Встреча святых антония великого и павла отшельника, давид тенирс младший

Тенирс Давид Младший (1610 — 1690)

Кроме роскошного и великолепного искусства Рубенса, Ван Дейка, Снейдерса во Фландрии 17-го столетия было и иное искусство — более камерное и скромное, проникнутое интересом к обычаям и нравам своего народа, любовью к фламандской природе. Это направление во фламандской живописи ярче всего выразил Давид Тенирс Младший.

Тенирс родился в Антверпене, в семье живописца. Отец дал ему первоначальное профессиональное обучение. Из-за материальных трудностей Тенирс много работал, и уже в 22 года был принят в антверпенскую гильдию живописцев.

С молодых лет Тенирс работал в самых разных жанрах. Он писал портреты, пейзажи, натюрморты, изображал аллегорические сцены, животных. Однако основную часть его произведений составляют жанровые сцены из жизни простого народа, фламандских крестьян. В этом сказалась и индивидуальная склонность живописца, и влияние мастера бытового жанра Адриана Броувера, с которым Тенирс дружил.

Произведения, выполненные Тенирсом в начальный период своего творчества мало отличались от картин Броувера. Однако картины его никогда не бывают такими мрачными и печальными, как произведения Броувера.

Он создает образы более идеализированные, предпочитая не замечать теневых сторон жизни народа. Особенно Тенирс любил изображать крестьян во время их досуга, отдыхающими и веселящимися, любил писать праздники, сельские ярмарки.

Лишь изредка он изображал сцены крестьянского труда — жатву, сенокос.

Постепенно влияние Броувера ослабевало, а сцены у Тенирса становились все более беззаботными. Смягчились контуры, менялся колорит, он стал более светлым, золотистым.

Во многих картинах Тенирс выступает в роли рассказчика — из сюжета в сюжет переходят одни и те же персонажи. Многие произведения оказываются как бы в двух жанрах — портрете и бытовом жанре («Пастушка», «Флейтист» и др.).

С большим мастерством Тенирс строил композицию в массовых сценах — и в деревенских праздниках, и в сценах солдатского быта. Иногда в бытовую сцену Тенирс вводит эпизод из священной истории. При этом персонажей священной истории он одевает в костюмы 17-го века, отчего эти истории выглядят как бытовые сцены. Иногда эти священные истории Тенирс пишет с оттенком юмора.

Во фламандском искусстве Тенирс стал и одним из ведущих мастеров пейзажа. Писал скалы, пещеры, водопады, с особой любовью писал и родную фламандскую природу. Пейзаж у Тенирса деятельный, в нем всегда учавствует человек. На фоне пейзажа Тенирс часто изображает животных — коров, овец, свиней, собак и пр.

Наиболее интересны у Тенирса изображения обезьян. В его картинах обезьяны пьют вино и едят, играют в карты, надевают на голову роскошный берет с пышным пером. Картины эти похожи на басню, пародией на человеческие занятия.

Тенирс был необычайно популярен и знаменит среди знати, среди бюргеров. В 1651 году он был назначен придворным художником и хранителем картинной галереи правителя Фландрии эрцгерцога Леопольда Вильгельма.

Эту свою деятельность художник выразил в своих картинах, показывающих картинную галерею эрцгерцога. Таким образом, полотна Тенирса представляют собой не только художественный, но и исторический интерес.

Тенирс прожил долгую жизнь и написал свыше семисот произведений. Но умер в возрасте 89-и лет одиноким и забытым. Однако его искусство продолжало жить в творчестве его многочисленных учеников, среди них был и великий Ватто.

Источник: http://cvetamira.ru/tenirs-david-mladshiy-1610-1690

Еще раз о возможном существовании кентавров в прошлом..

?На просторах интернета найдены мною летописи народа кентаврийского, полный свод которых известен среди книжников и философов как «Книга Кентавриды», по имени страны проживания кентавров. Здесь я привожу только небольшой отрывок-воспоминание о встрече кентавра со Св.

Антонием, упомянутой ранее в комментарии к первой записи.

«отя христиане пытались делать вид, будто нас не существует, а мы, видя, что они творят с инакомыслящими, старались избегать их, некоторые свидетельства о взаимных контактах в истории сохранились.

В связи с этим нелишне вспомнить знаменитый отрывок из жития святого Павла Фивейского, написанного в 5 веке святым Иеронимом.

Тот самый Павел (которого не следует путать с крутонравным апостолом Павлом, казнённым в 60-х годах в Риме) стал первым отшельником, поселившимся в пустыне и посвятившим всю жизнь созерцанию и молитве. Умер он, как считается, в 341 году, прожив, как гласит предание, более ста лет.

А тем временем ещё один муж, искавший праведности, святой Антоний, ничего не зная о духовном подвижничестве Павла, так же удалился от мира и считал, что открыл новый способ приближения к своему Богу.И вот что писал далее Иероним:

Святой Павел, святой Антоний и кентавр; средневековая миниатюра

Иеронима при той встрече, разумеется, не было и быть не могло, но истинность данного свидетельства я бы не подвергала сомнению. Вероятно, она произвела столь сильное впечатление на самого Антония, что стала предметом многих его бесед с окружающими. Только следует сделать поправки на односторонность человеческого восприятия, усугубленного религиозными предрассудками.

Займёмся же фактологическим анализом этого текста.Из него можно извлечь несколько важных подробностей.

Однако, прежде чем перейти к делу, надлежит пояснить, что пустыня, в которой обитали отшельники, не была совсем уж бесплодна.

Фиваида – это местность на восточном берегу Нила в районе современных Луксора и Карнака; там некогда находилась столица Верхнего Египта, а при ранних христианах, естественно, вокруг руин древних храмов царило запустение и одичание.

Сам город Фивы в начале христианской эры ещё существовал, и Павел, собственно, ушёл в отшельники именно оттуда, поскольку очередной римский император затеял очередные гонения на сторонников новой религии. Насколько серьёзными были преследования, сказать не берусь.

Уж театрализованных казней, как в Риме при Нероне, в египетской глуши явно не устраивали. Фивы, повторяю, превратились тогда в дремотную отсталую провинцию. Но пальмы вдоль Нила исправно росли, живность водилась, и умереть с голоду там не мог бы даже аскет.

Деревня близ Луксора.

Теперь – о том, что можно извлечь из приведённого текста.

о-первых, сам факт присутствия под Фивами кентавра.

Для истории нашего народа это свидетельство очень ценно, поскольку изображений кентавров египетского происхождения не так уж много; мне известны лишь считанные образцы, причём к христианской эпохе из них относится только рисунок на коптском ковре 7–8 веков, да и тот в силу своей нечёткости может быть трактован иначе. Так что рассказ, восходящий к первой половине 4 века, чрезвычайно важен. Я не берусь ничего предполагать о происхождении того пустынного кентавра – являлся ли он потомков исконных жителей тех мест или последним представителем какого-то рода, забредшего далеко на юг. Лично мне кажется более вероятным последнее, поскольку в противном случае в дохристианском Египте должна была бы существовать соответствующая иконографическая традиция, – а её, как мы знаем, нет.

о-вторых, кентавр, встретившийся Антонию, прекрасно знал своего благочестивого соседа, Павла, и временами беседовал с ним. Отсюда следует два вывода: двусущностный и христианин смогли найти общий язык, невзирая на все физические, ментальные и ценностные различия. Ведь, чтобы понять вопрос Антония, кентавр должен был владеть речью своих двуногих соседей. Что это был за язык? Египетские христиане говорили на коптском, но многие знали и греческий, ставший разговорным в Египте ещё при Птолемеях. Если допустить, что братец был потомком переселенцев из Эллады, можно подумать, что основам греческого языка его обучили в семье, и тогда некоторые изъяны в произношении вполне объяснимы. Однако кентавр мог говорить и по-коптски, если, помимо Павла, он как-то общался и с другими местными людьми – землепашцами и пастухами. Но в любом случае кентавр представлял себе, кто такой Павел, где живёт и чем занимается. Не существуй между ними добрососедского доверия, никакого диалога между кентавром и Антонием вообще не могло бы состояться. Антоний, кстати, был по рождению коптом и несомненно знал оба языка.А то, что показалось Антонию ужасным «скрежетанием», было обычной кентаврической манерой произносить человеческие слова. Нужно учитывать, что, как я уже говорила, взрослые мужчины-кентавры обычно несколько крупнее людей, связки у них толще, голоса ниже и раскатистее, – а тут, возможно, у кентавра просто пересохло в горле от горячего ветра, смешанного с песком (попробуйте побегать при сорокаградусной жаре). Кроме того, человеческий язык не был для кентавра родным. Но ведь не будем же мы считать дикарём человека, который, допустим, не знает иностранных языков вообще или говорит на них с ошибками или с акцентом?.. Греки ведь тоже именовали всех иностранцев «варварами», поскольку им казалось, будто те лопочут нечто грубо-нечленораздельное – «бар-бар-бар», хотя среди этих варваров могли встречаться люди недюжинного ума, блестящего образования и глубокой культуры.

-третьих же, опять и опять: рассказ Иеронима подтверждает, что кентавры, если их не задирать и не оскорблять, существа вполне миролюбивые и способные ладить с людьми. Узнав в святом Павле такого же изгоя, каким был он сам, кентавр, наверное, по-своему опекал его, хотя вряд ли стремился к сближению.

Кроме того, христианское предание гласит, что Антоний оставался с Павлом вплоть до его тихой кончины, то есть провёл в той пустыне несколько лет. А стало быть, и Антоний – человек куда более пылкого темперамента и страстной души – преспокойно уживался с кентавром.

Два соседа, двуногий и четвероногий, могли иметь совершенно разные взгляды на природу богов, однако вражды между ними не было.

Добавлю, что святой Иероним, автор разбираемого текста, за неимением поблизости кентавров, делил свою отшельничью келью со львом, который лениво дремал под его монотонные молитвы…

Существует немало живописных версий свидания святого Антония с кентавром.

Я уже приводил одну средневековую миниатюру, приведу и другую, в чём-то ещё более интересную.

Правда, это уже 15 век (французский трактат «Тайны естественной истории», Secrets d'histoire naturelle), но стилистика изображения следует средневековым принципам: тут показан весь путь Антония из Фив в пустыню, и всё, что могло ему встретиться по дороге, от недобрых людей (на заднем плане то ли нубийцы гонят верблюдов, то ли разбойники напали на караван), до гоминоидов, говорящих птиц и даже дракона (возможно, на самом деле это был всего лишь обычный нильский крокодил). Кентавр тут, кстати, выглядит совсем не свирепым, и черты его ничуть не более грубы, чем лик святого Антония:

Резко выделяется в этом ряду версия из другой французской рукописи 15 века – «Четвероякое зерцало, естественное, учёное, нравственное и историческое» монаха Винцентия Белловакенского с иллюстрациями Жеана де Винье (1473).

Тут кентавр показан такой жуткой страхолюдиной, что можно лишь подивиться самообладанию обоих пустынников, не гнушавшихся обществом подобного чудища. Впрочем, поза Антония передаёт неподдельный испуг.

Встреча святого Антония с кентавром по пути к святому Павлу

Зато совершенно чудесна картина, созданная неизвестным итальянским мастером 1430-х годов (по некоторым предположениям, это мог быть Сассетта). Это типичный ранний Ренессанс, где ещё ощущается влияние Средневековья, но уже присутствует индивидуальное видение сюжета. Кентавр здесь изображён весьма целомудренно – он наполовину скрыт деревцами густой рощи. Ну, и конечно, для художника-христианина главным моментом была встреча двух святых, а не святого с двусущностным. Однако картина чрезвычайно красива и поэтична, и даже кентавр представлен в ней очень приветливым и благообразным – вопреки тексту Иеронима, где он рисуется как полузверь. Впрочем, и в приведённом отрывке кентавр описан совершенно не агрессивным, а лишь, с человеческой точки зрения, несколько диковатым. На картине же 15 века кентавр держит в руке не обычную сучковатую дрыну, а пальмовую ветвь, что свидетельствует о его совершенно мирных намерениях. Во всяком случае, лупить ею святого Антония он явно не собирается. Какой предмет двусущностный держит в другой руке, мне понять не удалось. Но это в любом случае не оружие.

Встреча св.Павла и св. Антония. Итал. аноним — по другим данным, Сассетта — Sassetta (1394-1450). Ок.1430-35. Вашингтон, Нац худож. галерея

Встреча Антония и кентавра изображена и на рисунке ученика Леонардо да Винчи – Бернардино Луини (1480-1532). Сам Леонардо кентаврами почему-то не интересовался, что для меня несколько странно (если он считал для себя эту тему запретной, то встаёт вопрос – почему?). Зато у Бернардино облик двусущностного выполнен в лучших традициях его учителя. Это существо прекрасное, могучее и по-своему мудрое.

Святой Антоний и кентавр. Бернардино Луини (1480-1532) — ученик Леонардо. Лувр.

Великого испанца Диего Веласкеса кентавр в этой истории занимал меньше всего, однако на его полотне «Святой Антоний и святой Павел» (1634) присутствует весь сюжет жития, включая встречу Антония с двусущностными (там, если приглядеться, помимо кентавра, имеется и сатир), беседу святых и кончину Павла.

Святой Антоний и святой Павел, первый отшельник. Диего де Сильва-и-Веласкес. Около 1634.

На самом деле, на общем фоне они (кентавр и сатир) не особенно видны, и надо вглядываться в картину, что бы их заметить:Сюжет про Павла, Антония и кентавра иногда вдохновлял и художников более позднего времени, вплоть до наших дней. Хотя этот сюжет нельзя назвать очень известным, совсем редким он тоже не является.Одна детская английская книжка 1912 года, популярно излагавшая христианские легенды, была проиллюстрирована следующим рисунком, где, помимо кентавра, мы видим в отдалении и двух любознательных сатиров. Братцы держатся в стороне, прячась среди каких-то древних руин (возможно, развалин Луксорского или Карнакского храма?). Понятно, что ни Антоний, ни Павел к сатирам бы обращаться не стали – во-первых, в силу невежества христиан они бы просто приняли их за чертей, а во-вторых, сатиры, как правило, не отличались ни интеллектуальными, ни лингвистическими способностями.

Читайте также:  Картина "осень в абрамцеве", поленов - описание

Кентавр показывает святому Антонию дорогу к пустынному убежищу святого Павла

На картине художницы наших дней, Гислен Ховард (англичанки, живущей во Франции), изображена собственно встреча святых, а кентавр на заднем плане не спеша удаляется — с должной деликатностью и с сознанием исполненного долга (он же не сатир какой-нибудь, чтобы подглядывать и шкодливо хихикать на объятия двух немолодых мужиков)…

Кентавр, указавший Антонию дорогу к св. Иерониму, изображен на втором плане не спеша удаляющимся

Известны и другие работы того же автора

_______

Святой Антоний, позднее наречённый Великим (был ещё Антоний Падуанский), умер в 356 году. Прожил он тоже изрядно – примерно 105 лет, и ещё незадолго до кончины дедушка рьяно боролся с ересью арианства в Александрии.

Очень темпераментный был человек (ныне сказали бы, пассионарный)! О том, какие жуткие страсти бушевали в его душе на ранних порах затворничества, ещё до встречи со святым Павлом, свидетельствует известный эпизод его жития, говорящий об искушениях, которые, якобы, на праведника насылал сам дьявол.

Почему-то на кроткого Павла никаких подобных напастей не обрушивалось, а на жившего в той же местности Антония они просто валились одно за другим, так что художникам последующих веков было на чём тренировать свою дерзкую фантазию.Кентавры, насколько мне ведомо, в этом сюжете ни разу не фигурируют.

Я, кстати, допускаю, что отчасти кошмарные галлюцинации пустынника могли быть вызваны не только психической болезнью (религиозно одарённые люди часто склонны к паранойе и шизофрении), но и издевательскими шуточками обитавших возле его кельи сатиров и нимф.

Козлоногие, которые нравом сродни гиперактивным подросткам, нарочно принимались скакать, улюлюкать и совершать всякие непотребства прямо на глазах целомудренного отшельника, а нимфы, хохоча, дефилировали перед ним в непристойном, с людской точки зрения, виде, или даже напоказ любезничали со своими приятелями.

Но зрелище, совершенно нормальное в глазах какого-нибудь древнего грека или вольнодумного художника Нового времени, надломило психику христианского подвижника, который везде и во всём видел происки Сатаны. А может, братцы и сестрицы просто решили всласть поиздеваться над чудаком, который при их приближении начинал вытворять боги ведают что – рисовать в воздухе кресты, выкрикивать греческие и коптские бранные слова, истерически вопить или падать в обморок.Но не кентавры же в том были виноваты!Они в этой вакханалии участия не принимали.

Так что тут наша совесть чиста…»

PS от anikonov: Полный свод летописей народа кентаврийского, более известный как «Книга Кентавриды», можно найти здесь:

http://www.proza.ru/avtor/kentauris&s=0

PPS от anikonov: Удивительно, но последняя страница «Книга Кентавриды», по всей видимости, не написана и история кентавров все еще продолжается:

Источник: https://anikonov.livejournal.com/835396.html

Преподобный Антоний Великий: житие, икона, молитва

Святой Антоний Великий родился в Египте около 250-го года от благородных и богатых родителей, воспитавших его в христианской вере. 18-ти лет он лишился своих родителей и остался один с сестрой, которая была на его попечении.

Однажды он шел в церковь и размышлял о святых апостолах о том, как они оставили все в этом мире, чтобы следовать за Господом и служить Ему. Входит в храм и слышит евангельские слова: “Если хочешь быть совершенным, иди, продай имение твое и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на Небе, и иди вслед за Мной (Мт. 19:21).

Эти слова поразили Антония, как бы сказаны были Господом лично ему. Вскоре после этого Антоний отказался от наследства после родителей в пользу бедных жителей своего селения, но недоумевал, на кого он оставит сестру.

Озабоченный этой мыслью, он опять идёт в храм и слышит там опять как бы к нему обращенные слова Спасителя: “Не заботься о завтрашнем дне: завтрашний день сам будет заботиться о себе: довольно для каждого дня своей заботы (Мт. 6:34). Антоний поручил сестру известным ему христианским девственницам и оставил город и дом, чтобы жить уединенно и служить одному Господу.

Удаление преподобного Антония от мира совершилось не вдруг, а постепенно. Сначала он пребывал близ города у одного благочестивого старца, жившего уединенно и старался во всем подражать ему.

Посещал и других отшельников, живших в окрестностях города, и пользовался их советами. Уже в это время он так прославился своими подвигами, что его звали “другом Божиим.” Затем он решается уйти дальше.

Зовет старца с собой, и когда тот отказывется, прощается с ним и поселяется в одной из отдаленных пещер. Один из друзей его по временам приносил ему пищу.

Наконец святой Антоний удаляется совсем из обитаемых мест, переходит реку Нил и поселяется в развалинах воинского укрепления. Он принес с собой хлеба на шесть месяцев, а после получал его от друзей своих только два раза в год через отверстие в кровле.

Нельзя изобразить, сколько искушений и борьбы вынес этот великий подвижник. Он страдал от голода и жажды, от холода и зноя. Но самое страшное искушение пустынника, по слову самого Антония, — в сердце: это тоска по миру и волнение помыслов. Ко всему этому присоединились прельщения и ужасы от демонов.

Иногда святой подвижник изнемогал, готов был впасть в уныние. Тогда или Сам Господь являлся, или посылал ангела для его ободрения. “Где ты был, благий Иисусе? Почему вначале не пришел Ты прекратить мои страдания?” — воззвал Антоний, когда Господь, после одного тяжкого искушения, явился ему.

“Я был здесь, — сказал ему Господь, — и ждал, пока не увижу твоего подвига.”

Однажды, среди ужасной борьбы с помыслами, Антоний воззвал: “Господи, я хочу спастись, а помыслы не дают мне.” Вдруг он видит: кто то похожий на него сидит и работает, потом встал и начал молиться, затем опять сел за работу. “Делай так и спасешься,” — сказал ему ангел Господень.

Уже двадцать лет жил Антоний в своем уединении, когда некоторые из друзей его, узнав об его местопребывании, пришли, чтобы поселиться вокруг него. Долго они стучали к нему и просили его выйти к ним из своего добровольного заключения; наконец решились уже выломать двери, как Антоний отворил их и вышел.

Они удивились, не найдя в нем следов изнурения, хотя он подвергал себя величайшим лишениям. Небесный мир царствовал в его душе и отражался на лице. Спокойный, сдержанный, ко всем одинаково приветливый, старец скоро сделался отцом и наставником многих.

Пустыня оживилась: в горах кругом явились обители иноков; множество людей пело, читало, постилось, молилось, трудилось, служило бедным. Святой Антоний не давал своим ученикам каких-либо определенных правил для монашеской жизни.

Он заботился только о том, чтобы укоренить в них благочестивое настроение, внушал им преданность воле Божией, молитву, отрешение от всего земного, неусыпный труд.

Но святой Антоний в самой пустыне тяготился многолюдством и искал нового уединения. “Куда ты хочешь бежать?” — был голос с неба, когда он на берегу Нила дожидался лодки, чтобы удалиться от людей. “В верхнюю Фиваиду,” отвечал Антоний.

Но тот же голос возразил ему: “Поплывешь ли ты вверх — в Фиваиду, или вниз — в Буколию, тебе не будет покоя ни там, ни здесь. Иди во внутреннюю пустыню.” Так называлась пустыня, лежавшая близ берегов Красного моря.

Туда и пошел Антоний вслед за проходившими сарацинами.

Через три для пути нашел он дикую высокую гору с ключом воды и немногими пальмами в долине. На этой горе он и поселился. Здесь он обработал небольшое поле, так что теперь никому не нужно было приходить к нему и приносить хлеба. По временам он посещал братию.

Верблюд нес на себе хлеб и воду для поддержания сил его во время этих тяжких путешествий по пустыне. Впрочем, почитатели святого Антония открыли и последнее его уединение. Во множестве стали приходить к нему искавшие его молитв и наставлений.

Приводили к нему больных; он молился о них и исцелял их.

Святой Антоний уже около семидесяти лет жил в пустыне. Против воли, начал смущать его горделивый помысел, что здесь он старше всех. Он просил Бога удалить от него этот помысел и получил откровение, что один отшельник гораздо ранее его поселился в пустыне и более его служит Господу. Антоний встал рано утром и отправился искать этого неизвестного миру подвижника.

Проходил целый день и не встретил никого, кроме пустынных зверей. Перед ним расстилалось необозримое пространство, но он не терял своей надежды. Рано утром он снова пошел. Перед его глазами мелькнула волчица, бежавшая к ручью. Святой Антоний подошел к этому ручью и увидел близ него пещеру. При звуке его шагов дверь в пещеру крепко замкнулась.

Святой Антоний до полудня взывал через дверь к неизвестному подвижнику и просил показать ему свое лицо. Наконец, дверь отворилась и навстречу ему вышел глубокий старец, совершенно убеленный сединами. Это был святой Павел Фивейский. Он уже около девяноста лет жил в пустыне.

После братского лобзания, Павел спросил Антония: в каком положении род человеческий? какое правление в мире? остаются ли еще идолопоклонники? Прекращение гонений и торжество христианства в римской империи было для него радостной новостью, а появление арианства — горькой. Пока старцы беседовали спустился к ним ворон и положил хлеб.

“Щедр и милостив Господь,” воскликнул Павел: “Вот сколько лет каждый день я получаю от Него полхлеба, а ныне ради твоего пришествия послал Он целый хлеб.”

На следующее утро Павел открыл о себе Антонию, что скоро отойдет из мира; поэтому он просил Антония принести к нему мантию епископа Афанасия, (знаменитого борьбой за Православие против арианской ереси. чтобы прикрыть ею его останки. Антоний поспешил исполнить желание святого старца.

Он возвратился в свою пустыню в сильном волнении и на вопросы братьев-монахов мог сказать только: “Грешный, я считал себя еще монахом! Я видел Илию, я видел Иоанна, я видел Павла в раю.

” На обратном пути к святому Павлу он видел его возносящегося на небо среди сонма ангелов, пророков и апостолов.

“Зачем, Павел, не дождался ты меня? — воскликнул Антоний. — Так поздно я узнал тебя и так рано ты уходишь!” Однако когда он вошел в пещеру Павла, то нашел его безмолвно и недвижимо стоящим на коленях. Антоний также встал на колени и начал молиться.

Уже после нескольких часов молитвы убедился он, что Павел потому не движется, что мертв. Он благоговейно омыл его тело и завернул в мантию святителя Афанасия.

Вдруг явились два льва и своими когтями вырыли довольно глубокую могилу, где Антоний и похоронил святого подвижника.

Преподобный Антоний скончался в глубокой старости (106 лет, в 356 г.) и за свои подвиги заслужил наименование Великого.

Преподобный Антоний основал отшельническое монашество. Несколько отшельников, находясь под руководством одного наставника — аввы (авва, евр. слово — значит отец) жили отдельно друг от друга в хижинах или пещерах (скитах) и предавались молитве, посту и трудам. Несколько скитов, соединенных под властью одного аввы, назывались лаврой.

Но еще при жизни Антония Великого появился другой род иноческой жизни. Подвижники собирались в одну общину, несли совместные труды, каждый по своей силе и способностям, разделяли общую трапезу, подчинялись одним правилам. Такие общины назывались киновиями или монастырями. Аввы этих общин стали называться архимандритами.

Основателем общежительного монашества почитается преподобный Пахомий Великий.

Преподобный Антоний Великий: икона

Икона Святого преподобного Антония Великого

Икона Святого преподобного Антония Великого

Икона Святого преподобного Антония Великого

Преподобный Антоний Великий: молитва

Молитва преподобному Антонию Великому

Тропарь преподобному Антонию Великому, глас 4

Ревнителя Илию нравы подражая, Крестителю правыми стезями последуя, отче Антоние, пустыни был еси житель и вселенную утвердил еси молитвами твоими. Темже моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак преподобному Антонию Великому, глас 2

Житейския молвы отринув, безмолвно житие скончал еси, Крестителя подражаяй всяким образом, преподобнейший, с ним убо тя почитаем, отцев начальниче, Антоние.

Молитва преподобному Антонию Великому

О великий угодниче Божий, преподобие отче Антоние! Яко имеяй дерзновение ко Владыце Христу и ко Пречистей Его Матери, буди о нас, недостойных (имена), молитвенник теплый, заступая нас от всяких бед и напастей, да твоими молитвами невредимы от враг видимых и невидимых пребудем.

Читайте также:  Музей тропиков в амстердаме, голландия

Моли милосердие Божие, да спасет нас от прегрешений наших, имиже веси судьбами.

Моли благость Его, еже милостивно храму (дому) сему потребная подавати, жизнь нашу умирити и вся прихожаны храма сего помиловати, и спасти души наша, да непрестанно славим, хвалим, поем и величаем пречестное и великолепое имя Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Источник: https://www.pravmir.ru/prepodobnyj-antonij-velikij-1/

Тенирс Давид Младший(Teniers David) | Студия И

Тенирс Давид (1610–1690)- один из наиболее значимых художников и гравёров фламандский школы, наряду со своими соотечественниками Рубенсом и ван Дейком.

Художник родился в 1610 году в Антверпене в семье живописца и торговца картинами Давида Тенирса Старшего (1582-1649), учился у своего отца, в мастерской которого начинал свою деятельность в 1626 году. В 1632/33 годах Давид Тенирс Младший становится членом антверпенской гильдии св. Луки.

Молодой мастер работает в самых разнообразных жанрах, пишет портреты исторических деятелей, групповые портреты членов стрелковых гильдий, религиозные, аллегорические и мифологические композиции, бытовые сцены, натюрморты, пасторали, пейзажи.

В начале 1630-х годов Тенирс испытывает влияние известного мастера бытовых сцен Адриана Браувера (1605/06-1638), о чем свидетельствуют «Крестьяне, играющие в кости». Но постепенно он перестает подражать Брауверу. Выработать свой стиль молодому живописцу помогает знакомство с творчеством Питера Брейгеля Старшего.

В определённом смысле Тенирс «породнился» с традицией брейгелевского искусства, благодаря женитьбе в 1637 году на Анне Брейгель, внучке Питера Брейгеля Старшего и дочери Яна Брейгеля Бархатного (1568-1625). Основную часть приданого Анны составили картины и рисунки её деда и отца. Изучение этих работ имело решающее значение в развитии жанровой живописи Тенирса.

В год женитьбы на Анне Брейгель Тенирс пишет первую картину на сюжет «Крестьянская свадьба». До наших дней дошли еще пять его композиций на эту тему, в том числе и эрмитажная, исполненная в 1650 году. В них Тенирс, основываясь на брейгелевской традиции, показывает за столом невесту одну, без жениха. Подобно Брейгелю он смотрит на своих героев с лёгкой иронией.

Неслучайно во многих его работах, в том числе в пяти эрмитажных, непременным элементом является прикреплённый к стене рисунок мужской головы. Он служит своеобразной визитной карточкой Тенирса и воспринимается как дополнительный, помимо подписи, авторский знак.

С 1637 года начинается зрелый этап творчества мастера. Тенирс создаёт мирные, спокойные по характеру картины, в которых нет агрессивных персонажей и конфликтных ситуаций; предпочитает изображать происходящее действие не в интерьере, а на открытом воздухе, на природе («Крестьяне, играющие в шары»).

Создавая летопись фламандского быта, художник со знанием дела красочно и подробно передает сцены деревенского труда — уборку урожая, стрижку овец, охоту, рыбную ловлю, беление холстов, уход за домашним скотом и многие другие, а наряду с этим — отдых крестьян (в Эрмитаже хранятся две композиции 1646 и 1648 годов на сюжет «Деревенский праздник»).

Его ранние работы вполне традиционны для фламандской живописи. С 1632 г. под влиянием Браувера он начинает писать жанровые картины и пейзажи с доминированием коричнево-серой гаммы. На вершине своей карьеры, с 1640 по 1650 г., писал отличающиеся тщательностью манеры, небольшие по размерам жанровые сцены, главным образом идиллические сценки крестьянского быта.

Его палитра становится ярче и изысканнее. Созданные им религиозные композиции трактованы в жанровом духе. В пейзажной живописи художника заметно сильное влияние Рубенса. Его портреты пронизаны скрытой иронией. В последние 10 лет жизни его палитра вновь темнеет до изысканной светло-серебристой гаммы, а мазок становится тяжелее. В XVIII в.

сюжеты полотен Тенирса часто воспроизводились на французских гобеленах. Произведения художника хранятся практически во всех значимых музейных собраниях мира.

Источник: http://www.stydiai.ru/gallery/teniers-david/

Преподобный Павел Фивейский, Египетский, отшельник

Пре­по­доб­ный Па­вел Фивей­ский ро­дил­ся в Егип­те, в го­ро­де Фива­и­де. Остав­шись си­ро­той, он мно­го пре­тер­пел от сво­е­го ко­ры­сто­лю­би­во­го род­ствен­ни­ка из-за ро­ди­тель­ско­го на­след­ства. Во вре­мя го­не­ний Де­кия (249–251) на хри­сти­ан свя­той Па­вел, узнав о ко­вар­ном за­мыс­ле пре­дать его в ру­ки го­ни­те­лей, по­ки­нул го­род и уда­лил­ся в пу­сты­ню.

По­се­лив­шись в пе­ще­ре у под­но­жия го­ры, пре­по­доб­ный Па­вел, ни­ко­му не ве­до­мый, про­жил в ней 91 год, неустан­но мо­лясь Бо­гу днем и но­чью. Пи­тал­ся он фини­ка­ми и хле­бом, ко­то­рый при­но­сил ему во­рон, одеж­дой из паль­мо­вых ли­стьев укры­вал­ся от хо­ло­да и зноя.

По смот­ре­нию Бо­жию, уже неза­дол­го до кон­чи­ны пре­по­доб­но­го Пав­ла, Бог от­крыл о нем пре­по­доб­но­му Ан­то­нию Ве­ли­ко­му (па­мять 17 ян­ва­ря), ко­то­рый так­же под­ви­зал­ся в Фива­ид­ской пу­стыне.

Од­на­жды свя­то­му Ан­то­нию при­шла мысль, что ед­ва ли есть дру­гой та­кой пу­стын­ник, как он, и то­гда он услы­шал глас: «Ан­то­ний, есть раб Бо­жий, ко­то­рый со­вер­шен­нее те­бя и преж­де те­бя по­се­лил­ся здесь в пу­стыне. Иди в глу­би­ну ее и най­дешь его». Ан­то­ний по­шел и на­шел пе­ще­ру свя­то­го Пав­ла.

Пре­по­дав Ан­то­нию урок сми­ре­ния, пре­по­доб­ный Па­вел вы­шел ему на­встре­чу. Стар­цы на­зва­ли друг дру­га по име­ни, об­ня­лись и дол­го бе­се­до­ва­ли. Во вре­мя бе­се­ды при­ле­тел во­рон и при­нес им обо­им хлеб.

Пре­по­доб­ный Па­вел от­крыл пре­по­доб­но­му Ан­то­нию при­бли­же­ние сво­ей кон­чи­ны и за­ве­щал по­хо­ро­нить его. Пре­ста­вил­ся свя­той Па­вел во вре­мя мо­лит­вы, стоя на ко­ле­нях. Пре­по­доб­ный Ан­то­ний ви­дел, как его свя­тая ду­ша в окру­же­нии Ан­ге­лов, про­ро­ков и апо­сто­лов вос­хо­ди­ла к Бо­гу.

Два льва при­бе­жа­ли из пу­сты­ни и ког­тя­ми вы­ры­ли мо­ги­лу. Пре­по­доб­ный Ан­то­ний по­хо­ро­нил свя­то­го стар­ца и, взяв его одеж­ду из паль­мо­вых ли­стьев, уда­лил­ся в свою оби­тель.

Одеж­ду эту пре­по­доб­ный Ан­то­ний хра­нил как ве­ли­чай­шую свя­ты­ню и на­де­вал толь­ко два ра­за в год – на Пас­ху и Пя­ти­де­сят­ни­цу. Скон­чал­ся пре­по­доб­ный Па­вел Фивей­ский в 341 го­ду, ко­гда ему бы­ло 113 лет. Он не ос­но­вал ни од­ной оби­те­ли, но вско­ре по­сле его кон­чи­ны яви­лось мно­го под­ра­жа­те­лей его жиз­ни и по­кры­ли пу­сты­ню оби­те­ля­ми. Пре­по­доб­ный Па­вел счи­та­ет­ся от­цом пра­во­слав­но­го мо­на­ше­ства.

В XII ве­ке те­ло свя­то­го Пав­ла по во­ле им­пе­ра­то­ра Ма­ну­и­ла (1143–1180) бы­ло пе­ре­не­се­но в Ца­рь­град и по­ло­же­но в Пе­рив­лепт­ской оби­те­ли Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Впо­след­ствии оно бы­ло пе­ре­не­се­но в Ве­не­цию и, на­ко­нец, в Вен­грию в Офеи; часть гла­вы его на­хо­дит­ся в Ри­ме.

См. так­же: «Жи­тие пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Пав­ла Фивей­ско­го» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

Источник: https://azbyka.ru/days/sv-pavel-fivejskij

[Праздник] День святого Антония Великого

Антоний Великий (родился около 251, Кома, Египет — умер 356, Дейр-Мари) — преподобный, раннехристианский святой, подвижник и пустынник, основатель отшельнического монашества.

День памяти святого Антония отмечается 30 января (17 января по юлианскому календарю).

Жизнеописание

Антоний родился в 251 году в Коме (Египет) в богатой семье коптов, принадлежащих к благородному сословию. Мальчик воспитывался в христианской вере. С ранней юности Антоний отличался благочестием. Родители умерли, когда ему было около 20-ти лет и на его попечении осталась маленькая сестра.

В предании говорится, что однажды, когда Антоний зашел в храм, ему послышались слова: «Если хочешь быть совершенным, иди, продай имение твое и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на Небе, и иди вслед за Мной» (Мф. 19, 21). Услышанное сподвигло Антония следовать этим словам из Евангелия.

Он отверг родительское наследство, раздал свое имущество бедным жителям в своем селении. Позднее он услышал слова Иисуса: «Не заботься о завтрашнем дне: завтрашний день сам будет заботиться о себе; довольно для каждого дня своей заботы» (Мф. 6, 34).

Поручив заботу о младшей сестре доверенным, известным ему девственницам, он отправился с неким старцем служить Богу.

По прошествии некоторого времени, Антоний покинул старца и стал жить уединенно в Фиваидской пустыне в гробовой пещере, недалеко от своего селения. Позже, он взял полугодовой запас хлеба, и отправился в Писпиру, на берегу Нила. Тут он поселился в разрушенном военном укреплении.

В этом уединенном месте он провел около 20-ти лет, лишь изредка общаясь с людьми, приходящими к нему, чтобы его увидеть и услышать. Живя отшельником, Антоний не единожды был искушаем дьяволом. Он положил себе еще более строгие обеты, полностью исключив общение с людьми.

Даже с теми, кто к нему приходил, разговаривал только через небольшую дыру, сделанную в стене. Согласно преданиям, в моменты, когда Антоний не выдерживал таких духовных страданий, ему являлся Иисус Христос, говоривший, что Он все время находится рядом.

К концу жизни у Антония Великого появились последователи и ученики. Достоверно известно только о 2-х учениках.

Около 305 года, по многочисленным просьбам, Антоний прерывает свое отшельничество. Он занимается организацией монашеской жизни людей, которые последовали его примеру и начали селиться рядом с ним.

В 311 году он пришел Александрию. В то время, при императоре Максимиане, происходили гонения на христиан. Антоний Великий воодушевлял гонимых, приходя в самые опасные места.

После того, как преследования утихли, старец в 313 году покинул Александрию, уйдя еще глубже в пустыню — в монастырь около Суэцкого залива на берегу Красного моря в Писпирских горах. Чтобы не брать хлеба у своих учеников, он самостоятельно обрабатывал маленькое поле, выращивая хлеб для себя.

Лишь изредка он совершал походы в Фиваду, для посещения своих последователей, для которых он являлся духовным руководителем.

После 70-ти лет отшельничества, Антоний Великий повстречался с Павлом Фивейским, жившим в пустыне около 90 лет, который поведал ему о том, что в Римской империи гонения на христианскую веру закончились и что появилась ересь арианство.

В 350-х годах преподобный Антоний поселился в Александрии, оставив на время свое отшельничество. Оставить уединение он согласился, внемля настоятельному приглашению Афанасия Великого, который хотел, чтобы Антоний принял участие в движении против учения ариан.

Последователи арианства, чтобы склонить верующих на свою сторону, говорили, что преподобный Антоний тоже придерживается арианства. Антоний был вынужден лично выступить с отрицанием своей причастности к арианской ереси и в своей речи осудил арианство. Появление старца очень воодушевило людей, они ожидали чуда.

После этого выступления Антоний Великий вернулся к себе в пустыню, и в скором времени скончался, в возрасте 105 лет. До самой смерти старец отличался бодрым духом и отличным здоровьем, о чем упоминает святитель Иоанн Златоуст.

Преподобный Антоний повелел своим двум ученикам, бывшим с ним в течение последних 15-ти лет, не раскрывать место захоронения, опасаясь своего обоготворения.

Мощи

Уже в правление императора Юстиниана, в 529 году, его мощи были обнаружены и торжественно перемещены в Александрию. Позже, в 623 году, мощи вторично были перенесены в Константинополь.

В 980 году мощи старца перенесли в Мот-Сен-Дидье (ныне Сент-Антуан-л'Аббеи) во Франции, где они хранятся в 114-килограммовом ковчеге и в наше время.

«Глава преподобного Антония» — череп святого хранится в церкви святого Иулиана, в Арле.

Текст жития Антония Великого

Главным источником информации о житии Антония Великого является одно из величайших произведений аскетической и житийной литературы, древнейшее греческое описание — «Жизнь Антония». Оно принадлежит перу известного греческого писателя, Афанасия Александрийского, и создано им примерно в 365 году.

Из всех греческих произведений, описывающих жизнь Антония Великого, в славянском переводе существует только это произведение. Перевод был сделан в Болгарии в связи с участием Антония в антиарианском движении. Святитель Иоанн Златоуст считал, что это произведение обязательно надо прочитать всем христианам.

Святой Афанасий пишет: «Повествование сие мало значительно в сравнении с Антониевыми добродетелями, однако же и из сего заключайте, каков был Божий человек Антоний.

С юных лет и до такого возраста соблюдавший равное усердие к подвижничеству, ни по старости не обольщавшийся дорогими снедями, ни по немощи тела своего не изменявший вида своей одежды, ни в чем однако же не потерпел он вреда, Глаза у него были здоровы и невредимы и видел он хорошо.

Не выпало у него ни одного зуба, а только ослабли они в деснах от преклонных лет старца. Здоров он был руками и ногами… А что всюду говорили о нем, все удивлялись ему, даже не видавшие любили его — это служит доказательством его добродетели и Боголюбивой души».

Помимо этого описания, упоминания о жизни преподобного старца встречаются в текстах историков церкви: блаженного Иеронима, Созомена, Руфина, Сократа и других.

О мировоззрении Антония Великого можно судить и по произведениям, написанным им лично:

  • 20 речей о христианских и монашеских добродетелях;
  • 7 посланий к монастырям о стремлении к нравственному совершенству и духовной борьбе;
  • Правила жизни для монахов.
  • Основатель христианского монашества

    Преподобного Антония почитают как отца монашества, несмотря на то, что он не был первым, кто стал жить отшельником в пустыне — и до него во II веке люди уходили в безлюдные места и проживали там продолжительное время, побуждаемые стремлением к аскетичной жизни или скрываясь от гонений.

    Но именно подвижничество Антония Великого явилось наиболее ярким и воодушевляющим примером пустынной жизни: «он освятил монашескую отшельническую жизнь». Не стремясь к основанию монастырей и роли духовного учителя (авва), тем не менее, именно Антоний и стал наставником для многих своих последователей.

    Читайте также:  Поклонение младенцу христу, пеллегрино тибальди, 1548

    Люди шли к нему, и селись вблизи него, привлеченные его духовной мудростью и величием.

    Антоний Великий считается родоначальником отшельнического монашества. При этом типе монашества, несколько отшельников поселяются в близости от своего духовного наставника, в пещерах или хижинах. Монахи-отшельники живут отдельно друг от друга, проводя свои дни уединенно, в трудах, молитвах и посте. Такие поселения, объединенные под духовной властью одного руководителя, называются «лаврами».

    В тоже время появляется и другой другой род иноческой жизни: последователи объединялись в общину, совместно трудились, подчинялись правилам, разделяли трапезу. Такие общины стали называться «монастырями» или «киновиями». Аввы этих общин стали именоваться «архимандритами», а основателем киновийного монашества считается преподобный Пахомий Великий.

    Образ преподобного Антония в искусстве

    Антоний Великий почитается как отец монахов и отшельник в восточном Христианстве. Западные христиане чтут его, как чудесного лекаря, обладающего способностью исцелять.

    В Средние века популярность личности святого Антония достигла апогея. Около 1070 года был основан орден святого Антония, занимавшийся помощью больным «антониевым огнем» (по разным источникам — это либо гангрена, либо болезнь, вызываемая отравлением спорыньей).

    Иконография образа святого Антония многообразна. Это связано с тем, что представители многих профессий — от крестьян до гробовщиков, считали его своим покровителем.

    Обязательными иконографическими атрибутами изображений святого Антония считаются Т-образный крест, лев, огонь, свинья и колокольчики, с помощью которых члены ордена святого Антония привлекали внимание при сборе пожертвований.

    С XV века наиболее часто встречающийся мотив в изображении Антония Великого стала сцена искушения святого Антония. Среди живописцев, уделявших в своем творчестве внимание изображению святого Антония: Рубенс, Веласкес, Босх, Тенирс Старший, Сурбаран, и другие.

    Изречения Антония Великого

  • Будем убегать ненависти и распрей. Кто находится в дружбе с зараженным ненавистию и сварливым, тот находится в дружбе с хищным зверем. Точно, доверяющий себя зверю безопаснее того, кто доверяет себя сварливому и зараженному ненавистию. Неотвращающийся от сварливости и негнушающийся ею не пощадит никого из человеков, ниже друзей своих.
  • Бьющий кусок железа наперед смотрит мыслью, что намеревается сделать: серп, меч или топор. Так и мы должны размышлять: к какой добродетели приступить нам, чтобы не трудиться понапрасну.
  • Гордость и высокоумие низвергли диавола с неба в преисподнюю, — смирение и кротость возносят человека с земли на небо.
  • Ежедневно умирай, чтоб жить вечно: потому что боящийся Бога жив будет во веки.
  • Если кто заговорит о неполезном для души, — будь подобен глухому, который не слышит, и немому, который не говорит.
  • Если случится кому, по наущению диавола, подвергнуться падению: тот да восстанет покаянием, — да прибегнет к Тому, Который низшел на землю для спасения одной овцы, увлеченной грехом в заблуждение.
  • Если ты в миру не смог ужиться с людьми, то потом ты не сможешь справиться с одиночеством.
  • Если увидишь, что брат впал в грех, то не соблазнись на него, не презирай и не осуждай его; иначе впадешь в руки врагов твоих.
  • Как рыбы издыхают, если долго находятся на суше, так и монахи лишаются притягательной силы, даруемой тишиной, если они надолго покидают свою келью, проводя время со светскими людьми. Как рыба должна вернуться в воду, так и мы должны стремиться в келью, чтобы во время пребывания за ее пределами не пропустить стражу в своем сознании.
  • Кто в пустыне в своей келье предается тишине, тот неуязвим для трех искушений: слуховых, речевых и зрительных; одна лишь борьба предстоит ему: борьба с чувственностью.
  • Люби смирение; оно покроет все грехи твои.
  • Молитва, совершаемая с небрежением и леностию — празднословие.
  • Не будь сластолюбив и предан объедению, чтоб не возобновились в тебе прежние твои согрешения.
  • Не забывай трудов, понесенных тобою ради добродетели, не впади в леность, чтоб не оказаться в последний час твой нерадивым и заблудшим с пути правого; но возлюби Господа до конца, чтоб наследовать милосердие.
  • Не попадет в рай тот, кого не искушали. Отними искушение — и никто не обретет спасения.
  • Не приклони слуха, чтоб услышать зло о ближнем; будь другом человеков, и стяжешь жизнь.
  • Не ропщи и не позволь себе оскорбить кого-либо.
  • Не считай себя мудрым: иначе гордостию вознесется душа твоя, и ты впадешь в руки врагов твоих.
  • Непрестанно бодрствуй над собою, чтобы не быть обольщенным и сведенным в заблуждение, чтоб тебе не впасть в леность и нерадение, чтоб не быть отверженным в будущем веке. Горе ленивым! приблизился конец их и некому помочь им, нет им надежды спасения.
  • Никому не предлагай того, никого не учи тому, чего прежде сам не исполнил на деле.
  • О добром деле, которое желаешь сделать, отнюдь не говори, — исполни его, не разгласив о нем предварительно.
  • Остерегись рассердиться на кого-либо, — прощай всем.
  • От ближнего нам и жизнь, и смерть. Ибо если приобретем брата, то приобретаем Бога, если же соблазним брата, то согрешим против Христа.
  • Ощутив гнев, тотчас отвергни его далеко от себя, чтоб радость твоя о Господе пребыла ненарушенною до конца. Умоляю, как юношей, так и старцев, чтоб они не дозволяли гневу обладать собою.
  • Прочь — ложь! Она изженет из тебя страх Божий.
  • Радуйся в искушениях, которые будут допущены тебе: при посредстве их приобретается духовный плод.
  • Сын мой! Не умножай слов: многословие удалит от тебя Духа Божия.
  • Удали от себя ненависть, охраняй себя от вожделений твоих, равно как и от скверных помышлений.
  • Я видел все ловушки, врагом расставленные на земле, и сказал со вздохом: «Кто сможет их обойти?» Тогда я услышал голос, сказавший: «смиренный».
  • Источник: https://www.samtulana.ru/wbx3yvnan7rkte85/

    Книга «Столпники и отшельники»

    Во все времена славилось имя Божие через Его угодников: апостолов, мучеников, святителей, и многих-многих других святых, послуживших Господу своей богоугодной жизнью. Изучая жития святых, мы встречаем такие виды святости, как столпничество и отшельничество.

    Но что такое столпничество? Или отшельничество? Что заставляло подвижников благочестия оставлять свои дома, бежать в пустыню и жить отшельником? Или, что заставляло пустынников отступать от обыкновенной жизни подвижнической и предпринимать новый, чрезвычайно тяжкий, образ жизни — стояние на столпах? Чтобы это понять, нужно обратиться к житиям святых, которые подняли на свои плечи подобные подвиги. О них рассказывает книга — «Столпники и отшельники» — о ней далее в нашей программе. ***

    В этой книге, которая печатается по изданию 1903 года, собраны жития святых столпников: Симеона, Даниила, Симеона Дивногорца, Алипия, Феодосия и Никиты, Переславльского чудотворца; и святых пустынников: Павла Фивейского, Антония Великого, Онуфрия Великого, Марка Афинского, Петра Афонского.

    Как говорится предисловии книги, столпническая жизнь вообще составляет редкое явление в Церкви. Столпники, ублажаемые и почитаемые нашею Православною Церковью, в новейшее время на Западе сделались предметом осмеяния.

    Некоторые католики, протестанты и все, имевшие случай писать о столпниках, называют образ их жизни недостойным человека-христианина и объясняют его то гордостью, то фанатизмом.

    Но могли ли подобные страсти заставить пустынножителей восходить на столпы? Проверить себя изнурениями, страдать в продолжение 80 лет только из-за одного гордого желания обратить на себя взоры людей и заставить говорить о себе, как о великом подвижнике, — совершенно несбыточно и невероятно.

    Известно, что против голоса природы и чувства самосохранения не устоит голос какой-то странной и непонятной гордости, которую хотят видеть в столпниках. Другие объясняют столпническую жизнь фанатизмом. Но и это неверно.

    Столпников нельзя упрекнуть в недостатке мудрости и верного познания предметов, особенно религиозных, иначе нужно несправедливо предположить крайнюю степень невежества во всех их современниках, потому что столпники почитались мудрецами своего времени.

    По словам издателей, мудрость столпников засвидетельствована и прославлена всеми современниками.

    Народ тысячами приходил послушать их учения; их посещали цари и вельможи, патриархи и ученые (как, например, Феодорит Кирский, за обшир­ные сведения и мудрость названный чудом своего века, Евагрий, Феодор чтец, Косма, священник халдейский, и другие), и все удивлялись премудрости, исходившей из уст их.

    Императоры — Феодосии, Леон и Маркиан — не раз в затруднительных случаях пользовались наставлениями прп. Симеона. Святой Даниил был украшением царствования Льва. Симеон Дивногорец еще в младенчестве своими ответами и вопросами удивлял опытного, известного в свое время духовною мудростью, старца Иоанна, игумена Пильского монастыря.

    Вообще, — как отмечают издатели, — повествователи жизни столпников представляют их мудрецами, у которых все слова и действия основаны не на безотчетном чувстве, но на верном соображении ума, на глубоком знании христианской веры и природы человеческой.

    Ни в характере, ни в действиях столпников нет суровости и жесткости, поэтому их нельзя считать фанатиками.

    Будучи строги только к себе, они были сострадательны, снисходительны и ласковы ко всем, даже отличались особенною любовью и приветливостью; они входили в состояние и нужды несчастных, принимали участие в бедствиях общественных, стараясь облегчать их своими советами, молитвами, ходатайством и утешениями; словом, это были великие благодетели че­ловечества, отрадные светила, которые разливали теплоту, жизнь и радость вокруг себя, а поэтому невольно привлекали к себе сердца людей.

    Постепенно возле каждого столпника мало-помалу возникали обители и устроялись обширные монастыри, а следствия столпнической жизни были спасительны как для самих столпников, так и для народа.

    В чем заключался их подвиг? Столпы, на которых подвязались святые подвижники, устроялись из диких камней, иногда самими же столпниками, и были различной высоты.

    На их вершинах, имевших не более двух локтей в диаметре, ставились перила или хижины, большею частью открытые, которые предостерегали подвижников от падения и служили для них опорою во время их крайнего изнеможения.

    Проводя дни и ночи в покаянии, созерцании и славословии, столпники с удивительным мужеством переносили все лишения со стороны природы. В дождь, зной или лютую стужу, иногда под тяжкими веригами, они, как бы пригвожденные, стояли неподвижно на столпах.

    Это были «самоизвольные мученики», которые несли крест Христов, или можно сказать, висели на нем в продолжение многих лет. Первым святым, прославившим Бога подвигом столпничества, считается преподобный Симеон, сирийский пустынник, живший в 5 веке. Новые и необычайные подвиги Симеона возбудили к нему во всех величайшее удивление и произвели подражателей.

    Первый подражатель жизни Симеона был ученик его Даниил Столпник. Евагрий, как современник и очевидец, упоминает о двух других столпниках, о Симеоне младшем (Дивногорце) и его наставнике.

    Появлялись, хотя редко, столпники и после, до 12 столетия таковы были Алипий Адрианопольский, живший при Ираклии, Лука Новый — в царствование Константина Багрянародного, и Никита Переславльский, просиявший подвигами на столпе в 12 веке.

    А когда начался и как продолжался подвиг святого отшельничества? Стезя святого отшельничества, по словам издателей, — была открыта в 3 веке, и первым христианским пустынножителем почитается святой Павел Фивейский. О жизни этого угодника Божия известно очень мало, поэтому рассказывается только о его встрече со святым Антонием Великим.

    Этим рассказом собственно и открывается повествование о святых отшельниках. Было это так. В житии прп. Антония рассказывается, что когда ему исполнилось 90 лет, в нем зародилась мысль, что нет другого отшельника в пустыне кроме него. Но тогда же ему было дано откровение, что в отдаленных краях той же пустыни живет более совершенный пустынник, нежели он.

    Тогда святой Антоний поспешил туда, где жил святой отшельник.

    Преподав св. Антонию урок смирения, преподобный Павел вышел ему навстречу. Старцы назвали друг друга по имени, обнялись и долго беседовали. Во время беседы, святой Павел открыл приближение своей кончины и завещал похоронить его.

    Преставился он во время молитвы, стоя на коленях, а преподобный Антоний видел, как святая душа отшельника в окружении Ангелов, пророков и апостолов, восходила к Богу. Святому было 113 лет, а в пустыне он безвыходно подвизался 90 лет.

    Преподобный Павел не основал ни одной обители, но вскоре после его кончины явилось много подражателей его жизни и покрыли пустыню обителями. Завершают книгу рассказы о подвигах пустынножителей, о смысле и значении аскетизма, о пользе чтения житий святых.

    *** Столпники и отшельники, жизнь и подвиги которых рассмотрены в данной книге, имели великое значение для современного им общества.

    Они разливали вокруг себя силу и жизненность христианских начал, возбуждали своим примером в среде людей, их окружающих, ревность к духовным подвигам, удостаивались за святость жизни благодатных дарований и знамений и становились учителями, руководителями и благодетелями народов.

    Повествования об этих подвижниках заключают в себе много поучительного и наставительного, они убеждают нынешних христиан, что достигнуть спасения можно только узким путем веры, любви и самоотвержения.

    Источник: http://tv-soyuz.ru/peredachi/kniga-stolpniki-i-otshelniki

    Ссылка на основную публикацию