художник стал одним из мастеров, приуготовивших подъем русского натюрморта в живописи, и сам он работал в этом жанре довольно активно. В его холстах отразилось жизнеутверждающее отношение к жизни.

Его натюрморт характеризует невиданная доселе эффектность и размах мазка, сочетающийся с классической компоновкой.

За непринужденностью и раскрепощенностью письма таится плодотворная вразумительность предметов.

В натюрморте живописец широкими мазками наслаивает цвета сверху определенного темного фона, выставляя цветовой акцент на желтый, зеленый и коричневый оттенки. Серебристая рыбная чешуя переливается голубовато-зеленым и розоватым отливом. Бутылочное стекло играет сиреневым, красным, желтым, серым блеском. Автор обращает внимание на важность колористического единства всей картины.

Подобно старым мастерам, живописец выделяет смысловой центр композиции светом и цветными пятнами на темном фоне. Сродни драгоценностям мерцают сияющие многоцветным перламутром рыбы, золотящиеся яблоки освежают холст, гранатовыми отсветами искрится вино в бутылке.

В этом натюрморте впечатляюще соединяются полноценная предметность формы и демонстративная декоративность колорита. Пестрота и яркость холста напоминает роскошный ковер, включающий все оттенки спектра.

Полотно является одним из блистательных по цветовому изобилию так называемых коровинских ночных натюрмортов. Мастера заворожила причудливая красота искусственного света, которая обострила живописную игру цвета.

Ведущее содержание натюрморта заключается в драматическом взаимодействии света с цветом.

Игра света на холодной глянцевой поверхности рыбы подчеркивается теплотой цвета плодов, а в глубине бутыли с вином он пламенеет подобно драгоценному камню. Углубленный внутрь вещей, свет сливается с цветом, создавая общее впечатление. Емкие небрежные мазки кисти Коровина упрочивают ценность красок, их одухотворенность.

opisanie-kartin.com

Описание картины Константина Коровина «В саду. Гурзуф»

Художник Константин Коровин родился в состоятельной купеческой семье, дед его был купцом первой гильдии. Однако семейное дело продолжать не захотел – молодого человека больше увлекала возможность писать картины.

Три поездки в Париж вызвали у художника большой интерес к импрессионизму – практически все его пейзажи написаны под влиянием этого модного течения. Коровин много работал как театральный художник, и также имел недюжинный литературный талант.

Когда потеря зрения вынудила его отказаться от художественной деятельности, Константин Алексеевич полностью посвятил себя написанию рассказов.

В конце девятнадцатого – начале двадцатого веков Крым стал буквально местом паломничества русских художников. Рисовать море и южную природу многие из них ехали именно сюда. Множество прекрасных живописных работ с видами Крыма – отличное тому подтверждение.

Константин Алексеевич так сильно любил Гурзуф, что построил себе двухэтажный дом на берегу именно в этом месте. Поначалу художник приезжал на свою виллу только наездами, но позднее практически переехал в Гурзуф, покидая его только в самые жаркие месяцы. Дом был постоянно полон гостей.

С его балкона было видно море, пустынные скалы и сад, заросший розами. Крымские розы присутствуют на многих полотнах Коровина.

Картина «В саду. Гурзуф» – классический пример импрессионистского искусства. В первую очередь в пользу этого направления говорит сюжет – модели, залитые светом, на фоне пейзажа. Однако некоторые детали, скорее, свидетельствуют о присутствии популярного в те годы декоративизма на картине – яркие краски, изумрудные, пурпурные и насыщенно-фиолетовые оттенки в изображении природы.

Лица персонажей в первую минуту можно принять за солнечные блики, богато разбросанные по всему полотну. Садовые скамейки являются логическим продолжением зелени деревьев и изогнутых ветвей.

Картина носит двойственный характер – с одной стороны, идиллический, отчасти пасторальный сюжет, вызывающий ассоциации с райским садом; с другой стороны, безумный хаос цветовых пятен, создающий некоторое беспокойство.

opisanie-kartin.com

Описание картины Константина Коровина «На даче»

Коровин, выполняя картину маслом на холсте под названием «На даче», сумел максимально качественно выполнить все свое отношение к окружающему его миру.

Художник очень качественно смог донести до зрителя, через свою картину уникальную повседневность существования, он смог передать, казалось бы на первый взгляд типичную, бытовую картину, которая одним своим видом говорит о сущности самого художника.

Стоит также отметить, что справиться с такой тяжелой задачей, смог только действительно профессиональный художник, обладающий выдающими навыками проникновения в саму суть, а не просто перенесение увиденного на полотно. Необходимо также добавить, что полотно имеет большую энергию, а мастер показывает всю прелесть русской природы и ставит ее на первую ступень в своем искусстве.

Таким образом, совершенно обыкновенный и повседневный мотив, перерастают во что-то необыкновенное. Так зритель видит с виду обыкновенную женщину, которая моет руки, на пороге своей комнаты в дачном домике. Но, вся проблема в том, что это не является фиксированным центром картины, которую пытается акцентировать перед зрителем художник.

Мастер расставляет акцент именно на пробуждение природы, после ночного сна, на заполнение утренним воздухом, всего видимого пространства, благодаря которому начинают пробуждаться все растения в саду, который прячет по ту сторону дверного проема. Использование мастером серебристых тонов, в данный момент особенно нежны и легки.

Благодаря этому оттенку художник передает и лучи от солнца, которые медленно проникают в помещение, заполняя и озаряя собой все вокруг, включая и фигуру женщины. Таким образом, художник будто сливает воедино женщину и зеленый сад, ставя между ними знак равенства и одновременно превознося их.

opisanie-kartin.com

Описание картины Константина Коровина «Розы в голубых кувшинах»

Картина «Розы в голубых кувшинах» наиболее известная из серии картин, посвящённых розе. Всего художником создано более 20 натюрмортов на эту тему. Вдохновением для написания натюрморта послужило обилие и красота розовых садов в Крымском Гурфузе. Приехав на Гурфузскую дачу, Константин Алексеевич привёз с собой свою коллекцию ваз и кувшинов.

Уже, будучи увлечённым написанием цветочных натюрмортов, Коровин считал, что для каждого букета должен быть подобран определённый сосуд. Константин Алексеевич относился к букетам, как к музыкальному произведению для глаз. По мнению художника, букет должен звучать, а для этого нужно хорошо подобрать для него вазу.

Для каждой своей работы Константин самостоятельно составлял букеты.

«Розы в голубых кувшинах» написана в 1917 году. Эта картина восхитительна, перед ней невозможно не остановиться. Натюрморт будто бы наполнен солнечным светом. Розы выглядят эффектно и роскошно. Картина олицетворяет настоящий гимн жизни и счастью. Техника исполнения автора картины потрясает размахом кисти. Роза – является символом любви.

Каждый мазок передаёт чувственность автора и темперамент. Рассматривая полотно, можно понять даже не прочитав подписи, что картину написал мужчина, жизнерадостный и любящий. На картине изображены не просто цветы как украшение интерьера, а цветы, олицетворяющие чувства, букеты, как мелодия любви.

Всё это можно понять, обратив внимание на чёткие, точные и размашистые мазки кисти, сочетание цветов.

В изображении отсутствует сюжет картины, что подчёркивает индивидуальность и красоту изображённых на ней роз. Коровин всегда любил поражать зрителя эстетикой и красотой. В своём натюрморте Константин изображает не только цветы, но и разные предметы, такие, как кувшины, блюдо с яблоками. Эти предметы добавляют изображению особое значение, некую интимность обстановки.

opisanie-kartin.com

Описание картины Константина Коровина «Розы»

«Розы», написанные кистью советского художника Константина Коровина, предстали перед широкой публикой в 1912 году. В настоящее время картина выставляется в залах Ярославского художественного музея.

Период творчества художника, обозначенный началом двадцатого века, практически всецело был посвящен написанию натюрмортов на цветочную тематику. Не стали и исключением очередные «Розы».

Этот мотив часто встречался в его творчестве, особенно сильно автору нравились величественные, изящные розы – признанные королевы среди всех цветов.

Представшие перед нами цветы сразу завораживают своим нетривиальным, свежим видом.

Коровин использует только холодные оттенки. Нежные лепестки роз написаны бордовым, пурпурным, лососевым, лавандовым и золотисто-бежевым цветом. Мелкие лепестки выведены изумрудным и серо-зеленым.

Окружение цветов имеет преимущественно серо-аметистовый и лазурный оттенок. Вкупе все эти тончайшие оттенки красок сливаются в печальную, леденящую гармонию. Кажется, словно от картины исходит настоящий холод.

Если мысленно прикоснуться к ней, то можно почувствовать на пальцах гладкую поверхность льда.

В полотне нет ни одно теплого пятнышка.

Даже небольшие, шаловливые оттенки бежевого, кроваво-бордового и желто-зеленого, случайно прокравшиеся на холст, не выглядят хоть немного теплыми в сочетании с подавляющими холодными цветами.

Эти розы прекрасны сами по себе, им не требуется какого-то дополнения или активного сюжета. Они само произведение искусства, сотворенное природой и собранное человеком.

На первый взгляд может показаться, что холст не доработан. Линии несколько нечеткие и сама композиция не фиксируется на каком-то предмете. Все цветы составляют единое целое, мы не рассматриваем их каждый по отдельности. В этом и есть задумка автора полотна. Такой стиль рисунка раскрывает перед нами настоящие эмоции и восхищение идеальной, совершенной красотой.

opisanie-kartin.com

Описание картины Константина Коровина «Зимой»

В своей картине «Зимой» художник Коровин выразил чувство любви к природе. Нашему взору открывается красота зимнего пейзажа. Посреди белого снега стоит старый дом из бревен, а из-за открытых ворот виднеются распахнутые двери.

Видимо, крестьянин куда-то очень спешил, что даже двери не успел закрыть. И вот лошадка уже готова двинуться. А за домиком виднеются поля с белоснежным покровом и царственные леса. Цельности картине придает гармоническое сочетание серых, голубых и сиреневых оттенков.

Мастер кисти придал образу русской зимы задушевности и лиричности. Считается, что рисуя картину, художник был под впечатлением удивительных пейзажей русского живописца Саврасова, который был его первым учителем.

Вся композиция «Зимы» очень сокровенна, здесь все сосредотачивается на переднем плане картины, ведь все происходящее замыкается с одной стороны избой, а с другой – изгородью.

Лошадка, которая впряжена в сани, – это маленькое пятнышко в центре картины. А все вокруг дышит обычной деревенской жизнью.

В светло-серебристую палитру пейзажа художник не вносит оттенков свинца, чтобы не омрачить картину, а передать свежесть воздуха, который предвещает весну. О ее скором приходе свидетельствуют теплые оттенки: темно-розовые вещи, развешанные на ограде, желтоватые сани и хомут лошади цвета малины. А если присмотреться хорошенько, то можно увидеть и охристые оттенки.

Их Коровин подмешал к серебристым тонам для того, чтобы внести в зимнюю картинку капельку тепла и передать всю прелесть снежного покрова. Эти пастельные тона при помощи рельефного мазка передают истинную атмосферу настоящего произведения искусства.

Следует подчеркнуть, что картина «Зимой» положила начало крестьянскому циклу таких великих художников, как Валентин Серов и Марк Левитан.

opisanie-kartin.com

Источник: http://evg-crystal.ru/kartiny/korovin-opisanie-kartin.html

Ссылка на основную публикацию