Картина «зима. каток», к. а. сомов, 1915

Сомов К.А. Зима. Каток. 1915

Сомов К.А.
Зима. Каток1915Холст, масло. 49 х 58

Государственный Русский музей

В картине воплощено общее для круга художников «Мира искусства» увлечение культурой XVIII века. Сцена воспринимается не как реальный момент прошлого, а, скорее, как «некий фантом», ретроспективное видение, вызванное волей художника.

С присущим ему любованием безвозвратно ушедшим миром и одновременно с оттенком легкой иронии художник изображает первый каток в северной столице (он находился возле Юсуповского дворца) зимним вечером.

Здесь разворачиваются несложные бытовые «драмы».

Миниатюрная тонкость письма придает произведению изысканную графичность. Картина весьма показательна для творчества художника, проникнутого ностальгией по прошлому и отмеченного чертами игривости и насмешки.

С 1870-х в Петербурге в среде дворянства стали популярными зимние катки, здесь встречались, беседовали, флиртовали…

«В те годы главною сценой для знакомств… бывали зимние катания …в Таврическом саду, — вспоминает известный издатель и публицист князь В.П.

Мешерский…, — буквально весь бомонд стал кататься на коньках, чтобы ежедневно бывать от 2 до 4 час. … в обществе великих князей». (Мещерский В.П. Мои воспоминания. СПб, 1898-1912. Ч.II. С 3).

Из истории фигурного катания в России

Одно из первых танцевальных выступлений на коньках состоялось в Петербурге 13 января 1865 года на льду Невы напротив Английской набережной.

Этот костюмированный бал был организован обществом любителей катания на коньках. В 1877 году было организовано «Петербургское общество любителей бега на коньках».

Катком в Юсуповском пользовалась первая в России организация конькобежцев-скороходов «Общество ржавого конька».

В том же году был открыт общественный каток в Юсуповском саду на Садовой улице. Он стал центром подготовки фигуристов. В 1878 году на Юсуповском катке прошли первые состязания русских фигуристов. Состязания начались 5 марта при большом стечении публики.

Программа состояла из четырех элементов: скоростной бег (вокруг островов пруда), бег со «стульями» (бег с сидящей на специальном стуле дамой), бег «голландским» шагом (бег под музыку кавалера с дамой), фигурное катание.

Фигурное катание было исполнено тремя лучшими любителями общества Срезневским, Стефаниц и Генсен. Первое место занял Срезневский.

В 1890 году на Юсуповском катке состоялись большие международные состязания. Победил в них А.П. Лебедев (позже названный «дедушкой» русских фигуристов). В 1892 году был создан Международный союз конькобежцев.

Первый чемпионат мира был организован в 1896 году. Учитывая заслуги и достижения русских фигуристов, состязания проходили на Юсуповском катке. Успешно выступили ученики А.П.Лебедева  —  Г.Сандерс и Н.Подусков.

В 1903 году, в честь 200-летия Петербурга, в Петербурге был проведен 8-й чемпионат мира. Трехкратный чемпион России, петербуржец Н. Панин-Коломенкин занял второе место. В 1908 году он одержал победу на международных товарищеских состязаниях над семикратным чемпионом мира шведом У. Сальховом. В том же году, в Лондоне, Панин стал первым русским олимпийским чемпионом по фигурному катанию.

  • ВИРТУАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА «СПОРТ В ИСКУССТВЕ»

Источник: http://virtualrm.spb.ru/ru/node/14047

Зима. Каток — Константин Андреевич Сомов. 1915. Холст, масло. 49×58

В направление «ретроспективных мечтателей», как называли «мирискусников», он внес особый оттенок болезненной остроты и иронии, возникающих от невозможности вернуть былое.

Картина «Зима. Каток» стала воплощением сомовских представлений о «галантном веке».

Художник изобразил людей как кукол-марионеток, тем самым обнажая суть минувшей эпохи — любовь к играм, отсутствие естественности, а порой и подлинной жизни.

Восприятие окружающего мира как своего рода бутафории и отождествление человечества с разрисованным картоном вместо настоящих людей отражают кризисное мироощущение, характерное для художников рубежа XlX-XX веков.

Зимний вечер с синими тенями на снегу, быстро бегущие золотисто-розовые облака, прозрачная гладь льда — все рождает ощущение обаятельной сказки. Но несмотря на бытовой, веселый сюжет катания на коньках — распространенной забавы XVIII века, — эта небольшая ретроспективная сценка проникнута грустным настроением.

Фейерверк (1922)

Сомовские фейерверки, радуги — это своего рода поэтические метафоры, иносказания. В них раскрывает художник свое отношение не только к прошлому, но и к современности, в которой все эфемерно, все загорается и меркнет подобно фейерверку и радуге.

Картины из цикла «Фейерверки» становятся словно квинтэссенцией жизни общества, доживающего последние дни. Сознание обреченности придает особую остроту ощущениям, и действительность становится праздником, полным чувственных соблазнов, манящих красок.

В нервном изломе поз, движений — неотступность мысли о гибели, конце. Сам выбор темы маскарада современники понимали как способ показать мнимость праздничной личины жизни, скрывающей ее истинный грозный лик. Той же цели служили темы театра и «балаганчика».

Они широко использовались в изобразительном искусстве, поэзии, драматургии.

Пленэрность ранних работ в произведениях этого времени часто сменяется театральной условностью освещения. Старинные парки окрашиваются огнями фейерверков в фантастические голубые, розовые и фиолетовые тона, сообщающие миру музыкальную зыбкость и таинственность

Леон Бакст (1866 – 1924)

Лев Розенберг родился 8 февраля (27 января) 1866 года в Гродно в небогатой еврейской семье учёного-талмудиста. После окончания гимназии учился вольнослушателем в Академии Художеств, подрабатывая иллюстрацией книг.

На первой своей выставке (1889) принял псевдоним Бакст — укороченную фамилию бабушки (Бакстер). В начале 1890-х годов выставлялся в Обществе акварелистов. В 1893—1897 годах жил в Париже, часто возвращаясь в Санкт-Петербург.

С середины 90-х примыкал к кружкуписателей и художников, формировавшемуся вокруг Дягилева и Александра Бенуа, который позднее превратился в объединение «Мир Искусства». В1898 году совместно с Дягилевым принимает участие в основании одноименного издания.

Графика, изданная в этом журнале, принесла Баксту славу.

Продолжил заниматься станковой живописью, создав портреты Малявина(1899), Розанова (1901), Андрея Белого (1905), Зинаиды Гиппиус (1906). Также преподавал живопись детям великого князя Владимира. В 1902 годув Париже получил заказ от Николая II на Встречу русских моряков.

В 1898 году Бакст показал работы на организованной Дягилевым «Первой выставке российских и финских художников»; на выставках «Мира Искусства», на выставке «Secession» в Мюнхене, выставках Артели русских художников, и проч.

В 1903 году перешёл в лютеранство ради брака с дочерью П. М. Третьякова Л. П. Гриценко[2].

Во время революции 1905 года Бакст работал для журналов «Жупел», «Адская почта», «Сатирикон», позднее в художественном журнале «Аполлон».

В 1907 году вместе с Серовым он совершил поездку в Грецию, где изучал археологические находки Крито-микенского периода.

Бакст открыл для себя (а потом и для всей Европы), что архаическая Греция — это не белый цвет, который все так популяризировали целые столетия, а буйство красок.

Именно тогда определились основы стиля Бакста: архаическая греческая раскованность костюма в сочетании с роскошью Востока.

С 1907 года Бакст жил в основном в Париже и работал над театральными декорациями, в которых произвёл настоящую революцию.

Он создал декорации для греческих трагедий, а с 1908 году вошёл в историю как автор декораций для дягилевскихBallets Russes («Клеопатра» 1909, «Шахерезада» 1910, «Карнавал» 1910, «Нарцисс» 1911, «Дафнис и Хлоя» 1912).

В 1910 развёлся с Гриценко и вернулся к иудаизму. Всё это время жил в Европе, поскольку, будучи иудеем, не имел вида на жительство вне черты оседлости.

Во время визитов в Санкт-Петербург преподавал в школе Званцевой. В период 1908—1910 годов одним из его учеников былМарк Шагал, но в 1910 году они разорвали отношения.

Бакст запретил Шагалу ехать в Париж, поскольку, по его мнению, это пошло бы во вред искусству Шагала, а в финансовом отношении привело бы молодого художника к голодной смерти (Шагал не рисовал театральных декораций).

Шагал тем не менее поехал, не умер с голоду и нашёл свой стиль живописи.

В 1914 году Бакст был избран членом Академии художеств.

В 1918 году Бакст окончательно разорвал отношения с Дягилевым и Ballets Russes. 27 декабря 1924 года умер в Париже ототёка лёгких.

)

Древний ужас («Terror Antiquus») (1908)

Читайте также:  «молитва о спасении», хуан де хуанес — описание картины

В языческом миропонимании «древний ужас» — это ужас жизни в мире под властью мрачной и бесчеловечной Судьбы, ужас бессилия человека, порабощенного ею и беспросветно покорного (Фатум); а также ужас перед хаосом как бездной небытия, погружение в которую гибельно. Указывают, что от власти древнего ужаса человека освободило христианство с его новой концепцией судьбы, но дехристианизация культуры означает его возврат.

Крупное полотно практически квадратного формата занято панорамой пейзажа, написанного с высокой точки зрения. Пейзаж освещён вспышкой молнии.

Основное пространство полотна занимает бушующее море, которое губит корабли и бьется о стены крепостей. На переднем плане изображена фигура архаической статуи в поколенном обрезе.

Контраст спокойного улыбающегося лица статуи особенно поражает по сравнению с буйством стихий за ее спиной. Возможно, изображена гибель Атлантиды.

Изображённая женская статуя — тип архаической коры, которая улыбается загадочной архаической улыбкой и держит в рукахсинюю птичку (или голубя — символа Афродиты).

Традиционно принято называть статую, изображенную Бакстом — Афродитой, хотя до сих пор не установлено, каких богинь изображали коры. Прототипом статуи послужила статуя, найденная при раскопках на Акрополе. Для несохранившейся кисти руки позировала жена Бакста.

Любопытно, что Максимилиан Волошин указывает на сходство лица архаической Афродиты на картине с лицом самого Бакста.

Островной пейзаж, разворачивающийся за спиной богини — это вид с афинского Акрополя. У подножия гор в правой части картины на первом плане помещены здания, по мнению Пружана — микенские Львиные ворота и остатки дворца в Тиринфе[4].

Это здания, относящиеся к раннему, крито-микенскому периоду истории Греции. Слева группа бегущих в ужасе людей среди построек, характерных для классической Греции[5] — по всей видимости, это Акрополь с его пропилеями и огромными статуями.

За Акрополем — освещённая молниями долина, поросшая серебристыми оливами.

В 1907 году Бакст оформляет организованные Шаляпиным и Дягилевым «Русские концерты» в Париже. В 1908 году Бакст заканчивает работу над картиной «Античным террор» (премия на Международной Выставке в Брюсселе в 1910 году).

В 1909 году высланый из Петербурга Бакст примкнул к балетной труппе С. П. Дягилева «Русский балет». Наряду с А. Н. Бенуа и М. М. Фокиным он был его ближайшим сотрудником Дягилева, а с 1911 года — художественным директором антрепризы.

В полной мере его талант художника-сценографа развернулось в спектаклях: «Клеопатра» («Египетские ночи») на музыку Аренского, С. И. Танее­ва и М. И. Глинки (1909 г.), «Шехеразада» на музыку Римского-Корсакова (1910 г.), «Жар-птица» Стравинского (1910 г.), «Карнавалу» (1910 г.), «Нарцисс» Черепнина (1910 г.), «Видение розы» К.

М. Вебера (1911 г.), «Дафнис и Хлоя» Равеля (1912 г.), «Синий бог» Р. Гана (1912 г.), «Послеполуденный отдых фавна» на музыку К. Дебюсси (1912 г.), «Тамара» на музыку М. А. Балакирева (1912), «Пери» (этому спектаклю не суждено увидеть свет), «Бабочки» (1914 г.), «Игры» (1913 г.), «Легенда об Иосифе» Р. Штрауса (1914 г.

), «Шутницы» на музыку Д. Скарлатти (1917 г.), «Спящая красавица» П. И. Чайковского (1921 г.).

Эскиз декорации к первой постановке «Дафниса и Хлои» (картина 2).

Это он придумывает салют, ослепивший публику «Оперы Гарнье» по случаю премьеры балета «Шахерезада». «Русские сезоны» в Париже оставили незабываемое впечатление не только мастерством артистов балета, но и размахом и колоритом, экзотикой и экспрессией созданных Бакстом костюмов и декораций.

Костюмы по эскизам Бакста, относящие публику к краскам и формам ориентализма и «Большого стиля» Людовика, настолько поражали, что стали выходить за рамки театра и балета. «Париж был подлинно пьян Бакстом», — писал позднее Левинсон.

Мстислав Добужинский так писал об этом периоде: «Проникновение искусства в жизнь через рампу, отражение театра в повседневной жизни, влияние его на область моды — сказалось в том глубоком впечатлении, которое сопутствовало блестящим триумфам «Русских сезонов» Дягилева в Париже.

Общественный поворот вкуса, который последовал за этими триумфами, в величайшей степени обязан был именно Баксту, тем новым откровениям, которые он дал в своих исключительных по красоте и очарованию постановках, поразивших не только Париж, но и весь культурный мир Запада».

Эскиз декорации к балету «Послеполуденный отдых фавна». 1911

Разработанные Бакстом оформительские приемы положили начало новой эпохе в балетной сценографии. Имя Бакста, ведущего художника «Русских сезонов», гремело наряду с именами лучших исполнителей и знаменитых балетмейстеров. Со всех сторон на него сыпались заказы от театров.

Нижинский. 1912

Он активно сотрудничает с Идой Рубинштейн: декорации и костюмы к «Мученичеству Святого Себастьяна» К. Дебюсси (1911 г.), «Тамар» (1912 г.), «Голубой Бог» (1912 г.), «Полдень фавна»(1912 г.), «Елена Спартанская» Д. де Северака (1912 г.), «Пизанелла» (1913 г.) «Смущенная Артемида» (1922 г.), «Федра» (1923 г.), «Истар» (1924 г.).

Эскиз костюма для Иды Рубинштейн к балету «Елена Спартанская»

Для Анны Павловой Бакст разрабатывает декорации и костюмы к спектаклям «Восточная фантазия» (на музыку М. М. Ипполитова-Иванова и М. П. Мусоргского, 1913 г.) и «The Big Show», поставленном в 1916 году в Театре Ипподром в Нью-Йорке.

Работая над эскизами театральных костюмов, Леон Бакст невольно начал оказывать влияние на парижскую, а затем и европейскую моду. Это приводит его к мысли попробовать свои силы в области искусства «высокой моды» В 1912 году он создает «Фантазию на тему современного костюма» для Пакен, получившую большой резонанс в мире Парижской моды.

«Понимая и чувствуя, как редко кто из стилистов, всю магию орнамента и чары красочных сочетаний, он создал свой особый, бакстовский стиль. Этот пряный сказочный Восток пленял необычайным размахом фантазии.

Изысканность ярких цветов, роскошь тюрбанов с перьями и затканных золотом тканей, пышное изобилие орнамента и украшений — все это настолько поражало воображение, настолько отвечало жажде нового, что воспринято было и жизнью. Ворт и Пакэн — законодатели парижских мод — стали пропагандировать Бакста» (М. Добужинский).

«Бакст сумел ухватить тот неуловимый нерв Парижа, который правит модой, и его влияние в настоящую минуту сказывается везде в Париже — как в дамских платьях, так и на картинных выставках» (Максимилиан Волошин).

Бакстовские мотивы видны в работах парижских домов моды Paquin, Callot Soeurs, Drecoll и Babani — это шаровары, тюрбаны, женские лифы, ориентальные подушки. Туалеты, выполненные по его эскизам, поражали яркостью красок, гармонией цветов и изысканностью отделки, драпировки, удачным подбором бисера и жемчуга.

Эскиз костюма для еврейского танца с тамбурином. 1910

Творчество Бакста оказало значительное влияние на сценографическое искусство России и Франции.

В его творчестве проявилось стремление к изысканности, стилизации. Для работ художника характерны смелая композиция, яркая красочность, чувство ритма.

Мастер сценического костюма, Бакст в своих эскизах располагал ряды ритмически повторяющихся цветовых узоров так, что они не только характеризовали сценический образ, но и подчеркивали динамику танца, движений актера.


Евгений Евгеньевич Лансере
(1875—1946)

Евгений Евгеньевич Лансере — художник разносторонний.

Автор монументальных росписей и панно, украшающих станции московского метрополитена, Казанский вокзал, гостиницу «Москва», пейзажей, картин на тему из русской истории XVIII века, он вместе с тем был замечательным иллюстратором классических произведений русской литературы («Дубровский» и «Выстрел» А. С. Пушкина, «Хаджи-Мурат» Л. Н.Толстого), создателем острых политических карикатур в сатирических журналах 1905 года, театрально-декорационным художником.

Читайте также:  Тропический лес с обезьянами, анри руссо, 1910

Императрица Елизавета Петровна в Царском Селе — Евгений Евгеньевич Лансере. 1905. Бумага, наклеенная на картон, гуашь. 43,5×62

Картина свидетельствует о самом понимании исторической живописи в искусстве начала XX века. Так, атмосфера эпохи раскрыта здесь через образы искусства, воплощенные в архитектуре и парковых ансамблях, костюмы и прически людей, через пейзаж, показ придворного быта, ритуалов. Особенно излюбленной стала тема царских шествий.

Лансере изображает торжественный выход двора Елизаветы Петровны в ее загородной резиденции. Словно на сцене театра проходит перед зрителем шествие. Царственно-величаво проплывает тучная императрица, облаченная в тканные одежды удивительной красоты. Далее следуют дамы и кавалеры в пышных нарядах и пудреных париках.

В их лицах, позах и жестах художник раскрывает разные характеры и типы. Мы видим то приниженно-робких, то надменных и чопорных придворных. В показе Елизаветы и ее двора нельзя не заметить иронии художника и даже некоторого гротеска.

Лансере противопоставляет изображенных им людей благородной строгости беломраморной статуи и подлинному величию, воплощенному в великолепной архитектуре растреллиевского дворца и красоте регулярного парка.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Источник: https://zdamsam.ru/a38544.html

Константин Андреевич Сомов. (1869–1939)

Русский художник Константин Сомов родился в 1869 году. Его родители были интеллигентными и высокообразованными людьми. Отец, Андрей Иванович, работал старшим хранителем Эрмитажа.

Он собрал довольно большую коллекцию произведений старых русских и западных мастеров и сам неплохо рисовал. Дом Сомовых часто посещали известные художники, и мальчик слышал разговоры о выставках, театральных постановках.

Мать будущего художника, Надежда Константиновна, стремилась приобщить сына к музыкальному искусству и учила его петь и играть на рояле. Рисовать Константин начал с 3 лет.

В возрасте 10 лет Константин Сомов поступил в частную гимназию, где подружился с Александром Бенуа. Кроме того, он посещал вечерние классы Рисовальной школы, открытой при Обществе поощрения художеств. В 1888 году Сомов окончил гимназию.

Юноша обладал прекрасным голосом и хотел сделать карьеру певца, но любовь к живописи оказалась сильнее. Вскоре Константин поступил в Академию художеств. Учебная программа, по которой велось преподавание, устарела, и многие молодые художники оставляли академию.

Но Сомов продолжал старательно и добросовестно учиться и даже получил несколько академических наград за свои работы.

Большую роль в формировании художественной манеры Сомова сыграл круг общения, в котором юноша вращался. В доме Александра Бенуа Константин встречался со своими товарищами по гимназии. К ним присоединились Лев Бакст и Сергей Дягилев. Молодые люди обсуждали вопросы литературы и искусства, говорили о театре и музыке, читали журналы.

Вскоре в академии были проведены реформы. Преподавать пригласили многих известных художников-передвижников. Во вновь открытых творческих мастерских работали В. А. Беклемишев, И. Е. Репин, А. И. Куинджи, И. И. Шишкин, В. В. Матэ. В 1894 году Сомов начал заниматься в мастерской Репина.

В ранних работах молодого художника чувствуется влияние знаменитого живописца («Портрет Обер», 1896, Третьяковская галерея, Москва).

Некоторое время Сомов увлекался импрессионизмом, но яркая индивидуальность очень скоро проявилась в его работах, особенно в рисунках («Портрет девочки Оли», 1896, Русский музей, Санкт-Петербург).

К. А. Сомов. «Отдых на прогулке», 1896, Русский музей, Санкт-Петербург

Каждое лето художник проводил за городом, работая над масляными, акварельными, карандашными этюдами. Внимание Сомова привлекали самые простые мотивы — лесные поляны, березы, скромные деревенские дворики.

В 1896 году художественная манера молодого мастера несколько изменилась.

Летом семья Сомовых жила в живописных местах, расположенных по Петергофскому шоссе (Стрельна, Ораниенбаум, Мартышкино, Сергиево), где можно было любоваться старинными дворянскими усадьбами, заросшими парками с беседками, мостиками, прудами. Сомов увлекся живописью Ф. Буше, А.

 Ватто и других известных мастеров рококо. Он слушал камерную музыку Моцарта, Глюка, Гретери, Рамо. Именно с этого времени в его пейзажах стали появляться мотивы, связанные с прошлым. Но историзм творчества Сомова не совсем обычен, его скорее можно назвать ретроспективным.

Воображение мастера создало покрытую цветами поляну английского парка, дам в пышных платьях и шляпках и галантных кавалеров, одетых по моде первой половины XIX столетия, в большой акварели «Прогулка после дождя» (1896, Русский музей, Санкт-Петербург).

Очаровательна композиция «Отдых на прогулке» (1896, Русский музей, Санкт-Петербург), в которой также оживают образы далекого прошлого. Дама с кавалером, одетые в костюмы XVIII века, вышли из кареты и подошли к реке.

Впечатление старинной картины подчеркивает овальная форма акварели.

Возможно, главной причиной этого увлечения прошлым являлась неудовлетворенность художника существующей действительностью. Такие настроения на рубеже XIX–XX веков были свойственны многим талантливым русским мастерам — Л. Баксту, Н. Рериху, В. Борисову-Мусатову, М. Нестерову, которые также обращались в своем творчестве к образам прошлого. В 1911 году критик С. П.

 Яремич писал: «…Сомов по своей природе мощный реалист… и драматизм его положения заключается в раздвоении, в которое попадает каждый выдающийся русский живописец.

С одной стороны, его влечет и манит жизнь как самое ценное и восхитительное, с другой стороны, несоответствие общей жизни с жизнью художника отвлекает его от современности в иные области, более далекие, где художник предоставлен самому себе».

Хотя Сомов любуется старинной архитектурой, обстановкой, одеждой своих героев, его отношение к ним несколько иронично.

Персонажи его картин обладают привлекательностью и очарованием, но они не похожи на живых людей, это скорее легкие призраки, готовые исчезнуть при малейшем дуновении ветерка («Две дамы на террасе», 1896, Русский музей, Санкт-Петербург; «Дама у пруда», 1896, Третьяковская галерея, Москва).

К. А. Сомов. «Дама в голубом» (портрет Е. М. Мартыновой), 1897–1900, Третьяковская галерея, Москва

Большинство работ Сомова этого времени выполнено акварелью. Такая техника позволяла ему передать самые тонкие цветовые градации и прозрачность света. Фигуры на картинах кажутся необыкновенно грациозными, а предметы — изящными и воздушными.

Краски акварелей свежи и звучны, именно с помощью цвета художник создает объемы. Иногда, чтобы добиться большей художественной выразительности и красочности, наряду с акварелью, Сомов использовал белила, гуашь, бронзу. Наставник Сомова, И. Репин, увидел несомненный талант молодого художника.

Но знаменитого передвижника, твердого приверженца реализма не могло обрадовать выбранное учеником направление, и Сомову пришлось оставить Академию художеств. В 1897 году он уехал в Париж, где уже жили А. Бенуа, Е. Лансере, Л. Бакст.

Вместе с ними он посещал Лувр, Люксембургский музей и Карнавале, бродил по окрестностям Парижа и ездил в театры.

Большое удовольствие Сомову доставляли поиски старинных вещей и книг в антикварных и букинистических магазинах. В академии Коларосси он рисовал обнаженную натуру.

К. А. Сомов. «Поцелуй». Заставка для журнала «Jugend», 1904, частное собрание, Москва

В 1898 году вместе со своими единомышленниками Сомов вошел в новое объединение «Мир искусства», главной целью которого стала организация выставок и издание художественного журнала. Главную роль в создании «Мира искусства» сыграли С. П. Дягилев и А. Н. Бенуа.

Кроме Сомова, в работе объединения приняли участие Л. С. Бакст, М. В. Добужинский, Е. Е. Лансере, А. П. Остроумова-Лебедева, Я. И. Билибин, А. Я. Головин, И. Э. Грабарь, К. А. Коровин, Б. М. Кустодиев, В. А. Серов, Н. К. Рерих и др.

Вместе с А. Бенуа, Е. Лансере, Л. Бакстом Сомов принимал участие в оформлении журнала «Мир искусства». Его рисунки украшали обложки, титульные листы, он создавал виньетки, занимался разработкой шрифтов.

Работал художник и для других изданий. Эти рисунки отличаются совершенством линий, изяществом, в них переплетаются причудливые узоры из фруктов, цветов, листьев («Поцелуй».

Заставка для журнала «Jugend», 1904, частное собрание, Москва).

К. А. Сомов. «Итальянская комедия», 1914, частное собрание, Москва

Наряду с книжным оформительством, Сомов занимался декоративно-прикладным искусством. Он создавал эскизы для ювелирных украшений, вееров, табакерок. Увлекала художника и скульптура. По моделям, выполненным мастером, Императорский фарфоровый завод сделал несколько статуэток («Влюбленные», «Влюбленный», «Дама, снимающая маску» — все 1905).

Важное место в творчестве Сомова занимают портреты. Один из лучших — «Дама в голубом» (портрет Е. М. Мартыновой, 1897–1900, Третьяковская галерея, Москва). На полотне изображена молодая женщина, которую художник знал с юных лет, — Елизавета Мартынова.

Хотя и здесь художник обращается к мотивам прошлого (за спиной модели, одетой в платье 1840-х годов, расположились отдыхающие — дама и кавалеры в костюмах первой половины XIX века), эта картина не похожа на прежние акварели. Женщина задумчиво смотрит на зрителя, ее взгляд полон глубокой печали.

Поразительно точно сумел Сомов передать душевное состояние модели, чувства горечи и тоски. Неудавшаяся художница, страдавшая туберкулезом, Мартынова прожила недолгую жизнь, полную разочарований.

Читайте также:  Картина танец, анри матисс, 1910

Многие портреты Сомова, как и его пейзажи, отличаются большой реалистичностью. В то же время особое своеобразие творчеству художника придают произведения с мотивами прошлого. Но теперь это уже не легкие и изящные, а более сложные, полные таинственной притягательности образы. Такова картина «Эхо прошедшего времени» (1903, Третьяковская галерея, Москва).

На фоне интерьера дворянского дома изображена юная девушка в бальном платье. Она неподвижно застыла перед зрителем, опустив худые руки и вытянув обнаженную тонкую шею. На ее губах играет насмешливая улыбка. Во всем облике грациозной девушки-подростка ощущается чувственное очарование.

Такой же загадочной кажется и сидящая на диване женщина в старинном платье на картине «Дама в розовом» (1903, Третьяковская галерея, Москва). В этих женских образах художнику удалось выразить внутреннюю надломленность, свойственную многим его современницам, жившим на рубеже веков.

К. А. Сомов. «Зима. Каток», 1915, Русский музей, Санкт-Петербург

Главным мотивом творчества Сомова в первые десятилетия XX века становятся любовные сцены на фоне пейзажа или интерьера. Кавалеры в атласных камзолах и дамы в кринолинах сидят в беседках и на скамейках в парке, прогуливаются по аллеям.

Изображая своих персонажей в забавных ситуациях, автор как будто смеется над ними. Критик В. Дмитриев писал в 1913 году: «Сомов как никто проник в интимную сущность эпохи фижм и пудры, он связан с этим временем духовными узами.

Но вместе с тем сомовские произведения — едкий разрушительный анализ нашего XVIII века.

Его „ретроспективные мечтания“ — не возрождение художественной культуры екатерининских времен, но осуждение ее (здесь ирония истории!), и сказанное так решительно, как не сказали бы сотни книг… Сомовские люди — призраки, играющие в людей, мертвецы, пытающиеся вновь двигать застывшими членами, вновь думать и любить, потревоженные злой властью художника».

В годы революции 1905 года Сомов работал в журнале политической сатиры «Жупел». Он сочувствовал революции. После ее поражения в живописи мастера появились скептические настроения.

Картины этого периода откровенно насмешливы и эротичны («Осмеянный поцелуй», 1908, Русский музей, Санкт-Петербург).

В 1910-х годах в произведениях Сомова появляются образы героев комедии дель арте — Арлекин, Коломбина, Полишинель, Пьеро («Арлекин и дама», 1912, Третьяковская галерея; «Итальянская комедия», 1914, частное собрание, Москва).

Актеры стараются развеселить зрителей, и невозможно понять, реальная ли это жизнь или спектакль, который скоро закончится, а его герои исчезнут. В такой же манере выполнена и картина «Зима. Каток» (1915, Русский музей, Санкт-Петербург). Катающиеся на катке дама и кавалер кажутся актерами, разыгрывающими перед зрителем комедию.

Сомов получил большую известность не только на родине, но и за рубежом. В 1903 году его выставки были организованы в Петербурге, Берлине, Гамбурге, Лейпциге. Музеи и частные коллекционеры охотно покупали картины художника, а издатели заказывали ему оформление и иллюстрирование книг.

В 1913 году Сомову присвоили звание академика, а в 1918 году он стал профессором Высшего художественного училища по живописному отделению. Последние четырнадцать лет своей жизни Сомов провел во Франции. Тоскуя по родине, он писал уже не одетых в изысканные наряды дам, а крестьянских девушек.

К этому периоду относятся также многочисленные натюрморты с цветами и портреты («Портрет С. В. Рахманинова», 1925, Русский музей, Санкт-Петербург).

Источник: http://mirror7.ru.indbooks.in/?p=296306

Зима Каток Картина Сомова Описание

forkoba.bitballoon.

com› Зима Каток Картина Сомова Описание ▼ ▼ ▼Зима Каток Картина Сомова Описание 4,7/5 9766reviews

Содержание • • • • • История создания [ ] входил в и, как и другие «мирискусники», он стремился отмежеваться от стиля второй половины XIX века с его идеями, просветительства и «пользы», манифестом которых стали философские и эстетические работы.

Творчеству Сомов противопоставил жанр обращения к миру прошлого, в эпохи. Вскоре после возвращения из-за границы Сомов начинает работу над тремя картинами: «Вечер», «Остров любви» и «Дама в голубом», которые стали истинным манифестом художника и всего «Мира искусства», эстетики ушедшего и прекрасного мира.

В образе таинственной Прекрасной Дамы художник изобразил свою бывшую соученицу по (1868–1905). Иногда предполагают, что она была одним из немногочисленных женских увлечений художника. Работа продвигалась с перерывами, так как Мартынова уже была тяжело больна и несколько раз выезжала на лечение. Картина была закончена в 1900 году и в первый раз выставлялась под названием «Портрет».

Описание картины «Портрет Александра. Константин Андреевич Сомов. Дама в голубом (картина Сомова). — Картина и её краткое описание на сайте музея.

Затем художник стал называть её «Портрет дамы в голубом платье», в музейной же традиции закрепилось более краткое «Портрет дамы в голубом». Известно, что Мартынова была решительно против продажи картины кому бы то ни было. Узнав вскоре после первого показа картины о предложении купить её у художника, она пишет Сомову.

Оформление Уголка Мойдодыра Для Нач. Школы. Может быть, Вы будете удивлены, Константин Андреевич, получив это письмо, и тотчас приедете ко мне, станете меня с улыбкой и некоторой иронией убеждать смотреть на вещи иначе, но это мне всё равно.

Сегодня ночью я проснулась и не спала от одной назойливой и мучительной мысли: „Вы не должны и не имеете права продать мой портрет“.

Я позировала Вам для Вас, для чистого искусства, а не для того, чтобы Вы получили за мою грусть в глазах, за мою душу и страдания деньги. Я не хочу этого!

Оставьте портрет у себя, сожгите его, если Вам так жаль отдать его мне, подарите его даром в галерею. Тем не менее три года спустя портрет был всё-таки продан Сомовым Третьяковской галерее. Через год, в 1905, 37-летняя Мартынова скончалась от чахотки. Художественные особенности [ ] Подруга Мартыновой М. Ямщикова так описала свои впечатления от портрета. Это — женщина конца XIX века.

Всё в ней характерно: и болезненная хрупкость, и чувство щемящей тоски, печаль в её больших глазах и плотной линии скорбно сжатых губ. И та естественная бледность, которой в XVIII веке добивались лишь искусственными снадобьями.

Чтобы ярче передать утончённость образа, художник прибегает к, добиваясь тончайших красочных нюансов, прозрачных голубых теней в живописи лица и открытых плеч. Замечательны по своей выразительности жесты прекрасно написанных рук.

В левой, поднесённой к груди, и в бессильно опущенной правой есть что-то невыразимо беспомощное. Обычно в своих портретах К. Сомов не столь открыто пользовался жестом как средством характеристики, но «Дама в голубом» стала исключением. На заднем фоне видна мужская фигура, с которой ассоциируют самого Сомова.

Она подчёркивает одиночество героини: мужчина здесь, но не с нею. В рецензии 1913 года заметил, что в портретах Константина Сомова, в его отношении к жизни как к «маске небытия» таится «скорбное сознание своей одинокости в этом мире, слишком призрачном, чтобы верить ему до конца». Также [ ] • Примечания [ ].

Источник: https://forkoba.netlify.com/zima-katok-kartina-somova-opisanie.html

Ссылка на основную публикацию