«муки творчества», леонид осипович пастернак — описание картины

Труд писателя

Творчество, в какой бы области человеческой культуры оно ни протекало, всегда содержит в себе преодоление многочисленных трудностей. По самому своему существу оно представляет борьбу с инерцией, косностью, застоем. Только одна «добрая посредственность работает самодовольно, просто, до шаблонности — без мучений» (Репин).

Творчество предполагает мучительные переживания, возникающие при первой попытке подыскать явлениям действительности своеобразное выражение. Затруднения эти не извечны: поэт твердо убежден, что «нет мысли, которую человек не мог бы себя заставить выразить ясно и убедительно для другого».

Так утверждал Некрасов, поэт-демократ, превосходно понимавший объективно-материальную функцию художественного слова. Но одно дело — быть убежденным в потенциальной мощи этого слова и другое — увидеть, как слово это непроизвольно и свободно передает ту мысль, которой оно порождено на свет.

Это естественное противоречие между содержанием и формой приводит нас к тому, что в психологической науке условно называется «муками творчества».

Психологи накопили богатый фонд признаний об этих «муках»51. Скульпторы, живописцы, музыканты на разные лады признавались в том, с какими трудностями претворяется их мысль в мраморе, краске или мелодии.

Эти мучительные переживания знакомы и писателям, неоднократно переживавшим моменты творческого «штиля», когда поэт на время теряет способность творить, когда он, по выражению Блока, «лишается сил» и «завирается».

Многие писатели могли бы, вслед за Короленко, сказать: «Иногда все это стоит в голове, сажусь, пишу и затем все бросаю, как будто и все написано, что надо, да не так, как я требовал от себя и от предмета». Это явление глубокого разрыва между замыслом и исполнением, между «мыслью» и пока еще не адекватным ей словом привлекало к себе внимание многих психологов.

51 См., например, книгу: С. О. Грузенберг. Психология творчества. М., 1923, стр. 45–46.

Писателю приходится искать такие средства выражения, которые бы соответствовали избранному им реальному предмету. Однако «соответствие» это не открывается заранее, оно может быть обнаружено только в процессе упорной работы.

Художнику предстоит изобразить расстилающуюся перед ним действительность средствами своего во многом еще несовершенного мастерства.

Писатель отчетливо чувствует слабость имеющегося в его распоряжении оружия слова, которое столь часто бывает «бессильно» раскрыть «полнокровие» развивающейся и непрерывно меняющейся действительности.

К тому же материал слова «не дается» в руки писателя: идея, образ, композиция, язык, самое собирание материала требуют громадного труда.

Как указывал Горький, «литератор работает с материалом живым, гибким, крайне сложным, разнообразных качеств, чаще всего материал этот стоит перед ним как загадка, тем более трудная, чем меньше литератор видел людей, меньше читал и думал о них, о причинах их сложности, о разнообразии и противоречиях качеств людей…

Этот материал обладает весьма значительной силой сопротивления воле писателя, который желает придать избранной и воображаемой единице форму, типичную для единиц или иной группы».

Сопротивление поэтического творчества действительности имеет в то же самое время и обратную направленность: факты реальной жизни не поддаются художественному изображению — хотя бы потому, что писатель зачастую не может подняться над эмпирией этих фактов, бессилен осмыслить действительность в полновесных образах.

«Муки творчества» могут быть обусловлены прежде всего трудностями отбора, когда молодой и неопытный писатель теряется перед необозримым богатством жизненных впечатлений.

Последние его подавляют; он не может выделить из них наиболее для себя интересное и идет по пути тематического эклектизма, отзываясь на самые различные явления внешнего мира и всюду оставаясь неглубоким наблюдателем. Эти трудности «отбора» характеризуют путь развития таких писателей-«фактографов», как Боборыкин или Вас. Немирович-Данченко.

Ни тот, ни другой не решили столь важной для писателя проблемы субъективного отбора, не отмежевали себе в жизни определенный круг интересующих их явлений.

Другая разновидность мук творчества связана с трудностями художественной интерпретации. Писатель обрел «свою» тематику, но он испытывает затруднения там, где ему приходится подвергать эти избранные явления художественному истолкованию.

Нет сомнений в том, что именно трудности художественной интерпретации испытывал Решетников.

Автор «Подлиповцев» знал свою тему, однако ему нередко было трудно дать художественно-своеобразное истолкование явлениям русской действительности, хорошо ему знакомым.

И, наконец, третья разновидность обусловлена трудностями поэтического воплощения. Это наиболее частая у великих писателей разновидность творческих затруднений. Здесь художник озабочен не тем, что у него нет своей темы, и не тем, что ему недостает своеобразия истолкования. Его тревожит зияющая пропасть между мыслью и средствами ее материализации.

Писателя шокирует беспомощность образных средств, безмерно отставших от его грандиозных замыслов. Источником этого вида мучительных переживаний художника является трудность найти подходящее слово. В этом случае с наибольшей резкостью выступает исконная особенность поэтического слова — его многозначность.

Художнику слова предстоит из множества значений избрать одно, всего более соответствующее его замыслу.

Гоголь нередко испытывал подлинные страдания, предавая огню то, что он сам считал незрелым и недостойным своего таланта. Ему были хорошо знакомы те периоды «летаргического умственного бездействия», которые приходилось преодолевать в процессе упорной борьбы с препятствиями.

Автор «Мертвых душ» лучше многих своих современников чувствовал, как порою «беден» его талант, бессильный обнаружить то, что «громоздилось» в душе писателя. Пожалуй, с наибольшей болью переживал это Достоевский, особенно резко чувствовавший разрыв между замыслом и выполнением. Этот разрыв мучил Достоевского и во время работы над «Селом Степанчиковом» и в работе над «Идиотом».

Он работал над «Бесами» в период непрерывных изменений в понимании основной проблемы романа и постоянных сдвигов в трактовке его главных образов. Роман писался со множеством «остановок и переворотов в работе». «Тон и манера рассказа» давались Достоевскому с неимоверным напряжением — он вынужден был писать весь год, уничтожая и переиначивая написанное.

В результате подобных сомнений и разочарований голова романиста «обращалась в мельницу», это была «страшная каторжная работа свыше сил моих».

Все это были именно муки воплощения, ничуть не касавшиеся самого замысла: «Выходит решительная дрянь; а бросить невозможно, потому что мысль слишком мне нравится». Это обстоятельство давало романисту новые силы, помогало ему «не упасть духом» и «возбудиться» для дальнейшей борьбы с противящимся материалом.

В одном из своих писем Гоголь говорил о том, что самые «сокровенные чувства становятся пошлыми, когда облекаются в слова». Ни один художник слова не переживал это явление с такой болью, как Флобер, творческие муки которого были связаны прежде всего с преодолением сопротивления слова.

«Каким тяжелым кажется перо, когда приходится рассекать им мысль и бороться с ее течением», — замечал Флобер, тем самым характеризуя главную трудность в своей творческой работе. «Придется мне испытать все ужасы стиля», — решал французский писатель, и он действительно узнал эти «ужасы» во всем их объеме.

Флобер непрерывно испытывал, как «трудно передать словами неясное» и как неуловимо то единственное, подлинно верное слово, точно и ясно выражающее смысл, который желает придать ему художник. «Вот-вот пойман стиль, фраза так и вертится на языке, но пока еще ничего не выходит».

Друзья, близко наблюдавшие процесс творчества Флобера, указывали на то, что его муки были связаны с задачами словесного воплощения. По свидетельству Золя, «малейшая ошибка приводит» Флобера «в отчаяние, мучит его, как будто он совершил дурной поступок».

Всем ли писателям были знакомы эти муки творческого труда? Мы не решились бы утверждать это категорически. Гёте, по-видимому, не испытывал подобных тягостных переживаний — он недаром советовал писателю спокойно относиться к непродуктивному часу и выжидать нового творческого подъема.

Пушкин склонен был в этих случаях прекращать работу: «Усталый, с лирою я прекращаю спор». Точно так же поступал и Чехов, который спокойно констатировал, что его роман находится «на точке замерзания», что он «сел на мель в ожидании прилива». В высшей степени характерен совет его брату не форсировать творческого процесса: «Уважай ты себя.

.. не давай рукам воли, когда мозг ленив».

Лишь немногие из великих писателей прошлого работали так легко, как, например, Жорж Санд. Большинству не была, по-видимому, присуща и творческая уравновешенность Гёте и Пушкина.

Как правило, писатели испытывали муки творчества, которые и были у них как бы неотъемлемой частью творческого процесса. Именно так считал Л. Толстой, но это не останавливало его творческой работы.

«Труд и мучения, — говорил он, — есть самое лучшее из того, что я делаю на свете».

«Муки творчества» по своей психологической природе представляют собою издержки производства, без которых самое это производство невозможно.

В муках творчества заложено наслаждение, которое с особой отчетливостью проявлялось, например, в труде Бальзака, признававшегося: «Наслаждение, когда один плывешь по чистому озеру среди цветов и скал при теплом ветерке, может служить слабым подобием того счастья, которое я испытываю, погружаясь в поток, я не знаю какого, света, когда я вслушиваюсь в неясные и странные голоса вдохновения, когда из невидимого источника образы текут в моем трепещущем мозгу».

Психологическая подоснова этого явления ясна: ведь процесс писания — это процесс преодоления писателем многочисленных трудностей, и, как всякое преодоление трудностей, оно неизбежно порождает в художнике глубокую радость.

Эта сложность переживаний творчества типична для всех родов искусства.

Только ремесленники не знают радости творчества, как не знают они и тех трудностей, на мучительное преодоление которых художник мобилизует свое чувство и разум, свою несгибаемую волю к победе.

Источник: https://bookap.info/genpsy/tseytlin_trud_pisatelya/gl26.shtm

Муки творчества

Муки творчества – не в том, что у тебя не получается творить. А в том, что у тебя нет такой возможности в тот момент, когда тебе сильней всего этого хочется.

 

Люди делятся на творческих и нет. Последним живется просто и легко. Им не ведомы муки творчества. Они ничего не создают. Не сочиняют, не рисуют и не строят. Их мозг не разрывает от идей. Они просто живут — заполняя жизнь вечноработающим зомбоящиком, играми и трёпом в соцсетях.

Творческим людям такого кайфа не дано. Наоборот – «мусор в эфире» им дико мешает. Мешает думать. Независимо от того, в чём заключается их творчество – в шитье кукол, написании романов или создании сайтов и вечных двигателей. Потому что они постоянно думают. Некоторые – даже во сне.

А потом просыпаются с готовыми идеями, как Менделеев и как мой муж. А так как процент творческих людей по отношению к общей массе населения ничтожно мал, то большинство считает их ненормальными и искренне не может их понять. «Тебе телевизор думать мешает? Так ты не думай! Потом подумаешь».

Только и делов.

Читайте также:  «на концерте», оноре домье — описание картины

Когда читаешь биографии выдающихся людей, создаётся впечатление, что многие учёные и писатели были натуральными психами. Теперь я знаю, почему. Когда мозг переполняют мысли и идеи, а возможности воплотить их нет – мозг взрывается, и человек сходит с ума. Становится агрессивным. Или депрессивным. Короче, психом, как считает большинство «нормальных», необременённых творческими муками людей.

Муки творчества – не в том, что у тебя не получается творить. А в том, что у тебя нет такой возможности в тот момент, когда тебе сильней всего этого хочется.

Тебя распирает от мыслей, в голове крутится куча идей, символы складываются в формулы, а фразы – в роман… Ты счастлив, рад, воодушевлён и рвёшься поскорей всё это воплотить или хотя бы на бумагу набросать… а у жизни на тебя другие планы.

Конечно, можно убедить себя, что есть вещи поважнее каких-то там осеняющих тебя историй, мыслей, формул и комбинаций. Которые, как на зло, захватывают тебя в самый неподходящий момент. Когда надо идти на работу. Или готовить обед ребенку, который вот-вот из школы придёт, а кусок из романа на хлеб не намажешь и формулу, будь она трижды гениальной, на десерт не подашь.

Когда подобные обломы, помноженные на чувство долга, повторяются изо дня в день, ты в конце концов смиряешься и отключаешь мозг. Волевым решением. Чтоб не разорвало. Из чувства самосохранения отказываешься от своего предназначения. Позволяешь интересным мыслям утекать в небытие и начинаешь жить как все. По шаблону, как большинство. Которому удобно не думать. В самом деле. Зачем?

Зачем придумывать что-то своё, если можно перепостить или процитировать чужое? Зачем заморачиваться технической стороной фотосъемки, если любую фотку можно прогнать через фильтр и хвастаться потом в инстаграме этим лубочным, простигосподи, «шедевром»? Зачем вообще о чём-то думать? Ведь можно включить «народный» сериал, сюжет которого просчитывается на дцать серий вперёд – и гордиться своей сообразительностью. Можно ржать вместе с закадровой «группой поддержки». Пить пиво каждый день с друзьями или без. Висеть на телефоне и в сети. Думать только о насущном – что пожрать и с кем поспать. И муки творчества тебя покинут. Стопудово.

Мне часто говорят: «Что значит «нет возможности писать»? Захотела бы – нашла возможность». Раньше, когда на титульном листе какой-нибудь из книг я видела надпись-посвящение мужу, жене или друзьям, мне казалось, что это простая вежливость. Ну, или дань любви. А оказалось – нет. Не дань.

А искренняя благодарность. За то, что близкий человек сумел понять и дал возможность творить. И не важно, как он это сделал. Избавив тебя от необходимости зарабатывать на хлеб насущный и подарив тебе свободное время.

Или создав в доме тишину и позаботившись о том, чтобы тебя никто не отвлекал.

Это всё не просто так. Знаменитые писатели знали, что делали, когда до обеда, а то и на весь день запирались от всего мира в кабинете в каком-нибудь Переделкине. Или уезжали по осени в Болдино. То же самое – учёные, музыканты и художники. Я не знаю, как они это делали.

Поступались принципами, ссорились с близкими, увольнялись со службы, голодали или уходили в монастырь – но они делали это. Они выгрызали у жизни возможность творить. И благодаря этому мир увидел их творения. Многие из которых по-настоящему гениальны. Какими бы ненормальными не считало общество авторов этих творений.

Общество, которое в большинстве своём вообще ничего не создало.

Когда я писала свою первую книгу, я выперла детей на дачу и отключила телефон. Я вставала рано утром, включала ноутбук и с воодушевлением писала до самого вечера. За окном горело и пылало горячее лето 2010-го.

Вокруг всё плавилось от сорокаградусной жары, насквозь пронизанной дымом торфяников. Люди страдали, изнывали и покупали кондиционеры. А я была так воодушевлена работой, что ничего не замечала. У меня не было даже вентилятора – но мне было классно.

Потому что у меня была возможность творить, не отвлекаясь ни на что.

Муки творчества – это не когда ты сидишь и мазохистски пытаешься выдавить из себя хоть что-нибудь. Настоящие муки творчества – когда из тебя прут идеи, а у тебя нет возможности немедленно их оформить и сохранить все до единой.

А если вы считаете иначе… Смотрите лучше сериал.

© Текст и фото — Светлана Доможирова.

Источник: http://noorysan.ru/muki-tvorchestva/

Художник Леонид Пастернак, оставшийся в тени своего всемирно известного сына

?amarok_man (amarok_man) wrote,
2018-05-11 11:01:00amarok_man
amarok_man
2018-05-11 11:01:00

Леонид Осипович Пастернак. Автопортрет. / Борис Пастернак — сын художника.

Леонид Осипович Пастернак (1862-1945) — русский живописец и график еврейского происхождения, великолепный мастер книжной иллюстрации, а еще разносторонний и очень талантливый человек, сумевший передать свой талант и творческие способности своим детям, среди которых был всемирно известный писатель Борис Пастернак. Но, к большому сожалению, само имя гениального художника по иронии судьбы долгие годы было в забвении.

Леонид Пастернак родился в Одессе в 1862 году в большущей еврейской семье.

Шестого ребенка родители нарекли двойным именем Абрам-Исаак, но все его звали только Леонидом, которому не просто жилось с такой путаницей в именах и в фамилии, потому как первоначальная ее версия была не Пастернак, а Постернак. В связи с этим художнику частенько приходилось писать пояснительные записки в официальных учреждениях.

Семья Пастернаков, будучи одной из древнейших и уважаемых еврейских семей, считала, что их род берет начало от самого царя Давида. И мать с отцом мечтали, что их младшенький станет «аптекарем, или лекарем, или, на худой конец, «ходатаем по делам»».

Но мальчишку очень увлекало рисование, которым занимался тайком, чтобы родители не видели. А творил Леонид свои «шедевры» обычным черным углем.

А однажды дворник их двора попросил мальчика нарисовать картинки на охотничью тему и пообещал заплатить по пять копеек за каждую работу, чтобы украсить ими дворницкую.

С заданием мальчуган справился на отлично: в 6 лет к нему пришло признание и первый заработок.

И годы спустя Леонид Пастернак, вспоминая того судьбоносного дворника, будет называть его — «мой Лоренцо Медичи». Да и пристрастие рисовать углем и простым карандашом, заложенное с детства, останется у художника до конца его дней.

По настоянию родителей Леонид поступает в Московский университет на медицинский факультет, где его сразу же оттолкнул предмет — анатомическое строение человека.

Он так и не смог преодолеть отвращение к трупам, однако ту ее часть, что следовало знать художнику, он все же освоил.

После чего подал прошение о переводе на юрфак Московского университета, а позже и вовсе перевелся в родной город.

Новороссийский университет в Одессе был единственным во всей Российской империи, дававший право студентам выезда за границу. Воспользовавшись случаем, Пастернак поехал в Германию и поступил в Мюнхенскую королевскую академию. По конкурсному отбору он прошел первым номером! Да и закончил он академию с золотой медалью, при том умудрится получить экстерном и диплом юриста.

Талантливый молодой художник вернулся в Москву с целым арсеналом учебных экспериментальных работ, которые вмиг разобрали коллекционеры.

И тут Пастернаку пришел час идти на службу в армию, где так же в свободное время плодотворно работал над живописью.

Большое полотно, написанное под впечатлением от службы — «Вести с родины», прямо с мольберта купил Павел Третьяков для своей коллекции.

Вскоре художник женится на довольно известной пианистке Розалии Кауфман. Молодожены обоснуются в Москве, а по истечению года у них родится первенец, в будущем ставший лауреатом Нобелевской премии — мастер литературного слова Борис Пастернак. Затем на свет появятся сын Александр — будущий архитектор, две дочери — Жозефина и Лидия.

Пастернак причислял себя к одному их первых русских импрессионистов, ничуть не опасаясь непонимания и холодного отношения к импрессионизму в России в целом. «Он был более модернист, чем Репин.

Он позволял себе быстрые обобщения и приблизительные текучие контуры в духе парижских голландцев, а также резкие превращения линии в пятно, что было не по зубам тому же Репину, незнакомому с мюнхенской школой.

А своим немецким товарищам Пастернак не уступал во владении колоритом, умея добиться свечения в интерьере мягкого и цветного, как у импрессионистов, и драматичного, в духе основательно подзабытого всеми караваджизма», — писала историк искусства о Пастернаке Елизавета Плавинская.

Однажды на выставке работ передвижников, где Леонид Осипович выставлял и свою работу «Дебютантка», произошло знакомство двух талантливых мастеров — пера и кисти. Супруги Пастернаки были представлены Льву Толстому, позже в доме у которого стали частыми гостями.

Их дружба вылилась в тесный и плодотворный творческий союз. Пастернак проиллюстрировал множество произведений Льва Николаевича, в том числе и роман «Воскресение», иллюстрации к которому в 1900 году были выставлены на Всемирной выставке в Париже.

«Зеркало» Льва Толстого — так называли в те годы Леонида Пастернака, в подтверждение чего следует сказать, что художник создал не только огромное количество иллюстраций к его творениям, а и тридцать шесть портретов писателя.

А когда полотно Пастернака «Студенты» было приобретено Люксембургским музеем в Париже, это стало знаковым событием в России, о котором восторженно писала одесская пресса: «Люксембург — один из первых художественных музеев в мире.

Сюда может попасть только очень большой художник, и то, если он француз. Картин, принадлежащих иностранцам, в Люксембурге всего несколько. Русских картин ни одной».

Вот так работа русского художника стала первой, удостоенной чести быть украшением самого известного музея мира.

К тому же Леонид Пастернак написал огромное множество портретов великих и знаменитых современников. Ему позировали Рубинштейн и Скрябин, Гершензон и Горький, Мечников и Эйнштейн. С последним его связывали дружеские отношения очень многие годы. Художник создал серию портретов знаменитого ученого.

Читайте также:  «вечер», исаак ильич левитан — описание картины

К тому же Пастернак считается одним из основателей ленинианы. Посещая партийные съезды и конгрессы, делал множество набросков и зарисовок вождя и других политических деятелей. Он был первым из художников академического направления, удостоенный такой чести правительством страны Советов. Однако впоследствии многие из этих портретов, были уничтожены новой властью.

Художник попал в опалу и был вынужден выехать в 1921 году с семьей в Германию, по иной же версии он ехал туда на лечение. Вернуться в Россию ему уже было не суждено. В 1938 году пришедший к власти фашизм заставил Пастернака покинуть Германию. А в мае 1945 года он умер в Оксфорде. (Великобритания).

Первая персональная экспозиция работ художника в СССР состоялась в 1979 году в Третьяковке, а через 22 года там же прошла еще одна выставка под названием «Пастернак в России и Германии». К 150-летию со дня рождения были выставлены творения мастера на его родине — в Одессе. Полотна мастера на сегодняшний день являются украшением крупнейших музеев мира и коллекционных собраний.

https://www.liveinternet.ru/users/5144129/post430080265/

Источник: https://amarok-man.livejournal.com/3452567.html

Пастернак Леонид Осипович: картины, биография

Искусство и развлечения 9 мая 2016

Не всем известно, что отцом знаменитого русского поэта и писателя Бориса Пастернака является не менее талантливый человек, а именно художник Пастернак Леонид Осипович. О его творчестве и пойдет речь в этой статье.

Детство

Молодой художник Пастернак Леонид Осипович (1862-1945 — годы жизни), чье настоящее имя звучит как Аврум Ицхок-Лейб, вырос в бедной одесской семье. Будущий талантливый живописец был самым младшим из шести детей. Мальчик очень рано начал проявлять творческие способности.

Однако, несмотря на очевидную одаренность своего ребенка, родители восприняли увлечение Лени без энтузиазма. И все же молодой художник не отказался от занятий в художественной школе. Обучение изобразительному искусству мальчик продолжал и после окончания гимназии.

Хотя Леонид выбрал в качестве специальности врачебное дело, он параллельно с учебой в университете совмещал посещения студии мастера Е. Сорокина.

Более того, учеба по специальности дала будущему художнику возможность досконально изучить особенности человеческого тела, его специфику в движении и статике.

Далее учеба мастера приняла еще более неожиданный поворот. В двадцать один год Леонид внезапно сменил профессию и продолжил учебу уже на юридическом факультете. Однако и на этом жизненные поиски не закончились, и уже спустя непродолжительное время он оставил родной город и уехал попытать судьбу в Германии.

Жизнь за границей

Поселившись в Мюнхене, Пастернак Леонид Осипович посвятил несколько семестров изучению живописи в Королевской Академии изящных искусств.

Именно там жизнь свела мастера с матерью известного русского художника Серова, которая в то время организовала кружок. Именно эта встреча стала знаковой как для семейства Пастернаков, так и для семьи Серовых.

Знакомство Леонида Осиповича с этой женщиной положило начало многолетней дружбе между несколькими поколениями.

Видео по теме

Первые публикации

Во время сессии художник на некоторое время возвращался в Одессу, где впервые опубликовал свои работы в журналах юмористического характера. Это были наброски, карикатуры, эскизы, этюды. Как намного позднее признавался художнику сам Максим Горький, именно в то время Пастернак запечатлел первого, по выражению писателя, «босяка» в отечественной литературе.

На этом тренировки мастера не закончились. После выпуска из университета Пастернак Леонид Осипович, биография которого пополнилась еще одним важным достижением, служил вольноопределяющимся. Даже во время прохождения воинских обязанностей он не переставал делать наброски и небольшие зарисовки. Так формировался его авторский стиль.

Личная жизнь

В родном городе Пастернак Леонид Осипович познакомился с Розой Кауфман, невероятно талантливой пианисткой. Уже в 1889 году влюбленные поженились и переехали жить в Москву. Там Роза давала один концерт за другим, а Леонид увлекся поленовским кружком.

Уже через год у молодоженов родился первый сын. Именно он впоследствии стал известным русским поэтом. Это был Борис Пастернак. Еще через три года у супругов родился сын Александр, который стал успешным архитектором.

Помимо мальчиков, в семействе Пастернаков были и представительницы прекрасного пола. В 1990 году у молодого художника родилась дочь Жозефина, двумя годами позже любима жена Роза подарила супругу Лидию. Своим детям Пастернак посвятил отдельную галерею. На этих полотнах запечатлена вся душевность и теплота семейного гнездышка, которое свили молодые супруги.

Признание

В знаменательном для молодого художника 1889 году ему снова улыбается удача, и первую известную картину мастера «Письмо с Родины» покупает уважаемый коллекционер Павел Третьяков. Это был успешный год для Пастернака. После выставки этой картины имя художника навсегда закрепилось в одном ряду с его не менее известными современниками.

После оглушительного триумфа в московском обществе знатоков живописи Пастернак Леонид Осипович стал популярен среди художников того времени. Он начал сотрудничать с не менее известными коллекционерами и мастерами. Более того, художник и сам стал давать уроки начинающим живописцам.

Так, даже Илья Репин посылал на учебу к Пастернаку молодых учеников. Позже мастер начал давать частные уроки в Москве. Завидев успех, он принял решение совместно со своим другом художником Штембергом открыть личную студию для обучения рисованию.

Во время работы с учениками Пастернак зарекомендовал себя как прогрессивный художник и учитель. Так, преподавая, он не только обучал учеников азам изобразительного искусства и академическому рисунку, но и показывал молодежи новые, никем ранее не использованные приемы.

Всему этому мастер научился ранее, во время обучения в Германии. Так, русское искусство постепенно развивалось в направлении европейского.

Работа в журнале

С 1890 года Леонид Осипович по протекции русского писателя, драматурга и публициста Федора Сологуба становится художественным редактором нового журнала «Артист».

Уже через год Пастернак взялся руководить изданием сочинений Михаила Юрьевича Лермонтова с иллюстрациями. Этот сборник художник не только украсил своими иллюстрациями, но и дал возможность поработать над ним другим талантливым, но менее известным художникам.

Среди них был и не очень знаменитый на тот момент, но не менее талантливый от этого Михаил Врубель.

Помимо работы в области публицистики, мастер преуспевал и в живописи. В 1892 году пишет Пастернак Леонид Осипович «Муки творчества». Картина стала знаковой в копилке художника.

Создание портретов

Несмотря на то что Леонид Осипович Пастернак известен как живописец, немалую часть его творческого наследия составляют портреты.

Даже в этом виде изобразительного искусства художник воплотил свои собственные новаторские идеи. Наиболее яркой чертой портретов Пастернака является то, что мастер не только изображал бюст человека, но и обращался к внутреннему миру изображенного.

В своих картинах художник стремился передать весь характер, настроение портретируемого, его переживания, горести, смену настроения. Пастернак писал в импрессионистической манере.

Несмотря на то что подобный стиль можно отнести ко всему творчеству художника, все-таки именно в портретах это свойство проявляется мощнее всего.

Международный успех

Пастернак продолжал развиваться как мастер и уже в 1894 году занял пост педагога в художественном училище. В одно и то же время с Пастернаком преподавателями стали и другие выдающиеся мастера, среди них Серов, Н. Касаткин и К. Коровин.

Благодаря их деятельности на преподавательском поприще, училище стало одним из наиболее прогрессивных не только в пределах России, но даже прославилось за рубежом. Молодые инициативные преподаватели, многие из которых получали образование за рубежом, вводили новые стандарты в обучение живописи.

Кроме того, именно эта группа педагогов способствовала внедрению курсов для общего образования. Так, Василий Ключевский стал преподавателем русской истории. Позже Леонид Осипович запечатлел его на одном из своих портретов.

Стоит отметить, что училище не зря сыскало себе громкую славу: благодаря самоотверженному труду педагогов многие из учеников впоследствии стали великими мастерами. Среди них такие известные художники, как Герасимов, Кончаловский, Крымов, Щербаков и другие.

Однако и этим слава Пастернака не ограничивается. В 1894 году картина художника «Накануне экзаменов» заняла первое место на международной выставке в Мюнхене. Она же была приобретена в 1890 году для украшения Люксембургского музея прямо с выставки в Париже.

После такого оглушительного успеха вполне логичным стал спрос на творчество Пастернака.

Уже в 1901 году Люксембургский музей заказал нескольким известным на тот момент живописцам, в том числе и Леониду Осиповичу, изобразить сцены из русской жизни.

Пастернак написал одну из наиболее известных его творений, прекрасную картину «Толстой в кругу семьи». Ее высоко оценил даже сам князь Георгий Александрович, посмотрев выставку «Мир искусства».

Позже сам Пастернак стал основателем отдела русского искусства в городе Дюссельдорфе. Во время своей работы за границей мастер плодотворно использовал выделенное ему время и посетил средиземноморский берег. Находясь в Италии, художник делал много зарисовок пейзажей.

Жизнь вне Родины

Во время событий 1905 года Леонид Осипович целый год находился в Берлине. Полюбившуюся ему работу в училище пришлось прекратить, так как учебное заведение было закрыто. В это время Пастернак участвовал во многих европейских выставках, в том числе в Берлине. Параллельно мастер писал картины для многих зарубежных заказчиков.

С 1912 года, во время лечения Розы Пастернак в Киссингене и под Пизой, мастер начал свое большое полотно «Поздравление». Согласно задумке, дети пришли порадовать своих родителей подарками к годовщине серебряной свадьбы, как их и изобразил художник. Леонид Осипович Пастернак закончил написание картины в 1914 году. Она возымела оглушительный успех.

В течение этого периода мастер жил в Москве. Именно здесь написал Пастернак Леонид Осипович «Портрет сына» — одно из самых известных своих творений.

Начиная с 1921 года Пастернак жил в Берлине.

Несмотря на ухудшение здоровья и ослабленное зрение, он чувствовал прилив творческих сил и написал за это время серию портретов известных личностей, среди которых А. Эйнштейн, М. Р.

Рильке и многие другие. В 1924 году он за компанию с друзьями отправился в поездку по Египту и Палестине. Во время путешествия Пастернак написал серию ярких зарисовок.

Во время захвата власти нацистами большинство сочинений художника были публично сожжены, а выставки оказались под запретом. В связи с этим в конце тридцатых годов Пастернак переезжает в Лондон, где пишет серию картин, впоследствии переданных Британскому музею. Вскоре после начала Второй мировой войны мастер скончался в Оксфорде.

Читайте также:  Лувр в париже: описание, адрес, карта. смотреть картины лувра

На данный момент богатое наследие художника хранится во многих самых известных музеях мира, в том числе в московской Третьяковской галерее. Трудно оценить, какой вклад сделал в русское и мировое искусство Леонид Осипович Пастернак. Картины мастера до сих пор занимают почетные места на международных выставках.

Источник: fb.ru

Query failed: connection to localhost:9312 failed (errno=111, msg=Connection refused).

Источник: http://monateka.com/article/122263/

Пастернак | e-noosphere.com — the online journal for science, art and literature

. Его сын Борис писал вскоре после его смерти: ”Судьба не преуменьшила и не обидела его,…в конечном счете торжествует все же он,…

проживший такую истинную, невыдуманную, интересную, богатую жизнь, частью в благословенном своем 19 веке, частью в верности ему, а не в диком, опустошенном,нереальном и мошенническом двадцатом.

” Жизнь Леонида Осиповича была действительно интересной и богатой-на протяжении многих лет он знал Л.Н.Толстого, рисовал многих выдающихся поэтов, музыкантов, ученых, политических деятелей, и со многими из них его связывали дружеские отношения.

   Будущий художник родился в Одессе 4 апреля 1862 г. Его отец был содержателем постоялого двора, на матере Лие лежали все заботы о семье и домашнем хозяйстве. Способности к рисованию проявились у мальчика очень рано, однако родители не поддерживали его увлечение “малеванием” и безжалостно уничтожали все попадавшие им под руки рисунки и наброски сына.

   В возрасте семи лет он получил от соседа-дворника свой первый заказ-нарисовать несколько картин на охотничьи темы. Заказчик, которого Леонид Осипович впоследствии шутливо называл “моим первым Лоренцо Медичи”, остался очень доволен работой и заплатил юному художнику пять копеек за каждую картину.

   В 1881 г. Леонид закончил гимназию и по настоянию родителей поступил на медицинский факультет Московского университета.

Скоро Пастернак убеждается в том, что медицина не является его призванием, и уже в 1882 г. подает заявление о приеме в Московское училище живописи, ваяния и зодчества.

Эта попытка оказалась безуспешной, так как единственная в этом году вакансия досталась дочери Л.Н.Толстого Татьяне.

   В 1883 г. Леонид Осипович уезжает в Мюнхен и поступает в Королевскую академию художеств. Через два года он заканчивает с медалью натурный класс академии и в этом же году экстерном-юридический факультет Новороссийского университета, после чего в течение года проходит обязательную военную службу.

По окончании службы Леонид женится на молодой, но уже достаточно известной пианистке Розалии Кауфман, и этот брак оказался на редкость счастливым. Вскоре известный меценат П.М.Третьяков купил несколько работ Л.О.Пастернака, в том числе картину “Письмо с родины”, экспонировавшуюся на ежегодной выставке передвижников.

Это дало ему возможность совершить поездку в Париж, о которой художник давно уже мечтал.

  10 февраля 1890 г. у супругов Пастернак родился первенец Борис и через три года-сын Александр.

   Вскоре в судьбе Пастернака произошла перемена, определившая его жизнь на много лет вперед: в 1894 г. он становится профессором московского Училища живописи, ваяния и зодчества и остается на этом посту более четверти века, возглавляя сначала фигурный, а затем натурный классы.

   За год до этого назначения состоялось знакомство Пастернака с Л.Н.Толстым. Оно произошло на очередной, ХХI выставке передвижников в Москве, где экспонировалось полотно Леонида Осиповича “Дебютантка”.

Когда Толстой остановился около картины, художник К.Савицкий, знавший о том, что его коллега работает над иллюстрациями к “Войне и миру” и является страстным почитателем писателя, представил их друг другу. “Да, да, я знаю это имя.

Я слежу за его работами”,-немедленно откликнулся Толстой.

   Пастернаки становятся частыми гостями Толстого как в Москве, так и в Ясной Поляне. Итогом этих визитов стала замечательная пастернаковская толстовиана, состоящая из множества набросков, рисунков и картин писателя. Пастернак рисует Толстого в кругу семьи и знакомых, занятого творческтй работой и физическим трудом, слушающего музыку и читающего свои произведения. Л.О.

Пастернак был также одним из лучших иллюстраторов произведений Л.Н.Толстого. Помимо “Войны и мира”, он сделал 33 иллюстрации к роману “Воскресение”. Они были созданы в течение шести недель в 1898 г., одновременно с завершением произведения писателем; каждая из них обсуждалась с Толстым и была им одобрена. Эти иллюстрации экспонировались на Всемирной выставке в Париже в 1900 г.

, где удостоились медали.

   Спустя много лет после смерти Толстого художник писал: ”Подводя итоги прошлого, вспоминая Льва Николаевича, я спрашиваю себя, чем заслужил я счастье, дарованное мне судьбой, не только быть современником этого легендарного человека, но и знать его лично, бывать у него, беседовать сним, рисовать и писать его..Как передать блаженство, испытанное мною, когда… однажды в разговоре со мной…Н.Н.Ге заметил: ”Толстой Вас любит-это большое счастье”.

   Из крупных работ Пастернака 1890-х годов, помимо “Письми с родины” и “Дебютантки”, следует отметить “Молитву в приюте слепых”(1890), “Домой”(1893), “Муки творчества”(1893) и “Студенты перед экзаменом” (1895).

Все они экспонировались на выставках передвижников, неизменным участником которых с 1888 г. по 1901 г. был Леонид Осипович. Картина “Студенты…

” была удостоена золотой медали на Мюнхенской международной художественной выставке, экспонировалась на Всемирной выставке в Париже в 1900 г. и была приобретена парижским Люксембургским музеем.

   В начале века в семье Пастернаков следом за двумя сыновьями появились две дочери- в 1900 г. родилась Жозефина и в 1902 г.-Лидия.

   В 1905 г. Петербургская Академия художеств избрала Леонида Осиповича академиком живописи. Помимо преподавания, художник пишет в эти годы много портретов выдающихся деятелей русской и европейской культуры и политических деятелей.Так, на его полотнах запечатлены литераторы М.Горький, В.Брюсов, Вяч.Иванов, К.

Бальмонт, Э.Верхарн, Ш.Ан-ский, композиторы А.Скрябин, С.Рахманинов, микробиолог И.Мечников, английский режиссер Г.Крейг, думский деятель В.Маклаков и многие другие.

В ряду портретов нельзя не отметить замечательный по композиции и одухотворенности групповой портрет детей Пастернака “Поздравление”(1914, Третьяковская галерея).

   В первые послереволюционные годы Л.О.Пастернак участвовал в ряде выставок, таких, как 1-я Государственная выставка картин и 4-я Государственная выставка гравюр (Москва, 1919 г.).

Однако жизнь в столице становилась все труднее, Леониду Осиповичу и Розалии Исидоровне требовалось лечение, получить которое в Москве было невозможно, и в 1921 г. они уезжают в Германию. Вместе с ними едут дочери Жозефина и Лидия, а оба брата, Борис и Александр, остаются в Москве. В феврале-марте 1923 г. Борис навестил родителей в Берлине.

Во время этого визита Леонид Осипович создал свой последний и, пожалуй, один из лучших рисунков старшего сына (в настоящее время хранится в Третьяковской галерее).В этом же году в издательстве “Явне” вышел альбом Л.О.Пастернака с восьмью цветными портретами деятелей еврейской культуры. В следующем году в издательстве А.

Штибеля вышел в свет еще один альбом Пастернака со 148 иллюстрациями. Альбом отличался высоким полиграфическим исполнением, и 50 его экземпляров были снабжены автографами художника.

   В начале 1924 г. Пастернак принял участие в историко-этнографической экспедиции в Палестину, организованную парижским издателем А.Э.Коганом. Из этой экспедиции художник привез десятки рисунков и этюдов, часть из которых предполагалось включить в двухтомную монографию о Палестине. К сожаления, эта работа так и не увидела света.

   В Германии Леонид Осипович продолжил свою галерею знаменитостей. Здесь им написаны портреты художников М.Либермана и Л.Коринта, писателей А.Ремизова и Г.Гауптмана, поэта Р.-М.Рильке, композиторов С.Прокофьева и Г.Эйснера, физика А.Эйнштейна, германского канцлера Г.Штреземана.

   В Берлине состоялись две персональные выставки художника (1927 и 1932 гг.). В 1932 г. в издательстве А.Штибеля вышла монография М.Осборна о Пастернаке, в которой были помещены 150 репродукций его работ и четыре отрывка из его автобиографии.

   После 1933 г. Пастернаку, как еврею, было запрещено заниматься живописью и преподаванием в Германии, и перед Леонидом Осиповичем и Розалией Исидоровной снова встает вопрос о перемене места жительства. Поначалу они думали о возвращении в СССР, но в конце концов в 1938 г. уехали в Англию, где уже жили Лидия и Жозефина. Вскоре после приезда в Лондон, 23 августа 1939 г.

, от сердечного приступа умирает Розалия Исидоровна, и Леонид Осипович переезжает к младшей дочери Лидии в Оксфорд. Несмотря на эту тяжелую потерю и преклонный возраст, художник продолжает работать.

Так, в военные годы им созданы картины “Бах и Фридрих Великий”, “Мендельсон, дирижирующий “Мессию” Генделя”, “Толстой за рабочим столом”, “Пушкин и няня”, “Сцены из советской жизни”.

   Л.О.Пастернак умер 31 мая 1945 г. Его посмертные выставки состоялись в Оксфорде (1958), Бристоле, Ковентри и Мюнхене (1962), Лондоне (1958, 1969 и 1974), Москве (1969 и 1973), Университете Сент-Эндрюс в Шотландии (1978) и Тель-Авиве (1984). Работы художника представлены в музеях Англии, Германии, Франции и России, а также в частных галереях и коллекциях во многих странах мира.

   После первой выставки Леонида Осиповича в Англии, Жозефина писала брату Борису: ”Один из рецензентов советовал молодым художникам учиться рисовать на этой выставке: и действительно, люди приходили и по два, и по три раза, присматривались-правда, учились. Какая папина судьба! Война, болезнь, смерть помешали ему вернуться в Москву, а ему так страстно хотелось… снова иметь учеников, передать им опыт, знание, наследство жизни, полной труда, работы и вдохновения”.

   Наследство художника не забыто ни на Западе, ни в России. Так, воспоминания Леонида Осиповича, названные “Записи разных лет”, были собраны и отредактированы его дочерью Жозефиной и изданы в СССР в 1974 г.; вскоре появился их английский перевод. В 2000 г. под редакцией профессора Римы Салис в издательстве Oxford University Press вышел полный двухтомный каталог всех работ Л.О.Пастернака.

   В 1922 г.немецкий художник Г.Штрук писал о своем российском коллеге: “Помимо гармонии его безусловно прекрасных живописных сочетаний…

,он владеет искусством рисунка как очень немногие из современных художников, и на этом поприще создал огромное число мастерских произведений то цветными карандашами, то углем и пастелью, то акварельными красками”.

Этими произведениями до сих пор нслаждаются  любители прекрасного во многих странах мира.

Э.Зальцберг

Источник: http://e-noosphere.com/ru/lit-ru/240-2014-07-12-12-01-17

Ссылка на основную публикацию