Бартоломе эстебан мурильо: картины и биография

Бартоломе Эстебан Мурильо, картины и биография художника

Бартоломе Эстебан Мурильо (исп. Bartolomé Esteban Murillo; родился в конце декабря 1617, крещён 1 января 1618, Севилья — 3 апреля 1682, там же) — последний из больших мастеров «золотого века» испанского искусства, мастер религиозных и жанровых сцен, глава Севильской школы живописи.

Особенности творчества Бартоломе Эстебана Мурильо.

Художник обладает редким умением повествователя, представляя каждый живописный сюжет как своего рода занимательную историю, одновременно считаясь виртуозом замысловатых декоративных композиций.

Мурильо многократно обращался к образу мадонны и, как истинный севильянец, воспевал яркую красоту женщин родного края (Мадонна считалась покровительницей Севильи и всей Андалусии, эту землю называли «краем Пречистой Девы»).

Он разработал собственную иконографию «непорочного зачатия» и за свою жизнь написал около 20-ти больших картин с этим сюжетом, которые сделали Мурильо чрезвычайно популярным в Европе.

Например, по словам историка искусства Григория Козлова, всё XIX столетие «Вознесение Девы Марии» Мурильо было главной звездой и «примадонной» Лувра, но потом резко вышло из моды (настолько, что Лувр согласился передать картину в Прадо). С тех пор популярность Мурильо как религиозного живописца пошла на убыль, но неоспоримую художественную ценность сохранили его детские портреты, полные неприукрашенной жизненной правды и оптимизма и сделавшие Мурильо предтечей появления реализма.

Известные картины Мурильо: «Маленький нищий (Вшивый)», «Девушка с фруктами и цветами», «Мадонна с четками», «Благословение Иакова Исааком», «Кухня ангелов«

Севильский художник Бартоломе Эстебан Мурильо был младшим современником трёх титанов испанской живописи ХVII века Риберы, Веласкеса и Сурбарана. Его творчество завершает «Золотой век» в искусстве Испании.

И хотя Мурильо никогда не достигал технического совершенства Веласкеса, величественной строгости Сурбарана или жутковатой трагичности Риберы, его человечные святые и жизнеутверждающие оборванцы нередко затмевали по популярности картины предшественников.

День рождения Мурильо история не сохранила, известно только, что крещён он был 1 января 1618 года. Его отец Гаспар Эстебан был простым севильским цирюльником и умер, когда младшему, 14-му по счету, сыну Бартоломе Эстебану было около 10 лет. Мать, Мария Перес-Мурильо, скончалась годом позже. Будущий художник воспитывался у состоятельной родни, но о его детстве и отрочестве известно мало.

Космополитическая Севилья времен Мурильо — не только цитадель католицизма, но и мощный коммерческий узел, этакий «испанский Вавилон». Каждый торговал там тем, что только мог продать. Итальянцы везли продукцию своих мануфактур и ремёсел.

Колонизированная Америка слала золото. Генуэзцы потоком поставляли на рынок рабов. Даже ушлые севильские епископы владели торговыми суднами.

Что было делать юному Мурильо, оставшемуся сиротой? От своего дальнего родственника, художника Хуана дель Кастильо, он получил кое-какие изобразительные навыки.

А когда в 1639-м наставник уехал искать счастья в Кадис, постепенно перетягивающий у Севильи звание торговой столицы, Эстебан решил не идти под начало какого-нибудь матерого мэтра, чтобы вымачивать ему кисти и чистить палитру, а начать зарабатывать самому.

Вскоре предстояла знаменитая севильская ярмарка — феерия. Мурильо купил большой холст, на котором написал сцены из житий местных святых. Затем разрезал его на несколько частей и успешно продал получившиеся небольшие картинки религиозного содержания «в розницу».

На родине Священной Инквизиции что ни святой — то культ и монашеский орден под его эгидой в придачу. Изображения местных святых были ходовым товаром. Каждый желал принести в дом «небесного покровителя».

Так что и позднее святые Руфина, Юстина, Леандр, Родриго и иже с ними будут приносить Мурильо стабильный доход.

В начале 1640-х один из самих известных орденов — францисканский — заказал Мурильо 11 гигантских (от 2 до 5 метров) композиций для свого монастыря. Эта работа заняла около 3-х лет и по окончании сразу же сделала Мурильо знаменитым.

Сам переход от полной безвестности к громкой славе был таким разительным, что впоследствии жители Севильи сложили легенду о мадридском вояже Мурильо. Ведь должен же был сирота, не имевший регулярного художественного образования, где-то постигать свою науку? Молва утверждала, что, скопив денег, Мурильо отправился в Мадрид.

Там, при дворе короля Филиппа IV, работал знаменитый Веласкес. Он тоже был родом из Севильи и не мог отказать молодому земляку в разрешении посещать Эскориал и копировать великих итальянских и северных мастеров.

Легенда даже уточняет для пущей убедительности, что в тот самый день, когда в Севилье родился Мурильо, Веласкес в Мадриде сочетался браком — это, дескать, был знак.

Хотя эта история правдоподобна и действительно могла бы многое объяснить в эволюции художника, нет ни единого документа, который бы её подтвердил. Исследователи склоняются к мысли, что на самом деле Мурильо никогда не покидал Севильи.

В его ранних работах, начиная с «Кухни ангелов», где выстраивается целый литературно-юмористический сюжет, в Мурильо ощущается прирождённый рассказчик. Это станет его методом — не просто написать евангельскую сцену по канонам, а наполнить её живыми подробностями, историями отношений героев, какими-то совсем уж бытовыми деталями.

Некоторых современников Мурильо подобный реализм шокировал. Они хотели бы более благоговейного отношения к Священной истории.

А у Мурильо плотник Иосиф стоит в стружках за верстаком, Мария буднично держит иголку («Святое семейство с ребенком Иоанном Крестителем«), трехлетний Иисус дрессирует собачку («Святое семейство с птичкой«), а путники в «Поклонении пастухов» коробят зрителя своими сморщенными заскорузлыми ступнями.

С другой стороны, никого из испанцев так много, как Мурильо, не упрекали в обратном — сглаженности и слащавости. И действительно, ряд его «Непорочных зачатий» грешит приторностью. Нужно признать, оценки творчества Мурильо в течение трех веков колебались от восторженной апологетики до уничижения — в зависимости от текущих вкусов.

Карьера Мурильо в Севилье, которую он ни за что не хотел покидать, сложилась отлично. Человеком он был спокойным, мягким и приветливым. Многочисленным местным церквям и монашеским орденам иметь с ним дело было одно удовольствие.

В Севилье не оставалось ни одного значимого собора, который не мог бы похвастаться работой Мурильо. Ему не исполнилось и сорока, когда капитул (церковный совет) Севильского кафедрального собора избрал его лучшим художником города. После чего заказал написать «Видение св.

Антония Падуанского» за фантастическую по тем временам сумму 10 тысяч реалов.

Мурильо был прекрасный организатор. В 1660-м году он создал и возглавил Севильскую академию художеств — наиболее передовую и демократическую из всех возникавших на Пиренейском полуострове во 2-й половине XVII в. Севильские художники не зависели от вкусов королевского двора, как мадридские, что давало больше свободы самовыражения.

Академия в Севилье существовала не за счет меценатов, а на средства её членов — это был некий прообраз профсоюза. Еще Севильская Академия первой ввела официальное изучение обнажённой натуры — самому Мурильо не пришлось изучать анатомию на натурщиках, и передача сложных телодвижений навсегда осталась его слабым местом.

Правда, через 4 года в результате подковерной борьбы главой Академии стал Хуан де Вальдес Леаль, а Мурильо отошёл от дел.

В личной жизни художник пережил несколько трагедий. В 1645 г. он женился на донье Беатрис Сотомайор-и-Кабрера — его первой и единственной возлюбленной.

Свою старшую дочку они назвали Марией — по-видимому, во славу Девы Марии, покровительницы Севильи, которую Мурильо писал беспрестанно (1, 2, 3, 4), но также и в честь его рано умершей матери, чью фамилию Мурильо взял себе взамен отцовской (так же когда-то поступил и Веласкес).

Дочери художника было четыре года, когда в Севилью пришла чума. Эпидемия уничтожила половину города. Многочисленные монахи сменили благотворительную деятельность на санитарную — собирали и жгли трупы. Не выжила и маленькая Мария.

Мурильо тяжело перенёс этот удар, но и он оказался не последним. В начале 1664 года умерла его любимая жена, оставив на попечение художника пятерых детей.

После этого Мурильо переехал из особняка в небольшую пристройку при госпитале Ла Каридад, замкнулся и несколько лет ничего не писал.

Его творчество после кризиса обрело новое качество — сложился так называемый «воздушный стиль» Мурильо. Фигуры на полотнах перестали быть резкими и жестковатыми, их смягчившиеся силуэты теперь обволакивала нежная пастельная дымка.

Две главных темы прославили художника — портреты обездоленных и изображения Девы Марии во славе. Известно, что английские и французские купцы, причаливавшие в портах на реке Гвадалквивир, первым делом спрашивали «нищих детей» Мурильо (1, 2, 3, 4), а все испанские соборы жаждали украсить свои алтари смуглыми мадоннами, которых Мурильо писал с черноглазых жительниц Андалусии.

Огромная популярность Мурильо среди самых широких слоев населения отличает его от старших представителей «Золотого века».

Веласкес писал для аристократии, и его новаторство в живописной технике способны в полной мере оценить лишь знатоки. Мурильо в этом смысле более «прост», лиричен и доступен.

Его немного наивные и лишённые трагизма Мадонны и весёлые нищие так же внятны и близки простому сердцу, как незатейливая проповедь Святого Франциска.

Читайте также:  Прибытие клеопатры в таре, клод лоррен, 1642

Источник: https://artchive.ru/artists/3422~Bartolome_Esteban_Murilo

Бартоломе Эстебан Мурильо. Bartolome Esteban Murillo — Испанский Живописец

Бартоломе Мурильо родился 31 декабря 1617 года в городе Сельвия, Испания. Семья, в которой родился Эстебан Бартоломе, проживала в арендованном монастырском доме. Ребёнок рано стал сиротой: в 1627 году умер его отец, а спустя год — мать, после чего мальчик попал на воспитание в семью сестры матери.

      Учился у Хуана де Кастильо и вначале работал в его сухой, жёсткой манере до той поры, пока приезд в город Педро де Мойи, перенесшего туда стиль ван Дейка, не убедил его в её неудовлетворительности.

Желание совершенствоваться привело его в Мадрид, где его земляк, Веласкес, предоставил ему возможность изучать и копировать в королевских дворцах произведения Тициана, Рубенса, ван Дейка и Риберы и сам, своей свободной, мастерской техникой оказал сильное влияние на его развитие. Годы 1642-1645 остаются наиболее таинственными в жизни Мурильо.

В 1645 году он вернулся в Севилью совсем другим художником и вскоре получил крупный заказ от францисканского монастыря. Выполнение этого заказа стало своего рода отчетом о годах ученичества.

      Работа над циклом для монастыря совпала с созданием домашнего очага: в 1645 году Мурильо вступил в брак с доньей Беатрис Сотомайор-и-Кабрера, которая родила ему пятерых детей.

Несомненно, отражённая в творчестве внутренняя эмоциональная жизнь художника подчинялась ритмам семейного бытия. До 1633 года творческая эволюция мастера представляла собой динамичное движение вперёд.

После смерти жены 1 января 1664 года Мурильо два года работал довольно медленно.

     Постепенно он перешёл к новому этапу своей жизни, начало которому положил большой заказ для церкви Санта Мария ла Бланка, ставший вспомогательным приходом Севильского собора.

Некоторое время художник жил в монастыре капуцинов, где ему было предложено украсить всю алтарную стену. В мае 1665 года Мурильо был принят в Братство милосердия.

Вознаграждение, полученное живописцем за работу для Братства, не повлияло на присущий Мурильо умеренный образ жизни. Вскоре он отпустил на волю раба, выросшего в его доме.

     В 1682 году Мурильо, со времени поездки своей в Мадрид не покидавший Севильи, приехал в Кадис, дабы исполнить для тамошнего капуцинского монастыря большую алтарную картину: «Обучение св. Екатерины».

Трудясь над ней, он по неосторожности свалился с подмостков и так расшибся, что должен был немедленно отправиться назад, в Севилью, где и умер вследствие этого падения 3 апреля того же года; кадисская картина была дописана его учеником Осорио.

Источник: https://ruspekh.ru/people/item/bartolome-esteban-murilo

Бартоломе (Эстебан ) Мурильо

В конце 1617 года в севильской церкви Сан-Мигель состоялось венчание маэстро Диего Веласкеса и Хуаны Пачеко. Счастливый для них, день этот стал счастливым и для всей Испании. В это солнечное утро в другой севильской церкви (в старой церкви Магдалены) был крещен мальчик, который впоследствии стал гордостью страны.

Его имя Эстебан Бартоломео Мурильо, и именно его назовут истинным представителем севильской школы живописи, «главой испанских колористов». Но это все в будущем, а пока он был четырнадцатым ребенком в скромной семье цирюльника.

Рано лишившись родителей, маленький Эстебан воспитывался в семье свой сестры — жены хирурга. Семья была довольно зажиточной, и его даже отдали в ученики к одному из дальних родственников — художнику.

От него он перешел к другому учителю, а потом и сам стал думать, где бы увидеть и изучать картины великих живописцев.

У юного Бартоломео не было средств для поездки в Италию, и тогда он купил полотно, разрезал его на кусочки и принялся день и ночь расписывать их всякими сюжетами, какие только представлялись его взору. Кроме того, он стал писать и маленькие образа для ежегодной ярмарки в Севилье, где их покупали купцы для отправки в Новый Свет, чтобы раздавать там новообращенным христианам.

Когда у Мурильо завелись деньги, он (чтобы не тратиться на дорогу) пешком пошел в Мадрид, намереваясь оттуда отправиться в Италию.

Но в Мадриде случай свел его с Веласкесом, Бартоломео Мурильо объяснил придворному художнику-вельможе свои намерения и нашел в его лице истинного покровителя.

Веласкес отговорил его от поездки в Италию, раскрыв взамен сокровища Эскориала, где можно было изучать Тициана, Рубенса, Веронезе, Рафаэля, Тинторетто и других живописцев.

В действительности же, как теперь установили искусствоведы, никакой первой поездки в Мадрид не было, но введение ее в канву легенды в высшей степени логично: после легендарного возвращения из Мадрида севильский живописец совершает в своем творчестве скачок, который открывает ему путь к славе.

В Севилье жизнь била ключом, к ее портам причаливали многочисленные суда, груженные золотом и серебром Нового Света. Свободно и весело текла в Севилье жизнь — в городе, «таком удобном для всяких приключений».

На ее улицах можно было встретить испанцев, немцев, англичан, голландцев, мавров, негров, индейцев, и все они перемешались в пестрой говорливой толпе.

Здесь были представители всех слоев испанского общества: чопорные гранды; бедные, но гордые идальго, пытающиеся скрыть свою бедность под изысканной роскошью костюмов; солидные горожане, купцы, ремесленники, монахи из многочисленных монастырей; пестро одетые, веселые гитаны и пикарес — бродяги и шарлатаны, ищущие легкой наживы.

Оживленно текла в Севилье и художественная жизнь. По ее улицам были разбросаны многочисленные мастерские живописцев, скульпторов, золотых дел мастеров: в богатой Севилье легко находилась работа.

Расположенная далеко от столицы, где творчество художников было сковано вкусами придворной знати, Севилья имела свои преимущества.

Здесь свободнее и независимее развивалась художественная мысль, а мастера ее были теснее связаны с народом.

Первые картины Мурильо, которые вызвали общий восторг («Вдохновение монаха», «Милостыня святого Диего» и «Смерть святой Клары»), были написаны им для Малого монастыря Святого Франциска. Монастырь этот до нашего времени не сохранился: в XIX веке во время перестроек в Севилье его разрушили, а во времена Мурильо это был самый большой монастырский ансамбль в городе.

Мурильо узнал, что настоятель францисканского монастыря намеревается расписать монастырские стены картинами, которые бы иллюстрировали жизнь их ордена.

Сумма, которую назначили за 11 больших полотен с фигурами в натуральную величину, была довольно скромна, и потому ни один художник не хотел браться за эту работу.

Только молодой Мурильо был исполнен желания проявить себя и предложил свои услуги. За неимением лучших предложений францисканцы приняли их.

Картины вызвали всеобщее удивление и восторг, ничего подобного по красоте и смелости замысла Севилья еще не видела. Никто не понимал, как мог этот «мазилка», еще совершенно не известный три года назад, так быстро усвоить столь мощную и благородную манеру письма.

Вскоре художник стал получать многочисленные заказы и писал для всех. Зато и не было в Испании ни одного собора, ни одного монастыря, ни одного значительного частного собрания, которые не владели бы хоть одним произведением знаменитого мастера.

По отзывам современников Мурильо обладал легким, ровным, добрым характером. Неисчислимы достоинства дона Эстебана и как художника.

Одаренный самым блестящим воображением, чувством нежным — полным грации и восторга, он особенно склонен был к сюжетам религиозным, где искусство может обратиться к миру идеальному. В особенности неподражаемы у него лики Христа и Богородицы.

В каком бы возрасте он не писал их, везде у него выходят изображения, приводящие зрителя в благоговейный восторг.

Мурильо весьма редко ставил дату на своих картинах, но всякий раз, когда он это делал, как правило, за датой скрывалось важное событие в жизни художника. Так было и на этот раз: 1652 год застал его за работой сразу над двумя первыми полотнами «Непорочное зачатие», так как в основном Мурильо прославлял Богородицу.

В Испании образ Марии был синонимом всемогущества доброты. В это время благочестивый король Филипп III объявил все свои государства, находящимися под защитой Непорочного зачатия, тем самым предупредив на два столетия провозглашение этого догмата, утвержденного папой Пием IX только в 1855 году.

Читайте также:  Рисунок "витрувианский человек", леонардо да винчи - описание

Конечно, не только этот факт стал поводом для создания великим мастером своих знаменитых мадонн.

Мурильо всегда имел желание художественно разработать одно место из Священного Писания, где говорится о появлении на небе женщины, облеченной в солнечные ризы, с луной под ногами и венцом из двенадцати звезд на голове.

Все его картины (за редким исключением) изображают Мадонну в радостном сиянии, возносящейся среди прозрачных облаков к небу.

Ее кроткий лик с увлажненными глазами, красными, как вишня, губами, нежным и радостным выражением лица окаймлен роскошными золотистыми волосами, волнами рассыпающимися по ее плечам.

Ее детские руки, нежные и тонкие, обычно скрещены на груди, как будто сдерживают волнение.

Иконография Марии у Мурильо отличается одной характерной особенностью. На многочисленных изображениях Мадонны ее лица каноничны, ведь отступление от догмата было просто немыслимо. Но нет ни одной Марии, которая бы походила на другую.

Постоянно варьируются ее глаза (незначительная для канона, деталь эта очень важна для физиогномики) — их разрез, открытость, припухлость; лоб — чуть покатый или прямой, нос — чуть длиннее, короче, разная форма крыльев; подбородок, округлость щек.

И возникает эффект присутствия многих лиц в одном.

Одно из первых «Непорочных зачатий» было заказано архиепископом Севильи, и этот факт говорит о возросшей репутации Мурильо: ему стали верить без боязни, что он ошибется. Столь лестному для художника мнению послужил отчасти и такой случай.

«Непорочное зачатие», заказанное монахами францисканского монастыря для главного алтаря, должно было висеть высоко, на большом расстоянии от зрителя.

Не искушенные в живописи монахи однажды увидели полотно в мастерской художника на близком расстоянии, ничего не разобрали в показавшейся им бесформенной массе крупных, сочных мазков и отказались от заказа. Только по настоянию Мурильо они разрешили «для пробы» повесить картину на место и…

были поражены необычайной красотой как центральной фигуры, так и всех ее деталей. Художник наказал их тем, что согласился вторично продать картину за двойную против прежней цену. Это заставило его последующих критиков осторожнее судить о том, чего они не понимают.

На картине для францисканского монастыря нижний край композиции начинается тенями разной глубины. Чуть выше густой пелены облаков открывается молочной белизны сфера.

Тени, набегающие на ее края из облаков, придают ей состояние независимого движения в пространстве. Розовато-желтые фигурки ангелов обходят сферу и наплывающие на нее облака, увеличивая это впечатление.

Правой ногой Мадонна опирается на шар, другая скрыта облаком, которое служит как бы подставкой для пышных драпировок ее платья.

Взор зрителя неудержимо устремляется ввысь, пока не достигает вытянутых в молитвенном жесте рук, прекрасной головы, обрамленной развеваемыми ветром волосами. Наклон головы возвращает движение вниз, Мария заглядывает туда, будто боясь высоты. Физическую весомость ее фигуре придает иссиня-черный плащ, золотисто-сочный фон которого вторит складкам ее белого платья.

После указа Филиппа III все церкви и монастыри Испании хотели иметь картину с Мадонной, посвященную этой евангельской догме, и Мурильо пришлось написать целый ряд повторений с первоначального полотна. Теперь они разбросаны по музеям всего мира (Лувр, Эрмитаж, Мадрид, Берлин, Лондон и т.д.).

По содержанию, как уже указывалось выше, они мало разнятся друг от друга: красивая девушка в белом одеянии и синем плаще, сложив молитвенно руки (или скрестив их на груди), стоит на облаках на земном шаре (или лунном серпе).

У ног ее, под пятой, извивается змий — символ попранного греха, вокруг Девы порхают ангелы, сверху на нее льется небесный свет, глаза ее в блаженном упоении подняты к небу (или с безграничной жалостью смотрят вниз на смертных).

В большинстве своих картин Мурильо не заботился об исторической правде. Он никогда не пытался изобразить совершенно не знакомую для себя обстановку и природу древней Палестины, да и мало интересовался ею.

По характеру своей натуры и по религиозному чувству испанцев художник чувствовал, что Испания настолько схожа со Святой землей, что все библейские события могли иметь место и в Испании.

Некоторые из его сограждан приходили в ужас от такой вольности в трактовке священных сюжетов, но их недовольство нисколько не омрачало жизнь художника.

В лице многочисленных испанских евреев он мог бы иметь прекрасных натурщиков, но ему и в голову не приходило воспользоваться ими. Христос, апостолы и особенно Мадонна изображаются художником самыми подлинными испанцами не только по типу лица, но даже и в отношении костюмов.

Его Мадонны («Благовещение», «Мадонна в облаках», «Мадонна с четками», «Воспитание Марии» и другие картины) — это прекрасные испанки с прелестным, нежным лицом и жгучими испанскими глазами.

Они святые — но от мира сего, например, «Мадонна с четками», несомненно, принадлежит к высшему обществу Севильи, как и ее прелестный младенец.

Эта особенность Мурильо создавать Мадонн с ярко выраженными чертами испанки постепенно развилась настолько, что некоторые его Мадонны вызывают весьма специфические ассоциации. Например, знаменитая картина «Мадонна-цыганка».

Про «Непорочные зачатия» исследователь творчества Мурильо Куглер сказал: «Произведения эти знаменуют собой одну из вершин XVII века, и во всей области искусства только они вполне достойны равняться «Сикстинской мадонне» Рафаэля».

А отношение самих испанцев к художнику дон Эдуард д`Амигис выразил так: «Для испанцев Мурильо — святой. Они произносят его имя с улыбкой, как будто желая этим сказать: «Он — наш!» И говоря это, смотрят так, как будто и от слушателя требуют уважения».

Источник: http://facecollection.ru/people/bartolome-esteban-murilo

Мурильо, Бартоломе Эстебан

Семья, в которой родился Эстебан Бартоломе, проживала в арендованном монастырском доме. Ребенок рано стал сиротой, в 1627 г. умирает его отец, а спустя год мать, после чего мальчик попадает на воспитание в семью сестры матери.

Учился у Хуана де Кастильо и вначале работал в его сухой, жесткой манере до той поры, пока приезд в город П. де Мойи, перенесшего туда стиль ван Дейка, не убедил его в её неудовлетворительности.

Желание совершенствоваться привело его в Мадрид, где его земляк, Веласкес, доставил ему возможность изучать и копировать в королевских дворцах произведения Тициана, Рубенса, ван Дейка и Риберы и сам, своей свободной, мастерской техникой оказал сильное влияние на его развитие.

Годы 1642—1645 остаются наиболее таинственными в жизни Мурильо. В 1645 г. он возвращается в Севилью совсем другим художником и вскоре получает крупный заказ от францисканского монастыря. Выполнение этого заказа стало своего рода отчетом о годах ученичества.

Работа над циклом для монастыря совпадает с созданием домашнего очага, в 1645 году Мурильо вступает в брак с доньей Беатрис Сотомайор-и-Кабрера, которая родила ему пятерых детей. Несомненно, отраженная в творчестве внутренняя эмоциональная жизнь художника подчинялась ритмам семейного бытия. До 1663 г.

творческая эволюция мастера представляет собой динамичное движение вперед. После смерти жены 1 января 1664 г. Мурильо два года работает довольно медленно.

Читайте также:  Исаакиевский собор и памятник петру i, м. н. воробьев, 1844

Постепенно он переходит к новому этапу своей жизни, начало которому положил большой заказ для церкви Санта Мария ла Бланка, становящейся вспомогательным приходом Севильского собора (см ниже в разд. Творчество).

Некоторое время художник живет в монастыре капуцинов, где ему было предложено украсить всю алтарную стену. В мае 1665 г. Мурильо был принят в Братство милосердия. Вознаграждение, полученное живописцем за работу для Братства, не повлияло на присущий Мурильо умеренный образ жизни.

Вскоре он отпустил на волю раба, выросшего в его доме, очевидно у Мурильо были свои воззрения на существо милосердия. Мурильо не был рожден борцом, и не смог стать философом. Но стал великим живописцем, сумев удержать свой внутренний мир в динамическом равновесии перед ударами судьбы.

В 1682 году Мурильо, со времени поездки своей в Мадрид не покидавший Севильи, приехал в Кадис, дабы исполнить для тамошнего капуцинского монастыря большую алтарную картину: «Обучение св. Екатерины».

Трудясь над ней, он, по неосторожности, свалился с подмостков и так расшибся, что должен был немедленно отправиться назад, в Севилью, где и умер вследствие этого падения, 3 апреля того же года; кадисская картина была дописана его учеником, Осорио.

  • «Мальчик с собакой» (Эрмитаж).

  • «Святой Исидор Севильский».

  • «Святое семейство с Иоанном Крестителем»

Творчество

Известность приходит к Мурильо В 1645 г., вместе с выполнением заказа из 11 картин для местного монастыря ордена францисканцев.Из этих картин, рассеянных в настоящее время по разным музеям, главные: «Св. Диего насыщает нищих» (в Мадридской академии художеств), «Чудо св. Диего», или так наз.

«Кухня ангелов» (в Луврском музее, в Париже), «Кончина св. Клары» (в дрезденской галерее), «Чума» (у герц. Поццо-ди-Борго, в Париже) и «Св. Диего, превращающий хлеб в розы» (у Ч. Куртиса, в Нью-Йорке).

Уже в этих произведениях, несмотря на тяжеловатость и резкость их тонов, ярко выказываются колористическая наклонность и национальный, специально севильский характер Мурильо, берущего натурщиков и натурщиц для своих фигур из народа. Значительно плавней и гармоничнее по краскам написанные им для севильского собора «Св. Леандр» и «Св.

Исидор» (оба в ризнице этого собора), и две главные в ряду произведений средней поры его деятельности, «Рождество Богородицы» (1655; в Луврском музее) и «Видение св. Антония Падуанского» (1656; в севильском соборе). В 1665 г. Мурильо был занят работами для севильской церкви C.

-Мариа-ла-Бланка, из которых важнейшими могут считаться четыре полукруглые картины: «Торжествующая Церковь» (принадлежала лет 30 тому назад Пурталесу, в Париже), «Непорочное зачатие» (в Луврском музее), «Основание базилики C.-Мариа-Маджоре, в Риме» (в Мадридской акад. художеств) и «Сон римского сенатора» (там же). В 1668 г.

из-под кисти Мурильо вышла великолепная «Пресвятая Дева на облаках с восемью, взирающими на неё, святыми» (в зале капитула севильского собора), а в 1670 г. — одно из лучших его созданий в колоритном отношении, «Св. Семейство со св. Елизаветой и Иоанном Крестителем» (в Луврском музее).

Со второго из только что указанных годов вообще начинается самый продуктивный период творчества Мурильо. В 1674 г. он окончил восемь больших картин, заказанных ему для церкви госпиталя «де ла-Каридад» и изображающих подвиги христианского милосердия — произведения, бесподобные столько же по рисунку, перспективе и колориту, сколько и по композиции и выразительности фигур и лиц.

Три из них, так наз. «Жажда» («La Sed»; Моисей источает воду из скалы), «Умножение хлебов и рыбы» и «Св. Хуан де Диос, переносящий больных», остались на своем первоначальном месте, прочие же рассеялись по разным коллекциям («Св. Елизавета Венгерская, моющая прокаженных» — в Мадридской галерее, «Ангел изводит ап. Петра из темницы» — в Императорском Эрмитаже, в С.

-Петербурге, «Посещение Авраама тремя ангелами» — в Стаффорт-Гоузе, в Лондоне, «Христос в Силоамской купели» — у г. Томлина, в Суффольке, в Англии). В 1675—76 гг. Мурильо написал больше 20 картин для капуцинского монастыря Севильи; из них 17, в том числе особенно замечательные: «Пречистая Дева во славе», «Св. Антоний с Младенцем-Спасителем» и «Св.

Франциск в экстазе», красуются теперь в музее этого города. Приблизительно к тому же времени относится «Непорочное Зачатие», принадлежащее тому же музею и представляющее едва ли не самое мастерское изображение сюжета, многократно трактованного художником. В 1678 г.

он исполнил несколько картин для севильской больницы «de los Venerables Sacerdotes», между прочим «Богоматерь во славе», составляющую одну из главных драгоценностей Луврского музея.

Всех произведений Мурильо насчитывается свыше 450 (по Куртису, 481; по Лефору, 478). Содержание их в основном религиозное. Значительную группу среди них составляют изображения особого, созданного им типа, посвященные прославлению Богоматери и известные под названием «L’Immaculata Concepcion», «L’A s uncion» и «La Purisima».

В произведениях этого рода (о некоторых из их числа было упомянуто выше) Мадонна является в виде отроковицы или юной девы, стоящей или парящей в воздухе, среди облаков, и окруженной сонмом ликующих малюток, ангелов, нередко с лунным серпом или земным шаром под ногами, с неподражаемо переданным в позе и лице выражением девственной чистоты, кротости, молитвенного умиления и неземного блаженства.

Как в этих картинах, так и в других религиозных произведениях своих, Мурильо поражает свободой, смелостью и силой, с какими его пламенное одушевление идеальными темами выливается в реалистические, национально-испанские формы.

Пылкость фантазии иногда мешает ему быть стильным в композиции, но зато он всегда полон жизни и превосходен в колорите и светотени.

В начале среднего периода его творчества, колорит его достигает до редкого богатства теплых, пропитанных светом локальных красок, которые потом, в эпоху полного развития его мастерства, приводятся к одному, легкому, воздушно-прозрачному общему тону, как нельзя более подходящему к его спиритуалистическим, сверхъестественным сюжетам. Мурильо писал также и сильно реалистические жанры из севильской простонародной жизни, известные под названием «Уличных ребятишек» — мальчиков и девочек, занятых едой, игрой в кости, счетом мелких монет, продажей фруктов и т. п. Такие картины можно видеть в Луврском музее, Мюнхенской пинакотеке, в Имп. Эрмитаже, в Будапештской и многих других галереях. Из произведений Мурильо, не упомянутых в предыдущих строках, особенно замечательны: «Ревекка и Елеазар» и «Воспитание Богородицы», в мадридск. музее; Мадонны Дрезденской галереи, палаццо Питти во Флоренции, палаццо Корсини в Риме, севильск. и мадрид. музеев; «Младенец Иоанн-Креститель с ягненком», в Лонд. национ. галерее; «Видение св. Антония», в берл. музее; «Отдых св. Семейства на пути в Египет», «Непорочное Зачатие», «Смерть Петра Арбуэза» и «Видение св. Антония», в Имп. Эрмитаже, в котором вообще имеется 20 картин этого знаменитого испанского художника.

Мурильо занимался также пейзажной и ландшафтной живописью. При учреждении в Севилье, в 1660 г.

, Академии художеств, в которой впервые официально введено изучение нагого человеческого тела, он был сделан её директором, вследствие чего, а ещё более благодаря своему высокому таланту и славе, оказал сильное влияние на многих живописцев местной школы.

Из его непосредственных учеников, наиболее выдающиеся — М. Осорио, С. Гомез и Вильявисенсио, а из подражателей — А.-М. де Тобар, X. де Вальдес Леаль. См. таблицу к ст. Мадонна.

Весьма большая коллекция произведений мастера хранится в Музее Прадо (Мадрид), среди которых:

  • Поклонение пастухов
  • Мученичество Святого Андрея
  • Добрый пастух Христос
  • Святое семейство
  • Мадонна с чётками

и др.

Источник: http://people-archive.ru/character/murilo-bartolome-esteban

Ссылка на основную публикацию