«тайная вечеря», хуан де хуанес — описание картины

Тайная вечеря-от фресок в катакомбах до картин Сальвадора Дали | Клуб интеллектуалов

О том, как изображалась Тайная Вечеря византийскими мастерами, западными художниками Средневековья и Возрождения, русскими художниками XIX века, знаменитым сюрреалистом, африканскими художниками середины прошлого века рассказывает кандидат искусствоведения Наталья Боровская.

Первые изображения Тайной Вечери принято относить еще к эпохе римских катакомб, хотя знаменитую сцену трапезы в катакомбе Святого Себастьяна (III век) многие исследователи склонны считать языческим произведением. Бесспорный образец ранней традиции – мозаика византийского храма Сант Аполлинаре Нуово в Равенне (VI век), в которой мы видим весьма нестандартный подход к событию.

Крупная фигура Христа и сидящие за ним апостолы образуют плотный полукруг возле стола, на котором лежат… пять хлебов и две рыбы, т.е. «атрибуты» чуда Умножения хлебов, которое воспринимается как «пролог» Евхаристии.

Такая иконографическая комбинация помогает ощутить связь между словами Иисуса на Вечере: «Сие творите в Мое воспоминание» (Лк. 22, 19) и обращением к ученикам в момент умножения хлебов: «Вы дайте им есть» (Мк. 6, 37).

В средневековом искусстве при изображении Тайной Вечери на первом месте, безусловно, оказывался евхаристический аспект. Согласно византийскому канону в алтарной части храма (апсиде) на самом видном месте помещалась монументальная композиция «Причащение апостолов».

Она давала не историческое изображение конкретного Евангельского события, а символическую трактовку Таинства, и этим объясняется ряд сюжетных условностей. Прежде всего – отсутствие Иуды и обязательное присутствие апостола Павла, что с исторической точки зрения некорректно и почти абсурдно.

Во многих храмах византийского происхождения можно встретить в композиции не одну, а две фигуры Христа, что должно было стать символом Его Богочеловечества. Именно это мы видим в мозаике из Софийского собора (XI век) и Михайловского Златоверхого монастыря (XII век) в Киеве.

В изображении Евхаристии немало живописцев стремились к более глубокому постижению мистической тайны события. Порой это приводило к парадоксальному результату. Так на картине Тинторетто «Тайная Вечеря» для венецианского храма Сан Джорджо Маджоре (1592-1594) вокруг сцены причащения апостолов создана удивительная световая атмосфера.

Темное пространство, в котором происходит действие, прорезается сиянием вокруг головы Иисуса, нимбами над головами апостолов и светом лампы на потолке, вокруг которой видны фигуры летающих ангелов. Эти мощные и одновременно мягко согревающие глаз вспышки света придают изображению особую трепетность и помогают глубже ощутить духовную тайну происходящего.

Но мистерия света в картине сочетается с парадоксальностью бытовых деталей, не имеющих ничего общего с текстом Евангелия.

Рядом со столом, за которым размещены Иисус и апостолы, находится другой стол, уставленный блюдами с едой и фруктами, вокруг этого стола суетятся люди, и даже за спинами апостолов вдруг появляются женщины с тарелками – создается ощущение, что евхаристическое действо совершается на постоялом дворе.

Бытовую сторону изображения колоритно дополняют собака, грызущая кость, и кошка, пытающаяся залезть в корзинку.

К чему здесь все это? И какова связь между, казалось бы, такой некорректной бытовой суетой и Святым Таинством? У нас нет точных ответов на эти вопросы, кроме дежурной искусствоведческой версии о том, что Тинторетто, будучи венецианским живописцем, мыслил глубоко по-светски, как и все жители его родного города.

Венеция, конечно, не созерцательный монастырь, но Тинторетто по своей духовной глубине отличается от других мастеров своей школы. Вероятно, бытовое начало понадобилось ему для того, чтобы дать нам глубже почувствовать Евхаристию как реальность сегодняшнего дня.

Присутствие «посторонних» с их вроде бы неуместной бытовой суетой напоминает о том, что это Таинство – не эзотерический ритуал для избранных, а движение сердца Иисуса, направленное ко всем и каждому. Это удивительно точный образ литургии, на которой следом за апостолами к Причастию подойдем мы – люди, считающие себя обычными, такими похожими на «прислугу» с картины великого венецианца.

В искусстве ХХ века одним из самых выразительных образов Евхаристии стала картина «Тайная Вечеря» Сальвадора Дали (1955, Национальная галерея, Вашингтон).

На первый взгляд, между эпатажным сюрреалистом и выбранной им темой не должно быть ничего общего. И многих до сих пор коробит от одной мысли, что автор «Вильгельма Телля» или «Пылающего жирафа» периодически «посягал» на святое. Но – как бы сильно ни хотелось никого расстраивать – без картин этого художника сейчас уже невозможно представить христианскую культуру прошлого столетия.

И их глубина – лишнее доказательство того, что «Дух дышит, где хочет» (Ин. 3, 8). Действие на картине происходит в строгом интерьере с огромным пятиугольным окном, за которым виден характерный для Дали пейзаж с морем и очертаниями гор на дальнем плане.

Коленопреклоненные вокруг стола апостолы со склоненными головами погружены в глубокую молитву. На столе – два куска хлеба и стакан с вином.

Иисус указывает рукой наверх, где в оконном проеме виден обнаженный торс человека с распростертыми по сторонам руками – в позе, так сильно напоминающей Распятие.

Это – видение, указывающее на установительные слова Спасителя: «Сие есть Тело Мое» (Мф. 26. 26).

Столь прямолинейное, на первый взгляд, решение, на самом деле, построено на фундаментальной литургической основе. В католической литургии в момент совершения Таинства священник высоко поднимает Хостию – хлеб, ставший телом Христовым – и люди несколько секунд молча смотрят на Нее.

В момент Причащения священник снова на несколько секунд показывает Тело Христово причастнику, давая ему в буквальном смысле встретиться со Спасителем глазами. И именно момент визуального созерцания Тела Господня и стал основой композиции Дали.

Параллельно с духовно-символической иконографией Тайной Вечери в искусстве развивается так называемая «историческая» традиция изображения, основанная на желании максимально точно проиллюстрировать Евангельские тексты.

«Историков» интересовали, прежде всего, два события: Омовение ног (что очень быстро стало отдельной сценой) и сообщение Иисуса о предательстве Иуды.

И даже если центром изображения была все же Евхаристия, в «исторической» версии она нередко сопровождалась бытовыми повествовательными деталями, которые должны были сделать событие более понятным и художественно актуальным для современников мастера.

Так на рельефе для алтарной преграды (леттнера) собора в городе Наумбурге (Германия, XIII в.) один из апостолов (скорее всего, Петр) брутально облизывает пальцы.

И как бы ни казалась такая «подробность» неуместной в данной ситуации, она позволяет глубже пережить смысл Таинства, совершаемого Спасителем не для святых, а для обычных людей, порой даже толком не понимающих, что происходит на их глазах.

А в живой и выразительной картине испанского живописца XVI в. Хуана де Хуанеса из музея Прадо в Мадриде, напротив, сделана попытка изобразить событие наиболее торжественно.

Поэтому Христос ведет себя как священник у алтаря, перед Ним поставлена чаша, похожая на церковный потир, а в руке у Него не просто хлеб, а Хостия – круглый пресный хлебец, который используется именно на литургии латинского обряда. Французский живописец Никола Пуссен в своей знаменитой композиции из цикла «Семь таинств» (1647, Национальная галерея, Эдинбург) стремился показать событие с максимальной исторической точностью.

Иисус и апостолы не сидят, а возлежат за столом, как было принято в античные времена, а интерьер горницы напоминает триклиний – парадную столовую древнеримского жилого дома.

Начиная с эпохи Возрождения, в рамках исторической традиции растет интерес к психологическому содержанию событий, прежде всего – к переживаниям апостолов, услышавших слова Христа: «Истинно, истинно говорю вам: один из вас предаст меня» (Мф. 26, 21).

В композиции Андреа дель Кастаньо для трапезной монастыря Санта Аполлония во Флоренции (1447) на лицах апостолов видна глубокая печаль, Иоанн трогательно целует руку Учителя, а темная фигура Иуды, отсаженного за противоположную сторону стола, в сочетании с экспрессивным колоритом всего изображения создает острое эмоциональное напряжение.

Большинство живописцев усиливали эмоциональное напряжения, стремясь всеми доступными средствами изолировать Иуду. Он оказывался либо на другой стороне стола в «гордом одиночестве», либо примостившимся поближе к выходу или уходящим с Вечери.

На картине Эль Греко (1696, Национальная Пинакотека, Болонья) Иуда расположился в непосредственной близости от зрителя (что явно можно рассматривать, как намек известного содержания) и своими черными одеждами резко выделяется из общей красно-охристой цветовой гаммы (аналогичным образом фигура Иуды может быть расположена и на русских иконах XVII века).

Читайте также:  Король, играющий с королевой, макс эрнст - описание картины

В африканской живописи середины прошлого века (т.е. в разгар крушения колониальной системы) Иуда нередко оказывался единственным белым среди темнокожих участников действа (к коим относился и Спаситель). Кульминационное произведение в этом направлении – конечно же, роспись Леонардо да Винчи в трапезной миланского монастыря Санта Мария дела Грациа (1494-1497).

Его апостолы, поделенные на четыре группы, активно жестикулируют, обсуждая друг с другом слова Иисуса. И даже Иоанн, который согласно его собственному Евангелию, должен был положить голову на грудь Иисуса, вовлечен в общую «дискуссию» – он слегка отодвинулся от Учителя и слушает наклонившегося к нему Петра.

Возможно, имелся в виду момент, когда Петр «сделал знак, чтобы спросил, кто это, о котором говорит» (Ин. 13, 24). Динамика поведения апостолов резко контрастирует с абсолютным спокойствием Иисуса. Его фигура в центре композиции строго симметрична, поскольку в области Его переносицы расположена точка схода в линейной перспективе пространства горницы.

Леонардо словно «выстраивает» Его фигуру подобно тому, как архитектор выстраивает линии на чертеже своего будущего здания. Через это он подчеркивает в личности Иисуса другую, Божественную природу, выводящую Его в иное измерение, недоступное сидящим рядом апостолам. А в Его лице одновременно читаются и скорбь, и глубочайший покой, смиренное принятие Своей участи.

Контраст между статичностью и композиционным равновесием фигуры Иисуса и динамикой поведения апостолов усиливает психологическую остроту ситуации. Вероятно, Леонардо опирался на описание Евангелия от Луки, где говорится, что апостолы «начали спрашивать друг друга, кто бы из них был, который это сделает» (Лк. 22, 23.

В то время, как другие синоптики утверждают, что они начали спрашивать об этом Иисуса). В результате они так погрузились в общение друг с другом, что уже сейчас, находясь еще рядом с любимым Учителем, психологически оставили Его одного. Другой, не менее интересный момент – это расположение фигуры Иуды вопреки всем традициям, по которым он должен был быть изолирован от всех.

Иуда размещен между Петром и Иоанном, т.е. очень близко к Иисусу, к тому же в его одежде есть голубой цвет – цвет одежд Иисуса, указывающий на Его Божественное сыновство.

Возможно, такое расположение – тонкий намек на последующее отречение Петра.

Но не исключено, что еще важнее было показать Иуду таким же апостолом, как и остальные, особо подчеркнуть, что и он тоже получил уникальное призвание стать учеником Христа, призвание, которое в данный момент он в себе убивает.

Еще одной кульминацией психологического решения темы Тайной Вечери можно считать картину Н.Н. Ге (1863, ГРМ. Санкт Петербург), которая первоначально называлась «Отшествие Иуды».

Бурная полемика вокруг интерпретации Евангельской темы в этом произведении прекрасно описана в исследовательской литературе. Также широко известен негативный комментарий Ф.М. Достоевского, утверждавшего, что автор полотна свел великое событие к «обыкновенной ссоре обыкновенных людей».

Разумеется, Николай Ге – мастер другой эпохи и человек с совершенно иным религиозным менталитетом.

И пишет он не икону и не фреску для монастырской трапезной, а картину, предназначенную для светских выставочных условий, и вряд ли он чувствует себя обязанным придерживаться иконографических стандартов. И его – человека XIX века, психологический аспект ситуации интересует больше, чем сакральный.

Поэтому уход Иуды из трагического, но все же «периферийного» факта превращается в центральное событие, приковавшее к себе всех участников действа. По словам исследователя русского искусства XIX века С. С.

Степановой, живописец отступает от текста Евангелия, показывая Иуду уже разоблаченным и всеми опознанным и тем самым превращая его из мелкого предателя в значительную личность – принципиального противника Христа.

Степень личностной значительности Иуды определить на картине сложно: его фигура настолько погружена в тень, что даже черты лица почти невозможно разобрать. Однако именно он, а не Христос, вопреки всем традициям, становится композиционной точкой притяжения, невольно приковывая к себе не только потрясенных апостолов, но и зрителя.

И если все апостолы единодушно смотрят на уходящего Иуду, показывая на своих лицах целый спектр сильных эмоций – от удивления до возмущения – то глаза Христа опущены вниз и весь облик полон сдержанной, но очень глубокой скорби. Уход Иуды стал для Него источником острейшей душевной боли и на какое-то время занял все Его внутренние силы, потому что Иуда уходил навстречу собственной гибели.

И именно это страдание, на наш взгляд, – психологический стержень произведения. Оно – не об Иуде, какое бы важное место он ни занимал.

Еще меньше – о конфликте предателя с группой бывших единомышленников – «соратников по борьбе», как пытались интерпретировать это критики середины XIX века, близкие к революционно-демократическому движению.

Картина – о скорби Христа по любому грешнику, упорствующему в своем грехе, а значит неизбежно приходящему к духовной смерти.

Наталья Боровская

Источник: http://maxpark.com/community/88/content/5206940

Тайная вечеря в живописи

Андреа дель Кастаньо.
Тайная вечеря.

Евангелия говорят, что перед своим арестом Христос и его ученики-апостолы собрались в уединенном месте, где ели и пили. Эта сцена широко известна в христианской традиции как «Тайная Вечеря». Она изображалась на множестве средневековых икон и картин.

«КОГДА НАСТАЛ ВЕЧЕР, Он возлег с двенадцатью учениками; и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня… И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое.

И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета… Отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего» (Матфей 26:20, 26:26-29).

Согласно церковной традиции, данная сцена обычно представлялась на многочисленных средневековых изображениях следующим образом. За длинным столом, в каком-то уединенном, довольно тесном помещении, сидят Христос и его двенадцать апостолов. На столе — еда и питье…

Считается, что Христос и апостолы собрались тайно, скрытно от окружающих. Отсюда и название вечерней встречи — «Тайная Вечеря». Участники встречи едят, пьют вино, наливая его из кувшинов.

Г. В. Носовский, А. Т. Фоменко. Царь славян.

* * *

Василий Игоревич Нестеренко.
Тайная вечеря. Патриаршая трапезная Храма Христа Спасителя.
1997.

Последняя вечеря

Сказал Иисус Петру и Иоанну: — Пойдите приготовьте нам пасху. — Где? – спросили ученики. — При входе в город встретится вам человек с кувшином волы. Идите за ним в дом, в который он войдет, и скажите хозяину: «Учитель спрашивает, где комната, в которой он будет есть пасху с учениками своими?» И он покажет вам горницу. Пошли они и нашли все так, как сказал Иисус.

Под вечер пришел туда Иисус вместе с апостолами. И сказал Иисус: — Очень хотел я есть эту пасху вместе с вами до того, как принять страдание. Больше не пить мне и не есть, пока не придет Царство Божие. Взял он хлеб, разломил и подал ученикам со словами: — Вот тело мое, за вас приносимое в жертву. Делайте так же в память обо мне.

Взял Иисус чашу после вечери и сказал:

— Пейте из нее все. Это кровь моя, кровь Нового Завета, за многих проливаемая для прощения грехов.

Библейские легенды. Дербент, «Интерэкспресс». 1992.

* * *

Г. Доре.
Тайная вечеря.

Джованни Баттиста Тьеполо.
Тайная вечеря.
Около 1745-1750.

Дирк Боутс.
Створчатый алтарь в церкви св. Петра в Левеке. Фрагмент.
Начало Тайной вечери.

Илья Ефимович Репин.
Тайная вечеря.
1903.

Йос ван Клеве.
Оплакивание Христа с Тайной вечерей.

Леонардо да Винчи.
Тайная вечеря.

Мастер легенды о святой Екатерине.
Триптих Тайной вечери.
Около 1490.

Никола Пуссен.
Тайная вечеря.

Николай Николаевич Ге.
Выход Христа с учениками с Тайной вечери в Гефсиманский сад.
1889.

Читайте также:  Юдифь и голова олоферна, густав климт - описание

Павел Попов.
Тайная вечеря.

Филипп де Шампень.
Малая трапеза (Тайная вечеря).

Филипп де Шампень.
Тайная вечеря.

Фра Анджелико.
Тайная вечеря.

Ханс Шойфеляйн.
Тайная вечеря.

Хуан де Хуанес.
Тайная вечеря.

ТАЙНАЯ ВЕЧЕРЯ

ЖИВОПИСЬ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ.

Источник: http://aria-art.ru/0/T/Tajnaja%20vecherja/1.html

Тайная вечеря

Adelina — 12.04.2012

Тайная вГ©черя— событие Евангелия, последняя трапеза Иисуса Христа с учениками и апостолами.Копия фрески Леонардо да Винчи. Тайная вечеря (неизвестный автор 17 века).

Три важнейших события произошли на Тайной вечере, последней трапезе Иисуса Христа с учениками: предсказание Христом предательства Иуды, установление обряда причащения и омовение им ног учеников. События эти сопровождались определенными действиями участников вечери — действиями, реконструировать ход которых можно, сопоставив рассказы всех четырех евангелистов.

Как главные моменты этой вечери, так и ряд их деталей нашли отражение в живописи и получили свою интерпретацию.Леонардо да Винчи. Тайная вечеря. 1494 -1498. Фреска до реставрации. После омовения ног Иисус Христос открыл ученикам, что один из них предаст Его. Апостолы в испуге стали посматривать друг на друга, и каждый спрашивал Спасителя: «Не я ли, Господи?..

» Иуда также сказал: «Учитель, не я ли?» Иисус Христос тихо и кротко ответил ему: «Ты сказал». Иоанну, который сидел рядом с Христом, произнес: «Тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам» И отдал его Иуде Искариоту, проговорив: «Что делаешь, делай скорее». Никто не понял этих слов Спасителя.

И вот Иуда, у которого был ящик с деньгами, взял из рук Христа хлеб и вышел вон из комнаты.Тайная вечеря. Валентин де Булонь (1591-1632). В последние часы Своей жизни земной, во время Тайной вечери, беседуя с апостолами, Спаситель установил Таинство Евхаристии, или Причащения,— важнейшее в Церкви.

Благословив приготовленный хлеб, Христос преломил его и раздал ученикам со словами: «Примите, ядите; сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в воспоминание обо Мне». А по окончании вечери взял чашу «от плода лозного» (с виноградным вином) и подал ее ученикам: «Пейте из нее все, ибо сие есть кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов».

Так, под видом хлеба и вина, и стала принимать Церковь Тело и Кровь Своего Спасителя, принесшего Себя в жертву за грехи всего человечества. Таинство Евхаристии ежедневно совершается за богослужением, называемым литургией (обедней).Козимо Россели. Тайная Вечеря. Фреска Сикстинской капеллы.

На Тайной вечере Спаситель открыл Своим ученикам, что Он скоро оставит их, будет взят и распят, а они разбегутся от страха. На это апостол Петр сказал: «Господи!.. Я душу мою положу за Тебя!». Христос ответил: «Не пропоет петух, как отречешься от Меня трижды». Еще продолжалась Тайная вечеря, а Иуда уже побежал предавать своего Учителя.

Иисус с апостолами вышли из горницы и, воспев псалмы, направились на гору Елеонскую, в Гефсиманский сад. В глубине сада Иисус, отойдя от учеников, стал молиться: «Отец Мой, если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, пусть будет так, как хочешь Ты».Jacopo Bassano (1542). Вернувшись к ученикам, Он застал их спящими. «Встаньте, приблизился предающий Меня»,— сказал им Иисус.

В сад входил Иуда с целой толпой вооруженных людей, заранее предупредив воинов, что арестовать надо того, кого он поцелует. Иисуса схватили и повели на судилище. Римский наместник Понтий Пилат, к которому привели Иисуса, не хотел предавать Его смерти: «Не нахожу Его виновным»,— отвечал он иудеям. Но те все же настояли на казни.

Пилат демонстративно умыл перед народом руки в знак того, что он не хочет брать на себя грех осудить невиновного, а иудеи громко кричали: «Распни Его, пусть кровь Его будет на нас и на детях наших!»Andrea del Castagno (1447). Веками Тайная Вечеря привлекала внимание христианских художников.

Для картины обычно выбирался один из двух ее драматических моментов либо утверждение Иисусом Христом Святого причастия, либо Его пророчество о том, что один из апостолов Его предаст. На раннехристианской мозаике VI века акцепт сделан полностью на причастии — Иуда вообще не выделен, апостолы спокойно, согласно римскому обычаю, полулежат за полукруглым столом.

Христос занимает почетное место слева.Никола Пуссен.Тайная вечеря (1647). На испанском алтарном фронтоне второй половин XIII века, несмотря на живость индивидуальной трактовки апостолов, также сделан акцент на причастии.

Но уже на фреске художника школ: Пьетро Лоренцетти, созданной до 1348 года, внимание сконцентрировано на предательстве: Христос смотрит на Иуду, единственного из всех апостолов лишенного нимба. Появляются дополняющие картину, не связанные с сюжетом изображения слуг и животных.Pietro Lorenzetti (1310- 20). У православных в Великий четверг совершается литургия Василия Великого.

На всенощной великого Пятка, которая совершается в страстной четверг вечером, бывает утреня с чтением 12 Евангелий Святых Страстей Иисуса Христа. Во время этой службы верующие стоят с зажженными свечами, которые потом несут домой. По старому обычаю, делают на косяках дверей знак креста святым четверговым огнем.

В благочестивых семьях существует обычай сберегать четверговый огонь в лампадах до Пасхи. В кафедральных соборах совершается обряд «Умовение ног», а при митрополичьей московской кафедре в этот день варится святое миро.

Многие православные верующие в этот день приступают к Причастию, поскольку в Великую Пятницу литургия не служится, и литургия в Великий четверг — последняя перед Пасхой. В этот день принято мыть и украшать жилище, купаться (отсюда «чистый четверг»).Juan de Juanes (1560). В Католической Церкви Великий четверг — первый день Пасхального триденствия.

Утром в кафедральных соборах служится месса освящения мира, которую обязательно совершает епископ. Священники во время этой мессы обновляют обеты, принесённые ими при рукоположении.Вечером служится месса воспоминания Тайной Вечери, во время которой священники проводят обряд омовения ног прихожанам. Во время этой мессы после гимна «Слава в вышних Богу» смолкают орган и колокола, которые не используются до самой Пасхи. По окончании мессы Святые Дары переносятся с главного алтаря в боковой, так называемую «темницу», что символизирует арест и заключение под стражу Христа. Во время переноса поётся литургический гимн Pange lingua.Jacopo Tintoretto (1594).Доменико Гирландайо.Никола Пуссен Тайная Вечеря (1640).Николай Ге. Тайная вечеря (1861 — 1863).Pascal Adolphe Jean Dagnan Bouveret (1852 — 1929).Симон Ушаков.Александр Иванов.Нестеренко Василий Игоревич.Тайная вечеря. Сальвадор Дали.Поль Густав Доре Тайная Вечеря Гравюра 1865.Dirk Bouts (1464-68).Jaume Huguet.Симон Вуэ. Тайная Вечеря (1615-.1620).Джотто ди Бондоне.
Adelina.
Очень прошу не ставить в комментарии картинки. Спасибо за внимание!! Код в комментарии.

Архив записей в блогах:

— И когда матросы заканчивали драить пол, вниз сходил капитан, снимал свою белоснежную фуражку и пускал ее скользить по палубе… Если на ней оказывалось хоть пятнышко грязи, то капитан отдавал команду, и матросы вновь брались за швабры…Из многих …

Отеки, боль в рёбрах и просто поныть

Болит солнечное сплетение — страсть!! Спать на боках невозможно — либо слева, либо соответственно справа через 5-30 мин резкая аццкая боль, которая потом концентрируется прямо под ложечкой. На спине тоже не вариант(( Сплю которую ночь по 2-3 часа в общей сложности да ещё и в рабочем …

Вирус в Фейсбуке: защита и профилактика

В последние сутки наблюдаю в Фейсбуке шквал персональных сообщений от пользователей, с которыми давно не общался. Сообщения содержат мой юзерпик, ссылку на какой-то фишинговый сайт и подпись Anton Nossik Private Video! Разумеется, владельцы аккаунтов, с которых это сыплется, никакого отн …

Я вообще-то собиралась отправить эту запись под глаз, но подумала, что кому-то эти списки могут пригодиться, дети у всех есть, и детские дни рождения то и дело случаются, и приходится их праздновать. Вы можете взять мое меню и мой список за основу и написать свой, так гораздо легче, чем …

Источник: https://yablor.ru/blogs/taynaya-vecherya/2398289

Андреа дель Кастаньо «Тайная вечеря»

Андреа дель Кастаньо

Тайная вечеря

1447

Фреска, 453 x 975 см
Сант Аполлония, Флоренция

Та́йная ве́черя — последний ужин Иисуса Христа с учениками-апостолами накануне крестных страданий.

Читайте также:  Музей битлз в ливерпуле

Лежащий  апостол Иоанн Богослов :

«21 Сказав это, Иисус возмутился духом, и засвидетельствовал, и сказал: истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня. 22 Тогда ученики озирались друг на друга, недоумевая, о ком Он говорит. 23 Один же из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса. 24 Ему Симон Петр сделал знак, чтобы спросил, кто это, о котором говорит. 25 Он, припав к груди Иисуса, сказал Ему: Господи! кто это? 26 Иисус отвечал: тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам. И, обмакнув кусок, подал Иуде Симонову Искариоту. 27 И после сего куска вошел в него сатана. Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее.»
Евангелие от Иоанна, глава 13, стихи 21-23.Андреа дель Кастаньо (Andrea del Castagno, 1421 — 1457)Флорентийский живописец эпохи раннего Возрождения. Настоящее имя — Андреа ди Бартоломео ди Симоне да Барджилла. Монументалист, автор многих  фресковых циклов.

Родом из Кастаньо. В 1442 работал в Венеции. С 1444 года до конца своей жизни жил и работал во Флоренции.
Сформировался под воздействием творчества Мазаччо, Доменико Венециано, и скульптур Донателло.

Для живописной манеры Кастаньо характерны:

  • простонародный облик персонажей
  • обобщенность форм
  • статуарность
  • энергия светотеневой лепки тяжелых, крупных масс
  • интенсивность цвета

В росписях стены трапезной монастыря Сант Аполлония (развивая идею, воплощенную в XIV в. Т. Гадди) Кастаньо соединил в единую грандиозную композицию сцены Страстей Христа и Тайную вечерю, акцентировав последнюю и своими масштабами, и уплотненностью композиции, и достигнутой при помощи перспективы иллюзией ее выдвижения за пределы плоскости стены.

Одновременно он нашел новую, сугубо ренессансную интерпретацию этой сцены.

Традиционной трактовке Тайной вечери в ее мистическом значении как темы Евхаристии (причастия) Кастаньо противопоставил драматическое и человеческое начало, выделив тему предательства Иуды, изображенного отдельно от Христа и апостолов, по другую сторону стола, передав эмоциональную реакцию последних на слова Христа.

Подробнее о художнике >>

Другие работы художника >>

Источник: https://son-v-iskusstve.livejournal.com/14488.html

Описание картины «Тайная вечеря» Леонардо да Винчи

Она – гениальна, она – великолепна, ее автор – человек, на столетия опередивший свое время. Она – «Тайная вечеря» Леонардо да Винчи.

Тема картины знакома каждому, кто хоть раз читал Библию или просто знаком с ней. Иисус Христос собрал 12 апостолов и объявил о том, что один из них предаст его.

Христиане, как известно, переживали в те годы не лучшие времена – их преследовали и распинали на крестах.

Сказать о том, что эта картина проста и написана сочетанием неярких серых красок и ярких одежд апостолов – недостаточно. «Тайная вечеря» — загадка, тревожащая многие умы.

Все начинается с того, кто все-таки изображен на фреске, заказанной герцогом Сфорца для церкви Санта-Мария делла Грацие в Милане.

Надписи на копии в Лугано гласят, что если рассматривать ее слева направо, то вы увидите изображения Варфоломея, Якова-младшего, Андрея, Иуды, Петра, Иоанна, Фомы, Якова-старшего, Филиппа, Матфея, Фаддея и Симона Зелота.

Дальше начинаются загадки и домыслы. Первая из них – кто сидит по правую руку от Христа – Иоанн или женщина? Причем, если Сын Божий написан в ярко-красном одеянии, то его ученик одет в нежные тона.

Такая контрастность олицетворяет извечный антагонизм мужского и женского начал. Интересно, что пространство между Иоанном и Иисусом имеет форму клина, а сами фигуры стилизованы под литеру М.

Искусствоведы и историки считают, что это более чем прямой намек на связь Христа с Марией Магдалиной, а символ V всегда означал женское начало.

Еще один момент, о котором ведутся бесчисленные споры – наличие на картине руки, держащей нож, которую нельзя отнести ни к одному из персонажей.

Почему Фома поднимает палец? И Фома ли это? Исследователи пишут о том, что это – Иоанн Креститель. Но вот в чем вопрос – как мог оказаться на тайной вечере человек, чью голову преподнесли Ироду на блюде после танца Саломеи? Еще одна загадка «Тайной вечери» — личность апостола Фаддея, который никто иной, как сам да Винчи.

Примечательно, что все доводы и выводы по поводу творчества гениального да Винчи основаны на том, что он совершал грандиозные открытия и любил придавать мужчинам женственные очертания. Если посмотреть на Иоанна Крестителя, точнее на Фаддея, то еще Фрейд замечал, что очень уж этот святой напоминает альбиноса без волос.

Если присмотреться к столу, за которым сидит Христос с 12 апостолами, то вы увидите на нем вино и хлеб – обязательные элементы сегодняшнего католического причастия –по этой причине многие искусствоведы ставят картину на уровень иконы.

Идеальное расстояние для разглядывания фрески – 30 футов, а перспективы основаны на «божественной пропорции» (идеальные пропорции человеческого тела), которая проявилась в витрувианском человеке.

Если пристально рассматривать картину, то в центре ее вы увидите Христа с разведенными руками, лежащими на столе – он образует треугольник, центральной точкой которого является арка, откуда льется свет.

«Тайная вечеря» наполнена глубоким психологизмом, потрясающим знанием человеческих характеров, которые можно рассматривать в контексте образов апостолов. «Один из вас предаст меня» — это одинаковая фраза для всех, но реакция на нее для каждого из последователей Иисуса разная, она отражается в первую очередь, в жестах фигур.

Начать следует с Иуды Искариота. Все, кто рисовал его до Леонардо утверждали одно – этот человек является злодеем. Он должен быть расположен поодаль от всех остальных и стать изгоем. Да Винчи эту традицию сломал. Объединив его с остальными учениками, он все же наполнил образ Иуды «сигналами» — предательские серебрянники в мешке и рассыпанная соль, которая означает угрозу.

Слова Христа докатились и до остальных участников тайной вечери – сидящие по левую руку люди объединены единым порывом. Филипп недоуменно смотрит на своего учителя – его слова вызвали у юноши шок, Яков-старший может лишь развести руками, а рука Фомы поднята вверх – он в очередной раз не верит.

Противоположные этой группе фигуры отделены от Иисуса небольшим расстоянием, но новость произвела впечатление и на них. Уродливый профиль предателя Иуды контрастирует с чистым ликом учителя и с прекрасным лицом женственного Иоанна (Марии Магдалены?). Петр шепчет на ему на ухо, чтобы тот узнал, кто предатель и хватается за меч, стремясь защитить Христа.

Головы трех остальных апостолов повернуты к Иисусу в немом вопрошании.

Матфей вытянул руки к учителю, а голова его повернута к Фаддею, мужчине в возрасте, который, как надеется апостол, может дать хоть какое-то объяснение происходящему.

Недоуменный жест Фаддея так же говорит о том, что слова Христа он слышит в первый раз. Крайние фигуры по обе стороны стола замыкают композиции фрески и, кажется, останавливают движение.

«Тайную вечерю» читают самым завершенным и самым популярным произведением да Винчи после «Джоконды». При этом, фреска не детализирована, не декорирована, она проста как сама жизнь.

Фигуру Христа – символа самопожертвования во имя других апостолы окружают так, чтобы подчеркнуть ее значимость и величие. Леонардо разбивает всех персонажей на отдельные группы, подчеркивая пластику их движений.

Примечательно, что небольшой стол практически пуст – это лишь заставляет смотреть только на образы апостолов людей всего мира на протяжении веков.

… Один из постеров рекламной кампании Remember+ Milan изображает собак в нарядах апостолов и Христа, только Иуда оставлен человеком. Надпись через весь баннер вещает: One of you betrays us. Общестова по защите окружающей среды так хотели показать жестокость людей, бросивших бездомных животных.

… После «Кода да Винчи» заговорили о том, что в произведениях Леонардо сокрыты тайные символы. Причем, все больше говорят об этом искусствоведы. Кажется, что гений словно смеется над недалекими людьми своей эпохи, рисуя женоподобного Иоанна или загадочную Лизу Герардини. Что же на самом деле скрывал Леонардо – еще предстоит узнать.

Источник: http://5sec.info/kartiny/kartina-leonardo-da-vinchi-tajnaya-vecherya/

Ссылка на основную публикацию