Картина танец, анри матисс, 1910

NeWestMuseum Музей нового западного искусства. Картина танец

Главная » Картины » Картина танец

Пять обнаженных женщин в стремительном хороводе кружатся на вершине холма. Их фигуры огромны: та, что у правого края, – около двух с половиной метров в высоту. Цвет тел далек от натуральной окраски – он почти красный. Два других цвета, синий для неба и зеленый для холма, столь же энергичны и упрощены.

У старых мастеров, равно как у представителей салонно-академического искусства рубежа веков, в музицирующих и танцующих фигурах обычно узнаются их идеализированные современники.

Странно было бы сказать о героях «Танца», что они современники Анри Матисса или что он воплотил в них свои представления о людях той эпохи: они не только освобождены от одежд, но и вообще лишены всяких временных, исторических признаков; они не осознают своей наготы.

Персонажей панно принимали порой за первобытных людей. Но такой подход заводил зрителей в тупик, поскольку матиссовская живопись не имела ничего общего с теми «историческими» полотнами парижских салонов, на которых реконструировалась жизнь дикарей и давался костюмированный бал на археологическую тему.

Впрочем, мало объясняла в «Танце» и попытка отнести героев Матисса не к реальному, хронологически обозначаемому, а символическому ряду. Символисты приучили зрителей к совершенно другим иносказаниям.

У них танец-хоровод превратился в довольно избитую тему, пластические ресурсы которой импонировали влечениям так называемой Belle époque, Прекрасной эпохи, как окрестили конец уходящего века.

Мотив находил естественное выражение в замкнутой форме, столь лелеемой приверженцами модерна: из нее легко было извлекать те гибкие, гнущиеся линии, без которых модерн немыслим. Отнюдь не случайно, что в своих танцевальных разработках мастера этого стиля предпочитали мужским фигурам женские.

Матисс усвоил правила игры, но его «Танец» можно принять за карикатуру на соответствующие изображения рубежа веков – настолько враждебен он своим вихревым динамизмом хрупкому изяществу танцев Мориса Дени и подобных ему живописцев.

В «Танце» (а также втором панно, выполненном Матиссом для С. И. Щукина, – «Музыке») находит выражение идея искусства, наиболее близкая к философии Фридриха Ницше, которая как раз в то время приобретала популярность, – идея аполлонического и дионисийского начал искусства. 

Персонажи этих панно отдаются пляске и музыке с самозабвением творческого акта. Тему ансамбля можно сформулировать как взаимоотношение человека с жизнью посредством искусства. Естественно, что работа над ней не сводилась к решению чисто декоративных задач.

За предельной простотой художественного строя как «Танца», так и всего ансамбля из двух панно стоит отнюдь не примитивное содержание; в нем угадывается и какое-то философское по смыслу предчувствие, и размышление о доисторическом прошлом человечества, а вместе с тем и отражение каких-то индивидуальных впечатлений живописца.

Матисс говорил: «Я очень люблю танец. Удивительная вещь – танец: жизнь и ритм. Мне легко жить с танцем. Когда мне нужно было сделать танец для Москвы, я просто отправился в воскресенье в Мулен-де-ла-Галетт. Я смотрел, как танцуют. В особенности смотрел на фарандолу…

Танцоры, держась за руки, пробегают через зал, как лентой обвивая немного ошеломленных людей…

Вернувшись к себе, я сочинил мой танец на плоскости четырехвметровой длины, напевая мотив, который услышал в Мулен-де-ла-Галетт, так что вся композиция, все танцующие движутся в едином ритме».

Наивно было бы объяснять «Танец» всего лишь впечатлениями от фарандолы в Мулен-де-ла-Галетт или сарданы в Коллиуре. Фарандола создавала нужный рабочий тонус, но смысл картины глубже, чем может показаться на первый взгляд. Перенося действие своих панно в мифические дали зари человечества, Матисс создавал образную структуру, наделенную глубоким смыслом.

Первобытные танцы суть проявление магии, древнейший акт творчества, воплощенное торжество жизни над смертью. Исследователями символики в древних культурах отмечено, что соединение рук в танцах означало союз земли и неба.

Благодаря искусству (танца ли, музыки ли) человек делался сопричастным этому союзу. Земля и небо у Матисса не просто фон, а скорее протагонисты действия – вот почему и понадобилось сгустить и упростить их окраску. Одна и та же цветовая гамма в ансамбле «Танца» и «Музыки» (см.

реконструкцию в щукинском особняке и современную инсталляцию в Галерее Щукина и Морозова в Главном штабе) обусловлена не только заботой о декоративном единстве. И здесь и там действие совершается на холме.

Холм, гора также традиционно символизировали союз земли и неба, а потому связывались с вознесением в царство духа. Тем самым тональность щукинских панно отвечала емкому символическому содержанию.

www.newestmuseum.ru

Анри Матисс. «Танец» | Искусство жить

Источник: http://evg-crystal.ru/kartiny/kartina-tanec.html

Картина Танец, Анри Матисс, 1910

Существуют основополагающие иконы живописи ХХ века. Одна из них — «Танец» Анри Матисса. Матисс использовал идею танца в нескольких работах. Панно «Танец» (вместе с «Музыкой») Анри Матиссу (1869-1954) заказал С. И. Щукин для украшения лестницы особняка в Москве.

Так, в ГМИИ осталась написанная для Щукина же картина «Танец с настурциями», где панно служит фоном для натюрморта. Творчество Матисса – значительное явление французского искусства начала ХХ века. Его стиль отличался от классических привычных композиций.

Эрмитаж вывез «Танец» Матисса на выставку в Париж

С легкой руки термин закрепился за художественным течением «фовизмом», основу которому положил Матисс и его соратники. Реальность воспринимается Матиссом через калейдоскоп – колоритно, живо, весело, с неким вызовом. Реальность изображается Матиссом по-своему, его танцующие не обладают идеальными формами, они словно из другого измерения, но в тоже время притягательны и красивы.

Анри Матисс, «Танец», 1910 год

Эта тема нашла свое развитие 4 года спустя, когда Матисс приступил к работе над гигантскими панно «Танец» и «Музыка», заказанными известным русским коллекционером и меценатом С. И. Щукиным.

Когда мне нужно было сделать танец для Москвы, я просто отправился в воскресенье в Мулен де ла Галетт. Парижский танец» был задуман Матиссом на седьмом десятке лет.

Тем не менее, он считается одной из самых смелых и новаторских работ художника.

Анри Матисс. Авангардизм с человеческим лицом

Произведения, исполненные в технике декупажа, считаются шедеврами позднего и очень позднего Матисса. Вообще-то панно «Парижский танец» существует в трех вариантах. Со второй, уже практически завершенной полноценной работой, вышла обидная промашечка: Матисс ошибся в размерах помещения, и весь холст пришлось переписывать заново.

Другие «Танцы» Матисса

В октябре 1933 г. Лидия Делекторская переехала в дом Матисса и «задержалась» в нем почти на 22 года, вплоть до самой смерти великого мастера. Произведения были созданы специально для русского коммерсанта и коллекционера искусства Сергея Щукина, который в течение длительного времени покровительствовал Матиссу.

Оно также часто ассоциируется с «Танцем молодых девушек» в «Весне Священной» Игоря Стравинского. Картина была заказана в 1909 за 15000 франков.

Замысел „Танца», как и тесно связанной с ним „Музыки» (ГЭ), кристаллизовался в течение целого пятилетия. Всере-дине марта он написал Матиссу о получении его писем „с эскизами больших картин».

Речьидетодвухак-варельных эскизах „Композиция I» и „Композиция II» (ГМИИ).

В то же время мне понадобится второе панно, сюжетом которого могла бы быть музыка. Тем самым, будучи повешены в особняке Щукина рядом, „Танец» и „Музыка» образовывали великолепное логическое единство.

Картина хранится в Эрмитаже в Санкт-Петербурге. Он не спал всю ночь, а затем отправил телеграмму Матиссу, в которой просил забыть обо всех предыдущих просьбах — он был согласен на хоровод обнаженных.

Перед отправкой в Россию Матисс выставил полотно на «Осеннем салоне» в Париже, и оно вызвало скандал. Понадобилась большая решительность, чтобы выполнить этот заказ, и немалая смелость, чтобы выкупить его», — вспоминал Матисс.

Читайте также:  Преображение, рафаэль санти

Танец (I) — набросок художника, который Матисс сделал перед тем, как браться за большое полотно (хранящееся сейчас в Санкт-Петербурге).

Истоки «Танца» Матисса лежат в народных плясках, сохраняющих, может быть, уже не всегда читаемый код ритуального действа языческих времен.

Только в композиции 1910 г. она обрела всю страстность и выразительность звучания. Но при всей экспрессивности «Танца» Матисс самой организацией полотна снимает излишнюю эмоциональность сюжета.

Персональные коллекции с этим произведением:

Для постоянного хранения маршрута или персональной коллекции вы должны войти в свою учетную запись пользователя.

Если вы желаете лишь временно сохранить изменения маршрута или персональной коллекции, вы можете продолжить без входа в учетную запись.

Представители музея пояснили, что отправка картины Матисса в Париж в этот раз означает только участие Эрмитажа в межмузейной выставке и не предполагает одновременного «обмена» шедеврами.

Взамен он вывозит свои картины для временной экспозиции в другие города и страны. О том, как мечта художника соотнеслась с реальностью, почему Матисс боролся с нервным срывом и как сложилась судьба «Танца» — новый выпуск программы «Хороший тон… Прогулки по Эрмитажу». Смешно сказать – за свою долгую жизнь Матисс не устроил ни одного публичного скандала!

Было это в самом начале ХХ века, когда Матисс стал одним из основателей фовизма и, стало быть, авангардизма вообще. А ведь Матисс проделал долгий и трудный путь к этой мазне. Он ведь, вообще, юрист по образованию.

Для развлекухи мама Матисса принесла Матиссу краски и бумагу. Матисс начал что-то такое изображать, а когда аппендицит кончился, он бросил профессию и уехал из сен-кантенской больницы в Париж, художничать.

В Париже Матисс стал учиться и за несколько лет последовательно прошел стадии эволюции тогдашнего искусства: академизм-реализм-импрессионизм-символизм-дивизионизм.

Следы дивизионизма у Матисса сохранялись довольно долго, даже когда он уже был матерым фовистом.

Японскую ксилографию (гравюру на дереве) Матисс тоже смотрел. Ну, и конечно, нельзя не потешить патриотическую струну своей души тем, что Матиссу дико понравились иконы – в 1911 году он был в России. Вот из всего из этого, в общих чертах, и получилось у него то искусство, которое его прославило.

Так Матисс и был совершенно гармоничной личностью. Ну, и плюс ставший уже родным для Матисса фовизм. Когда Матисс показал картину во Французском салоне в 1910 году, был грандиозный скандал. 31 марта 1909 Сергей Щукин писал Матиссу: «Я нахожу в Вашем панно „Танец» столько благородства, что решил пренебречь нашим буржуазным мнением и поме-ститьусебя на лестнице сюжете обнаженными.

Источник: http://kalavalapi.ru/kartina-tanec-anri-matiss-1910/

«Танец» Матисса. Из истории создания декоративных панно

В конец 1920-х годов экономическая ситуация в неоправившейся от войны Европе оставляла желать лучшего, в США начиналась Великая депрессия. Для людей искусства это было тяжелое время.  Анри Матисс не был исключением.

Он потерял основных коллекционеров – Сара и Майкл Стайны лишились своей уникальной коллекции в годы войны и вернулись в США, коллекция Ивана Щукина после Октябрьской революции была национализирована и передана в музей нового западного искусства в Москве, французские коллекционеры и музеи не сильно интересовались творчеством Матисса.

Самым серьезным американским коллекционером его живописи был скандально известный Альберт Барнс, который, пользуясь бедственным положением художников, скупал картины в огромных количествах.

В сентябре 1930 года Матисс отправился в США по приглашению комитета премии Карнеги как один из ее лауреатов,. Одновременно он хотел попытаться поправить финансовые вопросы, рассчитывая на встречу с Барнсом. К моменту визита Матисса у американца имелось почти двести работ Ренуара и восемьдесят Сезанна. Картины Матисса он собирал уже десять лет.

Впервые они встретились 27 сентября 1930 года, и Барнс сразу сделал Матиссу предложение: декорировать центральный зал его нового музея в Мерионе, пригороде Филадельфии. Оба, заказчик и художник, были необычайно воодушевлены и остались довольны заключенной сделкой.

Барнс заказал Матиссу настенные панно, втрое превышавшие по размерам щукинские «Танец» и «Музыку» вместе взятые. На их исполнение у художника должно было уйти по меньшей мере двенадцать месяцев, однако Матисс запросил за панно всего тридцать тысяч долларов (небольшой холст Матисса обошелся Барнсу в том же году в половину этой суммы).

Матисс объяснял, что таким образом он хотел «обратиться к новой публике в Америке».

Пространство, которое ему предстояло расписать, было пятнадцать с половиной метров в длину и около шести метров в высоту. Три каменные колонны разделяли его на три арки, на которые ложилась тень от сводчатого потолка, – солнечный свет поступал в зал через три высокие стеклянные двери, выходящие в сад.

Выбор стиля и сюжета панно Барнс полностью предоставил Матиссу, который сразу решил, что будет писать «Танец».  Первый раз он поместил хоровод в танцем в «радости жизни», которая теперь висела в Мерионе у Барнса. Именно эта картина когда-то вдохновила Сергея Щукина, заказавшего в 1909 году Матиссу первый «Танец».

Вернувшись в Ниццу, Матисс приколол репродукцию щукинского панно на стену в гараже и вчерне набросал серию «вариаций на тему» нового «Танца». Саму же композицию он нарисовал на трех соединенных вместе пятиметровых холста – всю сразу, в размере оригинала, – вооружившись длинной бамбуковой палкой с куском угля на конце.

«Мною владел ритм танца, который вел меня», – признавался он позже. На первом эскизе он изобразил огромные фигуры, поглощенные танцем, «выходившим» за границы трех огромных арок, составлявших это декоративное панно.

Головы, руки, ноги, кисти рук исчезали за пределами холста, чтобы соединиться с невидимыми телами, мелькавшими в изгибах аркады. Танцоры взмывали вверх, стремительно двигаясь от одного края к другому, перелетая через разделяющие арки каменные колонны в воображаемое пространство за ними.

Матисс говорил, что для него это был новый старт, так же как в эпоху фовизма, когда необходимо было уйти от сложности и утонченности к элементарным принципам – чистому цвету, форме и движению, к «материалам, возбуждающим чувства».

По мере того как декоративные панно обретали форму, заказчик становился все более нетерпеливым. Барнс изводил художника письмами, требовал показать панно в процессе работы и угрожал приехать в Ниццу. Через шесть месяцев работы Матисс решил использовать для работы совершенно новый метод.

Он отложил кисти и нанял профессионального маляра, чтобы тот, следуя его указаниям, закрасил огромные листы белой бумаги черной, серой, розовой и голубой краской. После этого Матисс стал наносить композицию на окрашенную бумагу, а помощник – вырезать фрагменты фигур и прикалывать к холсту.

«Никто не решал проблемы формы и цвета таким образом ни до, ни после него», – заявил сюрреалист Андре Массон, наблюдавший, как Матисс дирижирует своей указкой – словно настоящей волшебной палочкой» («Я должен был перестраивать свою работу как постановщик… Она чем-то походила на бесконечную киносъемку, но здесь я зависел от архитектуры, и она задавала тон. Все должно было стать архитектурным целым, и я должен был связать рисунок со стеной, чтобы под огромными выступающими глыбами арок линии не пропадали, а переходили в непрерывном движении одна в другую… Чтобы организовать все это и получить что-то живое, поющее, я должен был искать, пробовать, все время изменяя отрезки цвета по отношению к черному»).

Работа над декоративным панно для Барнса приближалась к завершению, и вскоре «Танец» был представлен публике в Париже в галерее Жоржа Пти. В зале установили специальное освещение и продлили вход на выставку до полуночи, чтобы все желающие могли посмотреть «Танец», прежде чем панно отравится в Штаты.

Американская пресса уже готовилась устроить шумный прием мерионским панно, как Матисс вдруг сделал ужасное открытие. Гневная телеграмма Барнса «Вы допустили грандиозную ошибку» лишь подтвердила опасения, что он ошибся в размерах почти на целый метр и двенадцать месяцев проработал зря.

Взбешенный заказчик в тот же день отплыл во Францию и 4 марта 1932 года уже беседовал в Париже с художником.

Читайте также:  Музей изящных искусств, франция, руан

Растерянность Матисса успокаивающе подействовала на Барнса, и, вместо того, чтобы нападать на художника, он смягчился и сразу согласился, чтобы все было начато с чистого листа, тем более что платить за переделку не требовалось.

Только выносливость и усвоенная с детства привычка к тяжелой нудной работе помогли Матиссу продержаться еще двенадцать месяцев.

Закончив первые «неудавшиеся» панно с шестью скачущими фигурами, которые стали еще более возбужденными и агрессивными, он приступил к варианту номер два второй серии холстов. Новый, более свободный и более лиричный «Танец» Матисс набросал в начале июля с поразительной скоростью.

К концу лета он был вполне готов приступить к трудоемкой, требующей большой точности работе – соединению формы с цветом, используя вместо кистей и палитры ножницы и цветную бумагу.

В январе 1933 года Барнс приехал в Ниццу посмотреть, как продвигается работа. И хотя Барнсу все очень понравилось, он не сдержался и напомнил Матиссу, что при нынешнем обвале художественного рынка никто, кроме него, не может гарантировать постоянный доход и не стоит об этом забывать. После отъезда Барнса Матисс начал работать в еще более лихорадочном темпе.

В конце апреля Матисс закончил свой «Танец». На неформальном просмотре «Танца» хореограф Мясин заявил, что Матисс воплотил его мечту о танце. От плана выставить «Танец» в Париже перед отправкой в Штаты Матисс отказался.

4 мая Матисс отплыл в Нью-Йорк вместе с аккуратно уложенными в трюме панно. В субботу 13 мая первое из трех панно было установлено. «Не видя этого великолепия, представить его себе невозможно, – писал Матисс своему другу Бюсси.

– Как только я увидел панно на месте, я почувствовал, что оно отделилось от меня… У меня в мастерской оно было просто живописным холстом, а в музее Барнса стало тяжелым, твердым как камень – казалось, что оно сделано одновременно со зданием».

Барнс был счастлив: «Теперь это помещение вполне можно назвать собором. Ваша живопись лучится красками, словно витраж».

Барнс объявил, что восхищен матиссовскими панно, но демонстрировать их публике не собирается. Когда в пятницу Матисс телеграфировал в Мерион, чтобы договорииься о визите, Барнс уже запер свой дворец и уехал в Европу. «Он больной, – написал Матисс дочери.

– Это настоящий эгоцентричный монстр – никто, кроме него самого, для него не существует… Никто не должен мешать ему! … Все это между нами – главное то, что он дал мне возможность выразить себя в огромном масштабе и признал, насколько был на это способен, блестящий результат моей работы.

Больше Матисс никогда не видел свой «Танец». Единственной публичной демонстрацией панно остались те десять дней, когда он показывал их близким друзьям в гараже в Ницце. Художник отправлялся в Америку, ожидая за океаном шумный прием и внимание прессы и публики.

В Ниццу он вернулся подавленным, с трудом понимая, что же на самом деле произошло. Барнс, как показало время, оказался верен своему слову.

До конца его жизни (и жизни Матисса) фонд в Мерионе было позволено посещать только по личному разрешению владельца, который из принципа отказывал в этой возможности не только журналистам, но и коллекционерам, кураторам и просто любителям живописи.

Даже цветные репродукции «Танца» (равно как и «Радости жизни» и других картин) были запрещены. Еще в 1980-е годы его коллекция оставалась по-прежнему труднодоступной для публики.

Никто больше никогда не заказывал Матиссу настенных панно, но он не переставал мечтать об этом. Удар, который нанес ему Барнс, был настоящим нокаутом.

По возвращении из Америки Матисс принялся доделывать первый вариант «Танца». В середине ноября, закончив «забракованный» «Танец», Матисс привез его в свою мастерскую и повесил на стену «словно театральный занавес»).

С помощью Андре Жида, Поля Валери и молодого Андре Мальро до известного французского политика дошла информация о недоразумении с панно и о том, что у художника в Ницце имеется его первый вариант. Летом 1936 года первая версия мерионского «Танца» была куплена Музеем современного искусства города Парижа.

Панно должно было экспонироваться летом 1937 года на «Выставке независимого искусства 1895-1937» в Пти-Пале. Матисс и Пикассо должны были занять в экспозиции достойное место.

Поняв, что скачущие матиссовские танцоры проиграют мощной «Гернике», кураторы выставки решили заменить «Танец» на «Фею электричества» Рауля Дюфи. В результате матиссовское панно почти сорок лет пролежало в запаснике Музея современного искусттва. «Танец» появился на стене дворца Токио только в 1977 году.

  Матиссу, больше всего мечтавшему об огромных росписях, так и не довелось украсить ни одно из общественных зданий Франции. «Я был готов исполнить столько декоративных росписей, сколько бы мне заказали», – смиренно говорил он позже.

В настоящее время первоначальный вариант панно «Танец» экспонируется на выставке Danser sa vie в Центре Помпиду в Париже.

Источники:

Хилари Сперлинг «Матисс». Серия «ЖЗЛ», Москва, Молодая Гвардия, 2011

Источник: http://modernartconsulting.ru/2012/03/dance-matisse-decorative/

Танец с Матиссом в Эрмитаже. Недотанцованный

?Любовь Сапожникова (100decor_ls) wrote,
2014-05-21 13:39:00Любовь Сапожникова
100decor_ls
2014-05-21 13:39:00Перебирала свои старые фотографии — вспомнился давнишний визит в Эрмитаж, наверное году 2011 или 2012 — если судить по моим тогда еще пышным бедрам. В ту поезду особенно стремилась попасть в последний этаж музея.

Увлек в тот период меня Анри Матисс — в Питере представлено несколько его шедевров.

Французский художник Анри Матисс (1869 – 1954) считается самым ярким представителем фовизма – одного из первых течений модернизма.

В своих произведениях он показал силу выразительности чистого цвета и доказал, что гармоничными могут быть даже самые немыслимые до той поры цветовые сочетания.

«Танец» 1910г Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург
Огромное панно Матисса «Танец» , занимает в Эрмитаже почти целую стену. Картина поражает своей выразительностью и ведь всего три краски задействовал художник! Синюю, зеленую да красную.  Картина, хранящаяся в Санкт-Петербурге — это вторая версия «Танца» , более известная. Первая находится в музее Нью-Йорка.    «Танец» 1909г Музей Современного Ис-ва Нью Йорк.
«Танец» — одна из трех декоративных панно, заказанных Матиссу русским меценатом и коллекционером Сергеем Ивановичем Щукиным в 1908 году для своего дома в Москве.  Кроме  «Танца», так же была задумка украсить дом панно  «Музыка» и «Купание, или медитация».
Считается, что сюжет «Танца» навеян  впечатлениями от русских сезонов Сергея Дягилева, но по другой версии вдохновлялся художник греческой вазовой живописью.
Пять человек, изображенных на полотне, взялись за руки, образуя круг – замкнутое пространство, заряженное энергией их движения. Пять обнаженных фигур слились в одно целое, они живут одной музыкой, одним моментом, одним дыханием. Холст буквально передает душу танца, эмоцию движения. Есть только танец, только его стремительный вихрь.
Работа была представлена в Париже  в Салоне 1911. Обнаженность фигур и открытость их поз, не скрывающих бесстыдной наготы, вызвали бурю негодования. По просьбе Щукина художнику даже пришлось закрасить половые признаки своих персонажей.
Картины из щукинской коллекции, после революции были конфискованы государством и до середины XX века пролежали взаперти в  подвалах, увидев снова свет лишь после смерти Сталина и самого Матисса.
Воздействие картин Матисса на зрителя невероятно: цвета взывают и кричат. Цветовые контрасты резко выделены и подчеркнуты.
В работах Матисса цвет настолько преобладает над рисунком, что можно сказать: именно он, цвет, — подлинный герой содержания картин.

Читайте также:  Государственный музей востока, москва

Попыталась повторить одну из страстных фигур, изображенных на картине.

Но это оказалось не так то и просто…

В зале Матисса в тот момент не было  посетителей, но мирно до этого дремавшая бабулька-смотрительница не выдержала движения на картине и колыхания воздуха в зале  и попросила, а вернее — потребовала,  быстро удалиться.

В кадр попала ладонь смотрительницы порядка.

Источник: https://100decor-ls.livejournal.com/3634.html

Анри Матисс

Анри Матисс (Heni Matisse) (1869–1954), выдающийся французский художник. Родился 31 декабря 1869 в Ле-Като на севере Франции. В 1892 приехал в Париж, где учился в Академии Жюлиана, а позже у Гюстава Моро.

Поиски непосредственной передачи ощущений при помощи интенсивного цвета, упрощенного рисунка и плоскостного изображения отразились в произведениях, представленных им на выставке «диких» (фовистов) на Осеннем Салоне 1905 года.

Он выставляет ряд работ.Произведения эти, произведшие скандальный фурор, положили начало фовизму.

В это время Матисс открывает для себя скульптуру народов Африки, начинает ее коллекционировать, интересуется классической японской ксилографией и арабским декоративным искусством.

К 1906 завершает работу над композицией «Радость жизни», сюжет которой навеян поэмой «Послеобеденный отдых фавна» С. Малларме: в сюжете сочетаются мотивы пасторали и вакханалии. Появляются первые литографии, гравюры на дереве, керамика.

В графике Матисса арабеск сочетается с тонкой передачей чувственного обаяния натуры.

В 1907 Матисс путешествует по Италии (Венеция, Падуя, Флоренция, Сиена). В «Заметках живописца» (1908) он формулирует свои художественные принципы, говорит о необходимости «эмоций за счет простых средств». В мастерской Анри Матисса появляются ученики из разных стран.»Автопортрет» 1918 года, Музей Матисса, Ле Кате-Камбре, Франция

В 1908 С. И. Щукин заказывает художнику три декоративных панно для собственного дома в Москве. В панно «Танец» (1910, Эрмитаж) представлен экстатический танец, навеянный впечатлениями от русских сезонов С. Дягилева, выступлений Айседоры Дункан и греческой вазовой живописи. В «Музыке» Матисс представляет изолированные фигуры, поющие и играющие на различных инструментах.

Третье панно — «Купание, или медитация» — осталось лишь в набросках. Выставленные в парижском Салоне перед отправкой их в Россию, композиции Матисса вызвали скандал эпатирующей обнаженностью персонажей и неожиданностью трактовки образов.

В связи с установкой панно Матисс посетил Москву, дал несколько интервью для газет и высказал восхищение древнерусской живописью. В картине «Красные рыбки» (1911, Музей изобразительных искусств, Москва), используя приемы эллипсообразной и обратной перспектив, перекличку тонов и контраст зеленого и красного, Матисс создает эффект кружения рыбок в стеклянном сосуде.

В зимние месяцы с 1911 по 1913 художник посещает Танжер (Марокко), создает марокканский триптих «Вид из окна в Танжере», «Зора на террасе» и «Вход в казба» (1912, там же), приобретенные И. А. Морозовым. Мастерски переданы эффекты голубых теней и ослепляющих лучей солнца.

«Посуда и фрукты» 1901 Эрмитаж»Женщина в шляпе» (Портрет жены) 1904 — Представлена в Салоне 1905 года.»Натюрморт с вазой, бутылкой и фруктами» 1903-1906 Эрмитаж»Площадь в Сен-Тропе» 1904 Музей искусств, Копенгаген»Окно» 1916 Институт искусства, Детройт
«Поднятое колено» 1922, Частное собрание

После Первой мировой войны Матисс преимущественно живет в Ницце. В 1920 исполняет эскизы декораций и костюмов для балета И. Стравинского «Соловей» (хореография Л. Мясина, постановка С. Дягилева). Под влиянием живописи О.

Ренуара, с которым Матисс знакомится в Ницце, он увлекается изображением натурщиц в легких одеяниях (цикл «одалисок»); интересуется мастерами рококо. В 1930 едет на Таити, работает над двумя вариантами декоративных панно для фонда Барнеса в Мерионе (Филадельфия), которые должны были быть помещены над высокими окнами главного выставочного зала. Тема панно — танец.

Восемь фигур представлены на фоне, состоящем из розовых и синих полос, сами фигуры серовато-розового тона. Композиционное решение нарочито плоскостно, декоративно.

В процессе создания эскизов Матисс начал использовать технику вырезок из цветной бумаги («декупаж»), которой широко пользовался в дальнейшем (например, в серии «Джаз», 1944-47, воспроизведенной впоследствии в литографиях). Перед Второй мировой войной Матисс иллюстрирует книги, выпускаемые малыми тиражами (гравюра или литография).

Для дягилевских постановок делает эскизы декораций балета «Красное и черное» на музыку Д. Шостаковича. Много и плодотворно работает с пластикой, продолжая традиции А. Бари, О. Родена, Э. Дега и А. Э. Бурделя. Стиль его живописи заметно упрощается; рисунок как основа композиции выявляется все определеннее («Румынская блуза», 1940, Центр современного искусства им. Ж.

Помпиду). В 1948-53 по заказу доминиканского ордена работает над сооружением и декорацией «Капеллы четок» в Вансе. Над керамической крышей, изображающей небо с облаками, парит ажурный крест; над входом в капеллу — керамическое панно с изображением св. Доминика и Девы Марии.

Другие панно, исполненные по эскизам мастера, помещены в интерьере; художник крайне скуп на детали, беспокойные черные линии драматично повествуют о Страшном Суде (западная стена капеллы); рядом с алтарем изображение самого Доминика. Эта последняя работа Матисса, которой он придавал большое значение, — синтез многих предшествующих его исканий.

Матисс работал в разных жанрах и видах искусства и использовал разнообразные техники. В пластике, как и в графике, он предпочитал работать сериями (например, четыре варианта рельефа «Стоящая спиной к зрителю», 1930-40, Центр современного искусства им. Ж. Помпиду, Париж).

Мир Матисса — это мир танцев и пасторалей, музыки и музыкальных инструментов, красивых ваз, сочных плодов и оранжерейных растений, разнообразных сосудов, ковров и пестрых тканей, бронзовых статуэток и бесконечных видов из окна (любимый мотив художника).

Стиль его отличается гибкостью линий, то прерывистых, то округлых, передающих разнообразные силуэты и очертания («Темы и вариации», 1941, уголь, перо), четко ритмизирующих его строго продуманные, большей частью уравновешенные композиции.

Лаконизм рафинированных художественных средств, колористических гармоний, сочетающих то яркие контрастные созвучия, то равновесие локальных больших пятен и масс цвета, служат главной цели художника — передать наслаждение от чувственной красоты внешних форм.

Кроме того, Матисс испытал сильное влияние произведений исламского искусства, показанных на выставке в Мюнхене. Две зимы, проведенные художником в Марокко (1912 и 1913), обогатили его знанием восточных мотивов, а долгая жизнь на Ривьере способствовала развитию яркой палитры. В отличие от современного ему кубизма, творчество Матисса не было умозрительным, а основывалось на скрупулезном изучении натуры и законов живописи. Его полотна, изображающие женские фигуры, натюрморты и пейзажи, могут показаться незначительными по теме, однако являются результатом долгого изучения природных форм и их смелого упрощения. Матиссу удавалось гармонично выражать непосредственное эмоциональное ощущение действительности в самой строгой художественной форме. Прекрасный рисовальщик, Матисс был по преимуществу колористом, добивавшимся эффекта согласованного звучания в композиции многих интенсивных цветов. Умер Матисс 3 ноября 1954 года в Симье, близ Ниццы.

Ранние натюрморты Матисса
«Натюрморт» 189
«Читающая женщина» 1894″Служанка» 1896″Голубой горшок и лимон» 1897. Холст, масло. Эрмитаж»Обеденный стол» 1897″Автопортрет»
«Натюрморт с апельсинами 1899″Мастерская на чердаке» 1903. Холст, масло.

Фитцвильямский музей, Кэмбридж, Великобритания»Счастье существования (Радость жизни)» 1905-06 Фонд Барнса, Линкольнский университет, Мерион, Пенсильвания»Матрос» 1906

Необычные портреты Матисса

«Автопортрет» 1900 Цента им.

Жоржа Помпиду

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://art.mirtesen.ru/blog/43087645368/prev

Ссылка на основную публикацию