«дочери художника, бегущие за бабочкой», томас гейнсборо — описание картины

Томас Гейнсборо (1727 — 1788)

24.07.2008

Публикации

Даже среди выдающихся талантов, которыми был богат его век, Гейнсборо выделяется одаренностью своей натуры: гениальный живописец, лиричный по своему складу и одновременно смелый в творческих поисках, музыкант-любитель, блестящий собеседник и мастер эпистолярного жанра. Печать оригинальности лежала на всем, что бы он ни сказал или сделал.

Его полотна исполнены с такой непринужденной естественностью, с такой искренностью чувства и свободой кисти, что кажутся воплощением поэтического движения собственной души художника. В отличие от Рейнолдса, дарованию Гейнсборо оказалась близка не античная классика, а голландские пейзажисты XVII века и французские мастера XVIII столетия, в особенности Ватто.

Позднее он испытал большое влияние пейзажной живописи Рубенса.

Портрет четы Эндрюс. 1748—1749

Ранний период творчества мастера прошел в небольших городках Садбери (родине художника) и Ипсвиче, где его заказчиками были главным образом окрестные помещики. Мир английской усадьбы и ее обитателей предстает в произведениях этого времени.

Чаще всего художник писал портреты в жанре так называемой «разговорной картины», изображая обычно не более двух персонажей. При этом герои Гейнсборо объединены не столько общим действием или беседой, как у Хогарта, сколько пейзажем.

В изображениях супругов Эндрюс (1748—1749, Лондон, Национальная галерея) и Ллойда Хинига с сестрой (1750-е, Кембридж, Музей Фитцуильям) несколько кукольные фигурки моделей смещены к краю композиции.

В первой картине открывается вид на равнину с перелесками и ухоженное поле — гордость запечатленных хозяев; во втором холсте изображен уголок английского парка, на фоне которого позируют трогательный хрупкий мальчик со своей сестрой. Картины раннего Гейнсборо несут отпечаток некоторой наивности и простосердечной искренности.

Природа в них словно омыта чистым прозрачным воздухом, в котором ясно читаются контуры предметов и очертания человеческих фигур. Чистыми и незамутненными остаются краски окружающего мира, придавая особую светоносную силу полотнам мастера. В дальнейшем, при всех кардинальных изменениях стиля, главные живописные открытия будут сделаны художником именно в тех произведениях, где портретный жанр сочетается с пейзажем.

Портрет Анны Форд. 1760

В 1759 Гейнсборо покинул Ипсвич. В Бате, где он поселился, его ждало совершенно иное общество. Цвет английской знати, актеры, музыканты, приезжавшие на воды, стали теперь его заказчиками. Здесь, в Бате, принципиально изменился подход художника к модели.

Позировавшей ему аристократии хотелось большей репрезентативности в своих портретах, и Гейнсборо обратился к наследию Ван Дейка, стремясь найти формулу парадного изображения в его произведениях.

Однако талант мастера схватывать и верно передавать живое сходство и характер модели, его тонкий поэтический дар одухотворения образа ломают застывшие каноны парадного портретирования. Холсты Гейнсборо исполнены дыхания жизни.

Многие композиции этого периода отмечены особой праздничной нарядностью, а порой приобретают даже налет театральности. С необычайным артистизмом написан «Портрет Анны Форд» (1760, Цинциннати, Художественный музей). Талантливая музыкантша изображена сидящей у столика, заваленного нотами, с английской гитарой на коленях.

Несколько вызывающий по тем временам двойной S-образный разворот фигуры подчеркнут каскадом складок и кружевных оборок роскошного белого платья. Контрастируя с бегло написанным красным занавесом на заднем плане, одежды героини придают картине приподнятое, с оттенком бравурности звучание.

Все искусство Гейнсборо пронизано музыкальностью, которая наделяет его композиции ритмической и тональной мелодичностью. На тончайших модуляциях розовых, золотистых, серебристо-зеленоватых, оливковых тонов построен прелестный «Портрет графини Мери Хау» (ок. 1763—1764, Лондон, Кенвуд-Хаус), полный непринужденности, не лишенный, однако, и кокетства, тонко уловленного художником.

Мальчик в голубом. Ок. 1770

В Бате коренным образом изменилась и живописная манера мастера. Его стиль приобрел большую свободу, мазок стал более фактурным. Маэстрия, с которой написаны картины, поражала современников.

Рейнолдс, говоря о Гейнсборо, отмечал впечатление беспорядочного нагромождения мазков, которое производят его холсты вблизи, однако с определенного расстояния оно приобретает форму, «так что под этой видимостью случайности и неторопливой небрежности нельзя не признать сознательно рассчитанного эффекта, достигнутого упорным трудом».

Сам процесс работы Гейнсборо над картиной был захватывающим зрелищем. Он стремился к разнообразию неожиданных эффектов, считая, что портрету нужны блеск и отделка, чтобы выявить внутреннюю жизнь личности.

Чтобы схватить будущее изображение в целом, не рассеивая внимания на частности, художник начинал писать в затемненном помещении. По мере продвижения работы он усиливал освещение и, определив общие контуры композиции, позу модели, приступал к более тщательной моделировке лица и головы.

Обычно Гейнсборо использовал светлый подмалевок, розовый или серовато-желтый, который усиливал светоносную силу его колорита. Художник работал жидкой краской и был мастером тончайших лессировок.

Он пользовался очень длинными кистями, что позволяло, находясь на одинаковом расстоянии от модели и мольберта, передавать на холсте целостное впечатление от образа. Движения кисти Гейнсборо были безошибочно точными и быстрыми. Добиваясь нужного эффекта, он мог растушевать мазок кусочком губки или просто поправить его пальцем.

Все это придавало особую трепетность тончайшей живописной ткани его произведений. Рукой мастера двигала гениальная интуиция, с которой он воспринимал модель и воплощал ее характер и настроение на холсте.

Дочери художника, бегущие за бабочкой. Ок. 1756

Особой проникновенностью отличаются портреты близких ему людей, прежде всего жены и дочерей, Марии и Маргариты, которых Гейнсборо писал на протяжении всей своей творческой жизни.

Портрет Мери Грэм. 1775—1777

В Лондоне, куда Гейнсборо переехал в 1774 году, художник написал самые глубокие и поэтичные свои произведения. Созданные им образы часто проникнуты меланхолией, в них начинают проявляться романтические настроения.

Уже в «Портрете Мери Грэм» (1775—1777, Эдинбург, Национальная галерея Шотландии) ярко высвеченная фигура молодой женщины в восхитительно написанном платье дана на фоне тревожного закатного неба и романтической, увитой плющом колонны.

Пейзажи с изображением бегущих облаков, таинственных теней и трепещущей на ветру листвы становятся в поздних вещах мастера своеобразным эмоциональным камертоном.

Именно такой уголок английского парка Гейнсборо написал в портрете молодой четы Уильяма и Элизабет Хеллетт, более известном под названием «Утренняя прогулка» (1785, Лондон, Национальная галерея). Исполненная беглой кистью листва деревьев сливается здесь в общую подвижную массу.

С той же неподражаемой виртуозностью, почти эскизно написаны платье героини, перья на огромной шляпе и прыгающий у ее ног шпиц. При этом между персонажами существует некоторая разобщенность, каждый сосредоточен на себе, лица лишены эмоциональности, что по контрасту с полной движения и жизни природой создает в картине ощущение тревожной напряженности.

Портрет миссис Шеридан. 1785

Утренняя прогулка. 1785

В творчестве Гейнсборо пейзаж играл не менее важную роль, нежели портрет. Художник мечтал освободиться от тяготивших его заказов на портреты, чтобы уединиться и писать пейзажи, считая это главным своим призванием. В его душе жили образы природы и крестьянского быта, впитанные еще в детстве, проведенном на реке Стур.

Сохранились многочисленные зарисовки и этюды, которые он на протяжении всей жизни делал во время пеших прогулок — изображения деревьев, холмов, долин, речушек, мостиков и лесных дорог, растений и животных, выполненные с большой живостью и чувством реальности.

Ландшафты достоверны в каждой своей детали, хотя мастер никогда не писал с натуры портрета определенной местности. Подобно композитору, он аранжировал свои пейзажи, согласуясь с собственными представлениями о прекрасном.

Художник пользовался своеобразными композиционными моделями, которые он сооружал на столе в своей мастерской: из кусочков пробки и угля он делал передний план, для среднего поля использовались глина и песок, кусты изготовлялись изо мха и лишайников, а дальние леса могли быть обозначены цветной капустой.

Затем, при воплощении на холсте общего замысла, его фантазия превращала все это в картины природы, полные, по словам Констебла, тишины, нежности и любви. Вместе с тем в ландшафтах Гейнсборо отчетливо ощущаются свободные и естественные ритмы жизни природы, которым подчинены земля и небо, фигуры людей и животных.

Художника волнуют эффекты освещения, способные подчеркнуть изменчивость природы в зависимости от времени дня и погоды.

В своих пейзажах он стремится передать световоздушную среду — ветер гонит облака, шелестит листвой, дали подернуты дымкой, контуры предметов и очертания человеческих фигур теряют четкость в потоках воздуха и солнечного света. В поздних пейзажах, как и в портретах, манера мастера становится более свободной, порой почти эскизной. Образы природы приобретают внутреннюю взволнованность, которая достигает апогея в серии картин на стекле, предназначавшихся для просмотра через волшебный фонарь.

Лес Гейнсборо (Лес Корнар). 1746—1748

Творчество Гейнсборо занимает важное место в развитии европейской живописи на пути к романтическому и реалистическому пейзажу.

Полотна мастера, отмеченные столькими новациями, содержащие в себе глубокий нравственный и эмоциональный заряд, исполненные аристократизма и изящества в сочетании с тонким психологизмом и блеском живописи, поистине стали олицетворением английской национальной школы искусства XVIII столетия.

Татьяна Воронина

Источник: http://www.art-catalog.ru/article.php?id_article=596

Англичане пошли свои путем

 В отличие от большинства мировых музее коллекция Лондонская Национальная Галерея состоит на две трети из дарений частных лиц.

В мае 1824 года решением британского парламента в великолепной столице Великобритании Лондоне, где до этого времени не существовало подобной коллекции доступной для широкой публики, решением парламента была открыта Лондонская Национальная Галерея.

Коллекции большинства европейских музеев, таких, к примеру, как Уффици в Италии или Лувра во Франции, были сформированы на основе королевских и княжеских собраний. В Лондоне же коллекция монархов все еще оставалась их собственностью и украшала лишь королевские дворцы.

В начале 19 века в Великобритании произведении искусства, доступные для широкой публики, были сосредоточены в трех культурных центрах: в Британском музее, основанном в 1753 году; в Далиджской галерее, открытой в 1814 году в Далидж-Коллидже, частном музее, где была представлена живопись 17-18веков; и, наконец, в Королевской академии, основанной в 1768 году как учебное заведение и место проведения выставок, не имеющее полотен крупных художников. В свете данных обстоятельств художественная общественность всей Великобритании, страстно желавшая поднять уровень английской живописи и вообще национальной художественной культуры, ратовала за создание Национальной галереи, которая по своему уровню соответствовала бы статусу, славе и мощи всей страны.

Датой создания музея принято считать приобретение государством частной коллекции из 38 картин финансиста Джона Джулиуса Ангенштейна, которая и стала основой собрания музея.

Палата общин выделила для приобретения этой коллекции, в которую входило пять пейзажей Клода Лоррена, полотно Себастьяно дель Пьомбо «Воскрешение Лазаря», картины «Венера и Адонис» Тициана, «Похищение сабинянок» Рубенса, серию картин Ульяма Хогарта «Модный брак», портрет адмирала Хитфилда кисти Рейнольдса и «Деревенский праздник» Уилки, 60 000 фунтов стерлингов. Одним из ревностных энтузиастов идеи создания галереи, еще до покупки собрания Ангенштайна, был сэр Джордж Бомон. Он передал в дар нации свое собрание картин, в которое входили такие знаменитые полотна как пейзаж Каналетто «Дом каменотеса», композиция Уэста «Орест и Пилад», Уилки «Слепой скрипач» и пейзаж Рубенса «,Пейзаж с замком Стен», его примеру последовал и коллекционер Холуэл Карр. Бомон и Карр были в числе первых благотворителей галереи, до сих пор состоящей на две трети из дарений частных лиц.

Читайте также:  Дом-музей рембрандта в амстердаме, голландия

Первоначально  и вплоть до 1838 года музей располагался  в доме Джона Ангенштейна, затем галерея была переведена на Трафальгарскую площадь в новое здание в неоклассическом стиле по проекту архитектора Ульяма Уилкинса. Коллекция музея за счет государственных закупок, пожертвований частных лиц и организаций постоянно расширялась.

Так, совсем недавно галерея пополнилась работами Сера, Бермехо, Дюрера, Альтдорфера. Галерея стремится к пополнению собрания работами итальянских мастеров XIV-XV веков.

Вслед за расширяющейся коллекцией галереи разрасталось и само здание музея: постройки производились в 1876, 1887, 1911, в конце 20-х и начале 30-х, 1961, 1975, 1991 годах. В ходе последней относительно недавней реконструкции 1961-1975 годов к зданию музея были добавлены северные крылья с отдельным входом.

Крыло Сентсбери было торжественно открыто самой королевой. В данный момент здесь устроена экспозиция самых старых и ценных картин из собрания музея, которое насчитывает более 2200 полотен.

В залах Лондонской Национальной Галереи вы сможете насладиться всем великолепием и неподражаемостью творений всех великих западно-европейских художников под одной крышей. Итальянская коллекция располагает картиной Фра Беато Анджелико, прекрасными работами Антонио Пизанелло и Филиппо и Филиппино Липпи.

В стенах музея собрана великолепная коллекция венецианской живописи, в которой представлены не только такие художники первого ряда, как Беллини и Мантенья, но и работы других прекрасных мастеров, например, Чима да Конельяно и Антонелло да Мессина.

Лондонская  галерея заслуженно гордится тем, что в ее коллекции представлены шедевры всех европейских школ с середины XIII до начала XX века.

Другой предмет гордости — собрание работ Тициана, отражающее каждый творческий период великого мастера — от самых ранних работ (в которых его часто путают с Джорджоне) до поздних лет творчества.

Что касается испанской живописи, то  в ее стенах находится самая большая за пределами Испании коллекция картин Веласкеса, в том числе и его знаменитая Венера с зеркалом — единственное к тому же произведение великого мастера, изображающее обнаженную натуру.

Так же лондонской сокровищнице принадлежит и прекрасное собрание картин Рембрандта, причем в этих работах отражается вся жизнь великого художника. В галерее есть Портрет Саскии в костюме пастушки — первой жены Рембрандта, а в скромной картине «Женщина, купающаяся в ручье» мы можем узнать Хендрикье Стоффельс, его вторую жену. Присутствуют в собрании и портреты, написанные Рембрандтом незадолго до смерти.

Тот факт, что в музее собрано большое количество работ Ганса Гольбейна и Антониса ван Дейка не вызывает удивления, так как и тот и другой были придворными художниками английских королей, и значительная часть их произведений осталась в Англии.

Энтузиастам, о которые как отмечалось выше приложили массу усилий по пополнению коллекции музея, удалось собрать достойную коллекцию работ «Малых голландцев». В ней есть и Адриан ван Оста-де, и Питер де Хох, и Герард Терборх.

Галерея богата прекрасными пейзажами Якоба ван Рейсдаля.

Хранятся в галерее и шедевры, которые были бы драгоценны для любого музея мира, — это произведения Иеронима Босха, Питера Брейгеля Старшего, Франса Хальса, Яна Вермера Делфтского.

Интересен для посещения музея и тот факт, что живопись французкой школы представлена в Лондонской Национальной галерее необычайно разнообразно. В собрании много работ Пуссена и Лоррена, представляющих академическую линию развития французской живописи.

Но в галерее есть и работы братьев Лененов, с неистовой правдоподобностью изображающих нищету французских улиц. В коллекции галереи прекрасно представлен французский парадный портрет.

Здесь и работа Филиппа де Шампеня, изображающая кардинала Ришелье, и прекрасный парадный портрет Антуана Пари кисти Гиацинта Риго — официального портретиста уже немолодого Людовика XIV.

Французская художественная школа представлена в Лондонской Национальной галерее портретами кисти Энгра и Давида, работами Делакруа и Курбе потрясающими зрителя цветовой насыщенностью и жизненной силой, проникнутыми лиризмом нежными пейзажами Коро и Добиньи. Галерея обладает также прекрасной коллекцией импрессионистов: Клода Моне, Эдуарда Мане, Огюста Ренуара, Альфреда Сислея и Камиля Писсаро.

Наконец, в коллекции Лондонской Национальной Галереи хранится шедевры английской живописи. Хотя здесь стоит сделать оговорку, что основное собрание национальной живописи хранится в Галерее Тейт.  На рассвет английской живописи было отпущено немного времени.

От прекрасных, немного консервативных работ Хогарта до пейзажей Тернера, уже смотрящих в живопись будущего века, прошло всего сто лет. Но за это столетие английские художники успели сделать многое.

Среди полотен этого периода в Лондонской Национальной Галереи можно найти две картины Уильяма Хогарта из серии Модный брак: «Свадебный контракт» и «Утро в доме молодых».

Джошуа Рейнолдс, первый президент Королевской Академии художеств, представлен картинами: «Портрет адмирала Хисфилда, коменданта Гибралтарской крепости», «Портрет леди Кокберн с детьми», «Капитан Роберт Орм», «Анна, графиня Олбмарль», «Полковник Бэнестр Тарлтон».

Работы гениального Томаса Гейнсборо, сумевшего с удивительным проникновением соединить в своих творениях пейзаж с изображением человека, представлены полотнами: «Водопой», «Лес Корнард», «Рыночный воз», «Портрет Сарры Сиддонс», «Дочери художника, бегущие за бабочкой», «Портрет четы Халлет» («Утренняя прогулка»), «Портрет четы Эндрьюс».  Говоря об английское искусстве было бы неполным, не упомянуть бесчисленные изображения лошадей, в том числе мастерски выполненные художником и профессиональным коневодом Джорджем Стаббсом. Развитие английского пейзажа можно проследить по картинам Джона Констебла «Уэймутская бухта», «Телега для сена», «Кукурузное поле» и Джозефа Маллорда Уильяма Тернера «Гибель Смелого», «Снежная буря», «Дождь, пар и скорость – Большая западная железная дорога».

Великолепный город, в который хочется возвращаться снова и снова, такой как Лондон заслуживает столь же великолепного музея и он у него есть, это бесспорно Лондонская Национальная Галерея, от прогулки по залам которой вы получите истинное эстетическое удовольствие.

Адрес: Trafalgar Square, London
Часы работы: Eжедневно с 10.00 до 18.00, по средам до 21.00.

Стоимость Полного билета для взрослых: 12 £
Официальный сайт: www.nationalgallery.co.uk.

Василиса Тулеуова («Капитал.kz»)

Источник: https://yvision.kz/post/69571

Под оком Господним

Куманьков А.Е. Благослови детей и зверей / Антон Куманьков. — М.: Ключ-С, 2009. — 192 с.

Доведись мне украшать «зал славы» художников, рисовавших детей, то Антон Куманьков вряд ли пришёл бы на память в числе первых. Стену напротив входа я посвятил бы Диего Веласкесу с его многочисленными инфантами. Одесную разместил бы парадные портреты английских юношей-лордов Томаса Гейнсборо.

Ну а ошуюю сквозь выломанную стенку я открыл бы перспективу на галерею гигантских фотоплакатов Готфрида Хельнвайна, развесив дополнительно среди развалин его «Спящих ангелов».

Антон Куманьков с его листками, пришпиленными прямо к штукатурке неведомой рукой, открылся бы мне при выходе, после полного разворота.

Почему?

Вопрос серьёзный. И начать ответ на него необходимо издалека.

Как относится к детству традиционная культура? Та, что осталась относительно нетронутой в среде примитивных народов, следы которой можно обнаружить в цивилизованных отношениях нехристианских этносов?

Довольно грубо. Детей убивали. Иногда физически. Всегда — инициатически. Ребенок не играл в жизни племени никакой роли, он становился полноправным членом социума только после того как умирал и возрождался в новом качестве: мужчины, женщины, в общем, человека, знакомого с преданиями и тайными доктринами культуры.

Ценность детства была провозглашена Иисусом, до Него никакой идеи чистоты, непорочности и простодушия отрочества не было. И если даже христианство (вопреки заблуждениям прекраснодушных и расслабленных мечтателей) не слишком-то сентиментально, то чего мы ждём от мифологизированного сознания? Миф аморален и кровав. В основе мироздания — жертвоприношение.

Бескровность которого конституировало лишь христианство.

Это присказка, без которой, правда, невозможны дальнейшие рассуждения о художнике Антоне Куманькове. Сказка здесь: наряду с Веласксесом, Гейнсборо и Хельнвайном Куманьков продолжает традицию «светской иконописи», значительно, впрочем, отличаясь от всех трёх упомянутых.

Которых я беру не потому, что кроме них никто детей не изображал, а потому, что именно детские образы их исполнения заполняют ум при первой же мысли об этих художниках

Диего Веласкес выявлял Образ Божий в лицах Его Помазанников; девочки-инфанты письма Веласкеса красивы по богоподобию: человеческой и божественное присутствует в них нераздельно и неслиянно.

Читайте также:  Ранний автопортрет, альбрехт дюрер, 1493

Это вообще католическая традиция дуализма: телесное и духовное находится у католиков в сложнейших взаимоотношениях, тело давит на дух, но без этого давления нет напряжения желающей распрямиться души.

Католицизм тяжек, но он лежит в основе европейской цивилизации.

Несколько иное предлагает Гейнсборо.

Юные аристократы живописца легки, красивы не общей, но индивидуализированной красотой. И если инфанта Веласксеса прежде всего дочь монарха, то «Дочери художника, бегущие за бабочкой» — именно и только дети. Естественно, Томаса Гейнсборо интересуют отпрыски нобилей: христианство, вопреки убеждению Ницше — религия благородных.

Однако не только происхождение, но и само по себе детство у Гейнсборо приобретает сакральный смысл, поскольку оно освящёно словами Спасителя: «пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное» (Мф.

19, 14) и «кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него» (Мк. 10, 15).

К сожалению, у меня нет возможности касаться здесь истории христианства в Британии, укажу только, что она таит много неожиданностей для исследователя-неофита, что британское христианство имеет почтенную историю (святой Альбан Веруламский подвизался на островах уже в III веке), что Англия даже после церковной реформы Генриха VIII не забыла в глубинах своих души древних ирландских монахов, с известной долей условности, православных мистиков. Вот это редкое сочетание политеса (изменений веры, продиктованных ситуацией) и духовности (внутреннего дела, нашедшего отражение в выражении «мой дом — моя крепость») и определяет особенности портретов Томаса Гейнсборо.

Готфрид Хельнвайн — наш современник. Он устраивает выставки в разрушенных готических соборах. Его «Спящие ангелы» суть заспиртованные уроды. Дети на его фотографиях — бестелесно-прекрасны, они полны неведения, о чём свидетельствуют их закрытые глаза.

Австриец Хельнвайн не отказывает в личной святости даже нерождённым детям, его ничуть не смущает их внешнее: красота и уродство в случае детей если и свидетельствует о чём-то, то никак не о том, о чём говорил Иисус.

Поскольку ребёнок появляется в момент зачатия (священный прообраз — Благовещение), то и «Спящих ангелов» Хельнвайна «есть Царство Небесное».

А что Куманьков?

Графические работы этого художника менее всего психологичны. В них нет индивидуальности модели.

Они по-хорошему иллюстративны, и служат иллюстрацией не столько к событиям нашей жизни, сколько к той же самой христианской доктрине детства.

Антон Куманьков уже сам этот возраст рассматривает как феномен христианской культуры, но это рассмотрение менее всего рассудочно. Куманьков — сам наблюдатель-ребёнок.

На портретах Антона Куманькова нет детей-красавцев. Нет и детей-инвалидов. Исчезающе мало истинно благородных, античных лиц. Зато много типичности. Той типичности, которая предписывалась, например, канонами иконописи.

Куманьков не рисует индивидуальности. Девочки-гречанки столь же красивы, сколь и русские девочки. Те и другие неуловимо напоминают девочек-японок. Все персонажи Куманькова хороши условной красотой детства. Продиктованной не столько античной эстетикой, сколько христианской аскетикой.

Благополучные американки соседствуют с отечественными детдомовками. Достаток и безопасность проступают красотой спокойствия. Страх и бесприютность не стирают проявлений человеческого. Разница между детьми — моделями Антона Куманькова — подчас огромна. Даже внешне.

Но что эта разница? Детей Господь благословил всех. Разом. Куманькова начинаешь понимать вместе с проникновением в бестелесность русского православия. И вместе с несентиментальностью русского характера, закрепившего за детьми определение «отрок»: «не говорящий», «безгласный», «не имеющий права голоса». В общем, не имеющий ничего, кроме прав и привилегий детства, дарованных Христом.

Дети хороши не потому, что хороши, но потому, что дети.

От багрянородных Веласкеса, от благородных Гейнсборо, от нерождённых Хельнвайна поворачиваемся к неумирающим Куманькова.

Что видим?

Куманьков не столь высокомерно-великолепен, как Веласкес. Не столь холоден и мастеровит, как Гейнсборо. Не столь мистически радикален, как Хельнвайн, но…

Но если бы мне позволили спроектировать упомянутый «зал славы» треугольным, то в его центре я бы поставил стол, на котором разбросал сотню рисунков Антона Куманькова. Не могу сказать почему. Попробуйте догадаться сами.

Статья со значительными сокращениями опубликована в последнем номере «Литературной газеты» за 2009 год.

Источник: http://malikow.ru/2010/01/pod-okom-gospodnim/

Шедевры мировой живописи. Английская живопись XVII-XIX веков

ОГЛАВЛЕНИЕ

УИЛЬЯМ БЛЕЙК Альбион. Символическая фигура Великий красный дракон и женщина, облаченная в солнце Ветхий деньми Ньютон Призрак блохи Элохим, создающий Адама

ТОМАС ГЕЙНСБОРО

Автопортрет Автопортрет с женой и дочерью Беседа в парке Водопой Возвращение крестьян с ярмарки Девочка с собакой и кувшином Дети Маршама Джованна Баччелли Дочери художника с кошкой Дочери художника, бегущие за бабочкой Леди Олстон Лес Гейнсборо (Лес Корнар) Мальчик в голубом Мастер Джон Хиткоут Мистер и миссис Уильям Халлет (Утренняя прогулка) Портрет Анны Форд Портрет графини Мэри Хау Портрет дамы в голубом Портрет Иоганна Христиана Фишера Портрет миссис Шеридан Портрет Мэри Грэм Портрет Сары Сиддонс Портрет Хиниджа Ллойда с сестрой Портрет четы Эндрюс Речной пейзаж Сквайр Джон Уилкинсон

УИЛЬЯМ ДОБСОН

Портрет Абрахама ван дер Дорта 6 Портрет Эндимиона Портера

ДЖОРДЖ ДОУ

Александр I Барклай-де-Толли Портрет А.И. Кутайсова Портрет А.И. Остермана-Толстого Портрет А.П. Ермолова Портрет Александра и Марии, детей Николая I Портрет генерал-адъютанта графа Федора Петровича Уварова Портрет дамы Портрет М.И. Кутузова Портрет Н.П. Румянцева Портрет Я.П. Кульнева Н.Н. Раевский Старший

ДЖОН КОНСТЕБЛ

Белая лошадь Вид на собор в Солсбери и дом викария Фишера от реки Эйвон Вид на собор в Солсбери с луга Дедгемская долина Кенотаф Рейнолдса. Коулортон Маяк в Харидже Мельница в Стратфорде Мельница во Флетфорде Парк Уайвенхо. Эссекс Поле Прыгающая лошадь Собор в Солсбери Телега для сена Ферма в долине Шлюз Этюд со стволом вяза

ПИТЕР ЛЕЛИ

Портрет Карла I и Якова, герцога Йоркского Портрет короля Якова II и Анны Хайд Портрет Луизы де Керуаль, герцогини Портсмута

ТОМАС ЛОУРЕНС

Дети Аргенштайна Дети Джона Ангерштайна Джон Джулиус Ангерштайн Леди Мэри Темплтаун со старшим сыном Лорд Ливерпуль Миссис и мистер Джон Джулиус Ангерштайн Миссис Исаак Катберт Портрет герцога Веллингтона Портрет графа Михаила Воронцова Портрет графа Семена Воронцова Портрет Клеменса Лотара Венцеля фон Меттерниха Портрет королевы Шарлотты Портрет леди Элизабет Конингем Портрет мастера Эйнсли Портрет принца-регента, будущего короля Англии Георга IV Портрет Эмили Гарриеты Уэллесли-Поул (Леди Раглан) Сэр Фрэнсис Бурдетт, пятый баронет

ГОДФРИ НЕЛЛЕР

Портрет Георга I Английского Портрет Гринлинга Гиббонса Портрет Джона, первого герцога Мальборо Портрет Кристофера Рена

ДЖОЗЕФ РАЙТ ИЗ ДЕРБИ

Господин Томас Кольтман с женой Кузница Кузница. Вид снаружи Пейзаж при свете луны Пейзаж с радугой Пещера вечером Портрет короля Карла II Фейерверк. Замок Святого Ангела (Жирандола) Философ, читающий лекцию о Солнечной системе Эксперимент с птицей в воздушном насосе

ГЕНРИ РЕБЕРН

Госпожа Энн Харт Мальчик с кроликом Полковник Аластар Ранальдсон Макдонелл Портрет Александра Кита из Равельстона. Мидлотиан Портрет епископа Морица Обрейка Портрет миссис Э. Бетюн Портрет пастора Роберта Уолкера на коньках Портрет Элинор Эркхарт

ДЖОШУА РЕЙНОЛДС

Автопортрет Адмирал лорд Хитфилд Амур развязывает пояс Венеры Анна, графиня Альбемарл Баронет сэр Джозеф Бэнкс Джордж Клайв с семьей и слугой-индианкой Джорджиана, графиня Спенсер, и ее дочь Дэвид Гаррик и Ева Мария Гаррик (урожд.

Файгель) Капитан Роберт Орм Леди Джейн Холлидей Леди Каролина Ховард Леди Кокбурн и три ее старших сына Леди Элизабет Делме с детьми Младенец Геракл, удушающий змей Полковник Бенестер Тарлтон Полковник Джордж Каузмейкер Гренадерского гвардейского полка Портрет леди Джонс в детстве («Молодец, заяц!») Портрет Нелли О'Брайен Портрет Сары Сиддонс Портрет сестер Уолдгрейв Портрет Уилльяма Джеймса в охотничьем костюме Сюзанна Бекфорд Три Грации, украшающие гирляндами герму Гименея (Портрет сестер Монтгомери)

АЛЛАН РЕМЗИ

Королева Шарлотта со старшими детьми Портрет Георга III Портрет жены художника Маргарет Линдсей из Ивлика Портрет леди Роберт Мэннерс

ДЖОРДЖ РОМНИ

Госпожа Мэри Робинсон (Пердита) Мисс Констебл Мисс Уиллоби Портрет Гарриеты Гейл, жены Джона Бланшарда Портрет Джин Максвелл, герцогини Гордон, с сыном маркизом Хантли Портрет Фридерика, пятого эрла Карлайла Портрет Эммы, леди Гамильтон Семья Ли

ДЖОЗЕФ МЭЛЛОРД УИЛЬЯМ ТЁРНЕР

Абергавенский мост в Монмутшире. Ясная погода после дождливого дня Большой канал в Венеции Вечерняя звезда Вечный покой. Похороны в море Война. Изгнание. Скала Лимпет Восход солнца в тумане. Рыбаки чистят и продают рыбу Восход солнца. Морские чудовища Дидона строит Карфаген (Становление Карфагенской империи) Дождь, пар и скорость. Большая западная железная дорога Ледник.

У истока Арверона Мол в Кале: подходит английский пакетбот Мост вздохов, Дворец дожей и таможня, Венеция: Каналетто у мольберта Музыкальная вечеринка.

Замок Ист-Хаус Одиссей, дразнящий Полифема Переправа через ручей Пожар в море Последний рейс фрегата «Отважный» Разрушение Содома Угольщики, грузящие уголь ночью Утро после Всемирного потопа

РИЧАРД УИЛСОН

Вид в большом Виндзорском парке Вид моста у замка Холт на реке Ди Вид на Сноудон со стороны Ллин Нантлe Долина реки Ди с Честером вдалеке Темза около Туикенгема

БЕНДЖАМИН УЭСТ

Битва при Ла Гоге Договор Уильяма Пена с индейцами Смерть генерала Дж. Вульфа Смерть Нельсона Элен из Парижа

ИОГАНН ГЕНРИХ ФЮСЛИ

Иоганн Генрих Фюсли беседует с историком и литератором Иоганном Якобом Бодмером Клятва трех союзников в ущелье Рютли Леди Макбет Макбет советуется о видении головы в шлеме Ночной кошмар Обнаженная, слушающая клавесин Пробуждение Титании Робин Добрый Малый — Пак Сон королевы Екатерины Титания и Боттом Титания и Боттом в окружении лесных фей и эльфов Эззелин и Медуна Явление Гамлету призрака его отца

Читайте также:  Абрамцево. летний пейзаж, репин - описание картины

ТОМАС ХАДСО

Георг Фридрих Гендель Женский портрет

УИЛЬЯМ ХОГАРТ

Автопортрет с мопсом Ассамблея в Уонстед-Хаусе Бракосочетание Стивена Бекингема и Мэри Кокс Девушка с креветками Дети семьи Грэм Дэвид Гаррик в роли Ричарда III 14 Дэвид Гаррик с женой Капитан Томас Корем Карьера мота. Мот женится на пожилой женщине Карьера мота. Мот пирует Карьера мота. Подъем Карьера мота. Тюрьма (В тюрьме Флит) Модный брак.

Брачный контракт Модный брак. Будуар графини Модный брак. Визит к доктору Модный брак. Самоубийство графини Модный брак. Убийство графа Модный брак.

Утро в доме молодых Опера нищего Портрет Мэри Эдвардс Поход в Финчли Слуги Хогарта Сцена из «Завоевания Мексики» Сцена из пьесы Шекспира «Буря» Четыре времени суток: полдень

ДЖОН ХОППНЕР

Портрет Ричарда Бринсли Шеридана Сэр Джон Джеффри Пратт, второй эрл и первый маркиз Кемденский, рыцарь ордена Подвязки Сэр Джордж Бомон

ИОГАНН ЦОФФАНИ

Галерея Уффици Госпожа Освальд Портрет Джакомо Черветто

Смерть Кука

Источник: http://library.icdc.ru/index.php/component/k2/item/4015-shedevry-mirovoj-zhivopisi-anglijskaya-zhivopis-xvii-xix-vekov

Англичане пошли своим путем

Лондонская Национальная галерея на две трети состоит из подарков частных лиц

В мае 1824 года в столице Великобритании Лондоне, где до этого времени не существовало подобной коллекции, доступной для широкой публики, решением парламента была открыта Лондонская Национальная галерея.

Коллекции большинства европейских музеев, таких, к примеру, как Уффици в Италии или Лувр во Франции, были сформированы на основе королевских и княжеских собраний. В Лондоне же коллекция монархов все еще оставалась их собственностью и украшала лишь королевские дворцы.

В начале XIX века в Великобритании произведения искусства, доступные для широкой публики, были сосредоточены в трех культурных центрах: в Британском музее, основанном в 1753 году; в Далиджской галерее, открытой в 1814 году в Далидж-Коллидже, частном музее, где была представлена живопись XVII-XVIII веков; и, наконец, в Королевской академии, основанной в 1768 году как учебное заведение и место проведения выставок, не имеющее полотен крупных художников. В свете данных обстоятельств художественная общественность всей Великобритании, страстно желавшая поднять уровень английской живописи и вообще национальной художественной культуры, ратовала за создание Национальной галереи, которая по своему уровню соответствовала бы статусу, славе и мощи всей страны.

Датой создания музея принято считать приобретение государством частной коллекции из 38 картин финансиста Джона Джулиуса Ангенштейна, которая и стала основой собрания музея.

Палата общин выделила для приобретения этой коллекции, в которую входило пять пейзажей Клода Лоррена, полотно Себастьяно дель Пьомбо «Воскрешение Лазаря», картины «Венера и Адонис» Тициана, «Похищение сабинянок» Рубенса, серию картин Ульяма Хогарта «Модный брак», портрет адмирала Хитфилда кисти Рейнольдса и «Деревенский праздник» Уилки, 60000 фунтов стерлингов. Одним из ревностных энтузиастов идеи создания галереи, еще до покупки собрания Ангенштайна, был сэр Джордж Бомон. Он передал в дар нации свое собрание картин, в которое входили такие знаменитые полотна, как: пейзаж Каналетто «Дом каменотеса», композиция Уэста «Орест и Пилад», картина Уилки «Слепой скрипач» и «Пейзаж с замком Стен» Рубенса, его примеру последовал и коллекционер Холуэл Карр. Бомон и Карр были в числе первых благотворителей галереи, до сих пор состоящей на две трети из подарков частных лиц.

Первоначально и вплоть до 1838 года музей располагался в доме Джона Ангенштейна, затем галерея была переведена на Трафальгарскую площадь, в новое здание в неоклассическом стиле по проекту архитектора Ульяма Уилкинса. Коллекция музея за счет государственных закупок, пожертвований частных лиц и организаций постоянно расширялась.

Так, совсем недавно галерея пополнилась работами Сера, Бермехо, Дюрера, Альтдорфера. Галерея стремится к пополнению собрания работами итальянских мастеров XIV-XV веков.

Вслед за расширяющейся коллекцией разрасталось и само здание музея: постройки производились в 1876, 1887, 1911, в конце 20-х и начале 30-х, 1961, 1975, 1991 годах. В ходе последней относительно недавней реконструкции 1961-1975 годов к зданию музея были добавлены северные крылья с отдельным входом.

Крыло Сентсбери было торжественно открыто самой королевой. В настоящее время здесь устроена экспозиция самых старых и ценных картин из собрания музея, которое насчитывает более 2200 полотен.

В залах Лондонской Национальной галереи вы сможете насладиться великолепием и неподражаемостью творений великих западноевропейских художников под одной крышей. Итальянская коллекция располагает картиной Фра Беато Анджелико, прекрасными работами Антонио Пизанелло и Филиппино Липпи.

В стенах музея собрана отличная коллекция венецианской живописи, в которой представлены не только такие художники первого ряда, как Беллини и Мантенья, но и работы других прекрасных мастеров, например, Чима да Конельяно и Антонелло да Мессина.

Лондонская  галерея заслуженно гордится тем, что в ее коллекции представлены шедевры всех европейских школ с середины XIII до начала XX века.

Другой предмет гордости – собрание работ Тициана, отражающее каждый творческий период великого мастера – от самых ранних работ (в которых его часто путают с Джорджоне) до поздних лет творчества.

Что касается испанской живописи, то в стенах музея находится самая большая за пределами Испании коллекция картин Веласкеса, в том числе и его знаменитая «Венера с зеркалом» – единственное к тому же произведение великого мастера, изображающее обнаженную натуру.

Кроме того, лондонской сокровищнице принадлежит и прекрасное собрание картин Рембрандта, причем в этих работах отражается вся жизнь великого художника. В галерее есть «Портрет Саскии в костюме пастушки» – первой жены Рембрандта, а в скромной картине «Женщина, купающаяся в ручье» мы можем узнать Хендрикье Стоффельс, его вторую жену. Присутствуют в собрании и портреты, написанные Рембрандтом незадолго до смерти.

Тот факт, что в музее собрано большое количество работ Ганса Гольбейна и Антониса ван Дейка не вызывает удивления, так как и тот, и другой были придворными художниками английских королей, и значительная часть их произведений осталась в Англии.

Энтузиастам, которые, как отмечалось выше, приложили массу усилий по пополнению коллекции музея, удалось собрать достойную коллекцию работ «Малых голландцев». В ней есть и Адриан ван Оста-де, и Питер де Хох, и Герард Терборх.

Галерея богата прекрасными пейзажами Якоба ван Рейсдаля.

Хранятся в музее и шедевры, которые были бы драгоценны для любого музея мира, – это произведения Иеронима Босха, Питера Брейгеля Старшего, Франса Хальса, Яна Вермера Делфтского.

Интересен для посещения музея и тот факт, что живопись французской школы представлена в Лондонской Национальной галерее необычайно разнообразно. В собрании много работ Пуссена и Лоррена, представляющих академическую линию развития французской живописи.

Но в галерее есть и работы братьев Лененов, с неистовой правдоподобностью изображающих нищету французских улиц. В коллекции галереи прекрасно представлен французский парадный портрет.

Здесь и работа Филиппа де Шампеня, изображающая кардинала Ришелье, и прекрасный парадный портрет Антуана Пари кисти Гиацинта Риго – официального портретиста уже немолодого Людовика XIV.

Французская художественная школа представлена в Лондонской Национальной галерее портретами кисти Энгра и Давида, работами Делакруа и Курбе, потрясающими зрителя цветовой насыщенностью и жизненной силой, проникнутыми лиризмом нежными пейзажами Коро и Добиньи. Галерея обладает также прекрасной коллекцией импрессионистов: Клода Моне, Эдуарда Моне, Огюста Ренуара, Альфреда Сислея и Камиля Писсаро.

Наконец, в коллекции Лондонской Национальной галереи хранятся шедевры английской живописи. Хотя здесь стоит сделать оговорку, что основное собрание национальной живописи находится в Галерее Тейт. На рассвет английской живописи было отпущено немного времени.

От прекрасных, немного консервативных работ Хогарта до пейзажей Тернера, уже смотрящих в живопись будущего века, прошло всего сто лет. Но за это столетие английские художники успели сделать многое.

Среди полотен данного периода в Лондонской Национальной галерее можно найти две картины Уильяма Хогарта из серии «Модный брак»: «Свадебный контракт» и «Утро в доме молодых».

Джошуа Рейнолдс, первый президент Королевской Академии художеств, представлен картинами: «Портрет адмирала Хисфилда, коменданта Гибралтарской крепости», «Портрет леди Кокберн с детьми», «Капитан Роберт Орм», «Анна, графиня Олбмарль», «Полковник Бэнестр Тарлтон».

Работы гениального Томаса Гейнсборо, сумевшего с удивительным проникновением соединить в своих творениях пейзаж с изображением человека, представлены полотнами: «Водопой», «Лес Корнард», «Рыночный воз», «Портрет Сарры Сиддонс», «Дочери художника, бегущие за бабочкой», «Портрет четы Халлет» («Утренняя прогулка»), «Портрет четы Эндрьюс».

 Говоря об английском искусстве, было бы неполным не упомянуть бесчисленные изображения лошадей, в том числе мастерски выполненные художником и профессиональным коневодом Джорджем Стаббсом. Развитие английского пейзажа можно проследить по картинам Джона Констебла «Уэймутская бухта», «Телега для сена», «Кукурузное поле» и Джозефа Маллорда Уильяма Тернера «Гибель Смелого», «Снежная буря», «Дождь, пар и скорость – Большая западная железная дорога».

Великолепный город, в который хочется возвращаться снова и снова, такой как Лондон, заслуживает столь же великолепного музея, и он у него есть, это, бесспорно, Лондонская Национальная галерея, от прогулки по залам которой вы получите истинное эстетическое удовольствие.

Адрес: Trafalgar Square, London

Часы работы: ежедневно с 10.00 до 18.00, по средам до 21.00.

Стоимость полного билета для взрослых: 12 фунтов. 

Официальный сайт: www.nationalgallery.co.uk.

Источник: https://kapital.kz/archive/12018/anglichane-poshli-svoim-putem.html

Ссылка на основную публикацию