«четыре времени суток», уильям хогарт — описание картины

Серия «Четыре времени суток»

«Четыре времени суток» – сатирическая серия из 4 листов рассказывает о жизни Лондона в утренние часы, днем, вечером и ночью. В серии нет единого сюжета, она построена на контрастах настроения.

На этот раз Хогарт отказался от конкретных персонажей, от единого повествования. Единственным главным героем он сделал славный город Лондон. Лондон Хогарта — это неделимый сплав реальности и художественной фантазии.

По оригиналу Уильяма Хогарта 1738Гравёр Уильям Генри Уортингтон (Worthington, William Henri),около1795-около1839   Полдень     Офорт

Действие происходит в Сохо – французском квартале Лондона, где живут переселенцы из-за Ла-Манша, покинувшие по религиозным или иным соображениям родную землю.

Именно из этого квартала приходили в особняки лондонских лордов гувернантки, учителя хороших манер, танцев, фехтования, отсюда появлялись и самые дорогие содержанки.

Англичане смотрели на Сохо с раздражением и любопытством, англичанки украдкой запоминали фасоны платьев, которые даже у горничных были неуловимо и обидно изящными.

Солнце щедро льется в узкую улицу, неприлично озаряя грязную мостовую с небольшой канавой посередине, где валяется дохлая кошка. На часах церкви – двенадцать. У ее дверей царит дух куртуазности.

Хогарт потешается над разряженным, как дофин, ребенком, который в пышном наряде взрослого мужчины выглядит нелепым и жалким. Прицепившийся на крышу воздушный змей – возможный намек на хрестоматийное французское легкомыслие.

А вот по левую сторону – царство британских радостей: качаются вывески харчевен, пахнет кровавыми бифштексами, капустой и элем.

И юмор вывесок – чисто британский: отрубленная голова Иоанна Крестителя или женщина без головы – своего рода ансамбль, не способный, впрочем, отбить аппетит. Здесь громко ссорятся и много, с наслаждением едят, здесь любовь лишена скучной утонченности. Полуденное веселье в разгаре.  

По оригиналу Уильяма Хогарта 1738Гравёр Фредерик Ф.Уолкер (Walker, Frederick F.), род. 1805          Вечер          Офорт

Идиллический пригород Лондона с деревенскими домами, мычанием коров, свежим воздухом и в придачу – с веселым театриком, который носит название местности – «Сэдлерз Уэллз». Время перед началом сумерек.

Все дышит зноем: поникли листья плюща, вьющегося по стене харчевни под вывеской «Хью Мидлтон» (она названа так, по всей вероятности, в честь знаменитого в ту пору филантропа), и даже корова безуспешно старается использовать сильно уже поредевшую кисточку хвоста вместо веера.

Разморенная духотой и пережитыми впечатлениями семья красильщика возвращается в город после незабываемых часов, проведенных на лоне природы.

Здесь много забавных хогартовских выдумок: дородная красильщица, подавляющая массивными телесами худую, голодную корову; сам красильщик, оказавшийся рогатым благодаря коровьим рогам, торчащим из-за его головы; пара детей, нелепо пародирующая пару супружескую. Из маленьких и комических подробностей складывается живое ощущение целого. Здесь много «доброй старой Англии», и все проникнуто снисходительным юмором Хогарта. 

По оригиналу Уильяма Хогарта 1738Гравёр Уильям Редклифф (Radclyffe, William), 1780-1855НочьОфорт

Гаснет заря в печальном лондонском небе, наискось перечеркнутом кронштейнами вывесок, и уже ярче зари светятся окна.

Но еще различима в густеющих сумерках площадь близ Черинг Кросс, где застыл на бронзовом коне бронзовый Карл I, изгнанный, обезглавленный и снова теперь почитаемый король. А в тесной улице ночь уже полновластная хозяйка.

Ночь, полная опасностей и нелепых приключений, пьяных криков, грохота колес запоздалых экипажей, а порой и звона клинков. Тут происходит масса занимательных происшествий.

Известный всему Лондону судья с отвисшей челюстью и бессмысленным выражением лица шествует по улице. Он изрядно выпил и теперь припадает к плечу тщедушного сторожа, несущего под мышкой шпагу, чтобы достойный сэр не уронил ее в канаву.

Вывеска с бокалом и надписью «Нью баньоу» (благопристойный псевдоним публичного дома) сулит заблудшим в ночи кров, вино и любовь.

Самая большая и самая внушительная вывеска принадлежит цирюльнику и зубодеру в одном лице, предлагающему почтенной публике удаление зубов с предварительным легким оглушением пациента, а еще кровопускание, бритье и прочие необходимые в обиходе гигиенические процедуры.

В качестве завлекательной рекламы у окна выставлены миски с кровью признательных больных, а в освещенной комнате можно видеть и самого брадобрея, ловко орудующего бритвой и держащего по традиции своей профессии клиента за нос.

Тут же валится на бок совершившая слишком крутой поворот почтовая карета, кричат перепуганные пассажиры. На голову судьи из окна второго этажа опрокидывается ночной горшок, на что судья не обращает решительно никакого внимания. Суетятся уличные мальчишки. Все эти события никак не связаны друг с другом, но они неотрывны от ночи, которую выдумал Хогарт.  

Источник: http://www.smolensk-museum.ru/virtualnie-vistavki/seriya-chetire-vremeni-sutok/

Читать «Хогарт»

Мудрость продается на горестном рынке.

Блэйк

В северной части лондонского Сити, в Смитфилде, до наших дней сохранилась древняя церковь святого Варфоломея Великого.

Именно здесь, в восьмиугольной купели, которую и сейчас охотно показывают любознательным посетителям, крестили 28 ноября 1697 года будущего мистера Хогарта, знаменитого живописца.

Как и множество других младенцев, родившихся в ту памятную осень, он получил имя Уильям, ибо не было тогда в городе Лондоне и во всей Англии более почитаемого и славного имени.

Оно гремело в благодарственных молитвах с церковных кафедр, чудилось в праздничном звоне колоколов, плескалось на шелковых, золотом шитых флагах, горело, рассыпая трескучие искры, в затейливых вензелях невиданной иллюминации.

Король Вильгельм III[1] только что вернулся в столицу, заключив долгожданный и почетный мир с Францией. Кровавая и дорогостоящая война на континенте счастливо окончилась. Приверженцы новой династии ликовали, посрамленные якобиты затаились, курс ценных бумаг стремительно подымался.

И родители, радуясь наступившему наконец миру, нарекали новорожденных в честь короля.

После крещения мистер Уильям Хогарт, ничем не замечательный младенец восемнадцати дней от роду, был отнесен в родительский дом на Сент-Джон-стрит в Клэркн-уэлл.

Слово «дом» не следует понимать буквально. Хогарты просто снимали квартиру, так как находились на той стадии благопристойной бедности, за которой следует вполне откровенная нищета. Мистер Хогарт-старший не имел ни состояния, ни доходов, ни даже службы; жизнь основательно его потрепала.

Сельский учитель из далекого Уэстморленда, фермер-латинист, Ричард Хогарт прибыл в Лондон с собственной, взлелеянной в буколической тиши педагогической системой и открыл школу на Нью-Гейт-стрит. Школа прогорела.

Судьба равнодушно проглотила то немногое, что было скоплено в Уэстморленде. Но думать о возвращении на ферму было поздно разум, воспламененный скромной ученостью, не мирился более с деревенской жизнью. К тому же Ричард женился на уроженке Лондона.

Так превратился он в столичного жителя.

Ни древние авторы, ни современные ученые и богословы, чьи труды прилежно изучал Хогарт-старший, не научили его обыденному практицизму. Он жил прескверно, иногда впроголодь. Правил корректуры для соседней типографии, сочинял проповеди ленивым пасторам, давал уроки.

В младенчестве Уилли Хогарт часто мерз. Лондонский муниципалитет обложил ввоз угля высоким налогом — нужны были деньги на великолепный портлендский камень, из которого зодчий сэр Кристофэр Рэн возводил новый собор святого Павла. На топливе приходилось экономить — цена угля поднялась до тридцати шиллингов за чолдрен[2]. Сам того не зная, ребенок страдал во имя искусства.

Малютка Уилли еще учился ходить, когда его колыбель перешла к новорожденной малютке Мэри.

Затем появилась малютка Энн.

Прибавления в семье Хогартов происходили с завидной регулярностью: с перерывом в два года и непременно осенью.

Мистер Хогарт-старший не оставлял ученых занятий.

Несмотря на окружающий его кавардак — ведь теперь уже трое маленьких Хогартов наполняли комнаты криком и топотом, — он ухитрился составить большой латинский словарь — внушительную рукопись в четыреста страниц ин-кварто, рукопись, так и не увидевшую света, но сохранявшуюся в семье долгие годы после смерти автора.

Кроме того, он сочинил своего рода самоучитель латинского языка и даже издал его в типографии Тейлора на Патерностер-роу, в той самой типографии, где несколькими годами позже был напечатан бессмертный «Робинзон Крузо». Но и этот труд не принес ни успеха, ни денег.

Так начиналось детство Уильяма Хогарта. К счастью, его воспоминания о первых годах сознательной жизни не ограничились гонкими ломтиками вареной баранины и капустными листьями на оловянных тарелках, дешевым разбавленным элем или тряпичными куклами сестер.

В доме, где щепотка чаю была роскошью, знание дарилось щедро. Отец учил сына со страстностью талантливого неудачника.

Еще мальчишкой Уилли недурно читал по-латыни, понимал греческий, мог с грехом пополам объясниться по-французски. Читая, он учился размышлять.

В нем появлялась постепенно легкая склонность к вольнодумству и умение смотреть на жизнь философски — в той мере, в какой это доступно было его возрасту.

В школе, однако, он учился прескверно. Лишнего узнавать не желал, а то, что его интересовало, уже знал от отца. На уроках Хогарт-младший обычно рисовал, что сильно его развлекало. К тому же приходские школы в царствование доброй королевы Анны были настолько жалкими учреждениями, что едва ли могли научить чему-нибудь мальчика, уже читавшего Горация. При первой возможности Уилли бросил школу.

Кроме школы и уроков отца, был Лондон.

Уильям Хогарт не видел других городов и не знал деревни. Лондон стоял у его колыбели, убаюкивал его глухим и грозным шумом, бросал в окна отблески пожаров и фейерверков, вползал в комнату липким морозным туманом или летней духотой, звонил в колокола, оповещая о казнях и торжественных процессиях.

Лондоном начинался и кончался мир. Все, что не относилось к Лондону, было просто географией.

Правда, существовал еще Вестминстер, где заседал парламент, и Сент-Джеймский дворец, где жила королева, если не отдыхала в Виндзоре или в Бате. Но Лондон позволял себе об этом не помнить.

Столица — здесь, у нее есть права, дающие не слишком обоснованное, но приятное чувство независимости. Даже королева была тут гостьей.

Лондонские мальчишки неясно, но гордо ощущали величие славного города. Какой позор не быть лондонцем! Провинциальный сквайр в парике из конского волоса вызывал презрение, он не был причастен столичных тайн, он был чужак.

Итак, Уильям Хогарт, подобно Тому Кэнти, жил в бедности, но не в невежестве. К тому же бедность способствовала раннему выбору профессии и, следовательно, накоплению знаний не только академических.

Не совсем понятно, как именно произошло приобщение Уилли к искусству. Имеются сведения, что в школьные годы он хаживал в гости к жившему по соседству художнику, чье имя для истории утрачено. Эти визиты в сочетании с природными наклонностями мальчика к рисованию и равнодушием его к науке толкнули мистера Ричарда Хогарта на решительный шаг. Он отдал сына в обучение к живописцу вывесок.

Не следует думать, что изготовление вывесок простое и непочтенное дело, доступное каждому. Пришлось старательно учиться рисовать красивые готические буквы, завитушки, зверей и рыцарей.

Впрочем, до рыцарей он, видимо, так и не добрался, так как через короткое время перешел в обучение к мистеру Элису Гэмблу, резчику по серебру, державшему мастерскую под вывеской «Золотой ангел» на Крэнборн-стрит в Лейстерфилде.

Тут как будто бы не обошлось без помощи родственных связей — есть предположение, что брат Ричарда Хогарта был женат на сестре мистера Гэмбла.

Английское серебро славится по всей Европе. Мастерская на Крэнборн-стрит — одна из самых уважаемых в Лондоне. От учеников, следовательно, требуется отменное владение ремеслом, уверенная, легкая точность руки — артистизм. Достигалось все это каторжным трудом. Писание вывесок было, оказывается, не самой тяжелой работой.

С этого примерно времени и начинается биография мистера Уильяма Хогарта. Он пробует поступать более или менее самостоятельно и вступает в первые споры с собственной судьбой.

Жизнь его однообразна. Как большинство лондонцев, он встает с зарею — в ту лору ценили дневной свет — и в шестом часу утра уже торопится в Лейстерфилд. Ничего фешенебельного не было тогда в этом районе Лондона, где ныне сияют огни грандиозных кинотеатров, ресторанов и кабаре, озаряя маленького бронзового Шекспира в центре Лейстер-сквер.

Лондон лишен счастливого качества многих великих городов, чьи даже нищие кварталы сохраняют своего рода живописность. Красота британской столицы неотделима от респектабельности и богатства, бедные улицы и дома угнетают однообразным убожеством.

Таков и старый Лейстерфилд, особенно мрачный ранним утром, когда ночь неохотно покидает узкие, как коридоры, затопленные помоями улицы.

Сквозь тяжелую вонь отбросов сочится горький аромат кофе из уже открытых кофейных домов, скрипят на ржавых кронштейнах бесчисленные «красные львы», «золотые орлы», «короли Ричарды» и прочие вывески кабаков и харчевен, яркие жестяные картины, изготовление которых чуть было не стало профессией Уильяма Хогарта.

Владельцы их гасят фонари, доверяя бледной заре освещение своей геральдики, хозяйки подымают оконные решетчатые рамы, проветривают перины и непринужденно выплескивают на мостовую содержимое ночных горшков. На углах собираются угрюмые оборванцы, нищие, бродяги; лондонские утра печальны, как сырые и ветреные рассветы над Темзой: слишком многим людям сулит горестные заботы новый день.

Источник: http://litlife.club/br/?b=224996&p=52

Уильям Хогарт. Анализ красоты

До 07.09.2014 в ГМИИ имени А.С.Пушкина

Читайте также:  Венера, завязывающая глаза амуру, тициан вечеллио

В рамках Года культуры Великобритании в России ГМИИ им. А.С. Пушкина представляет выставку «Уильям Хогарт: анализ красоты», посвященную графическому наследию британского живописца и гравера.

В экспозицию вошли 68 гравюр из фондов музея, созданных Уильямом Хогартом (1697—1764) в разные годы жизни, а также листы, выполненные по знаменитым картинам художника французскими граверами.

Помимо знаменитых серий художника «Карьера проститутки» (1732), «Карьера мота» (1735), «Четыре времени суток» (1738), «До и После» (1736), «Модный брак»(1745), «Усердие и леность» (1747) на выставке представлены иллюстрации к теоретическому трактату Хогарта «Анализ красоты», давшему название экспозиции.

«Анализ красоты» (1753) — не научный труд, а скорее универсальное пособие, адресованное всем, кто хотел бы ответить на вопрос, что красиво и что безобразно в искусстве. Это сочинение – творческий манифест Уильяма Хогарта как художника.

В основе эстетической системы Хогарта — мысль о том, что единственно верный путь для профессионального художника — «обращение к природе», ему необходимо учиться «доверять чувствам» и создавать произведения, в которых отражаются события повседневной жизни. «Красота заключается в многообразии», — вот девиз, которым мастер руководствовался долгие годы.

Смелый реализм художника принципиально изменил британскую живопись 18 столетия и оказал влияние на многие стилистические явления последующего времени.

Хогарт разработал собственный способ изображения действительности, в основе которого лежали его наблюдения за жизнью и за людьми. Хогарта восхищала суета лондонских улиц, лица горожан, забавные сценки в пабах, на рынках и в церквях Лондона.

Произведения художника подобны короткометражным фильмам, запечатлевшим рождение  мегаполиса, в котором уживаются столь непохожие друг на друга характеры.

Основная часть произведений, представленных на выставке, находилась в коллекции московского знатока и собирателя графики Николая Васильевича Баснина (1843—1918). В 1918 году наследники Н.В.

Баснина передали Румянцевскому музею завещанное коллекционером собрание — 8000 гравюр ведущих европейских школ. Гравюры британской школы насчитывали около 650 листов и включали 63 подлинных отпечатка Хогарта.

Выставка «Уильям Хогарт: анализ красоты» позволит зрителю не только познакомиться с графическим наследием художника, но и погрузиться в атмосферу британского искусства XVIII века. К открытию выставки подготовлен каталог, в который вошли лучшие гравюры мастера из фондов ГМИИ им. А.С. Пушкина.

Выражаю благодарность пресс-службе ГМИИ имени А.С.Пушкина за предоставленные материалы.

«Иллюстрация к трактату «Анализ красоты». Контрданс» 1753Уильям Хогарт «Иллюстрация к трактату «Анализ красоты». Дворик скульптора» 1753«Пять ордеров париков» 1761

Информация (на 07.07.2014):

Государственный Музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина – основное здание

Адрес: улица Волхонка, дом 12 (ближайшая станция метро «Кропоткинская»)

Время работы: вторник, среда, пятница – воскресенье – с 10:00 до 19:00, в четверг с 10:00 до 21:00. Выходной день – понедельник

https://www.youtube.com/watch?v=mbP3aRi9468

Стоимость билетов – нестандартная на период проведения двух выдающихся выставок в стенах музея и зависит от дня и времени посещения. Лучше всего посмотреть информацию, чтобы спланировать свой визит, на сайте ГМИИ имени А.С.Пушкина >>

Источник: http://cultobzor.ru/2014/07/hogarth-analiz-krasoty-gmii/

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Британские сатирики XVIII века Уильям Хогарт и Лоуренс Стерн, считающиеся родоначальниками британского юмора, высмеивали самые низкие проявления общественной жизни.

Об их творчестве, а также о Лондоне эпохи Просвещения на своей лекции, организованной Британским советом совместно с Государственной Третьяковской галереей, рассказал знаменитый британский карикатурист Мартин Роусон.

«Лента.ру» записала основные тезисы его выступления.

Как-то я сидел в лондонском венгерском ресторане Gay Hussar. В последние 60 лет в этом заведении собираются члены правительства, чтобы есть, сплетничать и плести заговоры. Говорят, что в 1960-е годы весь кабинет министров Гарольда Вильсона обедал там, и их приходилось рассаживать так, чтобы за одним столом не было слышно, о чем совещаются заговорщики за вторым.

В 1999 году я попросил у менеджера этого ресторана разрешение делать там зарисовки тогдашней элиты Великобритании, запечатлевая таким образом роль Gay Hussar в политической истории XX века.

Сейчас там висит 60 моих карикатур, и больше всего я горжусь тем, что мне удалось запечатлеть Алистера Кэмпбелла, поскольку рисовать его было очень сложно. Он был советником по информации британского премьер-министра Тони Блэра в конце 90-х — начале 2000-х годов.

Некоторые называли его вторым по влиятельности человеком в Великобритании.

Почему именно Алистер Кэмпбелл? Он был единственным человеком, который искренне ненавидел то, что я делаю. Кэмбелл сидел и прожигал меня взглядом. В какой-то момент он сорвался со своего места, пересек зал и заявил: «Вы пытаетесь изобразить меня каким-то злодеем!» Я ответил ему: «Рисую то, что вижу».

И тогда я кое-что понял о моем ремесле — то, чем я занимаюсь, да и сатира в целом, является неким подобием вудуистского ритуала. Дело тут не только в использовании заостренного предмета (в моем случае — карандаша).

Это еще и некая симпатическая магия, с помощью которой карикатурист «забирает» у модели ее основные черты. Я пропускал черты Кэмпбелла через себя и воссоздавал на листе бумаги, преувеличивая, видоизменяя и таким образом обретая власть над ним.

Он отлично понял это и возненавидел мою работу.

Кэмпбелл — человек, помешанный на контроле всего, что происходит вокруг (потому Тони Блэр и нанял его). Изобразительное искусство контролирует реальность, подвергая ее осмеянию.

Шутка позволяет переварить по-настоящему жуткие вещи, совершенные этим персонажем (одна из них — подделка доказательств изготовления оружия массового поражения в Ираке, в результате чего Америка втянулась во вторую иракскую войну).

С тем, что получается в итоге, как с куклой вуду, можно делать все, что заблагорассудится. Мы, британцы, занимаемся этим уже более 300 лет, и это часть нашего политического наследия.

Карикатура Мартина Роусона на Алистера Кэмпбелла

Изображение: thackeraybond.wordpress.com

Канализационные люки сатиры

Источник: https://newsland.com/user/4296647981/content/utoplenniki-cheshuia-i-kishki-otkuda-vzialsia-britanskii-tualetnyi-iumor/5287942

Реферат Идеи Просвещения в творчестве Уильяма Хогарта

МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИМЕНИ В.П. АСТАФЬЕВА УНИВЕРСИТЕТ

Реферат
Идеи Просвещения в творчестве Уильяма Хогарта.

Автор: студентка 2 курса

Ислентьева В.В.

Преподаватель:

Эберхардт М.В.

Красноярск, 2012 г.

Уильяма Хогарта можно по праву назвать одним из основоположников нового расцвета английской живописи. Огромное влияние на его творчество оказали идеи философов Просвещения, основной мыслью которых было воспитание человека нравственного путем приобщения к художественному творчеству в том числе.

Произведения Хогарта явились правдивым отображением жизни различных слоев английского общества. Картины и гравюры художника отличались высоким мастерством драматического повествования, новаторской самобытностью и оригинальностью художественного решения.

Он активно боролся за утверждения реализма и идей гражданственности в искусстве. В своем теоретическом трактате «Анализ красоты». Художник выдвигал положения демократической эстетики реализма.

Он резко осуждал лживую льстивость шаблонных светских портретов, приветствовал бытовую живопись, основанную на непосредственном наблюдении и раскрывающую сущность жизненных явлений.

Важную часть творческого наследия Уильяма Хогарта составляют его работы на бытовые и нравоучительные темы. Каждый из его циклов – это развернутое драматическое повествование о человеческих судьбах, это своеобразный вызов обществу, где Хогарт метко и остро показывает социальную среду и типические обстоятельства английской жизни.

Предметом реферата является изучение творчества Уильяма Хогарта и его произведений.

Цель: Рассмотреть творчество У. Хогарта, характер отражения в нем просветительских идей и на основе изученного материала определить значение художника в изобразительном искусстве Англии XVIII века и в истории мирового искусства в целом.

Задачи:

1. Ознакомиться с источниками по данной теме в целях изучения творчества Хогарта.

2. Изучить произведения художника, входящие в коллекции крупнейших музеев мира.

3. Рассмотреть жанровую тематику и стилистические особенности произведений Хогарта отражающих идеи Просвещения.

К 1730-м годам в Англии появляется самобытный и удивительный художник – Уильям Хогарт. У. Хогарт (1697-1764) родился в семье перебравшегося в Лондон сельского учителя.

Его отец сначала держал школу в своем селении, затем в Лондоне, а в дальнейшем работал корректором, занимался литературой и оставил несколько работ философического характера, которые не принесли ему материальной обеспеченности.

Живя в семье, которая постоянно находилась в стесненных обстоятельствах, он недолго посещал начальную школу. Затем Хогарт учился у гравера по серебру Эллиса Гэмбла.

В мастерской Гэмбла юный Хогарт научился гравировать гербы и орнаменты на серебряной посуде. Но свое призвание Хогарт видел в графике.

Ко времени смерти отца (1718) Уильям Хогарт приобрел достаточные технические навыки в работе гравера, чтобы помогать своей семье – матери и сестрам. В двадцать три года он стал посещать художественную школу.

Далее Хогарт стал заниматься самообучением. Он тренировал зрительную память, бегло набрасывая уличные сценки, интересные лица. В Академию он наведывался редко, лишь, чтобы продолжать изучать анатомию. Занимаясь самостоятельно, Хогарт постепенно выработал свой творческий метод, построенный целиком на жизненных впечатлениях.

Первые самостоятельные работы Хогарта в гравюре показывают, как последовательно он проводил в жизнь свой метод, фиксируя сцены и эпизоды, взятые из жизни – на улице, в доме, на прогулке. Уже в эти годы резкая критичность по отношению к самым различным общественным слоям отличает Хогарта.

В 1721 году Хогарт издает гравюру «Пузыри Южного моря» или «Кто кого обскачет», в которой обрушивается на мошенническое акционерное общество «Компания Южных морей». Это гравюра-аллегория, которая рассказывает о темных финансовых махинациях, приведших к разорению множества людей.

Художник изображает аллегории «Честности» и «Себялюбия». Толпа людей направляется в дом с вывеской «Лотерея», посередине на карусели кружатся директора акционерной компании.

Смысл всей композиции понятен, глядя на памятник с надписью: «Поставлен в память разрушения этого города Компанией Южных морей в 1720 г.»

В 1721 году Хогарт выпустил лист «Лотерея». Государство организовывало лотереи с 1711 года, но они не доставляли выгоду тем, кто искал счастья. Художник изобразил массовую сцену игры и поместил над толпой королевские портреты – символ правительства, равнодушно взирающего на этот обман.

В 1720-х годах художник исполнил иллюстрации к сатирической поэме С. Батлера «Гудибрас», высмеивающей нетерпимость и узость взглядов пуритан.

В 1728 году Хогарт пишет картину по мотивам «Оперы нищих» Джона Гэя. Пьеса Гэя – язвительная сатира на английские правительственные круги. Она изображала эпизоды из жизни воров, бандитов и проституток, намекая на их нравы и моральные качества, которые ни чем не отличались от нравов и моральных устоем богачей и аристократов.

Работа является предшественницей его нравоучительных серий. В 1729-1730 годах художник выполнил сатирический портрет «Политик», на котором изображен владелец лавки кружев. Он читает газету и не замечает, как загорелась его шляпа. Другая сатирическая картина «Спящие прихожане» (собр. Ф.

Кук, Англия, 1728) показывает с юмором проповедника и служителя.

Таким образом, в первый период своей деятельности молодой Хогарт предстает перед нами как человек с рано сформировавшимся мировоззрением, как мастер большой творческой целеустремленности.

Уже в ранние годы он делает первые шаги к достижению цели всей жизни – созданию полезных для общества произведений искусства. В этом и проявляется его стремление к идеям Просвещения.

Работы того времени показывают, что в листах на злободневные темы Хогарт в какой то мере нашел своих учителей, свой жанр и установил контакт с той публикой, к которой обращался.

В начале 30-х годов 18 века Уильям Хогарт обратился, как он сам писал, к более новому жанру, а именно к писанию и гравированию на современные морализующие сюжеты. «… В этих композициях, — пишет художник, — те сюжеты, которые в равной мере развлекают и развивают ум, естественно, особенно полезны и должны быть, поэтому поставлены выше всего…».

В этих словах – весь Хогарт. Он не думает о прибыльности своего искусства, не желает зависеть от заказчиков и дорожит свободой художника и человека. Хогарт начинает искать новую тему, новую форму. Он идет к открытию, которое даст ему возможность поведать миру нечто важное и которое будет неразрывно связано с общественной задачей искусства – с нравственным воспитанием зрителя художником.

Кроль А.Е. пишет, что в области создания картин «на современные морализующие сюжеты» Хогарт действительно был в Англии пионером. Его желание быть оригинальным полностью осуществилось. Он умел выбрать злободневный современный сюжет и раскрыть его с трезвой иронией и мастерством профессионального драматурга.

В 1732 году Хогарт выпустил серию из шести картин под общим названием «Карьера проститутки» явившуюся важной вехой в его творческом формировании. Серия сделала его знаменитым и утвердила за ним репутацию «самого полезного художника».Серия картин «Карьера проститутки», как пишет Кроль А.Е.

, была первым в буржуазной Англии манифестом, выразившим на языке изобразительного искусства нравственные идеи, уже ранее провозглашенные философией и литературой. Она касалась тех моральных представлений и тех сторон жизни, которые до этого времени не входили в сферу английского искусства.

Целям художника могло служить массовое искусство, которым являлась гравюра. Хогарт начинает распространять дешевые и доступные для многих гравюры со своих картин, и у него появился обширный круг потребителей. Хогарт обращает свои серии и к высокообразованным людям и к широким слоям населения.

Он разговаривает со зрителем простым понятным языком о вещах, способных увлечь и захватить каждого.

Содержание серии «Карьера проститутки» перекликается с романом Дефо «Молль Флендерс». Каждое из полотен изображает определенный узловой момент этой типичной истории: приезд Мэри в Лондон и встречи со сводней, Мэри в доме ее «покровителя», арест Мэри как девицы легкого поведения и т.д., вплоть до конца ее жизни.

Читайте также:  Музей вольво в швеции, гетеборг

Героиня Хогарта – пассивная, робкая девушка, не способная на самостоятельную мысль или смелый поступок, что предопределяет ее дальнейшую судьбу, ее постепенное падение и гибель. Все персонажи являются одновременно представителями реального лондонского общества.

Хогарт правдиво и трезво разоблачает ханжество, он подчеркивает лицемерие общества, которое делает Мэри существом все же более высоким, чем ее окружение.

Он высмеивает и осуждает праздность, страсть к наживе, лицемерие, которые являются для него отвратительными пороками.

Вскоре после окончания этой серии Хогарт приступил к серии «Карьера расточителя», которая имеет ярко выраженную сатирическую направленность.

Цикл картин состоит из восьми картин, действие которых разворачивается на протяжении нескольких лет. «Карьера расточителя» построена менее органично, чем предыдущая серия.

Это ряд эпизодов, связанных появлением единственного положительного персонажа – обманутой девушки – служанки, которая пытается спасти своего беспутного любовника.

Одним из лучших сатирических полотен является пятая сцена – женитьба на старухе.

Художник резко осуждает лицемерие церковного обряда, который торжественно соединяет двух корыстных людей – разорившегося Тома Рэкуэлла и одноглазую горбунью, стремящихся каждый к своей выгоде.

Свадьба не обещает перемен в судьбе расточителя, он продолжает кутить и проматывать деньги жены. Последние две картины этого цикла разоблачают отвратительные и жестокие нравы английских тюрем и больниц во времена Хогарта.

В середине 1730 годов относится одна из наиболее популярных работ Хогарта – серия «Четыре времени суток». На картинах изображены уголки Лондона в разные часы дня. Хогарт часто изображал многие события на фоне лондонских улиц, площадей и переулков.

Все четыре Катрины рисуют различные эпизоды из жизни Лондона и создают живое и конкретное впечатление о любимом городе художника.

Хогарт раскрывает социальные противоречия, раздирающие жизнь столицы, показывает множество мелких эпизодов и строит свои произведения на контрасте сытых и голодных, работающих и бездельников, нарядных и убогих.

Особенно красноречивы в этих сценах дети, то манерные, одетые как уродливые карлики, то рыдающие от горькой обиды или по-взрослому покорно переносящие свои невзгоды. Эта серия – яркий пример непосредственного влияния искусства Уильяма Хогарта на литературу английского Просвещения. Многие фигуры Уильяма Хогарта встречаются в произведениях Филдинга, Свифта, Гэя и других английских писателей первой половины XVIII века.

В первой половине 40-х годов XVIII века Хогарт создает свою самую знаменитую серию «Модный брак». Цикл слагается из отдельных драматических сюжетов. Заглавия сцен раскрывают замысел серии.

Хогарт неоднократно называл себя не живописцем, а «автором» серий, желая подчеркнуть этим значение литературного сюжета, положенного в их основу, недаром многие современники оценивают его именно как автора. В картинах этой серии зритель видит острую социальную сатиру, выставляющую на посмеяние общественный слой.

Изображая сцены из жизни высшего общества Хогарт показывает не менее уродливого и порочного, страшного и смешного, чем в сценах из жизни бродяг, воров и проституток. Персонажи также как и в предыдущих сериях приобретают портретность. Сюжет Уильяма Хогарта – брак по расчету.

Это повесть о женитьбе разорившегося сынка на дочери богатого торговца, явлении весьма обычном в Англии времен Хогарта, о кутежах мужа и о ничем, за исключением любовной интриги, не заполненной жизни жены. История эта заканчивается трагической развязкой – смертью графа, заколотого любовником графини, попадающим за это на виселицу, и самоубийством графини.

Хогарт показал в этом сюжете распространенное явление из жизни английского общества. Жадные до денег и общественного положения отцы, хитрые и корыстолюбивые, ради собственной наживы заключают союз между своими детьми, которые являются для них товаром. Отец невесты покупает себе место в среде знати и не боится переплатить. Жадность, страх, угодливость, воплощены в его лице и фигуре.

В серии «Модный брак» Уильям Хогарт затронул важную социальную проблему, за что его считали моралистом – проповедником идей Просветительства. Художник не наказывает зло. Не страдают жадный отец, пожертвовавший своею дочерью и старый лорд, выгодно женивший сына.

Пострадали их дети, которые стали пассивными жертвами безжалостных общественных условий. Судьбу героев определяет в сюжетах Хогарта социальная обстановка.

Положительные герои в его картинах очень редки, так как художник видит главное не в торжествующей добродетели и морали, а в утверждении неизбежности пороков и несчастий.

В середине 1740-х годов Хогарт делает попытку провозгласить положительные жизненные ценности. Он начинает серию «Счастливый брак». Но замысел художника не был доведен до конца.

Сразу после работы над «Счастливым браком» художник делает еще одну попытку показать наряду с отрицательными типами и печальными судьбами положительных героев и их счастье.

Он выпускает серию «Прилежание и леность», в которой художник наиболее пространно развивает свою положительную программу.

Хогарт был сыном своего века, он безжалостно обличал пороки и в тоже время разделял те иллюзии, которые проповедали писатели Просвещения, например Дефо.

К таким иллюзиям относилась мысль о том, что счастье и богатство – это награда человеку за добродетель и честный труд.

Дефо в романе «Робинзон Крузо» изображает смелого, настойчивого, трудолюбивого героя, который своими руками построил счастье, несмотря на превратности судьбы. В дидактической серии «Прилежание и леность» Хогарт отдает дань этому идеалу времени.

В ряде листов Хогарт намеренно осуждает многие пороки своего времени.

Картина семейного счастья прилежного ученика, женившегося на хозяйской дочери, с толпящимися под окнами музыкантами и зеваками, пришедшими на утро после свадьбы приветствовать баловня судьбы, остроумно высмеивает мещанское благополучие добродетельного ученика. А одиннадцатый лист, рисующий возбужденную толпу, собравшуюся на казнь, как на развлечение, кажется горькой насмешкой над законом, превращающим казни в зрелища.

Двенадцать листов «Прилежание и леность» — действительно «морализующий» по замыслу цикл Хогарта. Здесь ясно показано, что художник считал «дурным» и что «хорошим». Уильям Хогарт демонстрировал два пути – путь для достижения почестей и богатства и путь, ведущий к гибели. Характер произведения подчеркивают и цитаты из Священного писания.

В гравюрах «Улица Джина» и «Улица Пива» художник обращается к народу. На этот раз Хогарт выступил как общественный деятель, борющийся с пьянством, которое было настоящим бичом Англии его времени. Это социальное зло усиливалось вместе с ростом нищеты и болезней в среде «низших» классов.

Разумеется, не в одном пьянстве коренилась причина нищеты и смертности неимущего населения Лондона, но Хогарт, как и другие передовые умы того времени, не сознавал в чем источник зла.

Поэтому художник вместе с другими английскими просветителями направлял всю силу своей критики не на основы социального строя, а лишь на одно из сопутствующих им явлений. Гравюры «Улица Джина» и «Улица Пива» встретили немедленный отклик, и в 1751 году в парламенте прошел акт, запрещающий незаконную продажу джина.

Как пишет Уильям Хогарт, на листе «Улица Джина» показаны последствия потребления этого напитка – «… безделье, нищета, бедность и отчаяние, доводящее до безумия и смерти».

Еще одна серия нравоучительного характера была названа Хогартом «Четыре степени жестокости». Она изображает жизненный путь человека, который в детстве мучает кошек и собак, затем истязает лошадей и в итоге становится убийцей. Труп казненного преступника по закону отдается врачам, которые расчленяют его на части.

Источник: http://engime.org/referat-idei-prosvesheniya-v-tvorchestve-uileyama-hogarta.html

Михаил Герман — Хогарт

Ведь это он подарил вам частицу своего бессмертия, это его несравненный взгляд, его рука и сердце сохранили ваши горести и надежды, ваши лица и ваши поступки. Вот идет он, человек, обреченный судьбой быть более сатириком, чем поэтом, художник, так и не узнавший меру собственного величия.

Ну что же, время еще скажет свое слово! А он уходит все дальше, он маленького роста, и его трудно различать в толпе. Он уходит, унося с собой новые осколки впечатлений, он сделает их драгоценными там, у себя в мастерской. Он еще не стар — впереди у него долгие годы жизни и долгие века бессмертия. Вот мелькнула в последний раз верхушка тщательно напудренного парика, сомкнулась толпа.

До свидания, досточтимый сэр, до свидания, мистер Хогарт! Вы ушли, но вы еще вернетесь.

Не правда ли, сэр, мы не прощаемся с вами!

1697, 10 ноября — У школьного учителя Ричарда Хогарта и его жены Энн родился сын Уильям.

Около 1715–1720 — Учится и работает в мастерской Гэмбла.

1720 — Открывает собственную граверную мастерскую.

1721 — Гравюры — «Пузыри Южного моря» и «Лотерея». Начало 1720-х гг. Посещает академию на Сен-Мартинс-лейн.

1724 — Поступает в школу Торнхилла. «Маскарады и оперы».

1725 — Карикатура на алтарную картину У. Кента.

1727 — Рисует и пишет «Оперу нищих».

1729, 25 марта — Женится на Джейн Торнхилл Пишет «Допрос Бембриджа».

1732, апрель — Выход в свет серии гравюр «Карьера шлюхи». 1735 — Выход в свет гравированной серии «Карьера распутника». Работает над картинами «Четыре времени суток». 1737 — Печатает в газете «Сент-Джеймс ивниг пост» статью против «конессёров».

Около 1743 — Окончание «Модного брака».

Апрель — Поездка в Париж.

1745 — Выход в свет гравюр «Модный брак». Автопортрет.

1746 — «Поход в Финчли». Портрет Гаррика в роли Ричарда III. Портрет лорда Ловата.

Конец 1740-х гг. — «Свадебный бал».

1747 — Серия гравюр «Усердие и леность».

1751 — Парные гравюры «Улица Джина» и «Улица Пива». Серия «Четыре степени жестокости».

1753 — Выход в свет «Анализа красоты».

1754 — Серия картин «Выборы в парламент».

1762 — Гравюры «Времена».

Начало 1760-х гг. — Последние портреты: «Слуги», «Девушка с креветками» и др.

1764, 26 октября — Смерть Уильяма Хогарта.

E. Некрасова, Уильям Хогарт. М., 1933.

А. Сидоров, Уильям Хогарт. М — Л., 1946.

У. Хогарт, Анализ красоты. М. — Л, 1958.

Л. Воронихина, Хогарт. М.-Л., 1963.

А. Кроль, Уильям Хогарт. Л.-М., 1965.

Н. Walpole, Anecdotes of Painting in England L., 1780.

J. Nichols, Biographial Anecdotes of W Hogarth. L., 1781.

A. Dobson, William Hogarth. L., 1891.

R. Beckett, Hogarth. L., 1949.

Antal, Hogarth andhis Place in European Art.L.,1962.

Пузыри Южного моря. Гравюра. 1771 г.

Карикатура на картину У. Кента. 1725 г.

Консультация медиков. Масло. 1720 г.

Карьера шлюхи. Ее приезд а Лондон. Гравюра. 1731 г.

Карьера шлюхи. В тюрьме Брэйд-Уэлл. Гравюра. 1731 г.

Четыре времени суток. Утро. Гравюра. 1736 г.

Ночь. Гравюра. 1736 г.

Лавиния Фентон. Масло. 1740 г.

Капитан Корэм. Масло. 1740 г.

Карьера распутника. Он женится. Масло.

Модный брак. Подписание брачного контракта. Масло. 1745 г.

Модный брак. Утро в доме молодых. Масло. 1745 г.

Утро в доме молодых. Фрагмент.

Марш в Финчли. Масло. 1746 г.

Гаррик в роли Ричарда III. Гравюра. 1746 г.

Саймон Фрезер лорд Ловат. Рисунок. 1746 г. Фрагмент.

Автопортрет. Масло. 1745 г.

Прилежание и леность. Рисунок. 1747 г.

Прилежание и леность. Гравюра. 1747 г.

Ворота Кале. Масло. 1749 г.

Свадебный бал. После 1745 г.

Переулок Джина. Гравюра. 1751 г.

Улица Пива. Гравюра. 1751 г.

«Колумбово яйцо». Гравюра. 1752 г.

Автопортрет за мольбертом. Гравюра. Около 1758 г.

Четыре степени жестокости. Возмездие за жестокость. Гравюра. 1751 г.

Выборы в парламент. Предвыборная агитация. Масло. 1754 г. Фрагмент.

Выборы в парламент. Голосование. Масло. 1754 г.

«Битва картин». Гравюра. 1745 г.

П. Сэндби. «Волшебный фонарь». (Карикатура на Хогарта.) Гравюра. 1753 г.

Слуги Хогарта. Масло. 1760-е гг.

Слуги Хогарта. Фрагмент.

Чарльз Уилкс. Гравюра. 1763 г.

«Конец». Гравюра. 1767 г.

Девушка с креветками. Масло. 1760-е гг.

Девушка с креветками. Фрагмент.

А. Сольди. Портрет Хогарта. Масло.

Источник: https://profilib.org/chtenie/49567/mikhail-german-khogart-46.php

Уильям Хогарт

Победившая в конце XVII столетия буржуазная революция дала возможность этой стране стать богатейшей державой мира, где работало целое созвездие талантливых философов, ученых, писателей, театральных деятелей, художников.

Но в первой трети XVIII века, когда великий Хогарт был еще молод, этот процесс только начинался. Однако уже тогда в Англии сложились богатые традиции литературы и театра, а славные имена поэтов предшествующего времени Джефри Чосера, Джона Мильтона и особенно Уильяма Шекспира составляли гордость нации.

Театр еще со времен Шекспира занимал особое место в жизни англичан, оставаясь и в XVIII веке едва ли не самым любимым их увлечением. И не случайно одна из постановок была увековечена в самой ранней тематической композиции Хогарта.

Это был особенно нашумевший в 1720-е годы красочный и остроумный спектакль «Опера нищего» Джона Гея, сюжет которой был подсказан Джонатаном Свифтом. В этом откровенном памфлете за масками воров и проходимцев зрители без труда различали черты современных высокопоставленных особ.

Рассказывали, будто всесильный премьер-министр сэр Роберт Уолпол громко аплодировал песенке о взятках, очевидно, ему и адресованной, и попросил спеть ее еще раз, остроумно выходя из неловкого положения.

Читайте также:  Провинция 1830-х годов, м. в. добужинский, 1907

Хогарт откликнулся на спектакль, от которого был в восторге, картиной «Опера нищего» (1727), где очень точно воспроизвел одну из сцен третьего акта пьесы — детали, декорации, исполнители, — то, что обычно навсегда уходит.

А, кроме того, эта работа стала своего рода отправной точкой в том неизведанном мире, куда Хогарта влекла его «Муза комедии». В воображении мастера постепенно создавался свой «живописный театр» с его артистами, декорациями, трагикомическими коллизиями, а главное — злободневными сюжетами. Авторами «пьес» этого театра были двое: художник и сама жизнь.

Уильям Хогарт родился в Лондоне, в семье бедного школьного учителя-неудачника. Жить приходилось почти в трущобах, в холоде и голоде, один за другим умирали братья и сестры маленького Уильяма. А впечатлительная натура мальчика уже впитывала «крики» Лондона — царившие на его улицах быт и нравы, подмечала противоречия и парадоксы.

В столице Англии была тогда сосредоточена вся общественно-политическая и культурная жизнь страны. Но здесь же соперничали роскошь и нищета, изысканность и вульгарность, каких в «галантном» XVIII веке не знала ни одна европейская столица. На улицах Лондона, в кофейнях, в домах Хогарт встречал людей разных сословий, профессий, нравов и взглядов, внимательно присматривался к ним.

Для Хогарта, чье общее образование ограничивалось уроками отца да неоконченной приходской школой, именно Лондон стал подлинным учителем.

И мастер, рисовавший вывески, и гравер, и придворный живописец Джеймс Торнхилл, у которых Хогарт обучался профессиональному умению, в своих художественных интересах были далеки от того, что особенно влекло их подопечного — повседневность, жизненность, реализм.

За два предыдущих столетия в стране обосновалось множество иностранных портретистов, иногда выдающихся, чаще — заурядных. Аристократия ценила и собирала картины преимущественно старых итальянских и фламандских мастеров, и до XVIII века в Англии не было ни одного значительного отечественного портретиста, а также художника, писавшего жанровые полотна или пейзажи.

Хогарт первым вступил на рискованный и тернистый путь зачинателя новых жанров. А, по существу, стал творцом самобытного, чисто английского искусства. «Я обратился к совсем новому жанру — к писанию картин и созданию гравюр на современные нравственные темы — области, еще не испробованной ни в одной стране и ни в какие времена», — вспоминал он позже в «Автобиографии».

Первая живописная «пьеса» Хогарта — серия из шести картин «Карьера потаскушки» (1731) — показывает дно английского общества. Это грязные улицы вдали от фешенебельного центра Лондона, жалкие холодные комнаты дешевых домов, становившиеся нередко притоном бродяг и воров; тюрьма, страшный образ которой жил в сознании Хогарта с детства, — его отец был арестован за неуплату долгов.

Достоверна и типична не только история падения героини Хогарта — Мери Хэкэбаут, неопытной провинциалки, с легкой руки сводни превратившейся в проститутку. Кажется, что все персонажи написаны с подлинных лиц, их даже отождествляли с известными публике современниками. И это не случайно — Хогарт хотел, чтобы сюжет и мораль каждой картины и серии в целом были предельно понятны зрителю.

Такой подход к живописи был абсолютно новым в изобразительном искусстве, но не в философии, театре, литературе Англии XVIII века. Вера в исправительную, очищающую силу искусства была характерна для английского Просвещения, призывавшего активно вторгаться в жизнь, воздействовать на нее.

Хогарт стал первым и самым ярким художником-просветителем Англии. Знаменитый писатель-просветитель Генри Филдинг провозгласил Хогарта «одним из самых полезных сатириков своего времени».

По Хогарту, основная задача «полезного искусства» — не развлечение публики, а обличение порока, суд над жизнью, вершит который сатира.

Гравюры, которые со своих картин собственноручно делал Хогарт, раскупались, развозились во все уголки Англии, пересекали Ла-Манш, принесли их автору широкую известность.

Вдохновленный восторженным приемом своей первой серии — сцены из нее воспроизводились на посуде, веерах, а тема была использована в театральной постановке, — Хогарт приступил к созданию новой.

К 1735 году появилась «Карьера распутника», состоявшая из восьми картин. Новый живописный спектакль показывал, как вырождаются сыновья того класса, который фактически победил в революции конца XVII века и направил движение Англии по прогрессивному пути капиталистического развития.

Молодые люди, подобные главному герою серии Томасу Рейквеллу, часто забывали о выдвинутом в новой Англии принципе «здравого смысла», пускались в сомнительные приключения, разматывая нажитые отцами состояния.

В этой серии окончательно определилось основное направление искусства Хогарта: сатирически заостренный реализм. В ХХ веке на несколько видоизмененный сюжет этой серии была написана опера великого композитора И.Ф.

Стравинского «Похождения повесы».

В отличие от существовавших до Хогарта голландских, фламандских, французских жанровых картинок, английский художник не ограничивается описательным показом одной сцены.

У него каждая серия объединена общим сюжетом, единым героем, действие развивается из картины в картину.

Как в пьесе, здесь есть пролог, кульминация и эпилог, которые позволяют зрителю следить за происходящим, сопереживать действующим лицам, порицать и высмеивать недостойные поступки и нравы.

Между крайними событиями обеих серий — приездом в Лондон Мери и ее похоронами, вступлением в наследство Томаса и его заключением в сумасшедший дом Бедлам — Хогарт подробно изображает жизнь Лондона.

Впервые в искусстве город становится не просто фоном и даже местом действия, а живым организмом, со своей меняющейся физиономией, характером, настроением.

Он обретает самостоятельную тему в творчестве художника, о чем говорит исполненная большого чувства серия «Четыре времени суток» (конец 1730-х).

Позже, в своей знаменитой гравюре «Переулок Джина» (1751) Хогарт показывает самую уродливую и отвратительную гримасу города — повальное пьянство и его последствия, ставшие тогда подлинным бичом и болью английского общества. В 1740-е годы в Лондоне джин стоил едва ли не дешевле чая, по этой причине смертность вдвое превысила рождаемость; на сто жителей города, включая детей и стариков, приходилось по питейному заведению.

К середине 1740-х годов Хогарт был уже видным деятелем английской культуры, достаточно обеспеченным человеком, но продолжал оставаться поборником справедливости, вскрывал «язвы», поразившие не только «низы», но и «верхи» английского общества.

В 1744 году под кистью Хогарта рождаются шесть картин новой серии, самого знаменитого его живописного театра – «Модный брак», где художник высмеивает и осуждает уже не дешевых проституток и своден, не ничтожных развратников, а высшие круги английского общества.

В те времена беднеющая аристократия Англии стремилась сблизиться с богатыми буржуа, зачастую идя на «модные браки» — «деловые» союзы без любви.

Выдающийся английский писатель, младший современник Хогарта Оливер Голдсмит в своем знаменитом сатирическом произведении «Гражданин мира» так описывает подобную типичную ситуацию: «…

теперь, когда молодая пара намеревается вступить в брак, взаимная склонность и общность вкусов будущих супругов является последним и самым незначительным соображением.

А вот если совпадают их имущественные интересы, тогда, поддавшись взаимному влечению души, они готовы в любой момент заключить договор. Давно заложенные лужайки кавалера без памяти влюбляются в достигшие брачного возраста рощи барышни». Такие союзы приводили, как правило, к печальным последствиям.

Хогарт впервые создает социальную сатиру, опережая своего современника писателя Филдинга и открывая путь в литературе Уильяму Теккерею и Чарлзу Диккенсу в XIX веке, но в живописи Англии ни при Хогарте, ни позже уже ничего подобного не было.

Серия «Модный брак» замечательна и живописными достижениями, но лишь ХХ столетие сумело оценить высокие эстетические достоинства работ художника, блестящее мастерство Хогарта-колориста.

В 1750-е годы в творчестве Хогарта дошел черед до «святая святых» английской политической системы – «Выборов в парламент». Это последняя живописная серия из четырех картин стала своего рода итогом «современных нравственных сюжетов».

Совесть и призвание просветителя-борца не позволили Хогарту обойти молчанием то, что было тогда болью всех передовых людей, о чем писали газеты и сатирические памфлеты.

В правящих кругах страны царили подкупы, политика низводилась до уровня мелкой распродажи, и кампания по выборам в парламент, которым так гордилась Англия, была лишь банальной дракой за выгодные места.

И хотя Хогарт был добропорядочным гражданином, сыном своего класса и не собирался ниспровергать существующую в Англии систему, он видел и переживал зло, мешавшее процветанию его родины. Он ополчился на него со всей силой своего сатирического реализма, предвосхищая будущее искусство великих сатириков испанца Гойи и француза Домье.

Конечно, Хогарту было нелегко жить с таким мироощущением, воплощая его в сугубо своеобразном искусстве. Он был знаменит, но далеко не многими признан и любим, а главное, у него не было учеников и близких последователей.

Художники тех лет и позже, в пору расцвета национальной школы живописи предпочитали изображать утонченный быт аристократов, занятия буржуа и фермеров.

Портреты великосветских дам, кавалеров и подражавших им нуворишей оставались любимым жанром в английском обществе.

Отдал ему дань и Хогарт. Собственно говоря, он начал свою карьеру живописца с небольших заказных портретов, появившихся еще в конце 1720-х годов. Но уже в первых своих полотнах, например, «Бракосочетании С.Бэкингема и М.Кокс» (1729) Хогарт решительно порывает с господствовавшей традицией парадных портретов.

Он пишет свои модели чаще в кругу семьи, в интимной обстановке — в интерьере или на лоне природы, где персонажи объединены общим действием, разговором, событием, что придает произведению жанровый характер. Такие «разговорные картинки» стали специфическим английским явлением.

Традиции созданного им жанра группового портрета ощущаются и в оригинальном позднем портрете великого английского трагического актера – «Дэвид Гаррик с женой» (1757).

Среди друзей и почитателей Хогарта актеров было особенно много, ведь он страстно любил театр. В портретной галерее художника увековечены прославленные мастера английской сцены – «Д.Гаррик в роли Ричарда III», «Лавиния Фентон» и другие.

В конце жизни, достигший вершин профессионального мастерства, мудрый, старый и одинокий художник обращается к образам людей из народа: «Портреты слуг» (1760-е), «Девушка с креветками» (1763). Главное достоинство этих, словно незаконченных, работ в их удивительной жизненности, характерности. Каждый из изображенных самоценен как личность.

И этот подход к человеку, и сам выбор моделей были принципиально новы. По новаторски смелым было живописное решение «Девушки с креветками», намного опережавшее беглой эскизной импрессионистической манерой исполнения, светлыми красками все, что делалось ненавистными Хогарту «черными мастерами» его времени, которые подражали старинным полотнам.

Эта работа стала подлинным шедевром художника.

Ломавшим традиционные устои было все творчество мастера, включая его первый в Англии теоретический труд по эстетике – «Анализ красоты» (1752). В последние годы жизни Хогарт все больше чувствовал себя одиноким среди современных молодых художников, особенно ему досаждал становившийся необычайно модным Джошуа Рейнолдс, будущий президент Королевской академии художеств.

Эпитафию Хогарту написал Гаррик: «…Если гений воспламеняет твою душу, остановись, прохожий, если природа трогает тебя, урони слезу; если же ничего не волнует тебя, уходи, ибо благородный прах Хогарта покоится здесь».

Он создал своего рода энциклопедию английской жизни своей эпохи, заложил особенности национального живописного языка и вошел в историю мирового искусства как «отец английской живописи», проторив дорогу мастерам Англии второй половины XVIII столетия.

В 1721 году Хогарт сделал гравюры «Пузыри южных морей» и «Лоте-рея» — вещи сенсационные. Как раз накануне разорилась и разорила огромное количество вкладчиков «Компания южных морей», среди учредителей которой были коронованные особы. Что касается лотерей, то они вошли в это время в моду, и Хогарт был первым, кто заподозрил в них изрядную долю мошенничества.

Вскоре Хогарт пишет «Маскарады и оперы» (1724), «Допрос Бембриджа» (1729), «Сара Малкольм» (1732). Допрос Бембриджа стал еще одним событием дня.

Специальная парламентская комиссия рассматривала дело о чудовищных злоупотреблениях и жестокости директора тюрьмы для несостоятельных должников, и об этом шумел весь Лондон.

А Сара Малкольм была соучастницей зверского преступления и привлекла к себе такое внимание, что ее скелет был выставлен позже на всеобщее обозрение.

Нравом Хогарт обладал неуживчивым, и впервые доставил себе известность (но не славу) пародиями на придворного живописца Уильяма Кента, чьи работы и в самом деле не возвышались над посредственностью и который, что было особенно ненавистно Хогарту, истому англичанину, был выучеником итальянцев.

Потом он поссорился с высоко им ценимым, хотя тоже отнюдь не первоклассным художником Джеймсом Торнхиллом и с самим Гарриком. Конфликт с Торнхиллом имел, правда, основание более глубокое. Хогарт потихоньку обвенчался с его молоденькой дочерью. (Позже разгневанный отец простил их).

С Гарриком же Хогарт был какое-то время не в ладах по причине совсем мелкой. Знаменитый актер сделал Хогарту какое-то небольшое замечание по поводу своего портрета. Выслушав друга, Хогарт бросился к мольберту и замазал его лицо черной краской. Гаррик, впрочем, отнесся к этому всего лишь как к глупой выходке.

Он никогда не переставал любить Хогарта.

Источник: http://biozvezd.ru/uilyam-hogart

Ссылка на основную публикацию