Музей кон-тики: история великого путешественника

Путешествие на Кон-Тики. Как Тур Хейердал превратил авантюру в сенсацию?

Естественно, что подобное путешествие было воспринято как откровенная авантюра. Поэтому немало корреспондентов и просто зевак собрались, чтобы посмотреть на людей, избравших столь экстравагантный способ коллективного самоубийства.

Вскоре лодки с зеваками, сопровождавшие плот, повернули назад, и только катер, надсадно пыхтя, продолжал тянуть «Кон-Тики» в открытый океан.

Примерно в 50 милях от берега экипаж катера попрощался с путешественниками, и для них начался длинный и чрезвычайно опасный путь в неведомое.

У этого удивительного великого путешествия была своя предыстория. И началась она за десять лет до начала этого плавания в центре Тихого океана на небольшом островке Маркизского архипелага, где Тур Хейердал с супругой проводили исследования. Позднее он вспоминал, что в один из теплых вечеров

Этот разговор запал путешественнику в память. Как ни странно, первые подтверждения правоте старика Хейердал нашел прямо на островном архипелаге: оказалось, «что гигантские изваяния Тики в здешних джунглях удивительно похожи на каменные статуи — памятники исчезнувших культур в Южной Америке».

Затем последовала работа в архивах, музеях, изучение старинных манускриптов и рисунков, на которых изображались плоты древних индейцев Южной Америки. Окончательно идея путешествия на плоту от латиноамериканского побережья к островам Полинезии, чтобы подтвердить возможность такого пути заселения островных архипелагов, оформилась за год до отплытия.

Своей теорией Хейердал в Нью-Йорке попытался заинтересовать старого маститого ученого, но тот её принял в штыки.

«Вы ошибаетесь, в корне ошибаетесь, — повторил он и возмущенно затряс головой, словно вытряхивая из нее столь еретическую мысль», — вспоминал позднее путешественник.

На попытки возражений «старик улыбнулся и спокойно сказал: «Ну что ж, попробуйте пройти из Перу до тихоокеанских островов на бальсовом плоту».

Вскоре решение о подобном путешествии было принято. В рискованную экспедицию с Хейердалом рискнули отправиться ещё пять человек: Кнут Хаугланд, Бенгт Даниельссон, Эрик Хессельберг, Турстейн Робю и Герман Ватцингер. В Перу они построили из девяти громадных стволов бальсового дерева плот, аналогичный тем, что раньше делали индейцы. Своему плоту путешественники дали имя «Кон-Тики».

Уже первые дни плавания показали, что плот устойчив, слушается руля и, благодаря океанскому течению и ветрам, медленно, но верно движется в нужном направлении. На плоту был наведен относительный порядок, все имущество, приборы и съестные припасы надежно закрепили. Сразу же распределили обязанности и расписали вахты.

Позднее Хейердал в своей книге подробно описал повседневную жизнь на плоту и обязанности каждого члена экипажа. Бенгта «скорее всего можно было найти в дверях каюты, где он лежал на животе, углубившись в один из семидесяти трех томов своей библиотеки. А вообще мы назначили его стюардом, это он отмерял нам дневной паек.

Герман в любое время суток мог оказаться где угодно — то с метеорологическими приборами на мачте, то с подводными очками под плотом, где он проверял шверт, то за кормой, в надувной лодке, где он занимался воздушными шарами и какими-то непонятными приборами. Он был у нас начальником технической части и отвечал за метеорологические и гидрографические наблюдения.

Кнют и Торстейн без конца возились со своими отсыревшими сухими батареями, паяльниками и схемами. Каждую ночь они поочередно дежурили и посылали в эфир наши рапорты и метеосводки.

Эрик чаще всего латал парус, или сращивал канаты, или вырезал деревянные скульптуры, или рисовал бородатых людей и удивительных рыб. Точно в полдень он вооружался секстантом и взбирался на ящик, чтобы поглядеть на солнце и высчитать, сколько мы прошли за сутки. Сам я прилежно заполнял судовой журнал, составлял рапорты, собирал пробы планктона и рыб, снимал кинофильм».

На плоту все по два часа несли вахту, причем ночью дежурный обязательно привязывался канатом. Вопросы, связанные с текущей деятельностью, решали на общих собраниях, сообща принимая решения.

По очереди готовили пищу, основу которой составляла рыба и сухие пайки, полученные на испытание от военных. Перед выходом в плавание коробки с пайками залили асфальтом, чтобы предотвратить попадание в них морской воды.

В ходе плавания часть консервов, которые не были залиты асфальтом, вода основательно подпортила.

Плот был невелик, всего 14 метров от носа до кормы, и оказался вполне надежным, хотя бревна постепенно стали впитывать воду. Когда во время плавания от бревен под водой отколупнули несколько щепок, они просто утонули.

Маленькие размеры плота, на котором крайне сложно было укрыться от непогоды, создавали бытовые проблемы. В небольшой хижине можно было только лежать или сидеть.

О её размерах дает представление следующая запись Хейердала:

Со всеми проблемами, возникавшими в ходе плавания, путешественники справлялись вполне успешно. Рассчитывать они могли только на собственные силы. Если бы что-то произошло, надеяться на помощь не приходилось, так как маршрут проходил в стороне от морских путей. К счастью, им удалось избежать сильных штормов и нападений морских хищников, хотя акулы кружились вокруг плота не раз.

Вопреки пессимистическим прогнозам плавание прошло успешно, став мировой сенсацией. 7 августа 1947 года плот подошел к атоллу Рароиа, входящему в островной архипелаг Туамоту. В океане путешественники провели 101 день, преодолев 8000 километров.

Хейердал и его спутники доказали, что на бальсовых плотах подобные плавания могли совершаться и в древности, делая вполне вероятной и относительно безопасной миграцию людей из Латинской Америки на острова Полинезии.

По результатам плавания Хейердалом была написана книга «Путешествие на Кон-Тики», сразу же ставшая мировым бестселлером, а документальный фильм об удивительном плавании через океан вскоре получил «Оскара».

Естественно, что у путешественников появились последователи, пожелавшие пройти тем же путем. В новом плавании предлагали принять участие и Туру Хейердалу, но у него были другие планы. Впереди смелого норвежца ждали не менее дерзкие и опасные плавания, новые увлекательные книги и фильмы.

Легендарному плоту «Кон-Тики» повезло. Из порта Папеэте на Таити, где путешественники дожидались оказии для возвращения на родину, их вместе с плотом забрало норвежское судно.

Теперь легендарный плот находится в Осло, где создан музей Кон-Тики.

Кроме плота здесь выставлена папирусная ладья «Ра II», пересекшая Атлантику от Марокко до Барбадоса, а также множество реликвий, привезенных великим путешественником из своих экспедиций.

Время не уменьшает интереса к удивительным плаваниям великого норвежского путешественника. Периодически телевидение демонстрирует снятые им фильмы, продолжают переиздаваться написанные Туром Хейердалом книги, помогая читателям почувствовать терпкий соленый запах океана и зовущий в неведомое ветер странствий.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/36218/

«Кон-Тики»: невероятная история Тура Хейердала / Путешествия / XCOM-HOBBY

В конце апреля 1947 года жители Перу наблюдали удивительную картину: шестеро отважных путешественников во главе с Туром Хейердалом готовились пересечь Тихий океан на бальсовом плоту. «Кон-Тики» был завален мешками с провизией и инвентарем, корзинами и связками бананов.

В тот день у причала собрались корреспонденты местных газет, представители власти и обычные зеваки. Экспедицию окрестили «авантюрой» и «самым экстравагантным способом массового самоубийства».

Когда плот оказался в 50 милях от берега в открытом океане, буксировавший его военный катер отчалил обратно, а путешественники отправились в неизведанное — к берегам Полинезии, навстречу опасным океанским течениям и штормовым ветрам.

Почти за семь десятилетий экспедиция обросла массой легенд и новых подробностей. Но настоящая история знаменитого путешествия, которое многих вдохновило на смелые поступки, все же сохранилась.

Как все начиналось

За 10 лет до начала всемирно известной экспедиции Тур Хейердал вместе с супругой посетили Маркизский архипелаг, где проводили очередное исследование. В Полинезии норвежский археолог впервые услышал о Тики — боге и вожде здешних племен.

Тур Хейердал и его жена Лив

Местный старец поведал историю божества, которое привело его предков на острова из большой страны, помогло пересечь океан и обосноваться на новой родине. Захватывающий рассказ, больше похожий на миф или легенду, поразил путешественника. 

К своему удивлению, совсем скоро он нашел доказательства правоты рассказчика — гигантские изваяния Тики, напоминающие огромные статуи в Южной Америке. Во время изучения старинных архивов, музейных экспонатов и манускриптов Хейердал увидел рисунок плотов древних индейцев Южной Америки, который и стал началом великой авантюры.

Окончательная идея экспедиции была оформлена лишь в 1946 году. Археолог твердо решил доказать теорию заселения островных архипелагов по пути от латиноамериканского побережья к Полинезии. До великого открытия считалось, что кокосы, произрастающие на островном архипелаге, занесены из Южной Америки морской водой. Но у Хейердала была своя теория.

Тур Хейердал

В Нью-Йорке он попытался заинтересовать идеей одного из ученых, но столкнулся с категоричным возражением. Научным сотрудникам теория показалась возмутительной и вызвала шквал негодования. 

Когда путешественник попробовал объясниться, один из ученых с улыбкой ответил: «Ну что ж, попробуйте пройти из Перу до тихоокеанских островов на бальсовом плоту».

Отважная команда и строительство плота

Вместе с отчаянным антропологом в экспедицию отправились еще 5 человек: штурман и художник Эрик Хессельберг, кок Бенгт Даниэльссон (он единственный из экипажа говорил по-испански), радист Кнут Хаугланд, второй радист Турстейн Робю и техник, инженер и метеоролог Герман Ватцингер.

Седьмым участником плавания и его талисманом стал южноафриканский попугай Лолита.

Изначально команда планировала построить плот из бальсовых деревьев, растущих на берегу Эквадора, как это делали древние инки. Но путешественники смогли найти подходящий материал лишь в глуби континента. Для строительства потребовалось 9 стволов огромных деревьев, с которых пришлось снять кору и сплавить до Лимы, столицы Перу.

Представители местной власти до конца не верили в успех экспедиции, однако успели заключить между собой пари, взяли автографы у экипажа и выделили портовый док и рабочих, которые активно участвовали в строительстве.

Из больших стволов они выпилили бревна, ставшие основой плота. Поверх основания закрепили еще один слой древесины, но уже меньшего размера.

Палубу застелили бамбуковыми циновками, а посредине соорудили хижину из банановых листьев.

Удивительно, но судно удалось построить без единого гвоздя, согласно традициям индейских племен. Руль и мачту выполнили из мангрового дерева, все составные части прочно скрепили веревками, а художник и участник экспедиции Эрик Хессельберг нарисовал на парусе изображение Кон-Тики — бога солнца, почитаемого древними инками.

Среди океанских просторов 

28 апреля 1947 года команда начала путь от перуанского порта Кальяо. Военно-морской катер отбуксировал плот до течения Гумбольдта, откуда команда продолжила двигаться самостоятельно. 

С первых дней плавания «Кон-Тики» послушно двигался по океанскому течению. Благодаря прочности и отличному рулевому механизму проблем с управлением не возникало, а продуманное расписание вахт и распределение обязанностей обеспечили безопасность и благоприятную дружескую атмосферу. 

В экспедиции Тур Хейердал начал снимать документальный фильм. Если кому-то из экипажа хотелось уединения, он мог на время пересесть в резиновую лодку, которую прочно прикрепили к плоту. 

Все вопросы путешественники решали собственными силами или на общих собраниях. Хотя маршрут экспедиции проходил вдали от морских путей, а погода то и дело приносила штормовые ветра, плавание обошлось без серьезных происшествий. В пути команда потеряла лишь попугая, который упорхнул во время бури.

Участники экипажа готовили еду на примусе. Чтобы защитить прибор от повреждений, его хранили в деревянном ящике и убирали в хижину. Однажды на палубе случился пожар, но слаженная работа помогла вовремя справиться с огнем.

Часть команды питалась морепродуктами. Во время плавания на борт часто попадала летучая рыба и другие обитатели океана, а для приготовления полноценного обеда достаточно было на 20 минут закинуть удочку в открытое море. 

Двое членов экипажа приняли участие в интересном эксперименте. Они отказались от свежей рыбы и питались сухими пайками, которые были разработаны для американских военных, но еще не опробованы. Для поддержания солевого баланса в организме участники экспедиции смешивали питьевую воду с морской, а запасы пресной воды пополняли во время тропических дождей.

Путешествие не обошлось без встречи с опасными жителями океанских глубин. Однажды китовая акула подплыла к судну настолько близко, что одному из членов экипажа пришлось использовать копье, чтобы спасти команду. Бывали случаи, когда плот окружали целые стаи кровожадных акул, но все обошлось.

Первая серьезная опасность подстерегла команду на половине пути. Плот пережил сразу две больших бури, одна из которых не прекращалась в течение пяти дней. Во время шторма экипаж потерял рулевое весло, а парус и палуба получили серьезные повреждения. Когда ветер утих, команде удалось восстановить поломку, покрепче связать бревна, которые сильно разошлись, и благополучно продолжить путь. 

Заветная цель совсем близко

Ежедневно «Кон-Тики» проходил путь в 80 км, но рекордом стало расстояние в 130 км, которое экипаж преодолел в погожий день. 

Основная сложность состояла в постоянной проверке узлов. Члены команды без труда ныряли под воду, но каждое погружение могло оказаться фатальным.

Стаи акул, которые приплывали на запах крови пойманной и разделанной рыбы, часто окружали плот и не позволяли вовремя проверить механизм. Чтобы избежать опасной встречи, команда смастерила специальную корзину для ныряльщика.

Как только акула появлялась в поле зрения, проверяющий мог спрятаться и подать знак экипажу, чтобы его вытянули на борт.

Команда «Кон-Тики» обсуждает маршрут

Шел 93-й день плавания, когда команда впервые увидела островки земли с кокосовыми зарослями, но вместе с хорошей новостью пришли неприятности. Вблизи архипелага Туамоту существовала вероятность наткнуться на опасные рифы, которые были практически не видны из-за небольшого размера. Во время прибоя члены экипажа старались как можно лучше разглядеть дно и островки кораллов.

На 97-й день команда встретила лодку местных жителей, которые помогли экипажу грести, а на 101-й день — в третий раз увидела землю. Выбиваясь из сил, мореплаватели причалили к коралловому атоллу Рароиа. К счастью, плот успешно выдержал встречу с рифами.

Читайте также:  Музей истории запорожского казачества, украина, хортица

Так 7 августа 1947 года команда оказалась на уединенном острове архипелага Полинезия, преодолев путь в 6980 км. Неделю экипаж наслаждался роскошными кокосовыми пальмами и прозрачным океаном, пока на горизонте снова не показалась лодка местных жителей.

Путешествие длиной в 101 день закончилось. Каждый день отважные мореплаватели боролись со стихией, совершали невероятные открытия и встречались с опасными жителями океана. 

Команда во главе с Туром Хейердалом доказала, что в мире нет ничего невозможного. Вопреки всему, экипаж отчаянных романтиков, смельчаков и первооткрывателей пересек Тихий океан на простом плоту, став настоящей сенсацией. 

Триумфальное возвращение и мировая слава

Заслуги экспедиции мгновенно признало мировое сообщество. Невероятно, но команде удалось совершить сразу три открытия: 

  • доказать факт пересечения древними племенами Тихого океана из Южной Америки;
  • подтвердить теорию о том, что кокосы из Южной Америки в Полинезию были завезены на плотах;
  • обнаружить живую змеиную макрель, которую до этого изучали лишь по выброшенным на берег особям. Команда выяснила, что днем она обитает на глубине, а с приходом темноты начинает охоту и поднимается на поверхность.

После возвращения домой Тур Хейердал написал книгу «Путешествие на “Кон-Тики”», ставшую мировым бестселлером и переведенную на 70 языков. Документальный фильм «Кон-Тики», снятый Хейердалом во время путешествия, был удостоен премии «Оскар» в 1952 году. Позже, в 2012 году, на экран вышел художественный фильм «Кон-Тики», который был номинирован на премии «Золотой глобус» и «Оскар».

Музей «Кон-Тики»

Легендарный «Кон-Тики» по сей день хранится в одноименном музее в Осло. Удивительно, но плот прекрасно сохранился и даже выдержал длительную транспортировку на норвежском судне. Ученые уверены, что бальсовые бревна до сих пор могут держаться на воде и противостоять стихии.

@Ирина Ермолаева 305  просмотровзнаменитые путешественники Тур Хейердал

Источник: http://stage.xcom-hobby.ru/post/kon-tiki_neveroyatnaya_istoriya_tyra_heyerdala/

Музей Кон-Тики

В музее «Кон-Тики» будет интересно всем, даже людям, далёким от путешествий. В частном помещении, состоящем из нескольких комнат на разных этажах, хранится легендарный «Кон-Тики», а вместе с ним и «Ра-2».

Оба плавательных средства участвовали в путешествиях Тура Хейердала. Первый – плот, преодолевший 8 тысяч километров от островов Полинезии до Южной Америки.

«Ра-2» — папирусная лодка, на которой знаменитый путешественник проплыл от Марокко до Барбадоса. 

Оба плавательных средства были изготовлены вручную без применения новейших технологий и материалов. И каждый из них добрался до пункта назначения. Когда путешествие на «Кон-Тики» было завершено, Тур Хейердал решил найти новое место для плота. Так возникла идея создания музея. Он начал строиться в 1949 году. 

Сегодня в музее «Кон-Тики» можно не только увидеть своими глазами подлинную лодку «Ра-2» и легендарный плот, но и посмотреть фильм о путешествии Тура Хейердала. Здесь же на полочке хранится настоящая статуэтка «Оскар», которую мореплаватель получил за свою киноленту. 

Музей «Кон-Тики» находится за пределами норвежской столицы, на полуострове Бюгдёй. Добраться сюда можно на пароме или, сев на автобус №30, который отправляется каждые 15 минут из центра города.

Музей работает без выходных. С ноября по февраль – с 10-00 до 16-00. Весной – с 10-00 до 17-00, а летом – с 9-30 до 18-00.  В праздничные дни – 25 и 31 декабря, 1 января и 17 мая музей отдыхает. 

Билет стоит 70 норвежских крон (~ 373 рубля), детям до 6 лет вход свободный. Билет на детей старше 6 лет обойдется в 40 крон (~ 213 рублей). Группы от 10 человек, а также студенты и пенсионеры платят за вход 60 крон (~ 320 рублей). 

Небольшое двухэтажное здание с малиновой крышей и скромной надписью «Kon-Tiki» (Кон-Тики) совсем не похоже на музей. Может быть, это и хорошо. Полузатененное пространство делится на два этажа. В пол верхнего этажа упирается «брюхо» знаменитой лодки так, что на первом этаже, задрав голову вверх, можно разглядывать поросшие морскими моллюсками папирусные прутья.

Здесь спокойно и тихо. Домашнюю атмосферу нарушают разве что шумные группы туристов. После долгих странствий Кон-Тики нашел покой в Бюгдёе. Полуостров часто называют музейным. На нем расположились сразу несколько исторических мест, связанных с мореплаванием. Это Фрам, музей кораблей викингов и морской музей.

Хотите приобщиться к великим норвежским открытиям – тогда вам в Бюгдёй.

Могу дополнить

Адрес: Норвегия, Осло, Bygdøynesveien 36.

Источник: http://tour4tour.com/showplace/muzey-kon-tiki/

Тур Хейердал. Путешествие на плоту Кон-Тики

Главная  > Тропические статьи  > Тур Хейердал. Путешествие на плоту Кон-Тики

Об этом путешествии уже сложены легенды и даже снят полнометражный художественный фильм. Путешествие на Кон-Тики стало самым знаменитым путешествием Тура Хейердала. И о нём будут помнить ещё многие и многие годы, продолжать восхищаться мужеством и бесстрашием этих романтиков, во главе которых был Тур Хейердал.

Путешествие на плоту Кон-Тики вдохновило многих людей на смелые поступки и стало визитной карточкой Тура Хейердала. Именно этот переход по Тихому Океану принёс ему мировую известность, а уж потом и все остальные его не без того замечательные приключения.

Кон-Тики — это плот, сделанный из 9 бальзовых тропических деревьев. Длина их от 10 до 14 метров. Деревья эти были срублены в джунглях Эквадора и привезены на его побережье. Кон-Тики имел острый нос, который улучшал его качества и увеличивал скорость.

Строительство плота

Первоначально Тур Хейердал и его команда планировали найти и срубить бальзовые деревья на побережье Эквадора, как это делали инки, но они ничего не нашли.

Пришлось лететь вглубь страны и там срубать эти деревья. Они срубили 9 самых больших деревьев, которые только могли найти и сняли с них кору так, как это делают индейцы.

Брёвна они сплавили аж до самой Лимы, столицы Перу, откуда они и начали свой поход.

Прямо там они приступили к строительству своего плота. Власти Перу выделили им док в порту и рабочих этого дока, которые и проделали основную работу.

Большие бальзовые брёвна были основой плота, сверху они положили ещё 9 бальзовых брёвен, но меньшего диаметра. Эти брёвна стали основой палубы, которую они застелили бамбуковыми циновками.

Также из бамбука была построена небольшая хижина в центре палубы. Крыша хижины выполнена из банановых листьев.

Судно было собрано без единого гвоздя и все части его были связаны верёвками. Точно так же сооружали свои плоты древние жители этих мест — инки. Мачта и руль судна были сделаны из мангрового дерева, которое тонет в воде.

Власти не верили, что плот сможет дойти до островов Полинезии, и даже заключали пари между собой. Но люди, собравшиеся перед отплытием, старались взять у команды автографы, в надежде, что плот всё-таки сможет дойти до намеченной цели.

Плот получил название Кон-Тики, в честь бога солнца древних инков. В те времена люди поклонялись этому богу и вырезали его голову в разных статуях. Изображение одной из этих статуй появилось на парусе этого судна.

Легенда гласит, что замученный народ в конце концов прогнал Кон-Тики на запад, и он уплыл со своими людьми за Тихий Океан. Среди полинезийцев же ходили легенды о великом Тики, который приплыл со своими людьми с востока.

По стопам этого древнего бога и решил поплыть Тур Хейердал со своей командой.

28 апреля 1947 года плот Кон-Тики отплыл от перуанского порта Кальяо. Для того, чтобы это судно не мешало портовому движению, военно-морской буксир вытянул плот на 50 миль, вплоть до течения Гумбольдта. Дальше команда Тура Хейердала проследовала уже самостоятельно.

Экипаж Кон-Тики

Тур Хейердал (1914—2002) — руководитель экспедиции (на фото 3-й)

Эрик Хессельберг (1914—1972) — штурман и художник. Он нарисовал изображение бога Кон-Тики на парусе судна (на фото 4-й)

Бенгт Даниельссон (1921—1997) — исполнял обязанности кока. Он интересовался теорией миграции. Также помогал как переводчик, так как единственный из экипажа говорил по-испански (на фото 2-й)

Кнут Хаугланд (1917—2009) — радист (на фото1-й)

Турстейн Робю (1918—1964) — второй радист (на фото 5-й)

Герман Ватцингер (1916—1986) — инженер технических измерений. Во время экспедиции вёл метеорологические и гидрологические наблюдения (на фото 6-й)

Седьмым участником экспедиции был южно-американский попугай Лолита.

В пути

На борт судна постоянна попадала летающая рыба и другие морепродукты. Недостатка в морепродуктах у них не было — за бортом открытый океан. Часто попадалась рыба-дельфин. Также собирали планктон, тянув за собой мелкую сетку.

Они готовили еду на примусе, который взяли с собой и поместили в деревянный ящик. Один раз кок задремал и загорелась бамбуковая стена хижины, но её смогли легко потушить. Еда, как и различное оборудование, хранилась под палубой, между бамбуковыми циновками и бальсовым основанием. Всё необходимое было упаковано в картонные коробки, залитые асфальтом (битумом), чтобы в них не попадала влага.

Часть эксперимента заключалась в том, что двое членов экипажа не ели рыбу и другие морепродукты — для них была специальная диета, которую нужно было испробовать. Они питались американскими пайками, разработанными для военных, но ещё не были испробованы.

Если им хотелось свежей рыбы, то для этого нужно было просто закинуть крючок за 20 минут до еды — и рыба гарантированно будет к обеду!

Также они пробовали пить лимфатическую жидкость, полученную из гланд рыбы. Этим самым они хотели посмотреть возможность добычи питьевой воды в открытом море. Участники экипажа Кон-Тики взяли с собой чуть меньше тонны пресной воды, которую время от времени пополняли идущими тропическими дождями. Для поддержания солевого баланса иногда они смешивали пресную воду с морской.

Команде пришлось наблюдать и более больших представителей ихтиофауны Тихого Океана. Они видели китов и ловили акул, а один раз к ним подошла близко крупнейшая из акул — китовая акула. Они так долго наблюдали за ней, что у одного участника сдали нервы и он воткнул копьё в неё, после чего акула исчезла. Бывало, им приходилось держать на палубе до 9 акул.

Бывали и случаи, когда акулы чуть было не укусили участников экипажа, но, к счастью, всё обошлось без каки-либо травм.

Они взяли с собой резиновую лодку, с которой снимали некоторые виды плота, а также, если вдруг кому-то хотелось побыть вне команды, одному, то он мог сесть в эту лодку и плыть в ней, привязанный к плоту.

До того, как они достигли половины пути, они пережили два больших бури, одна из которых длилась 5 дней. Во время бури у них не было времени даже на съемку. В шторм был сломан парус, рулевое весло, а брёвна разошлись. Была разрушена палуба, но им удалось её починить. Также они потеряли своего попугая.

Кон-Тики шёл со средней скоростью 80 км в день, рекордом их скорости был один день, за который они проделали 130 км. Участникам экипажа постоянно приходилось проверять узлы под водой, это удовольствие было не из приятных, поскольку была вероятность нападения акул. Хотя акулы и не нападали на плот до того, как в воду не падала хотя бы капля крови.

Однажды Ватцингер упал в воду, вследствие чего не мог догнать плот, несмотря на то, что он плыл очень быстро. Вслед за ним прыгнул Хаугланд — доплыл до него. Для безопасного погружения под воду они построили корзину ныряльщика, с помощью которой можно было спрятаться от акул. Когда акулы подойдут близко, ныряльщику надо было спрятаться в эту корзину, после чего команда вытянет его на борт.

Наконец они увидели знак о приближении земли — рядом с ними пролетал фрегат. Они подходили к коралловому архипелагу Туамоту. Это были острова Французской Полинезии. Нужно было смотреть в оба, так как велика была вероятность наткнуться на коралловые рифы. Острова такие низкие, что издали их можно разглядеть, только когда прибой бил о рифы.

На 93-ий день наблюдатель с мачты обнаружил землю — это был один из островов южных морей, на котором росли кокосовые пальмы. Они прошли мимо него. Затем, через 4 дня они увидели лодку местных жителей, они подплыли к ним и стали помогать команде Кон-Тики грести. После команда пошла ещё дальше и на 101 день они увидели землю в 3-ий раз.

Маршрут Кон-Тики

Кое-как, борясь с волнами и океаном, они доплыли до кораллового атолла Рароиа и вылезли на берег. Брёвна плота выдержали. Они доказали, что на самодельном плоту из бальзовых брёвен вполне можно переплыть из Южной Америки к островам Полинезии. Они прибыли на остров 7 августа 1947 года. Они проделали путь длиной в 6980 км.

Читайте также:  Агония, эгон шиле, 1912

Они перетащили свои вещи на этот необитаемый остров и прожили там неделю, пока не увидели подплывающую лодку с местными.

Плот Кон-Тики хранится сейчас в одноимённом музее в Осло. Тур Хейердал и его команда доказали теоретическую возможность пересечения Тихого океана южноамериканскими индейцами. Также они доказали, что кокосовые орехи не могли переплыть океан сами и потом взойти: из-за морской воды орехи становятся непригодными к всходам, а стало быть, на острова их завезли люди.

На островах Полинезии они посадили семена различных растений, в знак того, что индейцы, приплывшие сюда многие годы назад, садили различные растения.

Бальзовые брёвна выдержали весь маршрут и после этого ещё хорошо держались в воде благодаря тому, что были сырыми, жидкость внутри деревьев играла роль пропитки и не давала морской воде впитаться глубже. Точно так же строили свои плоты древние инки.

Источник: http://VolnomuVolya.com/Tur_Kheyyerdal_puteshestviye_na_Kon-Tiki.html

Норвегия. Осло. Музей «Кон-Тики»

?Vlad Otekin (bykovvg_1952) wrote,
2016-02-17 07:00:00Vlad Otekin
bykovvg_1952
2016-02-17 07:00:00Оригинал взят у dergachev_va в Норвегия. Осло.

Музей «Кон-Тики»Фотографии Антона Дергачева, комментарии Владимира Дергачева

Фотография из Интернета

Музей «Кон-Тики» посвящен жизни и деятельности великого норвежского путешественника Тура Хейердала (1914 – 2002). Главным экспонатом музея  является плот «Кон-Тики», на котором Хейердал  в 1947 году пересёк Тихий океан.

  В Норвегии ему при жизни был установлен памятник. В 2011 году в честь путешественника назван новый фрегат ВМС Норвегии.Тур Хейердал трижды сочетался браком, у него было пятеро детей. Умер в возрасте 87 лет в итальянском имении в окружении жены и близких.

В 1947 году Тур Хейердал с пятью спутниками на плоту из бальзовых бревен «Кон-Тики» совершил путешествие  по маршруту предполагаемой по его теории миграции  предков полинезийцев из Южной Америки. Было пройдено почти 7 тыс. км за 101 день и доказана возможность пересечения Тихого океана в западном направлении.

  По итогам экспедиции был снят документальный фильм, удостоенный «Оскара» и написана книга «Путешествие на Кон-Тики», которая была переведена на многие языки и издана суммарным тиражом более 50 млн. экземпляров.В 1949 году норвежцы соорудили для плота музей в пригороде Осло. Музей посетило более 15 млн. человек, в том числе ежегодно посещает примерно 200 тыс. человек со всего мира.

Маршрут экспедиции по Тихому океану

В экспозиции музея представлены  материалы путешествия на остров Пасхи в южной части Тихого океана. В 1955/56 гг. Тур Хейердал организовал археологическую экспедицию на остров Пасхи и заново его открыл миру. Был проведен эксперимент по изготовлению  местными жителями гигантских каменных изваяний без применения современной техники и  их транспортировки на пьедесталы. Однако его теория перуанского происхождения  местного населения не нашла убедительного подтверждения.Музей Кон-Тики расположен рядом с морским музеем «Фрама», поэтому каменный идол (копия?) с острова  Пасхи изображен на его фоне.

В 1970 году совершено плавание на тростниковой лодке «Ра II», названной в честь древнеегипетского  Бога солнца.  Тур Хейердал обосновал возможность контактов  между Древним Египтом и ранними американскими цивилизациями.

В интернациональной команде  был советский врач Юрий Сенкевич. Две лодки построены  мастерами с озера Титикака в Боливии. Но первая затонула, а на второй лодке достигнут остров Барбадос.

По результатам  экспедиции Хейердал написал книгу и создал документальный фильм.

Маршрут путешествия на Ра.

Последние мили плавания были драматичными, лодка постепенно тонула

{C}{C}{C}{C}{C}{C}

Фотография из музея

В 1977 году Хейердал построил в Ираке тростниковую лодку «Тигрис», чтобы доказать миграционные контакты между Месопотамией и Индской цивилизацией. Лодка с интернациональным экипажем отправилась в плавание из Персидского залива в Пакистан, далее к Красному морю. Плавание длилось пять месяцев и закончилось в Джибути, где лодка была сожжена в знак протеста против войны на Африканском Роге.

Источник: https://bykovvg-1952.livejournal.com/528117.html

«THE KON-TIKI RACE» – ПОВТОРИТЬ ПОДВИГ ХЕЙЕРДАЛА

В 1947 году Тур Хейердал построил огромный деревянный плот, на котором со своим экипажем отправился в море, бросив вызов стихии. Его судно «Кон-Тики» получило имя легендарного героя многих полинезийских сказаний. Согласно преданиям, Кон-Тики приплыл в Полинезию с востока вместе со своими единоплеменниками. Они основали поселения на островах и дали начало местной культуре.

Марки в честь 100 летия Великого путешественника

В этом году ему исполнилось бы сто лет. В честь этого события новая международная экспедиция под названием Кон-Тики Рэйс (Kon-Tiki Race) хочет подтвердить теорию Хейердала, но одновременно и бросает ей вызов.

Новая международная экспедиция планируется следующим образом: три команды – две на бальсовых плотах и одна на парусном каноэ – отправятся в путь в ноябре 2015 года из Южной Америки на остров Пасхи и затем вернутся в Америку, чтобы проверить, могли ли древние мореплаватели проделать этот путь. Все путешествие займет пять месяцев.

Музей Кон-тики в Осло

Это будет первой в истории попыткой продемонстрировать, как полинезийцы и южноамериканцы могли плавать между Полинезией и Южной Америкой, используя ветра и течения.

Во время движения по Тихому океану будут браться образцы воды, которые затем будут проверены на наличие устойчивых хлорорганических загрязнителей, пестицидов, полициклических ароматических углеводородов и других химических веществ.

Команда будет собирать с поверхности океана пластик, чтобы большее число людей увидело его количество и задумалось об огромной угрозе для жизни в морях. Экспедиция должна завершиться в марте 2016 года. Его инициатором выступил Торгейр Хиграфф, норвежский путешественник. По замыслу организаторов это будет еще и гонка, регата..

Для осуществления задуманного команде не хватало только врача, которого группа намеревается отыскать в России.

Тур Хейердал и Юрий Сенкевич

-Для экспедиции  The Kon-Tiki Race  нам очень нужен настоящий российский герой.

Хорошо, если это будет, врач, как Юрий Сенкевич – говорит Тургейр Хиграфф — это связано с тем, что мы хотим собрать международную команду, как некогда Хейердал собрал на своём судне. Мы хотим, чтобы в одной лодке были абсолютно разные люди.

В нашей команде уже есть люди из Америки, Норвегии. Но главное, я уверен, что российские кандидаты могут справиться с этой задачей. Многие хорошие врачи получают образование именно в России. Я думаю, что русские люди очень благородные.

Они постараются, чтобы не подвести свою страну. Нужен человек, который может решать насущные проблемы, но который при этом любит море. Я думаю, нам нужен терапевт. Главное, чтобы кандидат любил море и был готов к трудностям.

Кадр из фильма «Кон-Тики»

Таким кандидатом на обратный путь экспедиции стал врач из Тюмени — Сергей Гольцов. Медицинское сопровождение на плоту в первой части экспедиции также будет обеспечивать российский врач — Борис Романов, из Москвы.

Сергей Гольцов и Борис Романов

Дорогие друзья, да действительно, настало время поделиться новостью. Это как раз та ситуация, о которой хочется радостно прокричать что есть сил – моя кандидатура официально включена в состав экспедиции Kon-Tiki II. Конечно, это путешествие дань памяти великому норвежскому путешественнику, первооткрывателю, мореплавателю Туру Хейердалу.

А участие в экспедиции врачей из России, считаю данью уважения русскому врачу Юрию Сенкевичу и их дружбе с Туром Хейердалом, которая когда то началась с совместного путешествия на лодке Ра, потом продлилась всю их жизнь. Впереди еще месяцы подготовки, а в августе команда Kon-Tiki II встретится в Норвегии.

— написал у себя на странице в фейсбуке Сергей.

 Torgeir Higraff

.

P.s.

Главный редактор Ocean Media Андрей Подколзин 2 сентября в Фейсбуке в группе Русского крейсерского клуба сделал призыв ко всем небезразличным:

“Друзья и просто товарищи по морю, в декабре стартует международная экспедиция под названием Кон-Тики Рэйс (Kon-Tiki Race). В составе экспедиции двое врачей из России. Это большая честь.

Но ребят никто не поддерживает (материально) билеты туда и обратно (а это около 120 000 рублей) они покупают за свой счет и даже не зная будет ли им компенсация собрали медицинские принадлежности так же за свой счет.

Велика их тяга принять участие, хотя они не богатые товарищи. Они ничего не просят. Обратились в госорганы но получили всяческий отказ…

Я предлагаю оказать им материальную помощь. Кто сколько сможет. Лично я перечислил 10 000 рублей. Если есть желающие поддержать инициативу (частную), давайте обсудим и спишемся. Хочу что нам было не так обидно за себя, как части державы за которую всем обидно.”

.

Источник: Оушен Медиа

.

.

.

Источник: http://wwportal.com/the-kon-tiki-race-povtorit-podvig-hejerdala/

Тур Хейердал и его путешествие на «Кон-Тики»

povod_poigratozero_chad
6 октября сто лет назад в Норвегии родился один очень интересный человек и путешественник Тур Хейердал. Однажды он в компании еще 5 человек отправился на плоту в плавание через Тихий океан.
На идею такого путешествия его подтолкнула одна загадка.

Когда-то давным-давно вождь древнего племени инков Кон-Тики потерпел поражение в войне и отступил с воинами к океанскому берегу. И вот дальше отступать было некуда. Тогда Кон-Тики и его соратники построили плоты, уплыли в океан и обратно они не вернулись. И больше их никто не видел.

Куда же они исчезли? Хейердал считал, что Кон-Тики плыл и плыл на запад на плотах, и высадился в конце концов на острове Пасхи, а его воины расселились оттуда по всем остальным островам. Но как это доказать? Только повторив самостоятельно весь этот морской путь. Хейердал собрал команду, построил плот и отправился в путешествие, чтобы в точности повторить путь вождя инков.

После того, как я прочла книгу Хейердала «Путешествие на «Кон-Тики» (не могла остановиться! Даже не думала, что это будет настолько интересно читать!), мне очень хотелось рассказать об этом путешествии Осе. И мы стали с ним играть, представляя, что нам самим предстоит опасное путешествие по океану.

Мне хотелось поговорить с Осей о путешествии Хейердала, но при этом не хотелось выдавать много информации валом. Поэтому мы сначала обсуждали, как Ося предствляет себе такое путешествие, а потом я рассказывала какие-то интересные подробности о приключениях Хейердала и его спутников.

Из чего будем строить плот?

Тур Хейердал отправился в плавание на плоту из дерева бальcы — это самое легкое дерево в мире! Не так-то легко было найти место, где до сих пор растут эти деревья. Им пришлось забираться далеко в горы, и оттуда сплавлять бревна по реке.

Итак, плот был готов, и в нем не было ни единого гвоздя! Над девятью могучими бальcовыми бревнами, перевязанными канатами, возвышалась мачта с гигантским (27 квадратных метров) прямоугольным парусом. Палуба была устлана бамбуком.

Посреди плота стояла небольшая, но довольно крепкая хижина с крышей из банановых листьев.макет плотаПлот в музее в городе ОслоКадр из фильма «Кон-Тики»Участникам экипажа время от времени приходилось проверять состояние веревок под водой.

Это было очень опасно, потому что можно было попасть в пасть акуле.

Что будем есть?

(Надо научиться ловить рыбу)

«В пути нам предстояло узнать, можно ли ловить в открытом море рыбу и собирать дождевую воду. Я считал, что мы должны были взять с собой тот фронтовой паек, который нам выдавался во время войны».

Хейердал знал, что аборигены когда-то легко обходились во время плаваний сушеным бататом и вяленым мясом. Но если бы запас продуктов вдруг испортился, шесть человек могли просто умереть с голоду.

Поэтому они взяли с собой много коробок с консервами, покрытых сверху тонким слоем асфальта, чтобы внутрь не попала влага. Их запаса должно было хватить на четыре месяца.

Кроме того, на плоту были запасы фруктов, кокосов, и очень много рыболовных снастей: они надеялись, что им удастся ловить рыбу, и все получилось! Более того, часто им даже и ловить ничего не приходилось, рыба сама запрыгивала на их плот.

Каждое утро Хейердал и его спутники находили на палубе десятки летучих рыб, которые тут же отправлялись на сковородку (на плоту был небольшой примус, который находился в деревянном ящике).

Один раз кок задремал и не заметил, как загорелась бамбуковая стена хижины, но, к счастью, все обошлось и ее быстро удалось потушить. Океан кишел тунцами, скумбриями и рыбами-бонито и часто было достаточно просто забросить крючок в воду. Приспособившись к морской рыбалке, друзья даже стали ловить акул, иногда затаскивая их на плот, просто схватив за шершавый хвост.Бывало и так, что им приходилось держать на палубе до 9 акул.Тунец

Что будем пить?

Читайте также:  Описание картины "лунная ночь. купальня в феодосии", айвазовский, 1853

«В тропиках в знойные дни можно вливать в себя столько воды, что она польется через рот обратно, но вы по-прежнему будете испытывать жажду. Организму нужна не вода, а, как это ни странно, соль».На борт «Кон-Тики» перед отплытием к островам Полинезии было погружено полсотни контейнеров с 1100 литрами родниковой воды. Этого запаса легко хватило бы на несколько месяцев пути. Но уже через несколько недель путешественники почувствовали, что вода испортилась и стала противной на вкус. Хейердал часто думал о том, как справлялись с жаждой его предшественники индейцы. Они хранили воду в сушеных выдолбленных тыквах и в толстых бамбуковых стволах. Пили воду из отверстий, после чего затыкали дырки крепкими пробками. Кроме того, аборигены владели секретами, с помощью которых выживали даже тогда, когда вода иссякала. Они «выжимали» пойманную рыбу, в результате чего выделялась жидкость, способная утолить жажду. Путешественники смешивали пресную воду с морской, а вскоре научились пить и саму морскую воду – когда случайно узнали, что зерна овса почти полностью уничтожают ее неприятный соленый вкус.

Есть ли способ выходить на связь?

На плоту находилась маленькая радиостанция, с помощью которой экспедиция выходила на связь.

Какие опасности океана нас подстерегают?

— высокие волны, которые обрушиваются на плот. Спасало то, что вода легко уходила в щели между бревнами. — невозможное управление плотом и подчинение течению. Кормчий и рулевое весло. Корма корабля всегда должны быть подставлен ветру.- акулы- ночью надо привязываться- как пристать к берегу?

«Многие корабли в районе архипелага Туамоту попадались в ловушку подводных рифов и разбивались в щепки о кораллы. С моря нам не было видно коварной западни».

Через 90 дней пути команда Хейердала начала ощущать приближение земли. В небе появились косяки птиц, которые целеустремленно летели на запад. Плот несло прямо к одному из многочисленных островов Полинезии — островку Пука-Пука в архипелаге Туамоту. Но течение пронесло плот мимо клочка суши и потащило дальше.

Через несколько дней плот приплыл к атоллу Рароиа. Здесь экипаж поджидала целая полоса препятствий: чтобы добраться до земли, команде нужно было найти проход в стене острых, как бритва, коралловых рифов. Выбившись из сил в попытках пробиться сквозь риф, путешественники решили «оседлать» его во время прилива.

Ухватившись покрепче за плот, они пережили несколько ужасных часов под ударами мощных волн. После чего сумели-таки перебраться через риф и вброд добраться до песчаного берега. Все получилось! Впереди команду ждали танцы с туземцами, праздничные церемонии на Таити и торжественное возвращение домой – уже на пассажирском пароходе.

Как посчитать, с какой скоростью двигается плот?

Они бросали в воду кусочек бальсы и замеряли время, за которое плот обгонит этот кусочек. (Кстати, хорошая может быть задачка для тех детей, которые уже знают, как рассчитать скорость, если известно время и расстояние)

Что нам делать с открытиями, которые нам предстоят? Как запомнить все детали и интересные подробности?

Нужно вести судовой журнал и записывать туда все наблюдения, зарисовывать новые виды рыб и других морских существ.Вот примеры записей о рыбах в бортовом журнале, который вел Хейердал:

«11/V.

Сегодня вечером, когда мы ужинали на краю плота, рядом с нами два раза всплыло какое-то громадно морское животное. Вспенит всю воду и исчезнет. Мы не могли понять, что это такое».

«6/VI.

Герман видел толстую рыбу с темной спиной белым брюхом, у нее был тонкий хвост и много шипов. Она выскакивала из воды справа от плота».

Я рассказала Осе, кто попадался команде Хейердала во время их плавания: акула, бонито, тунец, летучая рыба, рыба-меч, кит, рыба-лоцман, корифена, летающие кальмары.

Торстейн однажды показал просто невероятный трюк — такие случаются только в рассказах хвастливых рыболовов.

Мы сидели и обедали, вдруг он отложил в сторону вилку, окунул руку в воду, и не успели мы оглянуться как море забурлило и к нам на палубу шлепнулась здоровенная корифена. Все объяснилось просто: Торстен поймал обрывок лески, а на другом ее конце была слегка озадаченная корифена, которую Эрик упустил накануне.

У этой рыбы великолепная расцветка: в воде чешуя переливалась сине-зеленым цветом, плавники сверкали золотом. А вытащишь ее на плот, и на твоих глазах происходит удивительное превращение. Засыпая, рыба сперва становилась серой с черными пятнами, потом сплошь серебристо-белой. Но через четыре-пять минут к ней постепенно возвращалась первоначальная окраска.

Да и в воде корифена иногда меняет цвет, словно хамелеон. Заметишь какую-то «новую» рыбу медного цвета, присмотришься, а это наша старая знакомая — корифена.

Рано утром мы нашли совсем маленького кальмаренка на крыше каюты. Головоломка! Сам он туда не влез, это видно по тому, что нигде не было чернильных пятен, только черное кольцо вокруг самого «младенца». Его не уронила на крышу морская птица, иначе мы нашли бы метки от клюва или когтей.

Видимо, его забросило туда волной, хотя никто из ночных вахтенных не мог припомнить такой здоровенной волны.
Известно, кальмар перемещается по тому же принципу, что реактивный самолет. С огромной силой он проталкивает воду через канал внутри тела и быстрыми рывками плывет задом наперед, а собранные в гроздь щупальца тянутся за головой, делая кальмара обтекаемым.

Две округлых, мясистых кожных складки по бокам работают как рули и как весла, когда кальмар не торопится.

Если ночью на палубе стоял наш маленький керосиновый фонарь, его свет притягивал гостей — летучие рыбы, большие и маленькие, проносились над плотом. Врежутся в каюту или парус и шлепаются на палубу.

Они ведь только в воде могут разогнаться и взлететь, вот и лежат, беспомощно взмахивая длинными грудными плавниками, этакие большеглазые сельди. Рыбы летели довольно быстро. Как ткнет тебя мордой прямо в физиономию — получалось очень чувствительно. Утром мы жарили нашу добычу.

Первой обязанностью кока, когда он вставал утром, было пройти по палубе и собрать всех приземлившихся за ночь летучих рыб. Обычно их было штук шесть — восемь, а один раз мы насчитали двадцать шесть жирных рыбин.

Кнют просто огорчился, когда летучая рыба попала ему в руку, а не прямо на сковородку, на которой он только что расплавил сало.

Небо покрылось облаками, и ночью стоял непроглядный мрак, поэтому Торстейн поставил керосиновый фонарь около своей головы, чтобы вахтенные, входя и выходя, видели, куда ступать. Часов около четырех Торстейн проснулся оттого, что фонарь упал и что-то холодное и скользкое хлестало его по ушам.

Летучая рыба, решил он, и стал шарить кругом, чтобы схватить ее и вышвырнуть за борт. Ему попалось что-то мокрое, длинное, змееподобное, и он отдернул руку, словно обжегся. Пока Торстейн возился с потухшим фонарем, невидимый ночной гость увильнул и заполз к Герману.

Герман вскочил, тут и я проснулся, и мне сразу пришел на ум гигантский кальмар, который по ночам всплывает к поверхности как раз в этих широтах. Наконец зажегся фонарь, и мы увидели Германа: он сидел с торжествующим видом, сжимая в руке извивающуюся угрем тонкую рыбину.

Она была длиной около метра, тело змеевидное, громадные черные глаза; длинные хищные челюсти усеяны острыми зубами, которые могли складываться назад, пропуская пищу. Вся эта возня разбудила Бенгта, и мы поднесли к его глазам фонарь и длинную рыбину. Он сел в спальном мешке и сонно произнес:- Ерунда, таких зверей не бывает.

После чего повернулся и преспокойно уснул опять.Бенгт был почти прав. Позже выяснилось, что мы шестеро первыми увидели рыбу-змею — змеиную макрель — живьем. До тех пор на побережье Южной Америки и на Галапагосских островах находили только ее скелеты, да и то всего несколько раз.

Это была китовая акула, крупнейшая из акул и вообще крупнейшая современная рыба. Она встречается очень редко. Чудовище было таким огромным, что, когда ему вздумалось нырнуть под плот, мы увидели его голову с одного борта, а хвост — с другого.

Морда у него была до того нелепая и тупая, что мы просто не могли удержаться от хохота, хотя отлично понимали: если эта гора мускулов вздумает напасть на нас, от наших бальсовых бревен одни щепки останутся.

Китовая акула продолжала кружить под самым плотом, а мы гадали, чем это кончится. Вот опять скользнула под весло и подняла его спиной. Мы стояли наготове вдоль бортов, держа ручные гарпуны, которые казались зубочистками перед этим колоссом.

Похоже было, что акула и не помышляет уходить от нас, она следовала за нами, как верный пес, держась у самого плота.

Карта.

«Кон-Тики» отплыл из перуанского порта Кальяо 28 апреля 1947 года. А уже 7 августа плот достиг точки окончания своего путешествия — атолла Рароиа в архипелаге Туамоту. Таким образом было пройдено около 3770 миль (или 6980 км) за 101 день.

Статья, которой я пользовалась, чтобы написать этот пост, — http://redigo.ru/article/240
Многие фотографии — из книги Хейердала.

Я посмотрела фильм 2012 года — «Кон-Тики» и показала из него несколько отрывков Осе. На всякий случай напишу здесь отрывки по времени, вдруг кто-то еще захочет их показать детям.

Я не стала показывать весь фильм, тем более что там есть неприятная сцена, когда они вспарыывают брюхо акуле, ну и попугая тоже съедает акула, хотя этого не было в книге, и я решила, что информации о том, что птицу унесла волна, — достаточно для Оси.Итак, я показала эпизоды:с 37 мин. по 40.

— с крабомс 42:36 по 49:50 — со штормомс 51:02 по 53:10 — с китовой акулой, которая красиво плавает вокруг плотас часа по час:02 — про светящуюся водус часа:24 по час:26 — как они увидели птицу и пытались пристать к берегуну и в конце — как обнимались и радовались.

И еще конечно, можно посмотреть фильм, который снял сам Хейердал, и который в итоге получил Оскара:

А теперь про игру: первым делом мы сделали плот — для этого мы перевернули верх ногами наш обеденный стол, привязали к нему веревки, а на веревки повесили крафтовую бумагу
Ося нарисовал флаги и самого Кон-Тики на парусе.

А еще он сделал свой бортовой журнал тоже с парусом на обложке.Когда плот был готов, мы на него погрузили запас фруктов — бананы, кокосы, апельсины и гранаты.Несколько банок с консервами — тунец и персики. А еще разные сухофрукты.

Вот они, в сундуке:Вчера в магазине нам случайно попался батат, и мы его запекли и тоже взяли с собой в виде кругленьких чипсов.Ну и бутылку воды, конечно! И фонарь.Еще с нами отправились в плавание попугай и краб.Сзади мы привязали маленькую надувную лодку — все как было в настоящей экспедиции Хейердала.

Из лего Ося собрал радиоА сверху, на радио — плита, чтобы жарить рыбу :)Ося взял свой спальник и фотоаппарат, и мы начали отплывать. Заранее на картоне мы нарисовали несколько рыб, в том числе и большую акулу.

Можно было на них охотиться :)К летучим рыбам Ося сам приделал крылья из гофрированной бумаги, и теперь по утрам можно было собирать ее на плоту и готовить завтрак:РыбалкаСхватил акулуА еще на завтрак полагается кокос:А под потолок я подвесила синюю бумагу, и мы, включив вентилятор, играли, что это волны. На балконе мы сделали небольшой полинезийский островок, но поскольку наш плот еще туда не доплыл, я пока его не буду показывать 🙂

А для тех, кто в Москве, напоминаю, что сейчас в Дарвиновском музее проходит выставка, посвященная столетию Хейердала: http://povod-poigrat.livejournal.com/3559.html

Источник: https://povod-poigrat.livejournal.com/5678.html

Ссылка на основную публикацию