Картина «петр i», серов, 1907

Серов В.А. «Петр I». Описание картины

 1907 г. Картон, темпера. 68 x 88 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия

Описание картины Серова В.А. «Петр I»

Одна из самых вдохновенных картин Серова, полная динамики и жизни, была в свое время так же мало оценена по достоинству, как и другие его работы, признанные сегодня лучшими.

Она была заказана Серову для издательства Кнебеля, выпускавшего серию исторических картин-пособий для школьников. Он писал его в течение осени и зимы 1907 года.

Но постепенно темперный набросок развернулся в настоящее монументальное полотно, производящее впечатление гигантской фрески с фигурами в натуральную величину.

В центре композиции изображена фигура «престрашного царя» Петра Великого. С дубинкой в руке Петр шагает по отмели, направляясь к месту стройки своего детища – «Санкт-Питербурха». Голова с развевающимися по ветру волосами и горящие глаза передают то страшное и властное выражение, которое подчеркивалось современниками.

Фигура царя – единственная, прописанная четко и отточено. Следом за царем изображены в общих силуэтных формах несколько людей, одетых в иностранные платья, — «знатные мастера всех художеств», которые были «выписаны из-за моря» для строительства новой столицы. Сгущено цветистая гамма позволяет воспринимать их как единую толпу и противопоставлять одинокой и самодостаточной фигуре царя.

Большую монументальность картине придает необычный ракурс композиции: зритель словно смотрит на изображенных людей снизу вверх. Этому способствует низкая линия горизонта и приглушенные цвета. На заднем плане вдали полным ходом идет стройка. На переднем плане – вода.

Первоначально на ней была изображена большая лодка с гребцами – измученными мужиками в рваных рубахах, которые должны были напоминать зрителю, какой ценой построен великий город.

Но общее впечатление от картины портилось: лодка вносила что-то от дешевой иллюстрации, а художник стремился к монументальности.

Подготовка к изображению царя настолько увлекла Серова, что личность Петра I стала предметом еще ряда этюдов и рисунков, написанных позже («Петр I в Монплезире», «Петр I верхом», «Спуск корабля Петром Великим», т.н. «Кубок большого орла» и др.).

Лучшие картины Серова В.А.

Источник: http://www.hudojnik-peredvijnik.ru/serov-v-a/serov-v-a-petr-i/

Серов Валентин Александрович (художник)

Валентин Александрович Серов

Валентин Александрович Серов прожил не слишком долгую жизнь, за которую, однако, он успел создать не одну сотню картин и портретов. Многие из них являются признанными шедеврами и даже эталонами в своих жанрах, а сам художник заслужил славу лучшего портретиста своей эпохи.

Несмотря на то, что Серов превосходно владел многими техниками, именно ему удалось добиться признания карандашного портрета как полноценной картины, не нуждающейся в доработке (его перу принадлежат полотна, на которых при помощи обыкновенного грифеля мастерски изображены Левитан, Шаляпин и другие известные деятели тех лет).

Гений Серова был признан далеко не всеми критиками и художниками, обвинявшими его в не профессионализме и других оплошностях, однако на сегодняшний день творчество мастера оценено очень высоко.

В 2014 году на знаменитом лондонском аукционе портрет Серова, на котором изображена Мария Цетлин, ушел с молотка почти за 10 миллионов английских фунтов.

Жизнь знаменитого художника

Валентин Александрович родился 19 января 1865 году в семье известного петербургского композитора и по совместительству музыкального критика и его ученицы, Марии Бергман.

Он с самого раннего детства был окружен различными представителями творческой среды и богемы.

Несмотря на это, мальчик зачастую был предоставлен сам себе, что отразилось во всей его дальнейшей изобразительной деятельности.

Портрет И. Репина. 1892 г.

Оставшись без отца в весьма юном возрасте, Валентин вынужден был переезжать с места на место, успев пожить в Мюнхене, Париже, Киеве, Москве.

Валентин был отдан в ученики знаменитому мастеру изобразительного искусства, Илье Репину, который смог разглядеть в мальчике огромные способности и таланты, что и было поворотным моментом в жизни юного Серова.

Быстро овладев азами художественной науки, он уже некоторое время спустя стал не только копировать труды гениального Репина, но и создавать свои работы, обладающие собственным стилем и неповторимым обаянием.

В 1880 году Валентин решил отправиться в путешествие по Украине, Крыму и Кавказу, где его сопровождали друзья и приятели.

Портрет Александра III с рапортом в руках. 1900. Холст, масло.

160 х 107

В 1890 году он заслужил определенный почет и уважение многочисленной публики, а от заказов на написание портрета от известных людей своего времени не было отбоя.

В этом же году он стал преподавать изобразительное искусство, а еще несколько лет спустя Серов удостоился чести писать портрет Императора Александра III в сопровождении семьи.

На протяжении 1900 года художник создал ряд ставших в дальнейшем знаменитых работ, среди которых портрет царя Николая II, его дяди и других персон, приближенных к императорскому двору. В этом же году мастер оставил членство в Товариществе передвижных выставок, в котором он на протяжении нескольких лет занимался активной организаторской и пропагандистской деятельностью.

В 1903 году Серова выбрали на руководящий пост объединения под названием «Мир искусства», однако мастер предпочел от него любезно отказаться. В этом же году он серьезно заболел, однако благодаря вмешательству врачей и вовремя проведенной операции, его проблемы с перитонитом были на некоторое время решены, и художник «вернулся обратно в строй».

Портрет княгини З. Н. Юсуповой. 1902 г.

Вплоть до 1911 года Валентин Александрович трудился буквально не покладая рук, и за этот период он успел создать внушительное количество шедевров и знаменательных работ.

Его полотна выставлялись на самых престижных выставках, а слава опережала художника, поэтому за возможность быть изображенными именно Серовым многие состоятельные люди готовы были отдать серьезные деньги.

В этот период мастер нарисовал такие известные полотна, как «Портрет Иды Львовны Рубинштейн», «Похищение Европы», портрет Грузенбергов, Олсуфьевы и другие.

Скончался он внезапно 22 ноября 1911 года по дороге на очередной портретный сеанс. Останки великого деятеля были перезахоронены и покоятся на Новодевичьем кладбище.

Влияние Валентина Серова

Портрет графа Ф.Ф.Сумарокова-Эльстона впоследствии княза Юсупова»1903 г.

Несмотря на тот факт, что художник являлся лучшим портретистом всей эпохи, многие откровенно побаивались заказывать картину у мастера.

И дело здесь было вовсе не в сумме гонорара, а в том, что Серов имел потрясающую способность увидеть те черты характера, которые некоторые старательно пытались скрыть, незримо отобразив их в концепции всей работы.

К примеру, портрет, на котором был изображен шестнадцатилетний Феликс Юсупов, сын состоятельных промышленников и магнатов, выдавал многочисленные пороки, капризность и избалованность «графчика» (как за глаза называл его сам художник).

На данной картине помимо самого Юсупова изображен был и его мопс по прозвищу Клоун, которого сам мастер считал лучшей моделью на этом холсте.

И действительно, профессиональное чутье не обмануло великого художника, ведь в скором времени Феликс получил скандальную известность в качестве убийцы Григория Распутина и гомосексуалиста, который завел роман с агентом британской разведки.

Портреты Императора Николая II

Хотя сам Александр Валентинович отличался независимым характером и не любил лести ради карьеры, у него получилось стать придворным живописцем.

В этом статусе художник находился порядка десяти лет, однако он так и не был допущен на торжественную коронацию последнего российского Императора Николая II.

Портрет так и остался незаконченным, поскольку сановники не восприняли слишком «приземленное» и лишенное пафоса отображение царя, а сам художник принял решение отказаться от этой работы.

Если изначально перу мастера был присущ определенный реализм, которым отличались полотна модных на тот момент передвижников, то спустя некоторое время он начал стремительно удаляться от данного стиля, предпочитая ему античную архаику и другие тенденции, почерпнутые мастером во время его путешествий в Грецию и в частности на остров Крит, где его посетила идея создания монументального полотна, известного как «Похищение Европы».

Валентин Серов и значение его творчества для наших современников

Портрет Иды Рубинштейн. 1910. Холст, темпера, уголь

В свое время многие полотна остались непонятыми и не принятыми широкой публикой. К примеру, огромный портрет известной танцовщицы Иды Рубинштейн был воспринят критиками как выходящий за рамки любых стилей, бездарный и даже ужасный.

Даже Илья Репин, учитель Серова, отметил, что картина является изображением «Гальванизированного трупа». Тем не менее на сегодняшний день Валентин Александрович входит в число русских художников, картины которых ценятся больше всего не только на родине, но и далеко за ее пределами.

Дороже можно приобрести только работы таких мэтров, как Алексей Явленский, Марк Шагал, Казимир Малевич и Василий Кандинский.

Серов стал, сам того не ведая, образцом для подражания для нескольких поколений художников, вдохновленных его работами.

Смелость автора, позволяющая смело экспериментировать с различными стилями и выходить за рамки общепринятых мнений, позволили другим художникам почувствовать уверенность в собственных силах и начать работать так, как требует их интуиция, а не в угоду сложившимся стереотипам и шаблонам.

На сегодняшний день работы Серова находятся в музеях, галереях и частных коллекциях.

Источник: http://Valentin-Serov.ru/%D0%BF%D0%B5%D1%82%D1%80-i/

Петр I

Эта небольшая, гуашью исполненная картина В. Серова, репродукцию которой видите вы перед собой, — одно из бесценных сокровищ Третьяковской галереи.

1907 год — а именно им датирован серовский «Петр I» — принадлежит времени, когда после первой русской революции и накануне грядущих революционных бурь русское общество переосмысливало путь, пройденный Родиной, заново открывая в нем целые забытые эпохи, этапы, стили искусства — вплоть до середины XIX столетия. То, что так долго было молчаливым и, казалось бы, мертвым достоянием музеев, вдруг наполнилось дыханием жизни, безжалостным и мудрым смыслом истории. Славная петровская пора была первой в ряду тех открытий. Л замыкало ряд пушкинское время, обязанное главным своим содержанием великому поэту, так много трудов посвятившему могучей личности Петра. Обе точки ряда слились в не имеющих себе равных по глубине проникновения в пушкинский текст и знанию времени Петра иллюстрациях к «Медному всаднику» А. Н. Бенуа — главы и идеолога «Мира искусства». Валентин Серов близко стоял к этому обществу русских художников, участвовал в его выставках. Но по всему чувствуется, что изысканные и умные открытия «мирискусников» в истории Отечества и в истории русского искусства были для великого мастера не столько примером, подспорьем и материалом, сколько вызовом на соревнование: чье слово о былом Родины окажется глубже и правдивее?!

Через полстолетие, подводя итог тому благородному и плодотворному содружеству-соревнованию, Игорь Эммануилович Грабарь подтвердит много раньше сделанный им вывод, что Серов создал «такого подлинного Петра, какого мы до того не видали».

Серова в пору создания картины можно было ежедневно встретить в Петергофе, Царском Селе, запасных залах Эрмитажа, где тогда была открыта знаменитая гипсовая голова Петра, сделанная Варфоломеем Растрелли с живого царя по его повелению, и восковая «персона» императора — выполненное тогда же в натуральную величину абсолютно точное изображение Петра с математически выверенными пропорциями. Художник зарисовывал и записывал что-то в свой альбом. Потом, исходя из зарисовок и записей, искал образ… И вот по низкой отмели Невы заспешил Петр исполинскими шагами неимоверно длинных ног — туда, где рождается любимое его детище — Санктъ-Питерсбурхъ. Кажется, что студеный ветер, дующий с моря и заставивший скрючиться, пригнуться людей позади Петра, не только не властен над царем, но и сам является его верным единомышленником. Царь страшен — «Лик его ужасен». С пушкинской силой прозрел Серов сквозь толщи лет облик Петра.

Читайте также:  Базилика святого петра, ватикан - описание

Едва поспевают за его величеством денщик и «знатные мастера всех художеств» с архитектором во главе — постоянные спутники царя.

Необыкновенная энергия и физическая сила стремительно шагающего Петра подчеркнуты гениально найденными художественными приемами: словно бы оторванностью людского клубка справа от фигуры царя, четкой определенностью, отточенностью, выписанностью самой этой фигуры, особенно Петрова лица, в сравнении с общей силуэтной намеченностью отставшей группы. Кажется, что сцена эта возникла не в воображении художника, а увидена им в реальности. Будто властью искусства раздвинулась, завеса, времен к предстало перед нами былое…

Вздыбленная железной рукой Петра Россия. Немыслимое чудо — Петербург, поднявшийся на гнилых, болотистых берегах. Даже не русские — финны-крестьяне сложили легенду о том, как много людей принималось строить город на невском болоте и как всякий раз поглощало оно постройку… Но пришел богатырь, и сковал на руках целый город, и поставил на болото.

И не смогло оно поглотить богатырский город, который стоит до сих пор. Хоть и мыслил Петр с горечью и гневом, что «готовы поджечь город и флот» его противники, как только не станет государя, город не погиб.

Непрерывным потоком пошли в Петров град новые переселенцы, привлекаемые уже не строгим царским указом и страхом петровской расправы, а выгодой и удобством жизни у распахнутого мудростью и мощью Петра окна в Европу.

Небольшая картина Серова заставляет нас вспомнить еще и то, что царь видел «Питерс-бурхъ», собственно, только в проектах, над которыми сам и трудился вместе с архитектором Леблоном.

Юная столица при создателе своем являла собой лишь россыпь низких деревянных строений с редкими вкраплениями сравнительно небольших дворцов.

И невольно хочется снова взглянуть на великий город, вставший волею Петра над болотом, словно бы еще и для того, чтобы доказать: нет невозможного для рук человеческих!

Вот они — великие Петровы дела: победа над шведами, прорыв к морю, армия, флот, школа, науки, искусства, промышленность, торговля…

И, наконец, то, что позднее назовут общественной жизнью, малой частицей которой будут «людскость» и «политес», учившие людей жить вместе, а большую часть составит то, о чем в 1914 году историк напишет: «Люди приучались свободно мыслить о делах государственных, сбрасывая мертвящую общественное начало боязливую привычку московских времен отклонять от себя инициативу решения общественных и государственных вопросов словами: «То дело Божие да великого государя».

Художник рассказал нам, какое сверхчеловеческое напряжение сил, великая работа потребовались людям на все это в пору, когда царь, сам трудившийся и шкипером, и плотником, и солдатом по 14 — 16 часов в сутки, призвал русских людей забыть на время выгоды, удобства, досуг и дружными усилиями вытянуть родную землю на новую дорогу.

То не к одним героям Полтавы — к народу обращен петровский призыв: «Воины! Се пришел час, который должен решить судьбу Отечества. Вы не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество…

а о Петре же ведайте, что ему жизнь не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе для благосостояния вашего».

И за то, что ни жизни, ни трудов не щадил этот государь ради славы и блага Родины, любили его с беззаветной преданностью все, кто понимал смысл свершаемого им.

Видя Петра «всегда в работе пребывающего», простые люди в особенности не могли не склоняться перед ним с любовью и восхищением.

«Вот это царь так царь, даром хлеба не ел, лучше бурлака работал!» — скажет сын олонецкого крестьянина, передавая слышанное от отца о царе-работнике.

Беспрекословного повиновения требовал Петр любой воле своей, своим указам и жестоким наказанием, часто ужаснейшей казнью карал ослушников.

Бнтье батогами грозило за прогул ученику Морской и Славяно-греко-латинской академий, повешение — взяточнику, казнокраду, похитившему сумму, «достаточную на покупку веревки», «Кубок большого орла», валивший замертво, — трезвеннику, неспособному веселиться после адской напряженности трудов с тем же грубым, безудержным буйством, что и монарх-исполин и орлы его гнезда… «Петр Великий варварством победил русское варварство» — так оценил смысл и характер деятельности Петра I К. Маркс.

Предельная честность и прямота сочетались в Петре с неимоверной раздражительностью, пытливость ума — с грубостью нрава, демократизм — с абсолютным неприятием инакомыслия… Картина Серова говорит нам, как и почему этот феноменальный человек, при жизни много ненавидимый, бывший для народа своего более всего «царем-антихристом», весьма скоро возродился в его памяти Петром Великим.

«Самовластье само но себе противно как политический принцип, — писал В. О. Ключевский, оценивая личность и дело Петра. — Его никогда не признает гражданская совесть.

Но можно мириться с лицом, в котором эта противоестественная сила соединяется с самопожертвованием, когда самовластен, не жалея себя, идет напролом во имя общего блага, рискуя разбиться о непреодолимые препятствия и даже о собственное дело.

Так мирятся е бурной весенней грозой, которая, ломая деревья, освежает воздух и своим ливнем помогает всходам нового посева».

Грядущие эпохи по-своему, с неведомыми еще нам чертами увидят лик первого российского императора, преобразователя и просветителя, варварскими методами, доставшимися от предков, утверждавшего высокие понятия света, правды, прогресса. Но мы сегодня воспринимаем Петра I именно таким, каким увидел и запечатлел его Валентин Серов.

Художником была задумана серия картин о Петре. Мы знаем два варианта сцены «Петр I в Монплезире», где царь изображен только что вставшим с постели: «не выспался, больной, лицо зеленое», — объяснил сам Серов.

Наспех заканчивая туалет, подошел Петр к окну и вдруг заметил какое-то заморское судно.

Прирос к месту, прилип к стеклу лицом, с высоты длиннющих, широко расставленных ног рассматривая еще редко тогда и безмерно желанного гостя.

Сохранился и эскиз, где государь едет куда-то за город, на работы, в простой тележке — громоздких, пышных карет Петр не выносил, как и роскошных высоких покоев, как и дорогого платья (всего два парадных камзола за всю жизнь сшили для Петра).

Заметив на пути праздношатающегося мужичонку, но не имея возможности по спешке «угостить» его высочайшей дубинкой, проезжающий мимо царь, не терпевший бездельников, успевает лишь погрозить незадачливому кулаком, сопроводив жест крепким словцом.

А вот характерная сцена в остекленном коридоре петергофского Монплезира: сжав вздумавшего было ускользнуть трезвенника в богатырских объятиях, собственноручно вливает его величество в рот тому «Кубок большого орла» на глазах у любопытных гостей, столпившихся на пороге залы и не дерзающих вступить в коридор вслед за чернобровой царицей, спокойно наблюдающей за происходящим… Ни разу не обратился Серов ни к торжественному, ни к парадному эпизоду из жизни своего героя, а только к моментам обыденным и чисто деловым, желая показать его, каким тот был в ежедневной трудовой жизни.

«Все это было либо не закончено, либо лишь начато, — пишет И. Э.

Грабарь в своей монографии о Серове, — но и то, что сохранилось в серовских папках и альбомах, дает основание заключить, какую фантастическую и правдивую в одно и то же время петровскую эпопею мы имели, если бы работу над ней не прервала ранняя смерть художника, и какого великого исторического живописца, чувствовавшего подлинное дыхание истории, потеряло русское искусство в ноябре 1911 года».

  • Версия для печати
  • Постоянная ссылка
  • В закладки
  • Вставить в блог

Представьтесь или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Источник: http://smena-online.ru/stories/petr-i

Судьбы Родины… Пётр I — Царь…-настоящий..

Шедевр Валентина Серова будет представлен на сентябрьской выставке в Государственной Третьяковской галерее на Крымском Валу, посвященной 150-летию со дня рождения художника

Семен Экштут (доктор философских наук)       http://www.rg.ru/2015/09/08/ro…

Грандиозную выставку* составят произведения из 18 российских и 5 зарубежных музеев, а также из частных коллекций. «Родина» представляет один из шедевров кисти мастера — историческую картину «Петр I».

ПРОЕКТ ДЛЯ ЮНОШЕСТВА

В 1907 году издательство Кнебеля задумало выпустить серию наглядных школьных пособий — «Картины по русской истории».

К проекту, как сказали бы сейчас, привлекли выдающихся художников Серебряного века: Александра Бенуа, Ивана Билибина, Аполлинария и Виктора Васнецовых, Мстислава Добужинского, Сергея Иванова, Дмитрия Кардовского, Бориса Кустодиева, Евгения Лансере, Владимира Чемберса, Валентина Серова…

Московский издатель и книготорговец Иосиф Николаевич Кнебель менее всего думал об извлечении прибыли. «Проработав свыше 25 лет с десятком всевозможных издателей, должен признаться, что среди них И.Н.

Кнебель был сверкающим исключением: не преследуя только коммерческие интересы и часто прямо вопреки им, он с увлечением отдавался идее, его захватившей, особенно в области популяризации искусства в широких кругах», — писал о Кнебеле художник, искусствовед и реставратор Игорь Эммануилович Грабарь.

Валентину Александровичу Серову издатель заказал картину, которая должна была изобразить царя Петра на постройке Петербурга.

ЦАРЬ БЕЗ ГЛЯНЦА…

Выбор был точен: противоречивая фигура царя-преобразователя давно не давала покоя художнику. И он со свойственной ему основательностью взялся запечатлеть образ «настоящего» Петра, не приукрашенного и не припудренного. Академик Игорь Грабарь, автор первой монографии о Валентине Серове, записал и сохранил для нас слова живописца:

Валентин Серов. Петр I на работах. Строительство Петербурга. Эскиз картины. Гуашь. ГТГ. / РИА Новости ria.ru

ТОН ПРАВДЫ

Художник работал над картиной осень и зиму 1907 года.

Трудился в архивах и запасниках Эрмитажа, зарисовывая в разных ракурсах посмертную маску Петра (ее снял с лица царя после его смерти скульптор Бартоломео Карло Растрелли), посещал исторические лекции, без устали занимаясь рутинной подготовительной работой.

В итоге Серов стал непревзойденным знатоком петровской эпохи: мельчайшие детали его картины имеют убедительное документальное обоснование. Но, конечно же, суть картины «Петр I» не может быть сведена только к этому.

Читайте также:  Картина "владимирка", левитан, 1892

Серов гениально воссоздал живописными средствами визуальный образ петровской эпохи. По силе эстетического и эмоционального воздействия его полотно вполне соизмеримо с посвященной царю Петру прозой Пушкина: «Достойна удивления разность между государственными учреждениями Петра Великого и временными его указами.

Первые суть плоды ума обширного, исполненного доброжелательства и мудрости, вторые нередко жестоки, своенравны и, кажется, писаны кнутом. Первые были для вечности, или по крайней мере для будущего, — вторые вырвались у нетерпеливого самовластного помещика[1]».

Картина Серова «Петр I» — это не только яркий пример удачного и запоминающегося изображения былого, это феномен воссоздания реальнейшей реальности, реальности в превосходной степени; это пример достижения Абсолюта — высшего эталона художественной правды, любое отклонение от которого рассматривается как отклонение от правды Истории.

В полотне Серова есть ни с чем не сравнимое обаяние того «тона правды», который мы можем отыскать лишь на страницах гениальной эпопеи Толстого «Война и мир».

В этом смысле и толстовская эпопея, и серовская картина стоят на недостижимой для других творцов высоте и до сей поры не имеют соперников.

Источник: https://cont.ws/post/129866

Картина «Петр I», Серов, 1907

Портрет Петра Великого. В. О. Ключевский. Из жизни Петра Великого. Пётр Великий в Голландии. Пётр I и Минерва. История Российской империи в царствование Петра Великого. Пётр I в кабинете голландского собирателя редкостей Якова-де-Вильде. П. Субейран.Пётр I.Гравюра с оригинала Л. Каравакка.1743. Иллюстрация из книги «Домик Петра I в Заандаме».

Впрочем, пижонов Петр тоже не очень-то жаловал. Пётр I на фоне морского сражения. Луи Каравакк. Пётр I, командующий четырьмя соединёнными флотами в 1716 году.1716. Любимыми сюжетами Петра I были сцены из жизни «голландских мужиков и баб», среди любимых художников – Рембрандт. Так начинались десятки писем Петра к Екатерине.

Русская живопись. Валентин Серов » Картины, живопись » Петр I

Влияние Екатерины на Петра огромно, и с годами оно растет. В Германии этот человек встречался с президентом Берлинского научного общества, знаменитым математиком и философом Г. Лейбницем (1646-1716). Когда-то А. Герцен назвал Петра I «коронованным революционером».

Вместо 1200 экземпляров было напечатано всего 30 – только для самого Петра и его ближайших сподвижников. Петр опасался, по-видимому, что приговоренный к смерти царевич унесет с собой имена сообщников, еще им не названных. Нам известно, что Тайная канцелярия и сам Петр долго еще разыскивали их после смерти царевича. Деяния Петра Великого, т. VI. М., 1788, с. 146. ** Вольтер.

Петр и Екатерина вздохнули свободно: проблема престолонаследия решилась. Отчаяния и бессилия был исполнен Петр, читая строки этого допроса.

Лопухин был прав: его, Петра, свечу задуло, а свеча сына ненавистного царевича Алексея разгоралась. Петр напряженно думал о будущем: у него оставались Екатерина и три «разбойницы» — Аннушка, Лизанька и Натальюшка.

Портрет Петра I на фоне Петропавловской крепости и Троицкой площади.

Н. И. Костомаров. Этюд головы Петра к картине «Думы о России» (Петр Первый). Думы о России (Петр Первый). Петр отказывал себе и Сенату в праве давать словесные указы. По Генеральному регламенту 28 февраля 1720 г.

для коллегий в законодательном порядке обязательны только письменные указы царя и Сената. Русская история».

Петр был вне себя от радости, что кончил бесконечную войну, и, забывая свои годы и недуги, пел песни, плясал по столам.

Среди пира Петр встал из-за стола и отправился на стоявшую у берега Невы яхту соснуть, приказав гостям дожидаться его возвращения. Персидский поход Петра Великого.

Петр почти не знал мира: весь свой век он воевал с кем-нибудь, то с сестрой, то с Турцией, Швецией, даже с Персией. А. Шхонебек. Голова Петра выполнена А. Зубовым.

Сообразно со своими наклонностями Петр спешил ближе ознакомиться с Голландией и Англией, с теми странами Западной Европы, в которых особенно была развита военно-морская и промышленная техника.

Прим. ред.) заграничного путешествия изо дня в день отмечает занятия, наблюдения и посещения Петра с товарищами.

Сохранилось особое сказание об этом «скрытном» посещении, очевидно Верхней палаты, где Петр видел короля на троне и всех вельмож королевства на скамьях.

Такое именно впечатление вынес из беседы с Петром английский епископ Бернет. 1697-1698 гг. Справа портрет Петра в одежде матроса во время его пребывания в голландском Саардаме.

Абрахам Шторк. Посещение Петром I Голландии. Показательный морской бой в заливе Эй в честь царя Петра I 1 сентября 1697 года. Из книги: Школьная энциклопедия. Адриан ван дер Верфф. Портрет Петра Великого.1690-е.

Описание картины:

Спустя несколько дней, обедая у герцога Леедса, Петр завел разговор о бойцах, которых он видел, и сказал, что его гренадер первого их витязя победит. Петр весьма старался, чтоб английского бойца вылечили. Петр хаживал в Саардаме после работы с товарищами в один винный погреб завтракать. Хозяин и прочие были тогда в церкви.

Петр, желая беседу скорее кончить, говорил: «Любовь не разбирает чинов. Ты ведай, я – московский дворянин». Картина сего любовного приключения написана была масляными красками в Голландии; на ней представлен был его величество с тою девкою весьма похожим. Сию картину государь привез с собою и поставил в Петергофском дворце.

Шкиперское платье Петра Великого

Чаще всего встречаются два портрета Петра. Один написан в 1698 г. в Англии, по желанию короля Вильгельма III, Кнеллером. Здесь Петр с длинными вьющимися волосами весело смотрит своими большими круглыми глазами. А. Белли. Портрет Петра I. С оригинала Годфрида Неллера. П. Гунст. Пётр I. Гравюра с портрета работы Г. Кнеллера. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей».

1685 г. — гравюра с неизвестного оригинала; создана в Париже Лармессеном и изображает царей Ивана и Петра Алексеевичей

А. Прохоров. Стрелецкий полковник Нечаев передаёт правительнице Софье Алексеевне грамоту, в которой царь Пётр требует высылку Шакловитого и Медведева. Недаром Петр был совершенно вне себя во время этого розыска и в пыточном застенке, как тогда рассказывали, не утерпев, сам рубил головы стрельцам.

Картина написана по заказу издателя и книготорговца Иосифа Николаевича Кнебеля для репродуцирования в серии «школьных картин» по русской истории. Страшно, судорожно, как автомат, шагает Петр… Картина Серова представляет не только Петра, но и его столь же «ужасное и прекрасное», как и он сам, творение — Петербург.

Он работал с не меньшим жаром, чем год назад в Абрамцеве над портретом Веруши Мамонтовой. Петр изображен ребенком, еще до вступления на престол, видимо, в кон. 1670-х — нач. 1680-х г.. История создания этого портрета и его достоверность неизвестны.

Портрет находится в английском королевском собрании картин, во дворце Гемптон-Корт. 1697г. — Портрет работы Питера ван дер Верфа (1665-1718), история его написания неизвестна, но скорее всего, это произошло во время первого пребывания Петра в Голландии.

Пётр I в костюме корабельного мастера. Гравюра с картины Г. Ваннера. Слютер. Внутренность домика Петра Великого в Заандаме. Пётр I в Саардаме удостаивается звания майора. Ж. Мишель. Пётр I в Заандаме с голландскими мастерами. Жан Марк Натье. Портрет Петра I в рыцарских доспехах. Написан во время пребывания Петра в Голландии, однако нет никаких сведений, о том, что он написан с натуры.

Источник: http://amanfertul.ru/kartina-petr-i-serov-1907/

Петр Первый: краткая биография и фото портретов. Петр картина

ГлавнаяКартиныПетр картина

«Петр Великий. Основание Санкт-Петербурга» — масштабное (260 на 351 см) полотно, украшающее парадную лестницу Государственной Третьяковской галереи. С ним связано несколько интересных историй.

«Петр Великий…» — единственная картина Венецианова в историческом жанреЭта картина совсем не характерна для творчества Венецианова.

Не получив академического художественного образования, он отнюдь не был мастером исторической живописи, специализируясь на портрете и сельском жанре.

Что заставило его взяться за проект такой ответственности и сложности, каким было изображение Петра, не имея для этого необходимого опыта и склонностей?

Венецианов загорелся идеей писать «Петра Великого» для конкурса, объявленного властями Санкт-Петербурга. Его спонсором выступил миллионер Анатолий Демидов.

Победителю присуждалась премия в 8 тысяч рублей – очень крупная для своего времени сумма.

Это могло поправить пошатнувшиеся финансовые дела художника, тратившего все свободные средства на выкуп из крепостной зависимости и обучение художественным навыкам способных крестьян.

Для картины Венецианов просил императорскую канцелярию выдать ему костюмы петровской эпохиЧувствуя себя неуверенно в историческом жанре, Венецианов официальным письмом просил выдать ему костюмы петровских времён.

Он рассчитывал надеть их на натурщиков и благодаря этому добиться достоверности. Но получил от монаршей канцелярии отказ.

Максимум, который ему позволили, – бегло зарисовать костюмы в хранилище, отчего бархатные камзолы Петра и его придворного выглядят не слишком убедительно.

Чересчур правильные черты Императора Петра вызывают подозрения Премию Венецианов так и не получил, хотя его работа на конкурсе оказалась самой сильной. Комиссия Академии решила никому не присуждать первый приз.

Современные специалисты неоднократно фиксировали странности «Петра Великого». Во-первых, желто-зеленое небо было выписано совсем не по-венециановски.

Во-вторых, удивляли пропорции камня (позднее он окажется в основании «Медного всадника»): по непонятным причинам на картине он выглядел значительно меньше, чем был в реальности.

В-третьих, уж больно правильными и слащавыми и оттого недостаточно выразительными выглядели черты лица Петра (Венецианов, кстати, изображал его не впервые).

У экспертов зародилось подозрение, что верхний красочный слой мог не принадлежать кисти Венецианова, а быть более поздним «напластованием». Сделанная рентгенограмма подтвердила это предположение: под вторым слоем скрывается ещё один. После напряжённого обсуждения на реставрационном совете было принято рискованное решение произвести «расчистку» холста.

Верхний красочный слой «Петра Великого» не принадлежит ВенециановуРезультат, хоть и был отчасти предсказуемым, всё равно потряс: Гром-камень в оригинале действительно был крупнее и пропорциональнее, а лицо Петра художник написал гораздо более брутальным, зато более эмоциональным и живым. Выяснилось, что ранее на полотне произошёл разрыв и неизвестный горе-реставратор, исправляя положение на собственный страх и риск, «подправил» работу Венецианова.

В 2005-2006 годах, накануне 150-летия Третьяковской галереи, намечалась плановая реставрация картины. Описанные выше открытия вынудили сделать реставрацию более глубокой и масштабной (репортаж о реставрации картины Венецианова и новый облик полотна). Картине был возвращён ее изначальный облик. Обновленный «Петр Великий» вернулся на своё прежнее место у входа в Третьяковку.

Источник: http://evg-crystal.ru/kartiny/petr-kartina.html

Журнал «Родина» рассказывает историю картины Валентина Серова «Петр I»

Грандиозную выставку* составят произведения из 18 российских и 5 зарубежных музеев, а также из частных коллекций. «Родина» представляет один из шедевров кисти мастера — историческую картину «Петр I».

Читайте также:  Автопортрет с женой, андрей матвеевич матвеев, 1729

В 1907 году издательство Кнебеля задумало выпустить серию наглядных школьных пособий — «Картины по русской истории».

К проекту, как сказали бы сейчас, привлекли выдающихся художников Серебряного века: Александра Бенуа, Ивана Билибина, Аполлинария и Виктора Васнецовых, Мстислава Добужинского, Сергея Иванова, Дмитрия Кардовского, Бориса Кустодиева, Евгения Лансере, Владимира Чемберса, Валентина Серова…

Московский издатель и книготорговец Иосиф Николаевич Кнебель менее всего думал об извлечении прибыли. «Проработав свыше 25 лет с десятком всевозможных издателей, должен признаться, что среди них И.Н.

Кнебель был сверкающим исключением: не преследуя только коммерческие интересы и часто прямо вопреки им, он с увлечением отдавался идее, его захватившей, особенно в области популяризации искусства в широких кругах», — писал о Кнебеле художник, искусствовед и реставратор Игорь Эммануилович Грабарь.

Заказ на печать «Картин по русской истории», выпущенных тиражом 3500 экземпляров, Кнебель передал в первоклассную европейскую литографию.

Для земских школ, гимназий и реальных училищ великолепно напечатанные хромолитографии большого формата (61,0х83,0 см) стали прекрасными наглядными пособиями по отечественной истории.

Даже второстепенные персонажи этих работ мирискусников поражают иконографической достоверностью. (В настоящее время полный комплект всех 50 выпусков «Картин по русской истории» есть только в одном месте — в отделе изобразительного искусства Государственного Исторического музея.

Оригиналы кнебелевских репродукций хранятся в разных музеях — в ГТГ, ГРМ, а также в Одессе, Симферополе, Ереване, Минске, Перми, Нижнем Новгороде, Переславле-Залесском и в музеях других городов, а также в коллекции семьи Кнебеля.)

Валентину Александровичу Серову издатель заказал картину, которая должна была изобразить царя Петра на постройке Петербурга.

Царь без глянца

Выбор был точен: противоречивая фигура царя-преобразователя давно не давала покоя художнику. И он со свойственной ему основательностью взялся запечатлеть образ «настоящего» Петра, не приукрашенного и не припудренного. Академик Игорь Грабарь, автор первой монографии о Валентине Серове, записал и сохранил для нас слова живописца:

«Родина»: Граф Ланжерон — француз, бравший Париж и друживший с Пушкиным

«Обидно… что его, этого человека, в котором не было ни на йоту тщеславности, оперы, всегда изображают каким-то оперным героем и красавцем. А он был страшный: длинный, на слабых, тоненьких ножках и с такой маленькой, по отношению ко всему туловищу, головкой, что больше должен был походить на какое-то чучело с плохо приставленной головою, чем на живого человека.

В лице у него был постоянный тик, и он вечно «кроил рожи»: мигал, дергал ртом, водил носом и хлопал подбородком. При этом шагал огромными шагами, и все его спутники принуждены были следовать за ним бегом. Воображаю, каким чудовищем казался этот человек иностранцам и как страшен он был тогдашним петербуржцам. Идет такое страшилище с беспрестанно дергающейся головой.

Увидит его рабочий — хлоп в ноги! Петр тут же его дубиной по голове ошарашит: «Будешь знать, как кланяться, вместо того чтобы работать!» У того и дух вон. Идет дальше. А другой рабочий, не будь дурак, смекнул, что и виду не надо подавать, будто царя видишь, и не отрывается от дела. Петр дубиной укладывает и этого на месте: «Будешь знать, как царя не признавать».

Страшный человек…»

Тон правды

Художник работал над картиной осень и зиму 1907 года.

Трудился в архивах и запасниках Эрмитажа, зарисовывая в разных ракурсах посмертную маску Петра (ее снял с лица царя после его смерти скульптор Бартоломео Карло Растрелли), посещал исторические лекции, без устали занимаясь рутинной подготовительной работой.

В итоге Серов стал непревзойденным знатоком петровской эпохи: мельчайшие детали его картины имеют убедительное документальное обоснование. Но, конечно же, суть картины «Петр I» не может быть сведена только к этому.

Журнал «Родина»: О чем писали наркому Луначарскому недовольные граждане

Серов гениально воссоздал живописными средствами визуальный образ петровской эпохи.

По силе эстетического и эмоционального воздействия его полотно вполне соизмеримо с посвященной царю Петру прозой Пушкина: «Достойна удивления разность между государственными учреждениями Петра Великого и временными его указами. Первые суть плоды ума обширного, исполненного доброжелательства и мудрости, вторые нередко жестоки, своенравны и, кажется, писаны кнутом.

Первые были для вечности, или по крайней мере для будущего, — вторые вырвались у нетерпеливого самовластного помещика[1]».

Картина Серова «Петр I» — это не только яркий пример удачного и запоминающегося изображения былого, это феномен воссоздания реальнейшей реальности, реальности в превосходной степени; это пример достижения Абсолюта — высшего эталона художественной правды, любое отклонение от которого рассматривается как отклонение от правды Истории. В полотне Серова есть ни с чем не сравнимое обаяние того «тона правды», который мы можем отыскать лишь на страницах гениальной эпопеи Толстого «Война и мир».

В этом смысле и толстовская эпопея, и серовская картина стоят на недостижимой для других творцов высоте и до сей поры не имеют соперников.

Современники о Валентине Серове

В полотне Серова есть ни с чем не сравнимое обаяние того «тона правды», который мы можем отыскать лишь на страницах гениальной эпопеи Толстого «Война и мир».

Как друг Пушкина и Лермонтова Григорий Гагарин оказался на войне на Кавказе

«Проницательный и строгий к людям, Серов во время своих наблюдений всегда ставил людям отметки: одному тройку, другому двойку, редко кому четыре с минусом и очень часто единицы»

(И.Э. Грабарь)

«Портреты Серова срывают маски, которые люди надевают на себя; и обличают сокровенный смысл лица, созданного всей жизнью, всеми тайными помыслами и всеми утаенными от других переживаниями»

(В.Я. Брюсов)

«Он своим наблюдательным, трезвым взглядом видел в каждом человеке, а особенно в том, которого он в данный момент изображал, карикатуру»

(М.К. Морозова)

«И, может быть, в нем жил не столько художник, как ни велик он был, сколько искатель истины»

(К.А. Коровин)

«Портрет Серова — это целая характеристика, плюс живопись почти старых мастеров — умная, простая, энергичная»

(М.В. Нестеров)

«И рисунок, и колорит, и светотень, и характерность, и чувство цельности своей задачи, и композиция — все было у Серова, и было в превосходной степени»

(П.П. Чистяков)

«Все, чего я добивался, это — свежести, той особенной свежести, которую всегда чувствуешь в натуре и не видишь в картине»

(В.А. Серов)

«Он носит свои собственные волосы…»

Что изучал художник, готовясь к работе

Почему солдаты боготворили, а женщины бросали генерала Петра Багратиона

  1. «Посреди самого пылу войны Петр Великий думал об основании гавани, которая открыла бы ход торговле с северо-западною Европою и сообщение с образованностию.

    Но Петр Великий положил исполнить великое намерение и на острове, находящемся близ моря, на Неве, 16 мая заложил крепость С.-Петербург (одной рукою заложив крепость, а другой ее защищая. Иван Голиков)»2.

  2. «Между островы теми малый есть островец, на самом разсечении полуденныя и средния струи стоящий; тот островец судился быти угодный к новой крепости, понеже и мал собою, так что лишней на нем земли, кроме стен градских, не останется; и однак не так мал, чтоб не доволен был дать на себе места фортеции приличнаго, и вкруг себя глубину имеет корабельным шествиям подобающую…» (Феофан Прокопович)3.
  3. «Река постоянно была заполнена большими кораблями, привозившими всевозможные материалы» (Петербург в 1714 году. Мемуары П.Г. Брюса, офицера на службе Пруссии, России и Великобритании)4.
  4. На груди царя — звезда ордена Св. апостола Андрея Первозванного. Сам Петр I, учредивший первый и высший российский орден, был отмечен этой наградой лишь седьмым, за конкретный военный подвиг, совершенный в 1703 году, — взятие двух шведских боевых кораблей в устье Невы. За то же дело ордена был удостоен и соратник Петра — А.Д. Меншиков. Всего в петровское время орден получили 38 человек.
  5. «Он носит свои собственные волосы [без парика], что ему очень к лицу. А вообще он ходит в скромной одежде, не любит нарядов и излишнего числа прислуги. Он ненавидит праздность и любит тех, кто усердно занимается работой, в чем бы она не заключалась» (Описание новопостроенного на оконечности Восточного моря русского столичного города С.-Петербурга, в котором описывается его местоположение, возникновение и развитие… 1716-1717 гг.)5.
  6. «…Наконец пришел его величество царь в простом зеленом кафтане, сделанном наподобие тех, которые носят моряки в дурную погоду (перед тем же на нем был коричневый с серебряными пуговицами и петлицами); шляпу он почти никогда не надевает, приказывая носить ее за собою одному из своих денщиков»6. В первой половине XVIII века модным головным убором была треуголка, украшенная галуном и перьями, но обычно ее не надевали, а держали на сгибе левой руки.
  7. «Крепостная церковь… самая большая и красивая в Петербурге; при ней высокая колокольня в новом стиле, крытая медными, ярко вызолоченными листами, которые необыкновенно хороши при солнечном освещении. Эта прекрасная церковь построена вся из камня и не в византийском, а в новом вкусе, внутри с крепкими сводами и колоннами, снаружи с великолепным портиком, находящимся под колокольнею. (Камер-юнкер Фридрих-Вильгельм7 Берхгольц. Дневник. 24 июля 1721 года).

ЗАПРОС «РОДИНЫ»

Открытие грандиозной ретроспективной выставки Валентина Серова в Государственной Третьяковской галерее фактически совпало по времени с началом нового учебного года и приходом в школы новых учебников истории. Возникает резонный вопрос:

КОГДА РОССИЙСКИЕ ЖИВОПИСЦЫ СОЗДАДУТ ДЛЯ НЫНЕШНИХ ШКОЛЬНИКОВ НОВЫЕ «КАРТИНКИ ПО РУССКОЙ ИСТОРИИ?»

*Выставка «Валентин Серов. К 150-летию со дня рождения» откроется 7 октября 2015 года.

1. Пушкин А.С. История Петра // Пушкин А.С. Полное собрание сочинений: В 19 тт. Т. 10. М., 1995. С. 221.
2. Пушкин А.С. История Петра. С. 64.
3.

[Феофан Прокопович] История императора Петра Великого от рождения его до Полтавской баталии и взятия в плен остальных шведских войск при Переволочне, включительно, сочиненная Феофаном Прокоповичем. 2-е изд. М., 1788 // http://www.vostlit.info/Texts/rus14/Prokopovic/text.phtml
4. Цит. по: Калязина Н.В., Комелова Г.Н.

Русское искусство Петровской эпохи. Альбом. Л. 1990. С. 198, N 168.
5. Цит. по: Калязина Н.В., Комелова Г.Н. Русское искусство Петровской эпохи. Альбом. Л. 1990. С. 158, N 135.
6. [Берхгольц Ф.-В.] Дневник камер-юнкера Фридриха-Вильгельма Берхгольца. 1721-1725. — Ч. 1, 2 // Неистовый реформатор. М.

: Фонд Сергея Дубова, 2000. С. 141-142.
7. [Берхгольц Ф.-В.] Дневник камер-юнкера Фридриха-Вильгельма Берхгольца. 1721-1725. — Ч. 1, 2 // Неистовый реформатор. М.: Фонд Сергея Дубова, 2000. С. 174-175.

Источник: http://rg.ru.mevn.net/2015/09/08/rodina-petr.html

Ссылка на основную публикацию