Автопортрет с жемчужной раковиной, м. а. врубель, 1905

Мемория. Михаил Врубель — ПОЛИТ.РУ

17 (5) марта 1856 года родился художник Михаил Врубель.

Личное дело

Михаил Александрович Врубель (1856 – 1910) родился в Омске. Его отец, в прошлом строевой офицер и участник Крымской войны, служил военным юристом.

Из-за этого семья часто переезжала: они жили в Харькове, в Петербурге, в Саратове, снова в Петербурге и, наконец, в Одессе, где в 1874 году Михаил Врубель окончил с золотой медалью Ришельевскую гимназию. Талант к рисованию мальчик проявлял с детства. Отец одобрял склонность сына к живописи.

Когда семья жила в Петербурге, он водил его в школу Общества поощрения художеств, а в Одессе Михаил учился в рисовальной школе Общества изящных искусств. Но отец полагал, что профессия должна приносить пользу обществу, поэтому по его совету Михаил Врубель поступил на юридический факультет Петербургского университета.

Одновременно он занимался в вечерних классах Академии художеств. Окончив университет и отбыв краткую военную повинность, Врубель все-таки стал учиться в Академии художеств. Занимался в мастерских Павла Чистякова и Ильи Репина.

В 1894 году Врубель отправился в Киев, куда по рекомендации Чистякова его пригласил искусствовед Адриан Прахов для участия в реставрации Кирилловской церкви. В Киеве художник провел шесть лет, изучая под руководством Прахова византийскую живопись и работая над росписями сначала Кирилловской церкви, а потом и Владимирского собора.

Однако эскизы росписей Владимирского собора остались нереализованными, так как по мнению Прахова и церковных властей стиль живописи Врубеля не соответствовал требования к росписи православного собора, которая должны была быть выдержанной в византийском стиле. По мнению Прахова, для работ Врубеля следовало бы выстроить отдельный храм.

С осени 1884 по весну 1885 году Врубель совершил поездку в Венецию.

В сентябре 1889 года Врубель приехал в Москву, где поселился в мастерской Константина Коровина на Долгоруковской улице. Вскоре он познакомился с известным меценатом Саввой Мамонтовым. В 1891 году Михаил Врубель написал тридцать иллюстраций к юбилейному изданию сочинений М. Ю. Лермонтова.

Большая часть работ относилась к поэме Лермонтова «Демон», в том числе и знаменитый «Демон сидящий», эскиз которого был создан в 1890 году. В 1896 Мамонтов, занимавшийся художественным оформлением Всероссийской промышленной и сельскохозяйственной выставки в Нижнем Новгороде, заказал Врубелю два панно.

Художник представил работы «Принцесса Греза» и «Микула Селянинович», которые комиссия Академии художеств отвергла. Тогда Мамонтов заплатил художнику за оба панно 5000 рублей из личных средств и соорудил отдельный павильон, где выставил работы Врубеля. Над входом Мамонтов велел повесить вывеску «Выставка декоративных панно художника М. А.

 Врубеля, забракованных жюри Императорской Академии художеств». В том же году Врубель женился на оперной певице Надежде Забеле.

Последующие пять лет оказались самыми плодотворными в жизни художника. В эти годы были написаны такие картины, как «Богатырь», «Пан» и «Царевна-Лебедь». Надежда Забела выступала в частной опере Мамонтова, что побудило Врубеля заняться театральной живописью и разработкой костюмов.

Врубель участвует в выставках «Мира искусства», венского «Сецессиона», «Группы 36-и». Он продолжает работы в области керамики, начатые еще в 1890 году в мастерской имения Абрамцево, куда его пригласил Мамонтов.

В 1900 году за камин «Вольга Святославич и Микула Селянинович» Врубель получил золотую медаль на Всемирной выставке в Париже. 1 сентября 1901 года у него родился сын Савва.

С октября 1901 года у Врубеля появляются первые признаки расстройства психики. У него усиливается депрессия, одновременно художник неустанно работает над картиной «Демон поверженный». К началу 1902 года состояние Врубеля ухудшилось.

Психиатр Василий Бехтерев определил у художника прогрессивный паралич (в современной терминологии – нейросифилис, Врубель болел сифилисом еще в 1892 году). В апреле художника поместили в частную клинику с приступом острого психического расстройства.

В ноябре 1902 года Бенуа и Дягилев организовали выставку 36 работ Врубеля, которая стала переломной в отношении публики к творчеству художника.

Дальнейшая жизнь Врубеля стала чередой периодов улучшения его состояния и возвращений болезни, когда он вновь становился пациентом клиник.

В мае 1903 года умер его сын Савва, что спровоцировало очередной этап болезни. Врубель сам сказал родным: «Везите меня куда-нибудь, а то я вам наделаю хлопот».

Когда болезнь отступала, художник продолжал интенсивно работать. В начале 1906 года он полностью ослеп.

Умер Михаил Врубель 1 апреля (14 апреля по новому стилю) 1910 года в клинике Адольфа Бари в Петербурге.

Чем знаменит

Выдающийся художник, крупнейший представитель символизма и модерна в русском изобразительном искусстве.

Работал во множестве жанров: станковая живопись, монументальная роспись, рисунок, скульптура, декоративная керамика, оформление театральных постановок, прикладной дизайн.

В творчестве Врубеля можно увидеть истоки будущих произведений Шагала, Филонова, Ларионова, Гончаровой, немецких художников-экспрессионистов.

О чем надо знать

Источником вдохновения для работы Врубеля «Принцесса Греза» стала пьеса Эдмона Ростана, впервые поставленная в России  в 1896 году. В пьесе принц и поэт Жоффруа Рюдель из рассказов пилигримов узнает о принцессе Мелисанде, живущей далеко за морем.

Проникшись любовью к Прекрасной Даме, принц посвящает ей стихи и песни. Предчувствуя скорую смерть, он отправляется в странствие, чтобы встретиться со своей мечтой.

Когда корабль находится в открытом море, принц последние мгновения жизни поет песню о своей грезе, принцессе Мелисанде, и происходит чудо – прекрасная принцесса склоняется к его изголовью.

На картине Врубеля принц Жоффруа изображен с лирой в руках, над ним склонилась Мелисанда, у мачты корабля стоит его друг, рыцарь и поэт Бертран. Справа изображены пираты, потрясенные силой любви принца. По замыслу Врубеля «Принцесса Греза» должна была выражать «общую всем художникам мечту о прекрасном».

Холст с изображением «Принцессы Грезы» был обнаружен в 1956 году среди старых декораций Большого театра. Видимо, он попал туда из оперы Саввы Мамонтова после его банкротства. Высота холста в самой высокой точке полукруга – 7,5 метра, длина – 14 метров, площадь – 94 квадратных метра.

Около тридцати лет свернутый холст хранился в здании храма святого Николая в Толмачах, принадлежащем Третьяковской галерее. В 1987 году в здании галереи на Крымском валу была начата реставрация холста, так как только там нашлось помещение достаточной площади, чтобы вместить полотно в раскатанном виде.

При реконструкции Третьяковской галереи для «Принцессы Грезы» был специально спроектирован зал, для чего перекрыли один из внутренних двориков. Зал был открыт в 1996 году, в год столетия картины.

Прямая речь

«Вот уже с месяц я пишу Демона, то есть не то чтобы монументального Демона, которого я напишу еще со временем, а «демоническое» – полуобнаженная, крылатая, молодая уныло-задумчивая фигура сидит, обняв колена, на фоне заката и смотрит на цветущую поляну, с которой ей протягиваются ветви, гнущиеся под цветами».

Михаил Врубель

«Вот отворилась дверь, и вошел Врубель. Вошел неверной, тяжелой походкой, как бы волоча ноги. Правду сказать, я ужаснулся, увидя Врубеля. Это был хилый, больной человек, в грязной измятой рубашке. У него было красноватое лицо; глаза – как у хищной птицы; торчащие волосы вместо бороды.

Первое впечатление: сумасшедший! В жизни во всех движениях Врубеля было заметно явное расстройство. Но едва рука Врубеля брала уголь или карандаш, она приобретала необыкновенную уверенность и твердость. Линии, проводимые им, были безошибочны. Творческая сила пережила в нем всё.

Человек умирал, разрушался, мастер – продолжал жить. В течение первого сеанса начальный набросок был закончен. Я очень жалею, что никто не догадался тогда же снять фотографию с этого черного рисунка.

Он был едва ли не замечательнее по силе исполнения, по экспрессии лица, по сходству, чем позднейший портрет, раскрашенный цветными карандашами».

Николай Рябушинский (1905)

«На четвертой выставке «Мира искусства», к сожалению, уже тогда, когда настоящие страницы были сверстаны, появилась поразительная картина Врубеля «Демон», вообще одно из самых замечательных произведений последней четверти века. В этой картине с полной ясностью обнаружились как колоссальное дарование мастера, так и его слабые стороны.

Врубель долго мучился над этим произведением, долго боролся при его создании с самим собой, со своей фантазией, со своим вкусом. Красочная декоративная красота этой картины далась ему, чего и следовало ожидать, сразу. С гениальной легкостью Врубель создал свою симфонию траурных лиловых, звучно-синих и мрачно-красных тонов.

Вся павлиная красота, вся царственная пышность демонического облачения была найдена, но оставалось найти самого демона. Над исканием его Врубель измучился, постигая умом, но не видя ясно, облик сатаны.

Сначала он представился ему каким-то изможденным, гадким и все же соблазнительным змеем; в его глазах, в отвратительно выгнутой шее чувствовалось что-то раздавленное, но ползучее и живучее, живучее «на зло». К сожалению, рисунок первой версии был безобразен, и Врубель не решился его так оставить.

Он принялся исправлять, и мало-помалу из кошмарного слизня его Демон превратился в несколько театрального, патетического падшего ангела. Но Врубель и на этом не остановился и все продолжал менять и менять, усиливать и усиливать выражение, пока не впал в шарж, во что-то карикатурное и дикое, в нехорошем смысле этого слова.

Тем не менее и до сих пор есть большая таинственно чарующая прелесть в этой картине. Демон очеловечился, Врубель подошел к границе банальности (при этом ошибки, вернее, невероятности рисунка стали заметнее), но не перешел ее. Испортил, но не погубил своего создания. Но по своей фантастичности, по своей зловещей и волшебной гамме красок эта картина несомненно одно из самых поэтичных, истинно поэтичных произведений в русской живописи».

Александр Бенуа

Читайте также:  Вид тифлиса от сейд-абаза, айвазовский - описание картины

«Врубель имел обыкновение писать глаза самыми последними, после того как остальное уже написано и отделано. Многие мемуаристы вспоминали об этой своеобразной манере Врубеля — оставлять отделку глаз напоследок. Например, Н.

Мурашко рассказывал, как Врубель в Венеции работал над заказанным ему иконостасом: «Его Христос, будучи вполне натушеван, так сказать, вылеплен силою разнообразных и тонких полутонов, был без зрачков. Глаз был обработан как у мраморной статуи… Богоматерь точно так же смотрела слепой».

Некоторые незаконченные портретные рисунки (портрет Серова, например) так и остались со слепым глазным яблоком без зрачка. На вопросы Врубель обычно отвечал, что навести зрачок нетрудно, а откладывает он его потому, что зрачок мешает ему сосредоточиться на форме глаза и как следует ее вылепить.

Объяснение простое, но за ним кроется что-то сверх того, что художник, может быть, не находил нужным договаривать. Взгляд животворит лицо, он — зеркало души. Если вообразить себе библейское сотворение человека как нечто реальное, то можно представить, что глаза Адама открылись только тогда, когда творец вдохнул душу в его уже вылепленное тело.

И в сказках, чтобы воскресить убитого, его сначала сбрызгивают мертвой водой, от которой срастаются части тела, а потом живой водой — тогда он вздыхает и открывает глаза. Врубель действовал так же. Взоры его персонажей, напряженные, гипнотические, должны вспыхнуть после того, как тело уже готово для жизни,- не раньше.

Иначе пристально глядящие глаза действительно мешали бы художнику спокойно работать над формами лица и тела — человек «ожил» бы прежде времени. Врубель оставлял напоследок такую деталь, как глядящий зрачок, не потому, что не придавал ей большого значения, а как раз потому, что она была слишком важной. Поставлена одна завершающая точка — и мертвое тело одухотворено».

Дмитриева Н. А. «Врубель»

12 фактов о Михаиле Врубеле

  • Фамилия художника имеет польское происхождение и в переводе означает «воробей».
  • В девять лет Михаил Врубель по памяти копировал работы Микеланджело.
  • Врубель крайне негативно отзывался о картине своего учителя Репина «Крестный ход в Курской губернии». Он писал, что это «надувательство публики», заключающееся в том, чтобы «пользуясь ее невежеством, красть то специальное наслаждение, которое отличает душевное состояние перед произведением искусства от состояния перед развернутым печатным листом».
  • В Академии художеств Врубель получил прозвище Фортуни за увлечение творчеством испанского художника-ориенталиста Мариано Фортуни.
  • Очевидцы утверждают, что находившийся в психиатрической больнице Врубель цитировал наизусть «Илиаду» по-гречески, «Гамлета» по-английски, и «Фауста» по-немецки. Прекрасное знание латинского и греческого языков, которое Врубель получил в гимназии, позволило ему в студенческие годы зарабатывать репетиторством.
  • Картину «Царевна-Лебедь» Врубель написал после того, как его жена Надежда Забела исполнила главную партию в одноименной опере Римского-Корсакова.
  • Серию резко критических статей о творчестве Врубеля в 1896 году опубликовал Максим Горький. Владимир Стасов называл демонов «ужасающими образцами непозволительного и отталкивающего декадентства».
  • В парижском Салоне 1906 года один из залов был посвящен работа Врубеля. Там с творчеством художника познакомился молодой Пабло Пикассо, позднее признававший, что из русских художников только Врубель оказал на него влияние.
  • Считается, что моделью для скульптурной работы Врубеля «Голова египтянки» послужила Вера Мамонтова.
  • Майоликовое панно «Принцесса Греза», исполненное по картине Михаила Врубеля, украшает главный фасад московской гостиницы «Метрополь».
  • Валерий Брюсов посвятил Врубелю стихотворение.
  • В 1920-е годы душевнобольной посетитель Русского музея разбил вдребезги скульптурную «Голову демона» работы Врубеля. Известный реставратор Игорь Крестовский применил собственную оригинальную методику расчета местонахождения на полу мелких фрагментов этой скульптуры, создав топографическую картограмму осколков, после чего постепенно собрал их и склеил.

Материалы о Михаиле Врубеле

Статья о Михаиле Врубеле в русской Википедии

Михаил Врубель в энциклопедии Artonline

Михаил Врубель в энциклопедии «Кругосвет»

Михаил Врубель в проекте «Хронос»

Сайт, посвященный Михаилу Врубелю

Источник: https://polit.ru/news/2016/03/17/vrubel/

Врубель Михаил Александрович (1856 — 1910)

Талант Врубеля был многогранный. Он расписывал храмы, писал огромные многометровые полотна и небольшие станковые картины; он выступал как театральный декоратор, мастер книжной иллюстрации и даже как скульптор.

Михаил Врубель — русский художник, закончил сначала юридический факультет Петербургского университета, затем Академию художеств. По рекомендации своего учителя П.Чистякова работал в древнем храме Кирилловского монастыря под Киевом. Однако, его работы не были должным образом оценены.

Долгое время Врубель был неизвестен публике, только в конце 90-х годов после демонстрации больших панно «Принцесса Греза» и «Микула Селянинович» его заметили, стали интересоваться творчеством художника. Однако, творчество его постоянно вызывало жестокую полемику в печати.

Произведения Врубеля невозможно спутать ни с кем другим. У него сложился особенный, только ему присущий врубелевский стиль.

Стиль этот основан на господстве объемно-скульптурного рисунка, своеобразие которого заключается в дроблении поверхности формы на острые, колкие грани, уподобляющие предметы неким кристаллическим образованиям.

Цвет понимается Врубелем как своеобразная иллюминация, окрашенный свет, пронизывающий грани кристаллической формы. Дробящийся, переливающийся цвет в полотнах Врубеля и их кристаллическая фактура родственны эффектам мозаики.

Заметны в произведениях Врубеля черты символизма и стиля «модерн». Художника интересует тема трагического одиночества и гибели личности, которую он стремится раскрыть символически в образе Демона. В его творчестве есть произведения традиционно реалистические, есть и мифологические, иллюстрации к произведениям Лермонтова, Пушкина, к народным сказкам, былинам и легендам.

Обращаясь к поэтическим картинам природы, Врубель также придавал им мистико-фантастическую окраску. Особенно сильно сказалось воздействие модернизма на декоративных работах Врубеля (панно, скульптура, эскизы витражей и т.п.).

В конце жизни Врубель заболел, периодически лечился в психиатрической клинике. В периоды между приступами душевной болезни писал, творил. В 1910 году, пятидесяти четырех лет, Врубель скончался от воспаления легких.

Подлинная стихия картин Врубеля — молчание, тишина, которую, кажется, можно слышать. В молчание погружен его мир. Он изображает моменты неизреченные, чувства, которые не умещаются в слова. Молчаливый поединок сердец, взглядов, глубокое раздумье, безмолвное духовное общение.

Токами высокого духовного напряжения пронизан мир Врубеля — в этом тайна его монументальности и залог долговечности.

Источник: http://cvetamira.ru/vrubel-mihail-aleksandrovich-1856-1910

Врубель. Демоны небожителя

художник: Михаил Александрович Врубель
годы жизни: 1856-1910
виды изобразительного искусства: живопись, графика, декоративная скульптура
стиль: символизм

на фото: Михаил Врубель, фрагмент «Автопортрета с жемчужной раковиной», 1905

Верить или не верить в силу искусства – дело каждого. Я впервые почувствовала влияние живописи в пятнадцатилетнем возрасте. С тех пор прошло почти пятьдесят лет, но впечатления от первого посещения Третьяковки я помню в мельчайший деталях и до сих пор. Третьяковская галерея словно разбудила мою душу, я получила первый эмоциональный урок нравственности.

Я и сейчас помню и чувствую благоговейный трепет, который испытала, увидев иллюстрации Михаила Врубеля к поэме “Демон” Михаила Лермонтова. Поразило, как посредством только двух цветов художник смог передать такую гамму чувств: бездонную тоску Демона по живому, полному тепла и цветению миру, от которого он отторгнут.

Я понимаю и принимаю “Демона” Михаила Врубеля: для меня Демон – не дьявол (ведь в переводе с греческого “демон” – это душа). Для меня Демон – это существо, проникнутое смятением, обуреваемое противоречивыми страстями.

Демон в “Демоне Сидящем” вызывает у меня глубокое сочувствие – так правдиво передано сочетание мощи и бессилия молодого Демона, как точно сцеплённые пальцы рук выдают его пронзительную тоску! Эта работа почти не имеет аналогов в истории мирового искусства по своей эмоциональности.

 Михаил Врубель, “Демон Сидящий”

Не уступает ей и “Демон Поверженный”. На картине Демон – сломленный, полубезумный, его погубили сильные, возвышенные, но противоречивые чувства.

Цикл Врубеля “Демон” уникален тем, что он даже более, чем гармонично соотносится с поэзией Михаила Лермонтова, проникнутой смятением, борьбой с обуревающими душу страстями, жаждой познания истины и веры. Судьбы Поэта и Художника трагичны.

 Михаил Врубель, “Демон Поверженный”

Меня всегда интересовали подробности биографии художника, то, откуда он, где вырос, какую женщину любил, каким был его быт. И был ли быт вообще? Возможно, Михаил Врубель – это небожитель, который спустился на грешную Землю лишь на миг для того, чтобы одарить людей своими шедеврами?…

 Михаил Врубель, “Демон Летящий”

Из биографии художника

Михаил Александрович Врубель родился 17 марта 1856 года в Омске, в семье строевого офицера. По роду службы отца семья Врубелей часто переезжала (Омск, Астрахань, Петербург, Одесса).

Будучи учеником, Михаил Врубель был без ума от искусства и, при этом, проявлял завидные склонности к истории и естествоведению.

Отец желал для Михаила надёжного и обеспеченного будущего, успешной карьеры – и поэтому после гимназии 18-летний Михаил Врубель поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета.

Михаил Врубель, “Демон и Тамара”
Читайте также:  Царство флоры, никола пуссен, 1630-1631

Он был совершенно равнодушен к юридическим наукам. Все его интересы были за пределами университетских стен. Он всерьёз увлекался философией Канта, влюблялся в оперных актрис, спорил об искусстве, всегда оставаясь при этом сторонником так называемого “чистого искусства”, и много рисовал. Он посещал в Академии художеств вечерний класс П.П.

Чистякова, который учил Василия Поленова и Валентина Серова, Репина, Сурикова и Виктора Васнецова. Говорят, что если человек талантлив, то он талантлив во всём: даже занимаясь не своим любимым делом, Михаил Врубель окончил университет с золотой медалью. После этого отбыл воинскую повинность, получив чин бомбардира запаса.

Недолго работал в главном военно-судном управлении.

Отдав долг Родине, в возрасте 24 лет Михаил Врубель возвращается к делу его жизни – Искусству. Михаила зачисляют вольнослушателем в Императорскую Академию Художеств.

С первых дней учёбы новоиспеченный студент удивляет преподавателей своими оригинальными взглядами на классические сюжеты, выделяется среди остальных студентов необычностью и новизной своего стиля.

Талант молодого Врубеля был настолько очевиден, что уже через четыре года после поступления в Академию Михаилу доверяют реставрацию Кирилловской церкви XII века в Киеве.

Для мраморного иконостаса храма Михаил Врубель написал иконы “Богоматерь c Младенцем”, “Христос”, “Кирилл” и “Афанасий”. Кроме того, он создал и настенные росписи.

Это было началом новой вехи в творчестве Михаила Врубеля – вехи самостоятельного свободного плавания в Искусстве.

 Михаил Врубель, икона “Богоматерь c Младенцем”

Михаил Врубель прославляет своё имя практически во всех видах и жанрах изобразительного искусства: живописи, графике, декоративной скульптуре и театральном искусстве.

Художник был известен как автор живописных полотен, декоративных панно, фресок и книжных иллюстраций. Творчество Врубеля восхищает и поражает: его талант уникален и неповторим. Его портреты имеют безупречное сходство с моделью.

Доказательством этого может послужить даже его последняя работа – незаконченный портрет поэта В.Я.Брюсова.

 Михаил Врубель, “Портрет поэта В.Я.Брюсова” (не закончен)

Пейзажи Врубеля достоверны и очень декоративны. А ведь создавал он их не с натуры, а по памяти или по фотографии. Самоотдача художника своей работе настолько высока, что высокое Творчество доминирует над разумом Михаила Врубеля.

Плачевные результаты этого становятся заметны в 1902 году (в 46 лет), когда у художника явно проявляются признаки психического и душевного расстройства. Слишком много физических и душевных сил отдал Михаил Врубель творчеству.

Порой он простаивал у мольберта по двадцать часов в сутки, переделывая сюжет по несколько раз в день.

  Михаил Врубель, “Неаполитанская ночь”

Михаил Врубель начал слепнуть, путал цвета и плохо видел, что именно рисует. Его душевное состояние, подверженное негативному влиянию образов его собственного творчества (цикл “Демон”) – тоже внушало тревогу.

Художник стал совершенно равнодушен к окружающему миру. Это был конец художественной жизнедеятельности гения.

Несмотря на длительное лечение болезни и заботу жены и близких, через восемь лет Михаил Врубель ушёл из жизни.

 Михаил Врубель, “Шестикрылый Серафим”

Гениальность Врубеля не требует подтверждения, его искусство вне времени. Здесь хочется вспомнить Александра Блока, который называл Михаила Врубеля “вестником иных миров”. Я искренне верю в то, что Михаил Врубель был действительно небожителем, который подарил нам своих Демонов.

Демонов, которые теперь защищают нас от зла и невежества!

автор: Людмила Велигорская

Источник: http://2queens.ru/Articles/Dom-Hudozhnikov-Klassika/Vrubel-Demony-nebozhitelya.aspx?ID=629

Жемчужина

Живопись русских художников Картина Михаила Врубеля «Жемчужина». Холст, масло.

Показанная на выставке Союза русских художников в 1905 году пастель «Жемчужная раковина» (или просто «Жемчужина», как ее называют) – маленькое чудо искусства, так же как и сама натуральная морская раковина – маленькое чудо природы.

Кто когда-нибудь держал в руках и рассматривал такую ракушку, не мог не дивиться изменчивой игре цвета в ее напластованиях. Они отсвечивают и тонами моря, и закатного неба, и сиянием радуги, и мерцаниями тусклого серебра. Настоящая пещера сокровищ в миниатюре.

Для Врубеля вся природа была пещерой сокровищ, и в переливах раковины он увидел как бы сконцентрированным разлитое в природе волшебство. («Это волшебство» – так сам он говорил о «Жемчужине»).

Надо было его только «скопировать», однако это как раз такой случай, когда копирование равносильно творчеству: цветовые нюансы перламутра неуловимы, варьируются при каждом повороте раковины, каждой перемене освещения.

Вникая в строение раковины, художник понял, что ее отливы зависят от фактуры, образуемой наслоениями перламутра,– где-то поверхность совершенно гладкая, где-то шероховатая, перистая, слоистая: у нее есть планы.

Но планы можно передать и градациями темного и светлого; если найти их очень точно, то впечатление будет аналогично цветовому. Врубель вновь встречался с задачей «черно-белой красочности», которая, как мы помним, решалась им в иллюстрациях к Лермонтову. Только на этот раз она была еще сложнее.

Врубель сделал массу рисунков раковины углем и карандашом, прежде чем написать ее в цвете. Увлеченный, он говорил Яремичу, что все дело в сложности структуры раковины и в соотношениях светотени. То же говорил и Н.

Прахову, показывая ему листы с рисунками: «Михаил Александрович стал уверять меня, что краски вовсе не нужны для передачи цвета предмета – все дело в точности передачи рисунка тех мельчайших планов, из которых создается в нашем воображении форма, объем предмета и цвет».

Еще раньше Врубель говорил, что напишет сирень одной зеленой краской – и все же это будет самая настоящая сирень.

Он подразумевал, что гамма тонов может быть разыграна в любой октаве: в пределах ли от черно-синего к бледно-голубому (как в эскизах «Надгробного плача»), или от черного к белому, или в пределах зеленого, или в пределах всего спектра,– важны верные соотношения.

Таким образом, Врубель до конца оставался верен своему принципу планов, только теперь доводил их до изощренной дифференцированное, почти неуловимой для глаза. Но эффект целого неотразим.

К счастью, он не ограничился черно-белыми изображениями раковины, а написал ее в цвете, со всеми переливами лилового, голубого, розового, зеленоватого.

Они воссозданы с такой иллюзией подлинности, что чудится: если повертывать картину под разным уголом, то и краски будут изменяться, меркнуть и вспыхивать, как на настоящей раковине.

Картина сравнительно невелика по размерам (35×43), но все же раковина написана намного больше натуральной величины, и это усиливает впечатление волшебства, словно перед нами какой-то терем подводного царства.

И в нем кто-то должен обитать! Кто же, как не дочери морского царя? «Ведь я совсем не собирался писать «морских царевен» в своей «Жемчужине»,– говорил художник Н. Прахову. – Я хотел со всей реальностью передать рисунок, из которого слагается игра перламутровой раковины, и только после того, как сделал несколько рисунков углем и карандашом, увидел этих царевен, когда начал писать красками».

Царевны возникли с такой же неизбежностью, как фея в кустах сирени, как тридцать три богатыря в пене морского прибоя, как вообще все фантастические образы Врубеля рождались из созерцания природных форм, будто изначально в них таились, и нужно было только пристально смотреть, чтобы увидеть.

В композиционном отношении фигуры царевен здесь также оказались необходимы – вписываясь в овал раковины, они акцентируют нижнюю горизонталь и дают композиции опору, устойчивость.

Но сами фигуры не из лучших у Врубеля – они слишком в духе модерна, несколько жеманны, игривая изысканность поз мельчит замысел: пожалуй, эти наяды не вполне достойны своего дивного грота. Художник, должно быть, сам это чувствовал.

Ощущение неудовлетворенности фигурами царевен преследовало его, когда он опять заболел, и принимало болезненные формы: ему мерещилось в их позах нечто непристойное, появившееся помимо его воли (об этом рассказано в воспоминаниях В. Брюсова). Ничего непристойного, конечно, не было, но так преломлялось в помрачившемся сознании художника интуитивное ощущение, что с царевнами что-то неладно.

При всем том «Жемчужина» – одно из последних произведений – остается неподдельной жемчужиной творчества Врубеля. Он словно раскрыл этой картиной природный родник своих вдохновений, «рассекретил» чары своего колорита, неотделимого от тончайшей передачи формы.
Далее →

Источник: http://smallbay.ru/artrussia/vrubel_zhemchuzhina.html

Читать

Первое, абсолютно неоспоримое о Врубеле — особенный.

Ни соратников, ни наследников, всегда отдельно, сам себе направление и метод. Особый стиль, особый шифр и, главное, особенная власть мгновенно вызывать навстречу волны сильнейших наших чувств, причем тех самых лучших чувств, которые обычно то ли спят, то ли таятся, то ли задвинуты подальше ввиду неактуальности.

В общем, недаром Михаилу Врубелю создан огромный персональный зал в центральной национальной галерее.

Интересно, однако, что многочисленные летописцы Врубеля великолепно, один лучше другого, исследовали его путь в искусстве, избегая прямого жизнеописания, — полагая, видимо, биографическую хронику жанром неподходящим, слишком плоским для творца дивно воспарившего искусства. Логично, памятуя слова Блока о том, что всё у Врубеля «похоже на сказку более, чем на обыкновенную жизнь», а потому существование его предстает как «житие».

Но если все-таки без нимба и легенд?

Как ни странно, тут мнения знатоков решительно расходятся.

«И даже если бы он не написал ни одной картины, он все же остался бы великим человеком, необыкновенно сложным и прекрасным», — утверждал лично знавший Врубеля его первый биограф.

А вот автору, наиболее тонко писавшему о Врубеле в советскую эпоху, виделось, что «масштаб дарования превышал масштаб личности», что «высшие стремления его как художника тормозились некоторыми свойствами его человеческого характера».

Хотя одновременно другой весьма авторитетный автор сделал другой вывод — «значение личности Врубеля велико не только для истории искусства, но и для истории идей».

Читайте также:  Явление ангела женам-мироносицам, ян ван эйк, 1425

Насчет идей сказано было не случайно. Популярный титул художника-философа касательно Врубеля отнюдь не метафора.

Только зачем же выяснять пункты мышления, мировоззрения живописца, если изобразительные жанры тем и сильны, что слов не надо? И в этом отношении всё обстоит настолько превосходно, что пылкая любовь к Врубелю ныне изобрела для него суперсовременный эпитет — «плазменный». Прожигает, стало быть, до перехода земной материи в звездное вещество.

Эмоции! Они и рвутся понять взвихривший их исток, хоть сколько-то понять ушедшего, давно истлевшего автора. Ясно ведь, что его работы плод не одних пророческих видений и божественно высоких пластических талантов, но метки сильно пережитых им очарований, разочарований, привязанностей, возражений, упований…

Каких?

Ради чего он, собственно, стремился своими образами «будить душу»?

Что ж, попытаемся сегодняшним сознанием разведать, чем жилось полтора века назад Михаилу Александровичу Врубелю.

Трудновато подступиться к переплетению имен, событий, бесчисленных сведений. По счастью, есть профессиональный врубелевский совет, дабы «не делать вздор», увязнув в мешанине всякой всячины, начинать «от детали». Ну и начнем, благо как раз такая — яркая, крупная — деталь имеется.

Старинной фамильной реликвией в семействе Врубель была библиотека.

Деталь, в которой различимы стиль жизни, статус, даже запах семейного гнезда (острее всего, быть может, именно блаженный книжный запах), и камертон личной стихии великого художника, и его кровное преемство.

Что за библиотека? Собственно, уже не библиотека, рассеянная по наследникам, а лишь малая ее часть.

Остатки изданий, главным образом немецких, собранных тем предком, прадедом гения, который первым в роду стал российским подданным.

Пересекать границу и вообще перемещаться ему ради этого не пришлось. В 1807 году Наполеон и Александр 1 на личной встрече заключили Тильзитский мир. Вынудив царя подписать ряд крайне невыгодных для России пунктов, Бонапарт подсластил пилюлю: самовластно подарил русскому государю принадлежавшее на тот момент Пруссии польское Белостокское воеводство.

Аристократия Российской империи негодовала — дар Наполеона выглядел подачкой сеньора своему вассалу. Прусский король Фридрих Вильгельм III плакал от обиды и вероломства «друга, брата и союзника» Александра.

Жители Белостокского департамента Восточной Пруссии в одночасье сделались жителями Белостокского уезда Гродненской губернии, в их числе и служивший судьей в родном городе Белостоке Антон Антонович Врубель.

Происхождение его неведомо. Фамилия Врубель не из знатных.

Тем больше чести этому Антону Врубелю (по-польски, надо полагать, Антонию, на прусский лад — Оттону, Отто), который сумел получить образование в германском университете и чья культура, чья любовь к мировой книжной классике через три поколения впрямую отразились сильнейшим пристрастием его правнука. Унаследованные старинные тома Шекспира и Гёте — красивый документ семейной генеалогии, благородством превосходящий любые родословные грамоты.

Попутно еще некий мотив. Не стоило бы даже упоминать известную дорисовку корней, не выясненных до Адама, мнением о глубоко скрытом еврействе, что уже просто анекдотично. Но поскольку данное утверждение относительно художника Михаила Врубеля все чаще мелькает и в текстах полуграмотных интернетовских блогеров, и в трудах авторов с ученой степенью, коснемся этой воспаленной темы.

Оснований тут чуть больше, нежели в разоблачениях Пушкина-«Пушкинда». Действительно, польская фамилия Врубель (по-русски — «воробей») популярна у польских евреев, особенно уроженцев Белостока и прилегающих земель.

Вероятно ли, что прадед Михаила Врубеля был крещеным евреем, принявшим католичество хотя бы ради поступления на юридический факультет прусского университета, куда лица иудейской веры никоим образом не допускались? Теоретически не исключено.

Практически же, кроме «сомнительной» фамилии, никакой привязки к гипотетическим семитским праотцам не обнаружить. Начиная от вряд ли возможной для еврея, пусть христианина, женитьбы предка Врубеля на барышне из варшавских Мелковских, ярых националистов, борцов за гордую шляхетскую независимость.

До твердой национальной самоидентификации всей врубелевской родни и характерных, многократно отмеченных современниками чисто польских черт натуры и наружности художника.

Не принимать же во внимание аргументы вроде излюбленного живописцем Врубелем «иудейского типажа», что вынудило бы причислить к евреям бесчисленное количество мастеров, включая всех иконописцев. Так что, хотя родство с древним библейским народом сделало бы пышный генетический букет Михаила Врубеля еще богаче, но чего нет, того нет.

Дворянами в России польско-прусские Врубели стали не сразу. Дворянство себе и своим потомкам заслужил сын Антона Антоновича, родившийся в Белостоке в 1799 году Михаил Антонович, вся жизнь которого была связана с армией. Пожалованный ему, тридцатилетнему, потомственный дворянский статус также был военным, «приобретенным по воинскому чину».

Известно об этом Врубеле немного. Возможно, отцовскому юридическому поприщу он предпочел армейский путь по личному влечению, а возможно, из тех соображений, что кадетские корпуса обеспечивали воспитанникам больше прав, более видные места и быструю карьеру.

У него она сложилась так: Кавказ, к сорока трем годам орден Святого Георгия 4-го класса «за выслугу» (25 лет в офицерской полевой службе и боевой опыт), к пятидесяти — звание генерал-майора и финальный виток — почти десяток лет в должности наказного атамана Астраханского казачьего войска.

Что касается личных свойств Михаила Антоновича Врубеля, есть лишь отрывочные сведения насчет его буйного темперамента, крутого нрава и страсти к хмельным напиткам.

Как-то не очень ясно, являлось назначение атаманом в Астрахань наградой доблестному старому служаке или же своеобразной ссылкой.

Во всяком случае, традиционно ссыльный Прикаспийский край — с тяжелым климатом (сорокаградусный зной летом, тридцатиградусные холода черными бесснежными зимами), унылым ландшафтом голых степей, периодическими эпидемиями то чумы, то холеры — комфортом для проживания не отличался.

Не меньше трудностей представляло управление весьма склонным к дерзкой вольности почти трехтысячным войском, включавшим помимо основной массы волжских казаков-станичников отряды калмыков и ногайцев и не зря вызвавшим необходимость сменить здесь традиционно выборных казацких атаманов «наказными» — назначаемыми из высшего офицерства Кавказского корпуса.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=221073&p=132

Врубель Михаил Александрович — Автопортрет с жемчужной раковиной

Автопортрет с жемчужной раковиной. 1905 Акварель, уголь, белила, пастель, бумага на картоне. 58,2 х 53 Государственный Русский музей с 1918 гола. Ранее в собрании А.А. Врубель

Большинство автопортретов Врубеля относится либо ко времени занятий в Академии художеств, либо к последним годам творчества. Как и прочие его ранние работы, первые автопортреты во многом рационалистичны.

Рисуя себя карандашом или акварелью, художник обычно ставит перед собой определенную задачу, анализируя, он стремится постичь конструкцию человеческого лица. Иногда автопортрет используется в качестве этюда для картины, так было при работе над картиной «Гамлет и Офелия».

В поздних автопортретах на первый план выступает стремление к самовыражению,
художником движет желание рассказать о себе, раскрыть свою душу.

В отличие от большинства автопортретов, исполненных карандашом, автопортрет с жемчужной раковиной сделан в смешанной технике, и против обыкновения фигура расположена на фоне интерьера. Она приближена к первому плану, а сзади раскрывается большое пространство комнаты.

Это комната квартиры Врубелей в Петербурге на Театральной площади, за зданием консерватории, куда в конце 1904 года, после того как Забела-Врубель получила приглашение в труппу Мариинского театра, они переехали из Москвы.

Здесь художником был закончен портрет жены на фоне
березок и написан ее портрет у камина («После концерта»).

Художник изобразил себя в окружении дорогих ему вещей.

Чудесная морская раковина, которую он в эти годы так часто рисовал, любуясь красотой ее жемчужных переливов, подсвечник, также служивший ему моделью, кресло-качалка, в котором не раз позировала отдыхающая жена. На шкафу — фарфоровый лебедь; сказочный образ пушкинской Царевны-Лебеди вдохновлял художника на создание замечательных произведений.

Сестра Врубеля рассказывает, что он работал над своим автопортретом «с не свойственной ему дотоле интенсивностью». Посетивший художника С.Л.

Дягилев просил дать автопортрет на выставку, но «невзирая на энергичные настояния Дягилева, брат не пожелал сделать его объектом выставки, считая его вещью интимного характера, и даже, в горячности, что-бы окончательно выразить протест, быстрым движением снял часть красок с его лица».

Действительно, автопортрет с жемчужной раковиной — самый откровенный и внутренне обнаженный из автопортретов Врубеля, это своего рода исповедь художника. Перед зрителем предстает еще во многом прежний Врубель — элегантный, с гордой посадкой головы, острым пронзительным взглядом «много видящих глаз».

Но во взгляде, направленном мимо зрителя, поверх его, уже нет твердости и уверенности, в нем чувствуются кроткость, растерянность, смятение, немой вопрос. В нем глубокая грусть, которую так хорошо передал Серов в портрете Врубеля 1907 года. В авто-портрете звучат трагические ноты.

Художник словно прощается с родным ему миром, со всем, что его окружает дома. Вскоре, в начале марта 1905 года, начнется новый приступ болезни, и доктор Усольцев увезет Врубеля к себе в клинику, откуда он уже больше не вернется к нормальной жизни.

apple новости
электромобили новости Hits: 43

Источник: https://tolstoy.gallery/kartiny/91-russian-portret-19-20/89-vrubel-mikhail-aleksandrovich-avtoportret-s-zhemchuzhnoj-rakovinoj2

Ссылка на основную публикацию