Картина «синий всадник», василий васильевич кандинский

«Синий всадник»: пять портретов

?Вадим Алешин (vakin) wrote,
2017-01-15 16:24:00Вадим Алешин
vakin
2017-01-15 16:24:00Художественное объединение «Синий всадник» — одно из самых звездных и стремительных, дерзких и недолговечных в XX веке. Оно существовало всего 3 года (1911 — 1914).

Сначала восторженным шепотом, а позже во весь голос, здесь заговорили о синтезе всех искусств и о беспредметных картинах, о ценности живописи сумасшедших и детей, о самодостаточности цвета и формы и о духовном содержании живописи. Здесь объединились уникальные универсальные художники, одинаково блестяще работающие кистью и пером.

Здесь лучшие представители «нового искусства» писали революционный альманах «Синий всадник», не требуя гонораров и поощрений.
Франц Марк, «Святой Жюльен», 1913, акварель, гуашь, бронзовая пудра, бумага, Музей Соломона Гуггенхайма в Нью-Йорке

Василий Кандинский.

Синий всадник (обложка альманаха)Художники, создавшие «Синего всадника», в искусствоведческих учебниках все сплошь числятся немцами, хотя простой перечень имен и фамилий в этом факте совсем не убеждает. Все они, русские, швейцарцы и немцы, съезжались в Мюнхен, художественную Мекку начала XX века, чтобы сначала изучить основы живописи, а потом их навсегда изменить.

Для каждого участника «Синего всадника» эти три года, один альманах и две выставки оказались по-разному знаковыми и важными. На портретах времен «Синего всадника» все они выглядели бы совсем по-разному.

Василий Кандинский

Блестящий юрист Кандинский увидел на выставке импрессионистов в России «Стог сена» Моне, отказался от профессорской должности и приехал в Мюнхен учиться живописи. Ему было больше 30 лет, он еще ничего не умел и совсем не был похож на художника.

До и после «Синего всадника» Кандинский умудрился затеять и поучаствовать в нескольких грандиозных проектах в разных странах («Фаланга», Новое мюнхенское объединение художников, Свомас и Вхутемас, Баухауз). Он прожил 74 года — уникальная везучесть для художников его поколения.

И «Синий всадник» был хоть и важной в его творческих поисках затеей, но далеко не единственной.

Вспоминая эти три года перед Первой мировой, Кандинский говорил: «Синий всадник — это мы двое, Франц Марк и я».

Начиналось все с альманаха — увлеченные поисками связей между музыкой, театром и живописью, Кандинский и Марк задумали обозначить эти связи в новом авангардном журнале. Мечтали, что он будет выходить в Мюнхене, Париже и Москве. С названием тоже все оказалось просто: «Мы оба любили синий цвет. Я — всадников, а Марк — лошадей».

Василий Кандинский. Синий всадник
1903, 55×65 см. Масло, Картон
Идеей великого синтеза и «чистого» эмоционального искусства бредил именно Кандинский — это он написал книгу «О духовном в искусстве», это он мечтал вытащить русский лубок и баварскую подстекольную живопись в один ряд с академическим искусством, это его картина «Импровизации» потрясла Франца Марка на выставке «Нового мюнхенского объединения художников». Наконец, это Кандинский первым в истории мировой живописи создал абстрактную картину. Он мог самозабвенно растить картошку и цветы в тихом городке Мурнау и с тем же азартом устраивать авангардные выставки в городе «философического искусства» Мюнхене.Василий Кандинский. Первая абстрактная акварельВасилий Кандинский. Пейзаж с красными пятнами

Франц Марк

Франц Марк был тем единственным человеком в Баварии, который принял и понял выставку «Нового объединения художников» в 1910 году. Каждый вечер после закрытия галереи ее владелец очищал полотна от плевков, а юный художник Марк из тихой деревушки написал письмо Кандинскому, в котором восхищался смелостью и силой представленных на выставке работ.
Франц Марк.

Тогда они не познакомились, это случится только год спустя. За это время с 1910 по 1911 Марк вполне уже нашел свой путь, успешно провел первую персональную выставку и обзавелся коллекционером-покровителем, который выплачивает художнику ежемесячное пособие в обмен на право первым покупать понравившиеся картины.

Франц и Мария Марк, Бернхард Келер, Генрих Кампедонк, Томас фон Гартман и Василий КандинскийВдохновленный идеями Кандинского о «синтетической книге», Марк становится вторым главным редактором будущего альманаха и пишет три небольших эссе, которые открывают журнал.
Франц Марк. Волки (Балканская война)
1913, 139.7×70.

8 смЖивопись Марка уникальна, не поддается никакой классификации и не вмещается в узкие термины. Художник, всю жизнь писавший животных как символ чистоты и гармонии, он не был в чистом виде ни анималистом, ни экспрессионистом.

Он не смотрит на животных со стороны, а смотрит на мир их глазами, он не ищет надлома и напряжения в сюжетах, а тоскует по утерянной человеком гармонии и ищет «внутреннюю правду вещей».
Франц Марк. Судьбы животных1913, 226×162 смФранц Марк. Башня синих лошадей

1913, 130×200 см

«»Синий всадник» — это были мы двое: Франц Марк и я. Мой друг погиб, и мне одному не хотелось бы предпринимать что-либо», — сказал Кандинский в ответ на предложение одного из немецких издателей выпускать альманах уже в послевоенные годы. «Синий всадник» погиб вместе с Марком в страшном сражении под Верденом.

Пауль Клее

Пауль Клее до «Синего всадника» как художник был совсем одинок и никем не признан, в том числе самим собой. Даже когда он окончил Мюнхенскую академию художеств, прочитал сотни книг о живописи и начал писать сам, Клее продолжал жить в тихой Швейцарии и работать в муниципальном оркестре.

Живопись остается для него робкой мечтой и увлекательным экспериментом. Клее на протяжении всей жизни оказывался внутри очень мощных течений и идей, но всегда оставался уникальным художником, не подвергался никаким влияниям.

Так было и в недолгую эпоху «Синего всадника» — переехав из Берна в Мюнхен, художник наконец-то попадает в окружение единомышленников. Здесь, в Мюнхене (а уже давно не в Париже), в эти годы бушует самая насыщенная художественная жизнь.

Именно в Баварской столице лавина нового «чистого» искусства сносит рамки академической косности и стирает границы между временами и странами.

https://www.youtube.com/watch?v=aXT9r7zkvS4

Пауль Клее и Василий Кандинский были однокурсниками еще в Мюнхенской академии художеств, потом участниками объединения «Синий всадник», а несколько лет спустя — преподавателями знаменитого Баухауза. Между занимательными беседами о судьбе современного искусства они любили музицировать вместе: Кандинский — на фортепиано, Клее — на скрипке.
Пауль Клее. Цвета и формы
Пауль Клее. Воспоминание о саде

Август Маке

У Августа Маке не оказалось времени для многочисленных проектов и художественных течений, он прожил всего 27 лет и погиб во время Первой мировой войны. И всю его недолгую творческую биографию можно смело разделить на «до Синего всадника» и «Синий всадник». «После Синего всадника» происходило уже без него.

В ранней юности он много путешествовал и делал зарисовки акварелью, карандашом, пастелью — как будто готовился долго и сладостно к будущему большому делу. Если бы Маке удалось прожить чуть больше и отвоевать у истории немного времени, он мог бы смело говорить о самостоятельном жанре — альбоме с зарисовками.

За время «до Синего всадника» Маке создал их целых 78.
Август Маке. Променад
Август Маке. Женщина в зеленой куртке
Все музейно ценное и продаваемое за миллионы на современных аукционах Маке написал именно в эпоху «Синего всадника».
Август Маке. Красный дом в парке
Август Маке.

Цветные фигурыДля «Синего всадника» самым ценным были даже не путешествия, эскизы и картины Маке, а его дружба с Францем Марком. Они были совсем разными — эмоциональный и вспыльчивый Маке и задумчивый и молчаливый Марк.

Но работая вместе, переписываясь с нетерпением расставшихся влюбленных, они вдохновляли друг друга и находили в спорах собственное место в искусстве. Блестящие цитаты Франца Марка о цвете, форме и живописи — все они изъяты из переписки с Маке.

Фреску «Рай» в доме Макке они писали вместе, вероятно, переживая состояние близкое к райскому от совместного творчества.
Август Маке. Фреску «Рай»

«С его смертью внезапно надломился прекраснейший и смелый поворот немецкого художественного развития; никто не в состоянии его продолжить.

…С его уходом гармония красок в немецком искусстве во многих его мелодиях должна потускнеть, звук стал приглушенным и сухим. Изо всех нас именно он дал цвету самое светлое и чистое звучание, столь же светлое и чистое, каким было все его существо» — Франц Марк написал некролог, посвященный другу. И через несколько лет погиб сам на той же войне.

Марианна Веревкина и другие

Возможно, не было бы никакого «Синего всадника», если бы не Марианна Веревкина. Ученица Репина, русская богатая наследница, художница, обладающая не только талантом, но и острым аналитическим и искусствоведческим умом и даром оратора.

Это она приехала в немецкий городок Мурнау с ясным представлением о «чистом» эмоциональном искусстве, со своим безошибочно смелым и еще несвоевременным взглядом на творчество Ван Гога, Гогена, Мунка — и дни напролет обсуждала с Кандинским пути развития искусства, толковала самые новые и смелые картины новых художников.

В своем «Розовом салоне» она принимала директоров немецких галерей и авангардных художников, русских танцоров и немецких композиторов. Веревкина стала самым убедительным проповедником нового искусства для немецких художников.
Марианна Владимировна Веревкина.

Осень
1907, 55×74 см
Марианна Веревкина и ее возлюбленный Алексей Явленский были коллегами Кандинского еще в «Новом объединении» и присоединились к «Синему всаднику» сразу же, когда началась работа над альманахом. При этом Веревкина так верила в исключительный дар Явленского, что на десяток лет оставила живопись и растила в нем гения.

Алексей Георгиевич Явленский. Дом на горе
1912
Если бы пришлось писать групповой портрет участников художественного объединения «Синий всадник», там оказалось бы гораздо больше персонажей, чем эти пятеро.

В выставках и в подготовке материалов в альманах участвовали еще Габриэль Мюнтер и Альфред Кубин, Генрих Кампендонк и Лионель Фейнингер. Но их фигуры пока не так тщательно прорисованы и ждут, когда у истории и коллекционеров появится для них немного вдохновения.

Автор Наталья Кандаурова
Источник — Артхив

Источник: https://vakin.livejournal.com/1488728.html

Синий всадник /Der Blaue Reiter

от /нем./ — Der Blaue Reiter (1911-1914)

Творческое объединение представителей экспрессионизма в начале XX века в Германии. Объединение «Синий всадник» было основано в декабре 1911 года, в Мюнхене, Василием Кандинским и Францем Марком. Наименование «Синий всадник» повторяло название картины Кандинского (1903г.

), и призвано было свидетельствовать о романтически-символистских устремлениях художников. Выбор названия заявлял некую претензию на духовность: небесного цвета рыцарь — традиционная фигура христианских приданий.

Помимо организации выставок, объединение выпустило два номера богато иллюстрированного альманаха «Синий всадник» (в дизайне обложки альманаха за 1912 год, созданной Кандинским используется популярная иконография святого Георгия), где были опубликованы высказывания художников, которые одни из первых смогли оценить художественную ценность архаического, средневекового и народного искусства — ксилографии и скульптура немецкого Средневековья, народное искусство России, искусство племен тихоокеанского Севера, Океании и Африки, японские маски и гравюры, детские рисунки. Право художника на субъективное восприятие реальности, в случае Кандинского вылившееся в полный отказ от фигуративности и переход к абстракции, устанавливало особые соотношения между эмоциональным переживанием, формой и цветом. Эта проблема стала основой формальных исканий, так же, как постоянное обращение к музыке, которую считали эквивалентом живописи. Август Макке и Франц Марк придерживались мнения, что у каждого человека есть внутреннее и внешнее восприятие действительности, которые следует объединить посредством искусства. Эта идея была обоснована теоретически Кандинским. Группа стремилась достичь равноправия всех форм искусства.

Художники: Василий Кандинский (Wassily Kandinsky), Франц Марк (Franz Marc), Пауль Клее (Paul Klee), Август Макке (August Macke), Алексей фон Явленский (Alexej von Jawlensky), Марианна Веревкина (Marianne von Werefkin), Альфред Кубин (Alfred Leopold Isidor Kubin), Габриель Мюнтер (Gabriele Münter).

Выставки: 1911, Мюнхен, Галерея Тангейзер; 1912, Берлин, Галерея дер Штурм, «Немецкие экспрессионисты».

Тексты: Альманах «Синий всадник», 1912; В.Кандинский «О духовном в искусстве», 1912.

См. также статьи: Баухауз, Экспрессионизм, Абстрактное искусство.

Описание некоторых произведений:

Василий Кандинский «Композиция II. Этюд», 1910. Картон, масло. Частная коллекция. В эскизе ясно виден процесс угасания натурализма и появление живописи, построенной на вибрирующих массах цвета.

Использование слова композиция в названии, отражает заимствование музыкальной терминологии живописью (Впечатление, Импровизация, Композиция), начавшееся с 1909 года. Художник размещает фигуры в пейзаже. Их формы построены цветом, элементарны и лишены ассоциативности.

Переплетаясь друг с другом, они напрвляют наш взгляд к центру. Общее движение соединяют и замыкают вверху силуэты деревьев.

Контуры ясно очерчивают фигуры и предметы, тем не менее выразительность композиции основывается на вибрации мазков, покрывающих пунктиром поверхность картины и распостраняющихся на раму. Цвет насыщенный и плотный.

Василий Кандинский «Композиция II. Этюд», 1910.

Франц Марк «Большие синие лошади», 1911. Холст, масло. Миннеаполис, Институт искусств и Центр Уокера. «Как все воспринимают лошадь? Сравнивают с орлом или собакой?» — спрашивал Марк.

Глубокая эмоциональная связь с миром природы, лежит в основе поисков, цель которых, как писал сам художник, «пантеистическое воссоединение с током крови, пульсирующим в живой природе, деревьях, животных и самой атмосфере». Композиция картины подчинена движению плавной упругой линии. Она монументальна, пластична и своей геометрией близка раннему кубизму Пикассо.

Фантастический цвет лошадиных крупов и пейзажа, соответствует символике, разработанной художником: голубой — цвет духовный, суровый и мужской; красный — торжественный и тяжелый; желтый — чувственный и женский.

Источник: http://artuzel.com/content/siniy-vsadnik-der-blaue-reiter

Василий кандинский (1866-1944) синий всадник

ЖИВОПИСЬ. ЗНАМЕНИТЫЕ ХУДОЖНИКИ

Картина «Синий всадник» визитная карточка, фирменный знак художника. Написана в 1903 году. В это время группа молодых художников выпускает известный альманах «Синий всадник».

Это немного странное название появилось за чашкой кофе в разговоре отцов-основателей Кандинского и Марка Франца. Оба любили синий цвет, Марк также любил лошадей, а Кандинский увлекался верховой ездой.

В работе альманаха участвовали известные русские художники-авангардисты Марианна Веревкина, Алексей Явленский, Братья Бурлюк, Пауль Клее, Габриэла Мюнтер, а также ряд танцоров и композиторов. Группа принимала активное участие в движении за обновление немецкого искусства начала 20-го века.

Альманах «Синий всадник» становится международным сообществом. Русские, немцы и французы все едины в своем стремлении создать новое искусство, независимое от существующих правил и канонов. Они создают абстрактные композиции, применяя набор ярких цветов, связанных визуально и орнаментально, ищут ассоциативные решения.

Первая выставка объединения проводится 18 декабря 1911 года в галерее Тангейзер в Мюнхене.

Картины разных членов группы, образовали интересную экспозицию, в поиске новых путей в живописи авторы были очень близки друг к другу.

Выставлены «бегущий конь» Кампендонка, картины Франца Makcа и других художников, Кандинский, в свою очередь, представил несколько абстрактных импровизаций на суд любителей искусства.

В марте 1912 года, вторая экспозиция, в которой также приняли участие супрематисты, кубисты и другие группы художников. В мае того же года «Синий всадник» издает альманах, где участники предоставляют свои размышления об истории и развитии живописи.

Статьи сопровождаются иллюстрациями, показывая общность древнего искусства в различных частях мира. Авторы уделяют большое внимание детскому рисунку. Ассоциация также придерживается своего принципа синтеза искусства: несколько столбцов посвящены музыке.

Последний выпуск альманаха был в 1914 году. Годом ранее прошла последняя крупная выставка ассоциации в Берлине. Когда начинается Первая мировая война, Кандинский покидает Германию и что это конец периода «Синегой всадника» в его биографии.

Когда ее покинули лидеры, группа фактически перестала существовать. В 1920-е годы, после революции в России, Кандинский вернулся в Германию, стал преподавать в школе Баухауза, где встретил некоторых своих старых товарищей из «Синего всадника».

Тем не менее, ассоциация никогда не возродилась, а жаль…

Картина «Синий всадник» принесла художнику невероятную популярность благодаря своей простой композиции, где мастерски сочетаются свет и цвет. Художник создает контраст между движением всадника и статического ландшафта на переднем плане. В этой работе много экспресии, движения, кажется, что слышишь стук копыт и свист ветра…

В картине духовная цель не обозначена явно. Целью является само стремление и внутреннее переживание красоты природы в момент движения. Синий цвет накидки всадника откликается в синем небе и в темно-синих далях. Его белая лошадь перекликается с белыми облаками. Всадник сливается с природой, он преодолел темноту и обрел свободу в мире, где свет и цвет торжествуют.

Синий всадник, 1903, Картон, масло, 55.0 × 65.0 см Цюрих, частная коллекция

← Василий Кандинский картины

← Василий Кандинский биография

Наверх

Источник: http://germany-art.com/painting/kandinsky/kandinsky_3.html

Кандинский Василий Васильевич

Другие известные живописцы

Василий Васильевич Кандинский родился в Москве 16 декабря 1866 года. В 1871 году семья перебралась в Одессу, где его отец управлял чайной фабрикой. Уже с десяти лет Василий занимался рисунком с частным преподавателем. Кроме того, мальчик учился игре на фортепиано и виолончели. 

В 1886 году Василий едет в Москву, где поступает на юридический факультет Московского университета. Окончив обучение через шесть лет, он женится на своей кузине Анне Чимякиной. В 1893 году он становится доцентом юридического факультета Московского университета. 

Стать художником Кандинский решился довольно поздно. В 1895 году на проходящей в Москве выставке французских импрессионистов он открывает для себя живопись Моне. В том же году принимает на себя художественное руководство типографией. 

В 1896 году Кандинский решает оставить многообещающую деятельность юриста и стать художником. Он отправляется в Мюнхен, где записывается в школу Антона Ажбе. Однако весьма скоро школа перестала удовлетворять его потребностям. Позднее художник напишет «Нередко я уступал искушению прогулять занятие и отправиться с этюдником в Швабинг, Энглишер-Гартен или парки на Изаре». 

В 1900 году, после неудачной попытки предыдущего года, Кандинский был принят в Мюнхенскую академию, в живописный класс Франца Штука. Штук был знаменит, он считался «первым рисовальщиком Германии».

Рисунки молодого художника были признаны им «выразительными», он посоветовал «сначала писать в черно-белых тонах, чтобы изучать только форму».

Новый учитель помог преодолеть Василию «нервозность» — это «вредное следствие неспособности завершить картину». 

Вскоре Кандинский уже сам становится учителем с 1902 года он преподает в художественной школе, тесно связанной с художественной группой «Фаланга», которую сам основал годом ранее. На дебютной выставке «Фаланги» Кандинский впервые показал свои работы. Но ни они, ни полотна Моне, Синьяка и Валлотона в Баварии не встретили понимания. 

С той поры Кандинский регулярно участвовал в выставках берлинского «Сецессиона», а с 1904 года и парижского «Осеннего Салона». В том же году «Фаланга» распалась, но через пять лет Кандинский вместе с Явленским, Канольдтом, Кубином, Мюнтер и другими основал «Новое объединение художников, Мюнхен» (МКУМ) и взял на себя председательство. 

1904 год — время появления в Москве его альбома «Стихотворения без слов» с двенадцатью ксилографиями. Его первая большая картина — «Пестрая жизнь» датирована 1907 годом. 

С 1908 года Кандинский живет в основном в Мюнхене. Окончательно он привязался к Баварии, открыв для себя деревушку Мурнау, с прекрасным озером и очаровательными альпийскими лугами. К тому времени относится начало его дружбы с художником Явленским и Марианной Веревкиной. В следующем году художник купил себе в Мурнау дом. 

«Амазонка». 1911. Азербайджанский музей искусств, Баку

1911 год стал для Кандинского годом расставаний он развелся с Анной Чимякиной, покинул группу МКУМ. После этого вместе с Ф. Марком было организовано новое и рискованное предприятие — объединение «Синий всадник».

Обе организованные ими выставки — 1911 года в галерее Танхойзер и 1912 года в галерее Гольц в Мюнхене — стали историческими событиями. В вышедшем тогда альманахе «Синий всадник» развивались мысли об искусстве и сопоставлялись образцы разных эпох и форм. В то время Кандинский отдает дань литературной деятельности.

Выходят книги «О духовном в искусстве» (1912) и мемуары «Оглядываясь назад» (1913), сборник стихов «Звуки» (1913) с 55 черно-белыми и цветными литографиями. 

Ни в какое другое время живопись Кандинского не развивалась так стремительно, как в мюнхенские годы. Порою нелегко бывает понять, почему основатель абстрактной живописи вначале избирал сюжеты, типичные для бидермейера — веера, кринолины, всадники.

Стиль его ранних произведений не назовешь ни условным, ни манерным, но в них еще ничего не предвещало радикального обновления живописи. Впрочем, как известно, лишь немногим художникам бывает дано одновременно проявлять оригинальность в форме и в содержании.

Сначала Кандинскому было важно испытать собственные возможности выражения.

Хотя «Вечеру» (1904-1905) нельзя отказать в своеобразии, однако трудно себе представить, что создал ее тот самый художник, который через пять-шесть лет произведет на свет первое в истории искусства абстрактное произведение (1910).

Какая великая творческая сила должна была действовать в Кандинском! Какая стремительная эволюция с 1908 по 1914 год от пейзажных картин, хотя и дерзких уже по цвету и форме, но все еще верных наблюдениям натуры, как Мурнау-Обермаркт (1908), до хаотического Этюда под названием Ущелье (1914) и беспокойных композиций в серии панно Времена года в музее Гуггенхейма (Осень). Было бы затруднительно угадать руку одного и того же художника в еще вполне предметных Крестоносцах (1903) и в такой абстрактной работе, как Композиция VII (1-й эскиз, 1913), несмотря на общую им динамику. Тут скованный порыв, там — раскрепощенное движение». 

«Последовательность», 1935 год

«Сражение» — таков был подзаголовок одной из картин Кандинского плодотворного мюнхенского периода, который завершился с началом Первой мировой войны.

Кандинский окружным путем добирался до России с августа до конца 1914 года. 22 декабря он оказался, наконец, в Москве. Следующие семь лет художник провел в России среди неурядиц войны и революции.

Лишь в конце 1916 года он побывал с выставками в Швеции. 

В феврале 1917 года Кандинский женится на Нине Андриевской, которая была верна ему в трудные времена, а после его смерти неустанно заботилась о его наследии. 

В 1917 году Кандинский создает три программных произведения «Синий гребень», «Смутное», «Сумеречное», годом ранее им была написана картина «Красная площадь».

Все произведения, созданные Кандинским в 1916-1917 годах, как «предметные», так и абстрактные, отличает динамичность, активность композиционного построения. Создается ощущение сильной концентрации всех сил в центре полотна.

Особую роль в работах этого времени играют линейный и цветовой ритм. 

История жизни Василия Васильевича Кандинского

С ноября 1917 до июля 1919 года, в течение полутора лет, Кандинский не написал ни одной картины маслом. Помимо дефицита материалов это было вызвано еще и тем, что исполнение официальных обязанностей требовало от художников много сил и времени.

В июне 1918 года он занял пост в Наркомпросе, осенью стал профессором Государственных свободных художественных мастерских (ГСХМ). С 1918 по 1921 год в качестве руководителя Государственной закупочной комиссии участвовал в организации 22 провинциальных музеев.

В 1921 году Кандинский был назначен вице-президентом «Академии художественных наук» (РАХН). И это далеко не полный перечень дел и обязанностей художника в то время. 

«Синий всадник», 1903 год

Но с 1921 года в России начался процесс ликвидации авангарда, и когда «искусство умерло», Кандинскому было уже нечего делать в Москве.

В конце декабря того же года Василий Васильевич в сопровождении жены отправился в Берлин, взяв с собой только 14 картин. В Берлине его ждал неприятный сюрприз почти все 150 картин, которые он передал в 1914 году галерее В.

Штурм, были проданы, а в результате инфляции вся выручка стала равна почти нулю. 

В июне 1922 года Кандинский перебрался в Веймар и приступил к преподаванию в знаменитом Баухаузе. Собравшиеся тут люди хотели совместным трудом преобразовать окружающую человека среду согласно эстетическим и функциональным принципам.

Было основано «Общество Кандинского», где платя взносы, каждый его член получал право на одну акварель в год. В 1924 году, основав группу «Синяя четверка», Кандинский вместе с Клее, Фейнингером и Явленским получил возможность выставляться в США.

Так понемногу он стал известен на американском художественном рынке, где впоследствии имел большой успех. Но большинство выставок художника проходило тогда в Европе. 

«Пляжные корзины в Голландии», 1904 год

После закрытия Баухауза в конце 1924 года переезжает в город Дессау. Уже в декабре 1926 года были торжественно открыты новые здания, в одном из которых Кандинский стал руководить мастерской свободной живописи. В Дессау к художнику вернулась творческая сила мюнхенского периода.

Постепенно менялся и стиль, что особенно явно видно на примере треугольника, важной для того периода фигуры. В «Мягкое жестко» он еще выглядит скорее как плоский, тогда как в других картинах этого периода определяется одним лишь линейным контуром и производит впечатление легкости.

 

В «Посвящается Громанну» (1926) и «Вспышке» (1927) Кандинский применил технику, эффект которой проявляется как раз в геометрических композициях. Цвет фигур стал варьироваться в зависимости от фона. Соответственно цветовой тон и насыщенность цвета стали меняться в тех местах, где фигуры пересекаются друг с другом. 

«Осень в Мурнау», 1908 год

Во всех картинах двадцатых годов доминирует круг. Порой он даже вытесняет все другие формы, как в знаменитой картине «Несколько кругов» (1926), которая вызывает ассоциацию с полетом пестрых мыльных пузырей.

В картине «Раскачивание» (1925) контуры одних кругов ясно очерчены, другие — напротив, растекаются или окружены тусклым свечением. Можно еще назвать такие полотна, как «Круги в круге» (1923), «Интимное известие» (Овал № 1,1925) и «Без названия» (Овал № 2, 1925).

Свое внимание к кругу Кандинский объяснял так «Сегодня я люблю круг, как раньше любил, например, коня, а может быть и больше, так как нахожу в круге больше внутренних возможностей, отчего он и занял место коня».

В круге он находил «связь с космическим», восхищался «напряжением, несущим в себе бесчисленные напряжения», при этом он испытывал «сильное чувство внутренней силы круга». 

Картины Кандинского все чаще выставляются каждый год между 1927-м и 1932-м в разных странах открывалось от пяти до пятнадцати выставок с его произведениями. В 1930 году состоялась первая персональная выставка художника в парижской галерее «Зак», а на следующий год — другая, в «Галери де Франс». 

«Ахтырка. Красная церковь», 1908 год

С приходом к власти нацистов Кандинский покинул Германию, гражданство которой получил в 1928 году. Теперь он направился во Францию. Там он остался до конца своих дней, поселившись в Нейи под Парижем. В 1939 году он примет французское подданство.

Несмотря на преклонный возраст, его творческая сила не иссякла. Он не сдался, хотя теперь снова был один, снова трудился в уединении собственной мастерской. К тому же в те годы в европейском искусстве господствовал возрожденный реализм.

Из-за чего Кандинскому и другим нефигуративным художникам приходилось нелегко. 

«Каждый за себя» — такое многозначительное название было дано Кандинским одной из первых написанных им в Париже работ. Самая же первая из них — акварель — была названа не менее характерно «Старт». День художника по-прежнему строго упорядочен. В его расписание включена даже пятнадцатиминутная прогулка в Булонском лесу или по берегу Сены. 

«Гора», 1909 год

Парижское время — самый спорный период в творчестве Кандинского. Творчество этого периода, получившего наименование «синтетического», отмечено отпечатком воздействия сюрреалистической живописи «Разные части», «Вокруг круга» (обе 1940), «Разнообразные действия»(1941).

Графически строгое образотворчество сменилось в его картинах мотивами барочной полноты, выглядящими так, будто они уже утратили всякую связь со структурой, которая долгое время лежала под поверхностью, будучи знакома лишь художнику; и только силой творческого акта стала видна также другим.

Всплыли своеобразные фигуры, которые так и хочется назвать существами. Художник не предпринимал ничего, чтобы смягчить эффект причудливо-нелепого. Напротив, чем абсурднее в этих картинах фигуры, тем очевиднее решимость прорисовать их до последней детали; чем изощреннее формы, тем ярче краски.

Ни разу прежде не виданные, но почему-то все же привычные фигуры появляются в двух разных конфигурациях то это замкнутая в себе композиция, то беспорядочное нагромождение самых несходных форм, рассеянных по всему полотну.

Однако исполнение отличается такой ясностью, что не оставляет места ни одной случайной детали союз точности и воображения! 

«Квадраты с концентрическими кругами», 1913 год

Сам художник назвал этот период творчества «поистине живописной сказкой». 

В 1944 году Кандинский тяжело заболел, и 13 декабря его не стало. 

Источник: http://tunnel.ru/post-kandinskijj-vasilijj-vasilevich

«Синий всадник»

ngasanova

October 3rd, 2015

За музыкою только дело.Итак, не размеряй пути.Почти бесплотность предпочти

Всему, что слишком плоть и тело.



От Василия Кандинского
Василий Кандинский День Всех Святых І 1911Художественное объединение «Синий всадник» — одно из самых звездных и стремительных, дерзких и недолговечных в XX веке. Оно существовало всего 3 года(1911 — 1914). Сначала восторженным шепотом, а позже во весь голос, здесь заговорили о синтезе всех искусств и о беспредметных картинах, о ценности живописи сумасшедших и детей, о самодостаточности цвета и формы и о духовном содержании живописи. Здесь объединились уникальные универсальные художники, одинаково блестяще работающие кистью и пером. Здесь лучшие представители «нового искусства» писали революционный альманах «Синий всадник», не требуя гонораров и поощрений.Василий Кандинский. Синий всадник (обложка альманаха).Художники, создавшие «Синего всадника», в искусствоведческих учебниках все сплошь числятся немцами, хотя простой перечень имен и фамилий в этом факте совсем не убеждает. Все они, русские, швейцарцы и немцы, съезжались в Мюнхен,художественную Мекку начала XX века, чтобы сначала изучить основы живописи, а потом их навсегда изменить. Для каждого участника «Синего всадника» эти три года, один альманах и две выставки оказались по-разному знаковыми и важными. На портретах времен «Синего всадника» все они выглядели бы совсем по-разному.Клода Моне «Стога сена» Серия из 15 картин с изображениями стогов пользовалась большим успехомБлестящий юрист Кандинский увидел на выставке импрессионистов в России «Стог сена» Моне, отказался от профессорской должности и приехал в Мюнхен учиться живописи. Ему было больше 30 лет, он еще ничего не умел и совсем не был похож на художника. До и после «Синего всадника» Кандинский умудрился затеять и поучаствовать в нескольких грандиозных проектах в разных странах («Фаланга», Новое мюнхенское объединение художников, Свомас и Вхутемас, Баухауз). Он прожил 74 года — уникальная везучесть для художников его поколения. И «Синий всадник» был хоть и важной в его творческих поисках затеей, но далеко не единственной.Вспоминая эти три года перед Первой мировой,Кандинский говорил:

«Синий всадник — это мы двое, Франц Марк и я».

Начиналось все с альманаха — увлеченные поисками связей между музыкой, театром и живописью,Кандинский и Марк задумали обозначить эти связи в новом авангардном. Мечтали,что он будет выходить в Мюнхене, Париже и Москве. С названием тоже все оказалось просто:

«Мы оба любили синий цвет. Я —всадников, а Марк — лошадей».

Василий Кандинский Все Святые І 1911Идеей великого синтеза и «чистого» эмоционального искусства бредил именно Кандинский — это он написал книгу «О духовном в искусстве», это он мечтал вытащить русский лубок и баварскую подстекольную живопись в один ряд с академическим искусством, это его картина «Импровизации» потрясла Франца Марка на выставке«Нового мюнхенского объединения художников». Наконец, это Кандинский первым в истории мировой живописи создал абстрактную картину. Он мог самозабвенно растить картошку и цветы в тихом городке Мурнау и с тем же азартом устраивать авангардные выставки в городе «философического искусства» Мюнхене.Василий Кандинский. Первая абстрактная акварельВасилий Кандинский. Пейзаж с красными пятнамиВасилий Кандинский Москва. Красная площадь 1916Василий Кандинский Композиция VII 1913Василий Кандинский Композиция 5 1911,Василий Кандинский Дама в Москве 1912Василий Кандинский Святой Георгий и дракон 1915Василий Кандинский Лирическое 1911Источник: artchive.ru

Источник: https://ngasanova.livejournal.com/1469201.html

Кандинский, Марк и «Синий всадник» на выставке в Базеле

Кандинский, Марк и «Синий всадник» на выставке в Базеле

Франц Марк. «Большие синие лошади», 1911. Фрагмент

© fondationbeyeler.ch

Автор Дарья Горшкова

14 сентября 2016

До 22 января 2017 года в Швейцарии идет выставка-блокбастер, посвященная арт-объединению «Синий всадник». Как вступившие в него художники разожгли огонь экспрессионизма в Германии начала XX века, в Фонде Бейлер рассказывают на примере 90 их работ.

Одну из ярчайших довоенных арт-групп — «Синий всадник» — вместе с Францем Марком создал перебравшийся из России в Германию Василий Кандинский.

Это случилось после того, как его абстрактное полотно, отправленное на третью выставку «Нового художественного общества Мюнхена» (с 1909 года оба автора входили туда наряду с Габриэле Мюнтер, Алексеем Явленским, Марианной Веревкиной и другими художниками), не взяли — картину Кандинского сочли слишком крупной. В знак протеста участники только что появившегося «Синего всадника» устроили свою первую выставку в мюнхенской галерее Танхаузер, показав более 40 произведений немецких, французских и русских художников. А на второй выставке, названной «черно-белой», «Синий всадник» выступил с графикой — всего около 300 работ.​ 

Открывать возможности цвета, освобождать плоскости от предметов и жестких художественных рамок в «Синем всаднике» решили все: от Пауля Клее и Августа Маке до перешедших к Кандинскому и Марку участников предыдущего сообщества, — Явленского и Веревкиной в частности.

 Взрывная арт-группа, благодаря которой появились новые жанры живописи, а Кандинский, в частности, перешел к абстракционизму, просуществовала до Первой мировой войны — после 1914 года «Синий всадник», участники которого оказались разбросанными по миру, перестает существовать.

Алексей Явленский. «Пейзаж в Мурнау. Оранжевое облако», 1909

Пять лет назад «Синего всадника» основательно исследовали в ГМИИ имени Пушкина: первая в России крупная выставка группы прошла там в сотрудничестве с мюнхенской Городской галереей Ленбаххаус, в коллекции которой сегодня находится больше всего (около тысячи) работ участников объединения. Многие из них музею преподнесла бывшая возлюбленная Кандинского Габриэле Мюнтер, которой удалось спасти от нацистов и работы ушедшего от нее после десяти с лишним лет отношений художника, и произведения его коллег по «Синему всаднику».

Всем, кто в ближайшие месяцы окажется в Базеле, предстоит увидеть более 90 работ участников объединения — в том числе очень редко экспонируемые, из российских и американских собраний. Отдельный зал Фонд Бейлер посвятил альманаху «Синий всадник», который объединение выпускало с 1912 года.

«Орган подлинных идей» — так формулировали его смысл создатели, желая собрать в альманахе все новое и достойное, касающееся музыки, изобразительного и сценического искусств.

На обложке первого номера изображен важный герой для Кандинского — Святой Георгий — в синем цвете, который, как считалось еще со времен романтизма, символизирует силу человеческого духа.

Василий Кандинский. Обложка альманаха «Синий всадник» 

© fondationbeyeler.ch

Что касается второго основателя «Синего всадника» Франца Марка, его зрелая живопись была часто посвящена животным, представлявшимся ему высшего рода существами.

 «Я никогда не имел желания изображать животных такими, какими их вижу, — писал Франц Марк, прославившийся своими картинами с синими конями, своей жене Марии. — Я хотел писать их такими, какими они являются (такими, какими они сами видят мир и ощущают свое бытие)».

​Глубину синего Франц Марк подчеркивал сияюще-желтым, красноту горизонта перебивал ярким оттенком зеленого, а передний и задний планы объединял воедино, превращая фигуры лошадей в мягкий, почти абстрактный рисунок и повторяя их изгибы в линиях холмов.

Несколько его картин по этой теме в Фонде Бейлер можно изучить наряду с ключевыми работами Кандинского, а также их творческих союзников.

Выставка «Кандинский, Марк и «Синий всадник»» в Фонде Бейлер (Базель, Швейцария) открыта с 4 сентября до 22 января 2017 года. 

Источник: https://style.rbc.ru/view/art/57cfe9b89a7947ed960f75da

Василий Васильевич Кандинский

Одна из ключевых фигур в европейской живописи XX века, один из основоположников абстракционизма и основателей группы «Синий всадник», преподаватель Баухауса, теоретик.

От юриспруденции – к живописи

Василий родился 4 декабря 1866 года в Москве, в пятилетнем возрасте его семья перебралась в Одессу. По наказу родителей мальчик получил юридическое образование, с отличием окончил юридический факультет МГУ. В 1895 году под впечатлением от выставки импрессионистов (и картины Клода Моне «Стог сена» в частности), Кандинский решил круто изменить свою жизнь и стать живописцем.

На следующий год, в возрасте уже 30 лет, он отправился в Мюнхен, считавшийся наряду с Парижем центром европейского искусства, и завязал знакомство с немецкими экспрессионистами, а также выходцами из России – художниками А.Г. Явленским, М.В. Добужинским, И.Я. Билибиным, К.С. Петровым-Водкиным и др.

Кандинский поступил в частную школу Антона Ажбе, чтобы выучиться рисунку и основам композиции. Однако уровень преподавания не устраивал его, поэтому он дважды пытался поступить в Мюнхенскую академию художеств – ему удалось лишь со второй попытки. Кандинский выбрал курс Франца фон Штука, «первого немецкого рисовальщика».

Тот был доволен учеником, но критиковал его за чрезмерно яркую цветовую палитру и в течение года вынуждал использовать только чёрное и белое, дабы изучить форму. 

В 1901 году Кандинский, только-только выучившись рисованию, основал собственное художественное общество «Фаланга» (Phalanx) и открыл при нём школу, где выступил в качестве преподавателя.

Он проводил прогрессивную, свободную от академизма выставочную политику: на первой выставке объединения демонстрировались его первые полотна и работы его приятелей из художественного кабаре «Одиннадцать палачей». Представленные художники развивались в двух направлениях: импрессионизм и югендстиль (немецкая разновидность символизма).

В течение трёх лет с момента основания «Фаланга» провела 12 выставок, но ни внимания общественности, ни интереса критики, ни материальной выгоды это не принесло, поэтому объединение было распущено. 

В 1903 году Кандинский женился на художнице Габриэле Мюнтер, и следующие пять лет супруги провели в странствиях по Европе.

Вернувшись из путешествия, семья обосновалась у подножия Альп в небольшом живописном городишке Мурнау.

Соседи в скором времени прозвали их дом «Русским домом»: к супругам нередко приезжали гостить видные художники: от Явленского до Верёвкиной. С этого момента начался самый плодотворный этап в карьере художника.

https://www.youtube.com/watch?v=BeyxubYfkKE

В 1909 году Кандинский совместно с женой и некоторыми другими экспрессионистами основал «Новое художественное объединение Мюнхен» (сокращённо – МКУМ), которое просуществовало всего пару лет. Но это стало своеобразной репетицией перед созданием одного из важнейших творческих объединений в Европе – группы «Синий всадник».

Группа «Синий всадник» 

В декабре 1911 года вместе со своим другом Францем Марком Кандинский основал очередную творческую группу – «Синий всадник».

Её целью провозглашался окончательный разрыв с академической традицией; при этом участники – среди которых Алексей Явленский, Август Маке, Пауль Клее, Марианна Верёвкина, Альфред Кубин, Моисей Кубин и Габриэла Мюнтер – проявляли живой интерес к средневековому искусству и примитивизму. Что касается современных течений, «Синий всадник» стал одним из ведущих экспрессионистских объединений, испытавших также влияние фовизма и кубизма.

По словам Кандинского, «акцент делался на выявлении ассоциативных свойств цвета, линии и композиции, а привлекались при этом столь различные источники, как романтическая теория цвета Гёте и Филиппа Рунге, «югендстиль» и теософия Рудольфа Штайнера».

В книге «Текст художника. Ступени» Кандинский пишет, что в раннем детстве – а именно, в возрасте трёх лет – первыми поразившими его цветами стали сочный светло-зелёный, охра, кармин, чёрный и белый. Однако впоследствии он открыл для себя прелесть синего.

Дело в том, что синий обладает крайне слабым эмоциональным воздействием, однако исключительно мощной духовной энергетикой. Программной целью «Синего всадника» стала одухотворённость, поэтому неслучайно синий был вынесен в название группы.

Не только Кандинский, но и Шёнберг, и Марк подчёркивали важность синего цвета, тяготеющего к абстракции.

Но почему всадник? Герберт Рид в «Краткой истории современной живописи» отмечает, что художнику приписывают следующие слова: «Название «Синий всадник» было придумано за чашкой кофе в Зиндельсдорфе; мы оба любили синее, Марк – лошадей, а я – всадников». Как бы то ни было, название «Синий всадник» носила одна из ранних картин Кандинского, представленных им на одной из выставок «Фаланги».

Группа «Синий всадник» выпускала одноимённый альманах, в котором художники публиковали свои многочисленные теоретические наработки.

В 1912 году вышла в свет книга Кандинского «О духовном в искусстве», в которой содержится одно из первых, если не самое первое теоретическое обоснование абстракционизма.

Художник утверждал, что цели и задачи природы и искусства естественным образом различаются, а, следовательно, различны и их средства выражения.

Теоретические искания и вопросы синестезии

Василий Кандинский известен в первую очередь тем, что положил начало абстракционизму. Это течение развивалось по двум основным направлениям. Приверженцы одного занимались созданием геометрических абстракций, приверженцы другого (Кандинский, Купка и др.

) – поиском гармоничных аморфных цветовых сочетаний, освобождение цвета от форм. Беспредметные полотна Кандинский начал создавать в 1908 году.

По его мнению, «каждый цвет обладает присущей ему духовно-выразительной ценностью, что позволяет передавать высшие эмоциональные переживания, не прибегая при этом к изображению реальных предметов».

«Самоценность цвета, музыкальные ассоциации, «синестетические обертона», духовные изыкания, наконец, синтез искусств – вот то, над чем трудился Кандинский и что составляло предмет его исследований. Художник оставил не только живописные полотна и сценические постановки, но и теоретические разработки.

В работе «О духовном в искусстве», которая считается своеобразным Евангелием искусства XX столетия, в главе под названием «Действие цвета» Кандинский описал физиологическое и психологическое воздействие цвета.

Если говорить о первом, то с тех пор так и не было выдвинуто ни одной гипотезы, способной объяснить физиологическое воздействие цветов на организм. С другой стороны, хотя мы не можем объяснить эти явления, мы должны их регистрировать и описывать.

Наблюдения Кандинского в этом смысле чрезвычайно любопытны: при созерцании цветов «Зритель испытывает чувство удовлетворения, радости, подобно гастроному с лакомым куском во рту, — пишет художник, — Или же глаз испытывает раздражение, какое мы ощущаем от острого блюда.

Эти ощущения затем угасают или утихают, как бывает, когда коснешься пальцем куска льда. (…)При прикосновении ко льду можно испытать только ощущение физического холода, и это ощущение забывается при согревании пальца, так забывается и физическое действие цвета, когда от него отвернешься.

Но как физическое ощущение ледяного холода, если оно проникает глубже, вызывает более глубокие чувства и может вызвать целую цепь психических переживаний, так же и поверхностное впечатление от цвета может развиться в переживание».

Что касается психологического воздействия, то здесь Кандинский замечает недостаточность и несостоятельность ассоциативной теории: «Можно было бы, например, предположить, что светло-желтый цвет путем ассоциации с лимоном вызывает впечатление чего-то кислого.

Но подобными объяснениями едва ли можно удовлетвориться». Далее художник переходит к размышлениям о синестезии, а также формулирует основополагающий принцип творчества – принцип внутренней необходимости. «Прекрасно то, что возникает из внутренней душевной необходимости.

Прекрасно то, что прекрасно внутренне. (…) Под этим прекрасным, само собою разумеется, не следует понимать внешнюю или даже внутреннюю общепринятую нравственность, а все то, что даже и в совсем неосязаемой форме совершенствует и обогащает душу.

Поэтому, например, в живописи внутренне прекрасен каждый цвет, ибо каждый цвет вызывает душевную вибрацию, и каждая вибрация обогащает душу».

Будучи основоположником абстракционизма и экспрессионизма и одним из основателей группы «Синий всадник», Кандинский пошёл много дальше своих единомышленников. Период с 1911 по 1920 гг.

ознаменовался полным отказом от принципа мимезиса и освобождением цвета и формы. Кандинский создавал напряжённые и ритмичные цветовые симфонии. В поисках синтетического стиля, художник создал три цикла работ: «Композиции», «Импровизации» и «Импрессии».

Двумя своеобразными вершинами его творчества признаны «Композиция 6» и «Композиция 7».

Композиции с точки зрения автора представляли собой целые миры, «путём катастроф, подобно хаотическому рёву оркестра выливающемуся, в конце концов, в симфонию, имя которой музыка сфер».

Некоторые искусствоведы (в частности, Павел Балека) проводят параллель между творческим методом Кандинского и методом сонористики в музыке – методом, для которого характерно выдвижение тембра в качестве основного фактора.

По аналогии другого искусствоведа, Рудольфа Арнхейма, «мы можем лучше понять природу цвета, если вспомним, что такое тембр в музыке». Видимо, для Кандинского цветовые сочетания звучали подобно сонорным созвучиям.

И видимо неслучайно, одна из позднейших попыток постановки его «Жёлтого звука» была сделана не на музыку Фомы фон Гартмана, а на музыку Альфреда Шнитке, композитора, активно использовавшего метод сонористики.

Кандинский был также поглощён идеей синтеза искусств, и в «О духовном в искусстве» предложил новый жанр – жанр сценической композиции, который был призван объединить музыкальное, живописное движение и движение танца. Главный же компонент синтеза – цвет.

Сценическая композиция «Жёлтый звук» на музыку Гартмана должна была объединить цвет, музыку, художественный танец и слово. Однако из-за начавшейся Первой мировой войны, премьера осенью 1914 года так и не состоялась. Также не была опубликована пьеса «Зелёный звук». В сохранившемся сценарии, напечатанном в альманахе «Синий всадник», осталась подробная световая партитура и указания для оркестра и пантомимы.

Первая мировая война 

В 1914 году с наступлением Первой мировой Кандинский был вынужден вернуться в Россию. Он расстался с Габриэлой, и та переехала в Мюнхен, а художник уехал в Москву. Война раскидала участников «Синего всадника» по различным уголкам Европы, и объединение распалось.

Но для Кандинского это означало очередной этап его художественного пути. Чередуя романтические полусимволистские пейзажи с полуабстракциями, художник постепенно приходит к упрощению и геометризации форм. Он начинает вырабатывать уникальную живописную манеру, у него появляется собственный почерк.

После революции Кандинский обнаружил себя в гуще событий: он оказался вовлечённым в общественно-политические события, связанные с музейными реформами и художественным образованием и принял участие в открытии 22 музеев по всей стране.

Художник сотрудничал с ИЗО Наркомпроса вплоть до 1921 года и даже получил должность председателя Государственной закупочной комиссии при Музейном Бюро. Но в большей степени организаторские и преподавательские способности Кандинского раскрылись в Свомасе («Свободных мастерских»), позднее – ВХУТЕМАСе, где он получил пост профессора.

Кандинский учил студентов анализировать форму и цвет, и в основу учебного плана положил свой выдающийся труд «О духовном в искусстве». Он разработал аналогичный план и для Инхука (Институт художественной культуры), но столкнулся с враждебным отношением некоторых художников-конструктивистов, в частности – Поповой, Пунина и Родченко.

Последние решительно отвергали иррациональное. В ответ на нападки Кандинский указывал, что бессодержательное использование абстрактных средств выражения ещё не делает художника абстракционистом. «Существует не меньше мёртвых треугольников (будь они белыми или зелёными), чем мёртвых куриц, мёртвых лошадей и мёртвых гитар.

Стать «реалистическим академиком» можно так же легко, как абстрактным академиком». Форма без содержания не рука, но пустая перчатка, заполненная воздухом».

Уже в начале 20-х годов Кандинский почувствовал серьёзное политическое давление и был вынужден покинуть советскую Россию – на сей раз навсегда. Его картины были изъяты из экспозиций музеев на долгие годы.

Баухаус 

В Германии Кандинский получил приглашение от Вальтера Гропиуса, основателя Высшей школы строительства и художественного конструирования Баухаус.

Гропиус предложил ему должность главы мастерской настенной живописи в Веймаре.

На первый взгляд может показаться, что у Кандинского и лидеров школы Баухаус не слишком много общего, но на деле их объединяла идея синтеза искусств (Gesamtkunstwerk).

Кандинский продолжил преподавательскую деятельность; он стал читать сразу три курса – «Аналитический рисунок», «Основы художественного проектирования» и «Цвет». Кроме того, он не оставлял свои теоретические труды.

Цвет по-прежнему занимает Кандинского – и прежде всего, конечно же, синий: в 1924 году вместе с Клее, Явленским и Фейнингером он организует «Синюю четвёрку».

На сей раз, впрочем, цель была весьма прозаична – художники вновь собрались вместе для саморекламы за рубежом, организации выставок и улучшения продаж своих картин. Держаться на плаву в депрессивной Германии становилось трудно.

По счастью, художникам удалось завоевать американский художественный рынок.

В 1925 году из-под пера Кандинского вышла работа «Точка и линия на плоскости». Он также написал две свои наиболее знаковые работы – «В синем» и «Жёлтое – красное – синее». Художник относил свои полотна веймарского периода к холодной романтике.

«Круг, который я использую в последнее время столь часто, можно назвать не иначе, как романтическим. И нынешняя романтика существенно глубже, прекраснее, содержательнее и благотворнее – она – кусок льда, в котором пылает огонь.

И если люди чувствуют только холод и не чувствуют огня – тем хуже для них…» 

Примерно в это же время Баухаус вынужденно сменил месторасположение. В результате травли со стороны ультраправых, финансирование школы прекратилось, и она переехала в Дессау, небольшой, но активный городок под Лейпцигом.

Здесь Гропиус спроектировал новое здание, ставшее одним из шедевров функционализма.

Между тем, в преподавательской среде назревает конфликт: Кандинский, Клее и Файнингер подвергаются критике за любовь к эстетике, и те в свою очередь отстраняются от преподавания. 

Период с 1926 по 1933 гг. был исключительно плодотворным для Кандинского: за семь лет он создал 159 картин маслом и порядка 300 акварелей. Персональные выставки стали открываться в различных городах Европы одна за другой. В 1928 году Кандинский получил немецкое гражданство.

Но с приходом к власти национал-социалистов пять лет спустя художник был вынужден оставить Германию. Семейство Кандинских осело в парижском предместье Нейи-сюр-Сен.

Нацисты отнесли его работы к так называемому «дегенеративному искусству», наряду с полотнами других выдающихся авангардистов.

Во Франции публика отнеслась к Кандинскому прохладно; его круг общения составили старинные друзья и единомышленники. Здесь начался последний, завершающий этап эволюции художественного метода художника.

Он пришёл к использованию биоморфных элементов, произвольно заполняющих полотна. Биоморфизм был небольшим и не столь заметным течением в авангардизме в 30-е годы; термин был введён британским писателем Джеффри Григсоном.

Биоморфизм обращался к природе и использовал формы и паттерны, аналогичные по структуре живым организмам.

В последние годы жизни Кандинский стал писать холсты, которые по его собственному выражению, явились «поистине живописной сказкой». К таковым относятся «Пёстрый ансамбль» (1938), «Сложное-простое» (1939), «Небесно-голубое» (1940).

Однако французы не оценили творческий гений постаревшего мастера, вдобавок, с началом Второй мировой войны он стал испытывать трудности с материалами и был вынужден обратиться к гуаши и картону.

Его последний цикл был выполнен на неизвестно на какие средства приобретённом немецком картоне среднего формата.

Некоторые критики склонны считать парижский период художника второстепенным, но так или иначе он до сих пор остаётся малоизученным и вызывает массу вопросов.

После художника

Василий Кандинский скончался 13 декабря 1944 от артериосклероза (кровоизлияния в мозг). Он успел увидеть освобождение Франции союзниками в сентябре, а в ноябре была открыта его последняя прижизненная выставка.

Как это часто происходило с художниками, по достоинству он был оценен уже после смерти.

Сегодня его работы можно найти в ведущих музеях мира: в Музее Гуггенхайма, Центре Жоржа Помпиду, Государственной Третьяковской галерее, галерее Lenbachhaus и т.д. 

Кандинский входит в десятку самых дорогих художников на планете. В 2006 году его «Озеро Санберг» было продано на аукционе Sotheby’s за 9 миллионов долларов, через год работа «Белый звук» ушла с молотка за 23,3 миллиона.

В честь Кандинского была названа независимая премия, учреждённая Культурным фондом «АртХроника» в 2007 году. Она вручается молодым художникам, занимающимся современным искусством; призовой фонд составляет 57 000 евро. Особенностью премии является принцип самовыдвижения номинантов.

Именем художника был также назван самолёт Аэрофлота Airbus A319 (VP-BUN).

Источник: http://sovremennoe-iskusstvo.ru/hudozhniki/vasilij-kandinskij/

Ссылка на основную публикацию