«отдыхающая девушка», франсуа буше — описание картины

Мари-Луиза О’Мерфи: девушка из воспоминаний Казановы

Мы решили открыть рубрику «Девушка недели», в которой будем рассказывать о дамах с самых известных картин мира, а начать хотим с юной особы, изображенной на полотне Франсуа Буше «Светловолосая одалиска». Картина эта считается лучшим образцом эротической живописи XVIII века, и даже сегодня она подчас заставляет заливаться краской смущения чрезмерно скромных любителей изобразительного искусства.

Очень неверно воспринимать мемуары Джакомо Казанова, как сугубо эротическую прозу. Эротики там, на самом деле, в разы меньше, чем иронии или насмешливого описания нравов Венеции, Франции, Турции или Греции. О дамах же великий авантюрист рассказывает с самым искренним восхищением, ведь, хоть «свободу он любил больше, но и женщин любил до безумия».

Надо сказать, далеко не со всеми дамами, появляющимися на страницах «Истории моей грешной жизни», Казанову связывали интимные отношения. Так, рассказывая о своей жизни в Париже, Джакомо подробно описывает историю знакомства с некой фламандской актрисой Морфи, у которой была юная сестра.

Казанова, надо сказать, в вопросах прекрасного пола был человеком, полным предрассудков, например, если девушка была некрасиво одета или же недостаточно ухожена, он сразу же переставал рассматривать её в качестве сексуального объекта, так что сестра актрисы, в своих воспоминаниях Джакомо именует ее Еленой, его не впечатлила от слова совсем, ведь одета она была бедно и выглядела, как оборванка.

Но равнодушие известного любителя женского пола к Елене длилось ровно до того момента, пока они не отправились вместе спать на грязный тюфяк.

Тут девушка разделась и венецианский авантюрист увидел перед собой, по его словам, «безупречнейшую красавицу», настолько прекрасную, что он немедленно попросил знакомого немецкого художника написать ее портрет.

После портрет, по словам Казановы, увидел сам Людовик XV, и изображенная на нем юная особа стала официальной любовницей короля Франции. Его Величество поселил девицу в «Оленьем парке » — особняке, что располагался неподалеку от Версаля.

Там Людовик Возлюбленный встречался со своими юными любовницами, причем все это происходило с согласия его официальной фаворитки — маркизы де Помпадур, которая зачастую даже подбирала для короля достойных девиц: невинных, красивых, но глупых, то есть тех, кому не хватало интеллекта и хитрости сместить Жанну-Антуанетту Пуассон — таково настоящее имя маркизы де Помпадур — с поста официальной фаворитки Его Величества.

Даже если учесть, что Казанова в своих мемуарах немного приукрашивает события, да и имена действующих лиц, возможно нарочно, изменены, история эта превосходно согласуется с реальными событиями, имевшими место в Париже в 1752-1755 годах. Настоящее имя таинственной Елены, судя по всему, — Мари-Луиза О’Мерфи.

Она появилась на свет 21 октября 1737 года и была младшей дочерью Даниэля и Маргариты О’Мерфи (или Морфи), всего у пары за годы супружества родилось 12 детей. Ее отец — Даниэль Морфи был ирландцем, известно, что он сражался на стороне последнего британского короля из династии Стюартов — Якова II.

Что интересно, Даниэл был непросто солдатом, он принимал активное участие в политической жизни Франции и Ирландии и считался человеком подлым.

Например, он пытался шантажировать французского короля Людовика XIV и Якова II Стюарта документами, которые умудрился похитить — в них содержалась компрометирующая Францию информация о том, что они планируют реставрацию Стюартов на британском престоле. За это Даниэль был заключен на 7 месяцев в Бастилию, выпустили же его из тюрьмы с условием, что он больше никогда даже на пушечный выстрел не приблизится к Парижу.

Даниэль перебрался в Руан, где и встретил мать Мари-Луизы, а уже после его смерти вдова с вместе с выжившими детьми перебралась в Париж.

Здесь мадам О’Мерфи занималась продажей поношенной одежды, а вот ее хорошенькие дочери работали в столице Франции актрисами, ну и заодно оказывали услуги интимного плана состоятельным господам.

Мари-Луиза вначале была натурщицей, позирующей ню, а потом внезапно в возрасте 15 лет стала любовницей короля и первой обитательницей «Оленьего парка», причем, судя по всему, в «Олений парк» она прибыла девицей, ведь Людовик XV очень боялся всевозможных заболеваний, а потому отдавал предпочтение неиспорченным девушкам.

Но вернемся к Джакомо нашему Казанове. Вот, как он описывает свою таинственную Елену, которой он сделал неплохую протекцию, ведь в XVIII веке возможность стать любовницей короля для девушек низкого происхождения была самым настоящим венцом карьеры.

«Белая, как лилия, Елена наделена была всеми прелестями, какие только может произвести природа и искусство живописца. Сверх того, прекрасное ее лицо изливало в душу всякого, кто его созерцал, отраднейший покой.

(…) Я дал шесть луидоров одному немецкому художнику, чтобы он написал ее с натуры обнаженной, и она вышла, как живая. Он изобразил ее лежащей на животе, опираясь руками и грудью на подушку, и держа голову так, словно лежала на спине.

Искусный художник нарисовал ноги ее и бедра так, что глаз не мог и желать большего. Внизу я велел написать: O-Morphi. Слово это не из Гомера, но вполне греческое; означает оно Красавица».

Имя немецкого художника, которому Казанова заплатил 6 луидоров за работу (как истинный венецианец Джакомо всегда был очень щепетилен в вопросах денег), исследователям его мемуаров выяснить не удалось, зато описание полотна удивительным образом совпадает с известной картиной французского живописца Франсуа Буше «Отдыхающая девушка» или «Светловолосая одалиска». Более того, упомянутое слово O-Morphi согласуется с фамилией Мари-Луизы О’Мерфи.

Надо сказать, Франсуа Буше не был профессиональным портретистом, ему лучше удавалась жанровая живопись, пейзажи и полотна на библейские и мифологические темы, но к живописцу испытывала искреннюю симпатию мадам де Помпадур, которая не только являлась официальной фавориткой короля, но и фактически управляла Францией. Буше писал портреты мадам де Помпадур несколько раз, все они помпезные и весьма целомудренные, а вот его картины, на которых изображена Мари-Луиза О’Мерфи, напротив, лучшие образцы эротической живописи XVIII века, они и по сей день заставляют стыдливо отводить глаза людей пуританского воспитания.

Датирована «Светловолосая одалиска» 1752 годом, что совпадает с периодом времени, описанным Казановой. Об одной из сестер Мари-Луизы Джакомо тоже упоминает.

В своих мемуарах он отзывается о ней с самой искренней неприязнью, ведь, по словам авантюриста, она была крайне алчной особой и за возможность писать с ее сестры портрет запросила у прижимистого венецианца аж 600 франков.

Сестру Мари-Луизы Казанова называет фламандской актрисой, казалось бы, здесь несовпадение, но оно исчезает, если обратиться к полицейской хронике Парижа за 1747 и 1753 года. В ней инспектор полиции Жан Меньё рассказывает аж на трех страницах о сестрах О’Мерфи: Маргарите, Бриджит и Мадлен, которые практикуют древнейшую профессию.

Двое из них: Маргарита и Мадлен известны под общим прозвищем Магделон, в свое время они сопровождали французскую армию во Фландрию, где и состоялся их профессиональный дебют, оттого в Париже их часто называют фламандками. Картину же «Отдыхающая девушка», действительно, видел Людовик XV, а в 1753 году Мари-Луиза О’Мерфи поселилась в только что отстроенном «Оленьем парке».

Правда, любовницей короля Мари-Луиза оставалась недолго, через два года ее «уволили». Чтобы избавить себя от общества надоевшей любовницы, Его Величество избрал самый популярный и по большому счету крайне гуманный способ — Мари-Луизу выдали замуж.

Читайте также:  Украденное зеркало, макс эрнст - описание картины

Согласно придворным записям, 25 ноября 1755 года между ней и господином Жаком Бофранше был спешно составлен брачный контракт — кандидатуру жениха для юной обитательницы «Оленьего парка» подбирала сама мадам де Помпадур.

Уже 27 ноября состоялось тайное венчание, после чего король презентовал новобрачным 200000 ливров и драгоценности.

Что именно стало причиной столь скорого разрыва, доподлинно неизвестно.

Одни историки предполагают, что Мари-Луиза пыталась интриговать против мадам де Помпадур, за что и поплатилась, а вот Казанова пишет, что дурочка Елена просто однажды по чужому совету неудачно пошутила на счет официальной супруги Людовика XV — полячки Марии Лещинской.

Дело в том, что Мария была на 7 лет старше Людовика и после десятых родов официально отказалась разделять супружеское ложе с любвеобильным супругом. Шутка, озвученная Еленой, была интимного свойства, что разозлило монарха, и больше любовница никогда его не видела.

Последнее утверждение Казанова, впрочем, абсолютно противоречит истине, Мари-Луиза и Людовик еще неоднократно встречались, и, если верить придворным сплетням, иногда эти встречи были более, чем нежны.

Впрочем, все случилось даже к лучшему, ведь в отличие от многих аристократов Мари-Луиза О’Мерфи пережила и Французскую революцию, и Террор, она была лишь совсем ненадолго заключена в тюрьму за связи при дворе. Всего же Мари-Луиза выходила замуж трижды.

Со своим первым мужем одалиска прожила лишь два года, но за это время она успела родить ему двух детей: дочь и сына, а в 1757 году Жак Бофранше погиб в битве при Росбахе. Вторым мужем Мари-Луизы стал Фрасуа Николя ле Норман де Флагак, между прочим, кузен самой мадам де Помпадур. Они поженились в 1759 году, а 5 января 1768 года у них родилась дочь Маргерит-Виктория ле Норман де Флагак.

Между прочим, некоторые французские историки считают, что биологическим отцом девочки был старый знакомый одалиски — король Людовик XV (кстати, пока Мари-Луиза проживала в «Оленьем парке», она успела родить Его Величеству внебрачную дочь Агату Луизу де Сен-Антуан).

Так, Камиль Паскаль, утверждал, что графиня Флагак и Людовик XV имели интимное свидание в марте 1767 года, правда, этот факт документально никак не подтвержден, зато то, что король презентовал ребенку сразу же после рождения 350000 ливров, конечно, наводит на определенные мысли.

В третий раз Мари-Луиза вышла замуж в 1795 году, благополучно пережив террор (недолговременное заключение в тюрьме — не в счет). Невесте было 58 лет, а ее жених Луи-Филипп Дюмон был моложе новобрачной аж на 30 лет.

Брак, скорее всего, был фиктивным, ведь продлился он лишь два года и закончился разводом по взаимному согласию.

Скончалась мадам в Париже 11 декабря 1814 в возрасте 77 лет, а картина «Отдыхающая девушка» или «Светловолосая одалиска», на которой Мари-Луиза изображена в расцвете юности, сегодня выставлена в Старой пинакотеке Мюнхена.

Что примечательно, Мари-Луиза О’Мерфи не отличалась умом, образование она получила самое скудное, красивых девушек, мечтавших сделать карьеру через связи с богатыми мужчинами в Париже времен рококо было множество, а многие умницы и красавицы, блиставшие в Версале, закончили свою жизнь на гильотине.

«Светловолосой одалиске» же невероятно везло. Как тут ни вспомнить фразу из фильма «Мачт-пойнт»: «Человек, который говорит „лучше быть везучим, чем праведным“, глубоко понимает суть жизни. Люди боятся принять тот факт, что жизнь во многом зависит от везения.

Страшно подумать, сколько всего не зависит от нас».

Источник: https://weekend.rambler.ru/read/38912368-mari-luiza-o-merfi-devushka-iz-vospominaniy-kazanovy/

ОТРАЖЕНИЯ: найти себя в искусстве

   Почти всем подросткам свойственно желание обнаружить среди разного толка селебритиз кого-то, внешне похожего на них самих.

Этому есть простое и рациональное объяснение: когда твоя система ценностей переворачивается с ног на голову, твоё мировоззрение претерпевает коренную ломку, а стремительно меняющееся тело заставляет чувствовать себя Алисой, соблазнившейся на очередной пузырёк с призывной надписью «Выпей меня», фотография похожей на тебя актрисы способна творить чудеса с твоей самооценкой. Самоидентифицируясь с этой обожаемой миллионами девушкой, подросток понимает, что он тоже может нравиться и быть принятым. Так «звезда» становится путеводной звездой. 

   Приняв себя, подросток шагает во взрослую жизнь, впредь считая подобные занятия пустой тратой времени. А напрасно, ведь не секрет, что изучать себя можно целую жизнь, а здесь уж все средства хороши. Правда, актрис и моделей оставим тем, кто хочет лучше получаться на фотографиях, а сами обратимся к изображениям с более широким интерпретационным полем.

   Когда я вдруг обнаруживаю сходство с изображённым на портрете человеком, это позволяет мне чётче и явственнее осознать  собственное представление о себе, и, в зависимости от того, нравится ли мне увиденное или нет, скорректировать что-то в собственном поведении или манере держаться. В качестве приятного бонуса я получаю ни с чем не сравнимое ощущение причастности к некой мировой традиции, связи с предыдущими поколениями и другими культурами. Ниже я расскажу историю о том, как нашла себя в искусстве.

Общее сходство: Франсуа Буше, «Отдыхающая девушка», 1751. 

Франсуа Буше, Отдыхающая девушка, 1751.

   С момента выхода на экраны фильма «Казанова» Лассе Хальстрёма ко мне прилипло прозвище «Венецианская девственница»: столь единодушны оказались все мои знакомые во мнении, что Виктория, героиня тогда ещё мало кому известной Натали Дормер, — это моё кинематографическое альтер-эго. Не скажу, что XVIII век относится к числу наиболее интересных мне исторических эпох, однако тогда я поняла, что рокайльный пластический строй визуально соответствует мне, возможно, больше любого другого.

    Помните теорию добавочного элемента Малевича? Можно было бы предположить, что добавочным элементом рококо является завиток: резной завиток ушка, мягкий завиток белокурых волос, завитки элементов декора платьев и, конечно, витиеватые хитросплетения флирта. Поэтому неудивительно, что, все те, кто, как я, живут в стиле sophisticated angel, обязательно найдут себя именно в искусстве того времени. Так, «Отдыхающая девушка» Франсуа Буше вполне бы могла быть написана с меня.

Читайте также:  Воспоминание о мортфонтене, камиль коро, 1864

   Изначально художник задумывал сделать обнажённую на софе лишь частью большой композиции, но наивный эротизм и непринуждённость поведения юной натурщицы – позировавшей художнику ирландке Луиз О’Мёрфи на тот момент было всего четырнадцать лет, – наполнил этюд убедительностью завершённого произведения. Провокативная беззащитность позы, детская округлость тела во вполне определённом – определённо сексуальном! –  контексте  не выглядят грязно или вульгарно, напоминая об истинном значении одной из основных рокайльных категорий — фривольности. 

Сходство мимики: Александр-Мари Колэн, «Портрет Делакруа в студии», 1830.

Александр-Мари Колэн, Эжен Делакруа в мастерской, 1830.

       Нет, друзья мои, у меня нет усов и я не мужчина (хотя я люблю и первое, и второе), а свое сходство с изображённым на этом маленьком портрете Эжена Делакруа я вижу совсем в другом: случайно поймав своё ничего не подозревающее отражение в витрине или наткнувшись на фотографию, сделанную без моего ведома, я замечаю аналогичное выражение на своем лице.

       Портрет написан другом Делакруа, художником Александром-Мари Колэном в 1830 году  на деревянной крышке от сигар, из чего можно сделать вывод, что он изначально не предназначался для широкой демонстрации.

    Молодой художник показан небрежно сидящим на табуретке, в рабочей обстановке мастерской среди серых полотнищ, обрывков бумаги, мольбертов. Сам он только что закончил работать, и вытирает руки о тряпку.

Судя по цилиндру, Делакруа уже собирался выходить, когда друг, заскочивший за ним в мастерскую, решил написать его портрет на первом, что попалось под руку. Кажется, Делакруа был совсем не готов позировать: вид у него глуповатый, но удивительно обаятельный.

Делакруа одет так основательно, словно он не художник, а закованный в доспехи рыцарь, отчего лицо кажется таким открытым, даже обнажённым. Брови приподняты, взгляд растерянный, точно у Колэна в руках была не кисть, а фотокамера, заставшая Делакруа врасплох. Момент внезапности создаёт занятный эффект.

С одной стороны, Делакруа выглядит «своим». В то же время, не секрет, что напуганный зверь – самый агрессивный: распахнутые глаза словно предупреждают, «Не приближайся ко мне», а в положении тела чувствуется энергичность и собранность.

Я в детстве: Джон Сингер Сарджент, «Портрет дочерей Эдварда Д. Бойта», 1882. 

Джон Сингер Сарджент, Портрет дочерей Эдварда Д. Бойта, 1882.
Джон Сингер Сарджент, Портрет дочерей Эдварда Д. Бойта, 1882 (фрагмент).

       У меня было особенное детство, поэтому написанный Джоном Сарждентом «Портрет дочерей Эдварда Д. Бойта», младшая из которых столь похожа на меня семилетнюю, вызывает у меня особенные чувства.

 Погодки Мари-Луиза, Флоренс, Джейн и Джулия, подобно сёстрам Лисбон из «Девственниц-самоубийц», могли бы так и остаться «размытым светящимся облачком, сбившимися в стайку ангелами», однако художник нашёл ключ к характеру каждой из сестёр, и, вновь цитируя роман, «вместо пяти точных копий, наделённых светлыми волосами и пухлыми щёчками, перед нами предстало пятеро разных существ»

     Сарждент, большой поклонник Веласкеса, использует светотень не только для создания глубины пространства, но и для передачи таинственных отношений между изображёнными на полотне девочками.

Асимметрия композиции придаёт сцене непосредственность, словно художник застал своих моделей врасплох. Сарджент изображает сестёр Бойт с большой симпатией и пониманием, словно знает «страшный» секрет юных леди, но очень по-джентльменски не раскрывает его зрителю.

Кому, как не ему, проведшему детство в обществе сестёр, уважать негласные правила, всегда существующие между девочками?

        Младшая – голубоглазая Джулия – пользуясь положением всеобщей любимицы, детским своим очарованием словно отвлекает внимание от сестёр (кто посмеет упрекнуть ангела?), давая им возможность ускользнуть незамеченными. Флоренс и Джейн, скрытым темнотой дверного проёма, это почти удалось.

Прячущая руки за спиной Мари-Луиза тоже не приметет воспользоваться близостью к краю холста, чтобы тихонько улизнуть из нашего поля зрения. Её платьице, похожее на украшенный стружками белого шоколада торт, является, на мой взгляд, одной из самых тонких по исполнению деталей за всю историю живописи.

 

If I were a boy: Томас Лоуренс, Портрет Артура Этерли, 1791. 

Томас Лоуренс, «Портрет Артура Этерли», 1791.

  Молодой джентльмен в форме капитана старейшего Итонского клуба Ad Montem, изображённый Томасом Лоуренсом на портрете 1791 года, является чем-то вроде моего мужского альтер-эго. 

     Юность и восторженная кисть художника смягчают черты Артура Этерли настолько, что с первого взгляда не ясно, юноша ли перед нами или девушка. Обрамлённое длинными волосами, спадающими на плечи крупными локонами, нежное лицо удивляет неожиданной твёрдостью взгляда, акцентированного драматичным изломом широких бровей.

     Атмосфера портрета огнеопасна: колористические и эмоциональные страсти не сдерживает ни статичность композиции, ни торжественное назначение полотна, написанного по случаю успешного окончания Итона, на фоне которого изображён юный Этерли.

Учёба осталась позади, а того, что впереди успешная карьера общественного деятеля, он ещё не знает, хотя, судя по взгляду и уверенной позе, уже догадывается. Кстати, художник, на момент создания полотна был немногим старше своей модели, и мог лишь надеяться обрести статус главного портретиста британской знати.

Вероятно, секрет этого портрета заключается именно в том, что чаяния молодых людей совпали.

Читайте также:  Смерть камиллы, сестры горация - бруни, 1824

Моя тёмная сторона: уж не знаю, кто оформлял обложку сингла 'Little Sister' Queens of the Stone Age, но мы явно встречались.

Queens of the Stone Age, Little Sister CD single, 2006.

   Довольно долгое время я писала очень натуралистические рассказы, наполненные немыслимой жестокостью. Как-то раз один мой приятель с удивлением заметил: «Я и не предполагал, что у тебя так захватывающе получается говорить о насилии, хотя твой беретик давно наводил меня на мысль, есть в нём что-то двусмысленное».

   «Двусмысленность» единственного признаваемого мною головного убора заключалась, видимо, в том, что он является отличительным знаком не только рафинированных учениц частных школ и богемных художников, но и частью униформы многих военных подразделений. Лично я никогда не анализировала своей приверженности к чёрному берету, но факт остаётся фактом: именного ему, с вариациями фактур и фасонов, я отдаю предпочтение с малых лет.

   Обложка выпущенного в 2006 году сингла ‘Little Sister’ прекрасных американцев Queens of the Stone Age не изображает ничего, кроме зелёных глаз и чёрного берета, но именно эта недосказанность столь красноречиво подводит записи. 

stay beautiful,

Карина Новикова

Источник: http://karina-kartina.blogspot.com/2012/03/blog-post_30.html

Картина

3 лет назад

За всю историю человечества, великие художники подарили нам множество замечательных шедевров. И вот это смешное видео поможет вам разобраться в живописи усвоить школы и направления.

Рисование карандашом или живопись маслом всегда начинается с рисунков по клеточкам. Как известно художники народ весёлый поэтому можете сами оценить мои рисунки и технику рисования в фотошопе. Паблик ВК: https://vk.

com/zapiskiteodora Твоё окно в мир — http://aakno.ru/ ———

1 лет назад

ПОТРЯСАЮЩАЯ ЖИВОПИСЬ РОССИЙСКИХ ХУДОЖНИКОВ!

Источник: https://invideos.ru/watch/kartina-otdikhayushchaya-devushka-fransua-bushe/l0qQfWif_hk

Картина Отдыхающая девушка

Кто автор: Франсуа Буше

Как называется картина: Отдыхающая девушка

Доп. информация (Год создания картины, чем написана, на чем написана и какие матералы использовались, размеры и где сейчас хранится картина):

  • В каком году написана(когда): в 1752
  • Оригинальное название картины на английском: Ruhendes Mädchen
  • Холст Старая пинакотека

Описание картины «Отдыхающая девушка»

«Отдыхающая девушка» (1752) — картина Франсуа Буше.

Луиза О’Мерфи — Светловолосая одалиска

Картина принадлежит к числу известнейших картин в собрании «Старой пинакотеки». Это одна из наилучших работ Франсуа Буше, который, будучи придворным живописцем Людовика XV, изобразил богатую сладостями и развлечениями жизнь той эры.

Фигура юной девицы изображена в очень необыкновенной и сложной позе. Спинка софы неловко высока для такового положения тела и ноги, так желанно утопающие в подушках, не в состоянии служить опорой изогнутому телу. Буше профессионально решил эту делему и очень занятно представил движение и малочисленные предметы на картине.

Софа, занавесь и стенка — лаского оливкового цвета и различаются только материалом; драгоценное тёмно-розовое шёлковое покрывало, придающее глубину картине; голубая шёлковая лента, вплетённая в волосы девицы и вьющаяся у неё в руках. Голубой и розовый являются основными цветами рококо.

Истории живописи понятно много сюжетов с обнажённым дамским телом. Но в прежние времена они были частью какой-либо сцены, к примеру «Даная», «Венера и Амур».

Частью сцены всегда были другие персонажи, помещения либо ландшафт, дама при всем этом всегда оставалась частью общества, космоса. Изображённая на картине женщина на сто процентов лишена связи с наружным миром.

Она полностью одна, только софа является единственным предметом интерьера. Взор её ориентирован в никуда, и её миловидное лицо мертвенно.

Изображённой на картине женщиной является Луиза О’Мерфи, ей в ту пору было 15 лет.

Она была одной из фавориток короля Людовика XV, который в 1753 году отдал приказ выстроить поблизости Версаля пригородный дом для собственных любовных утех. Луиза О’Мерфи была первой его жительницей.

Фаворитки, жившие в доме, по истечении некого времени выдавались замуж либо отпускались восвояси, получив отличные отступные.

Две сестры О’Мерфи также были моделями художника. Но Луиза являлась его самой возлюбленной после супруги моделью. Её портрет кисти Буше декорировал придворную галерею, где были представлены портреты первых красавиц времен Людовика XV.

Копия картины кисти Буше находится в Музее Вальрафа-Рихарца в Кёльне.

Достойные внимания факты

Картина «Темноволосая одалиска» кисти Буше находится в Лувре.

Так упоминает Луизу О’Мерфи в собственных воспоминаниях Казанова:

Я отдал 6 луидоров одному германскому художнику, чтоб он написал ее с натуры оголенной, и она вышла как жива. Он изобразил ее лежащей на животике, делая упор руками и грудью на подушку и держа голову так, как будто лежала на спине. Качественный живописец нарисовал ноги ее и ноги так, что глаз не мог и вожделеть большего. Понизу я повелел написать: O-Morphi. Слово это не из Гомера, но полностью греческое; значит оно Кросотка.

Источник: http://peresvetovgallery.ru/kartiny/kartina-otdykhayushchaya-devushka.html

Ссылка на основную публикацию