Дом-музей акселя мунте, италия

Дом как музей: как оформить интерьер античными скульптурами

norubДекорации на показе весенней коллекции Алессандро Микеле наделали шуму не меньше, чем сами модели. Разбираемся, какие реальные и киноинтерьеры могут послужить примером того, как украсить скульптурой квартиру или дом.

Голова Августа, полулежащая статуя Полины Бонапарт из Галереи Боргезе, порталы храмов из Египта (статуи взяты скорее с ампирных вариаций на египетскую тему) и Центральной Америки, между которыми пролегла неоновая дорожка и разместились бордовые банкетки в форме вытянутых шестигранников, — декорации на показе женской коллекции Gucci весна-лето 2018 в Милане напоминали съемочную площадку очередной серии «Индианы Джонса». Помните, у них там был гигантский ангар с артефактами? «Инстаграм» Gucci растолковывает нам: помещение показа символизирует Рим, разделенный на районы. Дорожка — это Тибр, а покой Вечного города стерегут бюсты властителей и египетские идолы, расставленные по периметру. Вместе с тем пафосные декорации намеренно диссонируют с игривой коллекцией, которую представил дизайнер Алессандро Микеле.В Италии найти локацию со статуями для показа моды — не проблема: лишь бы разрешили устроить шоу. Дефиле Alberta Ferretti в 2007 году проходило на римском Капитолии, юбилейная выставка к 40-летию Дома Valentino — в Музее Алтаря мира, а шоу Giambattista Valli в январе 2009 года — на флорентийской площади Синьории, там, где стоит копия Давида Микеланджело. К слову, в Москве еще 13 лет тому назад для показов Russian Fashion Week использовали Галерею Зураба Церетели на Пречистенке: там такие статуи, что Микеле и не снилось. Один бронзовый Юрий Михайлович Лужков с торсом Сильвестра Сталлоне, одновременно бьющий ногой по футбольному мячу и замахивающийся теннисной ракеткой, чего стоил!Giambattista Valli, 2009Показ дизайнера первой величины если не введет моду на классическую скульптуру в интерьере, то, по крайней мере, способен привлечь внимание к этой теме. Подлинники или копии старинных статуй, осколки рельефов, лепнину в декоре помещений можно использовать и в наше время. Философия такого подхода проста: побольше тонкой иронии, поменьше «дорого-богато». Никакого пафоса и нарочитости, чтобы не получилось в итоге казино в Лас-Вегасе. Отбитый край — не страшно, а изысканно. Сочетание эпох приветствуется. Маленькие площади — не проблема, а квест для декоратора.

Где побывать, чтобы вдохновиться интерьерами со скульптурой?

Музей Соана, Лондон (13, Lincoln’s Inn Fields). Самый странный дом в Лондоне, составленный из трех зданий архитектором Джоном Соаном в начале XIX в.

Описать его непросто: нужно походить, посмотреть на оптические иллюзии, игру с объемами, потайные двери и коридоры, комнаты, сплошь заставленные скульптурами и архитектурными фрагментами и даже макетами зданий, превратившимися в элемент интерьера.

Каждый первый четверг месяца в музее проводится вечерняя экскурсия при свечах. Игра света на скульптурах — завораживающее зрелище.

Витториале-дельи-Итальяни на озере Гарда (Via Vittoriale, 12, Gardone Riviera). Поместье, в котором провел последние годы жизни писатель-декадент Габриеле д’Аннунцио.

Некоторые комнаты напоминают жилище гоголевского Плюшкина или квартиру бабушки с 50 кошками: буквально все заставлено статуями, статуэтками, осколками былой роскоши. В столовой стоит панцирь любимой черепахи писателя, в который вставлено бронзовое туловище.

Да что там черепаха: на берегу озера Гарда установлена палуба крейсера «Пулья»!

Вилла Сан-Микеле, Анакапри (Viale Axel Munthe, 34). Залитая солнцем вилла врача — шведа Акселя Мунте, — удалившегося сюда после завершения успешной практики в Париже и Риме. Дом и терраса заполнены римскими статуями, найденными в округе.

Интерьеры Сан-Микеле — пример того, как скульптура может выглядеть легко и ненавязчиво, а не тяжеловесно и торжественно. Почитайте автобиографию Мунте «Легенда о Сан-Микеле» — там много смешных и трогательных историй о том, как эти статуи искали.

Вилла Штука, Мюнхен (Prinzregentenstr., 60).

Франц фон Штук сам был скульптором, и в его доме в стиле мюнхенского модерна, построенном под влиянием греческой классики и эллинизма, можно встретить множество статуй и бюстов.

Обратить внимание стоит на то, как скульптура сочетается с мебелью в стиле модерн, тканями и расписанными «под античность» стенами. Интересны и рельефные фризы и десюдепорты над дверями.

Вилла Некки Кампильо, Милан (via Mozart, 14). Для своего времени это было самое дорогое строительство частного особняка в Милане: архитектор и дизайнер мебели Пьеро Порталуппи создал уникальный интерьер, один из лучших памятников итальянского ар-деко. После войны, правда, он был слегка изменен: появилась мебель в других стилях, стало больше скульптуры.

Тем лучше: сегодня буржуазная вилла представляет собой отличный пример, на котором можно научиться, как и с чем сочетать стиль 1930-х, а заодно понять, что в «декошных» интерьерах вполне благополучно жили не только Фрэнсис Скотт Фицджеральд или Эркюль Пуаро, но и обычные люди. Здесь же, кстати, снимался красивый костюмный фильм «Я — это любовь» с Тильдой Суинтон.

Горящие головы

Мы привыкли к тому, что скульптура живет века, но старейшая французская марка ароматизированных свечей Trudon делает бюсты, которые опровергают это убеждение.

Мария-Антуанетта, Наполеон, Франклин — все они приняли форму свечей, причем немаленьких, до 35 см высотой, и являются выполненными с большой точностью копиями известных скульптур французских мастеров XVIII–XIX вв.

Только представьте: долгим зимним вечером наливаешь себе горячий кофе, поджигаешь фитиль в парике Короля Солнце и следишь за тем, как воск стекает по его лбу, словно пот. Бюст Франклина эти эстеты, кстати, выкрасили в такой же оттенок зеленого, что используется при производстве долларов!

Какое кино смотреть?

Практически любой авторский фильм о Риме наверняка послужит вдохновением для тех, кто хочет начать использовать в интерьере статуи.

Появление скульптур в таком кино неизбежно: от начальных сцен «Сладкой жизни» Федерико Феллини с колоннадой собора Святого Петра до постера «Великой красоты» Паоло Соррентино, где потрепанный главный герой в пижонском желтом пиджаке сидит на фоне Марфорио, вальяжно раскинувшегося морского бога с Капитолия.

Как правило, присутствие статуй, этой мертвой мраморной натуры, в фильмах о Риме оттеняет поток современной жизни. Они привносят чувство taedium vitae (раз уже речь идет о Вечном городе, куда без латыни!), усталости от тщеты бытия, эстетской меланхолии. Это красиво, интересно и… так предсказуемо.

Пожалуй, фильмы, в которых скульптура сама становится частью жизненного потока и даже подменяет его собой, — это «Живот архитектора» Питера Гринуэя и начало «Конформиста» Бернардо Бертолуччи.

В обеих кинолентах талант режиссера и мастерство оператора настолько велики, что в поисках вдохновения смотреть их даже правильнее, чем ехать в Рим и искать места съемок.В первом фильме виртуозно показаны муссолиниевские Дворец итальянской цивилизации и стадион Foro Italico.

Главного героя допрашивают на Капитолии: стол полицейского дознавателя установлен прямо перед фрагментами колосса императора Константина. Ну и конечно, нельзя пропустить курьезную сцену, в которой псих ворует нос у бюста возле базилики Санта-Мариа-ин-Арачели на том же Капитолии.

https://www.youtube.com/watch?v=lZZbIaoSK6E

У Бертолуччи беспредельно красивы кадры интерьеров министерства: залитый светом коридор с мраморной стеной и огромный белый кабинет начальника с лакированным деревянным столом янтарного цвета, на котором он целуется с посетительницей, и распростершим крылья черным орлом на стене. Через минуту этого орла начнут переносить с места на место. С другой стороны, апофеозу стиля тоталитарного функционализма чуть позже противопоставляется квартира в стиле ар-деко с геометрическими обоями и небольшим черным скульптурным портретом женщины.

Источник

Источник: https://home-and-garden.livejournal.com/877738.html

Музеи Италии

«Вся Европа для того, чтобы смотреть, а Италия для того, чтобы жить. Вот мое мнение: кто был в Италии, скажи прощай другим землям. Кто был на небе, тот не захочет на землю.» 

Н. В. Гоголь. 

Под небом Италии создавали свои шедевры Микеланджело и Леонардо да Винчи, Рафаэль и Тициан, Данте и Бокаччо, поэтому и не только можно смело назвать Италию – музеем под открытым небом, созданным искусными мастерами на протяжении многих эпох.

Это, пожалуй, единственная страна, в которой едва ли не каждое здание — претендент на звание исторического памятника. Старинные соборы и дворцы, уникальные коллекции и исторические музеи расположены по всей стране.

В целом насчитывается более 150 музеев. 

Самыми популярными и любимыми, вследствие чего и наиболее часто посещаемыми музеями Италии являются музеи Ватикана. Это удалось выяснить в рамках исследования, проведенного сайтом Trivago.it.

Посетить Ватикан хотя бы раз в жизни мечтают путешественники со всего мира. Там они стремятся увидеть 19 музеев, составляющих 7 км маршрута, 1,4 тыс.

музейных помещений, которые за год посещает порядка 4,5 млн человек. 

Музеи Ватикана в Риме являются не только хранилищем самых знаменитых работ Микеланджело, но и универсальным собранием, в котором широко представлены образцы античного, современного, религиозного и языческого искусства. 

Если попытаться обойти Ватикан вдоль огромных средневековых стен, которые были построены при папе Льве IV (852), отчего папская резиденция и стала называться «Леонов город», можно попасть в знаменитые ватиканские музеи и провести в них еще несколько часов, а если Вы сторонник настоящего изучения, то Вам нужна хотя бы неделя… 

 — — один из григорианских музеев, расположенный во дворце Иннокентия VIII и здании времён папы Пия IV. Он состоит из 18 залов. Выставлены предметы быта этрусков, древнегреческие сосуды из некрополей этрусков. 

 —   (лат. Bibliotheca Apostolica Vaticana), обладающая богатейшим собранием рукописей средневековья и эпохи Возрождения.

Библиотека, основанная в XV веке папой Николаем V, постоянно пополняется, и в настоящее время её фонды насчитывают около 1 600 000 печатных книг, 150 000 манускриптов, 8 300 инкунабул, более 100 000 гравюр и географических карт, 300 000 монет и медалей.

Наиболее популярные среди туристов залы: Sala degli Indirizzi di Pio IX, Sala degli Indirizzi, Зал Бракосочетания Альдобрандини, Зал папирусов, Зал Александра, два зала Павла, Климентинский зал, Сикстинский салон, Сикстинский зал, Галерея Урбана VIII, Капелла Пия V. Эта библиотека известна тем, что обладает самым значительным собранием древних рукописей в мире. 

 —  , посвященный собранию раннехристианских произведений искусства из римских катакомб. 

 — , расположившаяся в Бельведерском дворце. В ней представлена византийская и европейская живопись XI—XIX вв.

 —  , посвященный античной скульптуре. 

 —  , представленный выставкой карет во дворце Латеран. В нём находится коллекция экспонатов, связанных с историей Ватикана. 

 —  Коллекция современного церковного искусства в апартаментах . 

 — с экспонатами, иллюстрирующими религиозные культы разных стран мира. 

 —  , в которой представлены работы Микеланджело: росписи свода и фреска «Страшный суд», фрески Сандро Боттичелли, Пинтуриккьо и др. 

 —  . 

Музеи Ватикана состоят из нескольких основных разделов, довольно удачно объединенных в единый порядок осмотра, заканчивающийся в Сикстинской капелле.

Вы пройдете и увидите и знаменитого Аполлона Бельведерского, предположительно греческого скульптора Леохара, и жреца храма Аполлона из Трои — Лаокоона с сыновьями, которых душат насланные на них богиней Афиной ужасные змеи; знаменитую фигуру Спасителя Микеланджело, удивительные пурпурные порфировые саркофаги дочери и матери Константина (св.

Елены и Констанции), с исполнением барельефов древними мастерами на самом твердом после алмаза материале — порфире. Музеи Ватикана сегодня — это переходящие одна в другую бесконечные галереи, залы, лоджии и библиотеки, полные сокровищ.

После зала саркофагов, за короткой лестницей, начинается длиннейшая галерея античных скульптур, установленных в Галерее канделябров. Далее идет интереснейшая Галерея географических карт (художник Антонио Данти и его брат монах-картограф Игнацио Данти изобразили всю Италию), завершающаяся зигзагом Канала Гранде Венеции. 

Галерея карт переходит в галерею Сан Пио V, состоящаую из двух залов, один из которых длинная галерея с гобеленами, тщательно укрытую от солнца и вообще от дневного света. Гобелены выполнены по эскизам лучших художников, в том числе десять из них по эскизам Рафаэля и его учеников (десять шпалер, впервые выставленные в Сикстинской капелле в 1531 г.).

Читайте также:  Принесение во храм, амброджо лоренцетти, 1342

Вслед за переходом через один из многочисленных дворов Ватикана, Зал Константина с живописью лучшего ученика Рафаэля — Джулио Романо.

На четырех стенах описан весь путь первого христианского императора: от битвы под знаменами с крестом и привидевшейся императору во сне надписью «Сим победиши» до принятия им в конце жизни христианства и момента судьбоносного подношения молодой церкви «дара» — земли под первый ее собор… 

Завершается осмотр музейного ансамбля Ватикана посещением Сикстинской капеллы. В начале XVI века за потолок капеллы взялся несравненный Микеланджело. Собственноручно мастер расписал более 500 квадратных метров камня. При этом весь потолок, находящийся на 26-метровой высоте, воспринимается как единое целое.

Здесь все – «Отделение Света от Тьмы», «Сотворение солнца и луны», «Сотворение Адама», «Всемирный Потоп». В качестве логического завершения – «Страшный Суд», где Микеланджело, вопреки традиции, изобразил Иисуса не кротким, а жестоким судьей, способным одним взмахом перста обречь человечество на гибель.

 

Ни в одном городе мира нет столько музеев, сколько в Риме.

Здесь выставляют практически всё, римляне прикладывают максимум усилий к тому, чтобы все исторические и художественные ценности были доступны для просмотра общественности.

В Риме можно найти музеи абсолютно на любой вкус. Их настолько много, что обойти их все практически невозможно. Из числа исторических музеев Рима непременно надо посетить: 

 —   — один из крупнейших в мире музеев по истории Древнего Рима. Местонахождение музея: Piazza G. Agnelli, 10 — 00144 Roma. В секциях музея восстановлена римская цивилизация в различных её аспектах: общественная и повседневная жизнь, термы, акведуки и водоёмы, театры, амфитеатры, цирки и гимнастические залы с макетами Колизея и театра Марцелла в Риме. 

 — , уникальный музей, где собрана одна из крупнейших в Европе коллекций артефактов эпохи неолита с озера Браччиано, а также коллекция Афанасия Кирхера; 

Источник: http://italy.ua/vy_v_italii/muzei_italii/

LHP Suite Capri Villa La Giara

Via Marina Piccola, 96, 80076 Капри, Италия

Италия :: Регион Кампания :: Капри

Скорее купаться!Marina Piccola Bayвсего в 3 минутах ходьбы. Вилла LHP Suite Capri La Giara с садом расположена на острове Капри, в 2 минутах ходьбы от пристани для яхт Марина Пиккола — Капри и в 200 м от дома Акселя Мунте.

Вилла располагает кондиционером, кухней, гостиной зоной и телевизором с плоским экраном и спутниковыми каналами.

К услугам гостей гидромассажная ванна.

Площадь Пьяццетта-ди-Капри находится в 700 м от виллы, а до порта Марина Гранде можно дойти за 13 минут.

Скорее купаться! Marina Piccola Bay всего в 3 минутах ходьбы. Вилла LHP Suite Capri La Giara с садом расположена на острове Капри, в 2 минутах ходьбы от пристани для яхт Марина Пиккола — Капри и в 200 м от дома Акселя Мунте.

Это любимая часть города Капри среди наших гостей согласно независимым отзывам.

Бесплатная частная парковка на месте (предварительный заказ не требуется).

Интернет

Wi-Fi предоставляется на территории всего отеля бесплатно.

Кухня

Обеденный стол, кофемашина, чистящие средства, плита, духовка, кухонные принадлежности, электрический чайник, микроволновая печь, холодильник.

Спальня

Шкаф/гардероб, будильник, гардеробная.

Ванная комната

Полотенца, биде, полотенца/постельное белье за дополнительную плату, бесплатные туалетные принадлежности, халат, фен, ванна, душ, туалетная бумага.

Гостиная зона

Обеденный уголок, гостиный уголок, рабочий стол.

Медиа и Технологии

Телевизор с плоским экраном, кабельные каналы, спутниковые каналы, телефон.

Удобства в номере

Гидромассажная ванна, кондиционер, сушилка для одежды, вешалка для одежды, плиточный/мраморный пол, отопление, гладильные принадлежности.

Доступность

Помещение полностью находится на первом этаже.

На свежем воздухе

Обеденная зона на улице, мебель на улице, терраса, патио, сад.

Оздоровительные услуги

Гидромассажная ванна/джакузи, солярий.

Питание и напитки

Кофеварка/чайник.

Характеристики здания

Отдельно стоящее.

Снаружи

Вид на горы, вид на сад, вид на море, вид из окна.

Стойка регистрации

Камера хранения багажа.

Разное

Семейные номера.

Booking.com

Все отели и апартаменты на Капри (223 варианта размещения)

Источник: https://www.tripmapia.ru/hotel/3882060

Итальянская Компания 2018. Часть 2. Капри и Сорренто

В первой части рассказывается про сам Неаполь, во этой — про Капри,  в третьей — про полуостров Латтари, а в четверной — про Помпеи и Везувий.

 Горы Латтари – это самая западная часть горного хребта Аппенины Кампании, которые являются частью Южных Аппенин, которые, в свою очередь, наряду с северными и центральными, складываются в горную систему Аппенины и пересекают весь Аппенинский полуостров, а также острова, с севера на юг . На сайте https://www.caimontilattari.it/имеется онлайн карта района гор Латтари, описания всех треков и их актуальная проходимость.

Наш трек на карте гор Латтари

Мы находили по острову Капри и по горам Латтари немного больше 100 километров за 7 ходовых дней.

Нам как-то “повезло” с погодой. Пока в Киеве было +30, мы днями блуждали в мокрых тучах при +17. Зато не жарко было, да. К сожалению, на самых видовых вершинах видимости не было, потому о красоте гор судить сложно.

Но район все равно понравился, и если меня кто-нибудь спросит, куда сходить в поход в формате inn-to-inn (то есть с ночевками под крышей), я смело порекомендую этот район. Особенно, если вы отягощены детьми/проблемами со здоровьем/грузом прожитых лет.

Ведь горы красивые и очень обжитые. Но, соответственно, абсолютно не дикие.

Наш трек на карте Капри

 Погуляв пару дней по Неаполю, утром третьего дня мы отправились паромом на остров Капри. Это очень фешенебельное и модное место, куда ездят как смотреть природные красоты, так и совершать покупки — на Капри размещаются магазины многих известных брендов.

Пришлось и нам вложить свою копейку в торговую сферу острова — купили ребенку теплую флиску, уж очень печальный был прогноз погоды, мы на такое не рассчитывали. И я очень переживала, что ребенок замерзнет в тонкой кофте.  Как показала практика, наверняка обошлись бы и без этой дополнительной флиски.

Но с ней за ребенка было совсем спокойно.

Остров Капри очень четкой разделен на две части, образуемые двумя господствующими горами  и лежащими  у подножья этих гор городками. Под высокой вершиной расположен город Анакапри, а на соседнем холме  — город Капри. Ещё лет 150 назад жители этих двух поселков знатно недолюбливали друг друга.

И пересекались только на нейтральной территории — в порту Марина Гранде (Большой порт), стоящем на стыке между территориями Капри и Анакапри. Странно, что порт они называют не просто портом, а Большим портом. Ведь никаких малых портов на острове нет, потому что, собственно больше нет ни одного вменяемого пологого спуска в воду — везде отвесные скалы.

Мы, к сожалению, успели посмотреть только Анакаприйскую половину острова, а  в каприйской части — заглянуть в сам город Капри.

https://www.youtube.com/watch?v=oEL3MBUoyCI

Оставляем материк за спинойБольшой порт – справа Анакапри, слева — КаприСамая восточная оконечность каприйской половины острова и мыс Тиберия, на котором находятся развалины виллы этого римского императораАнакаприйская половина острова и гора Монте Соларо

Для начала, чтобы попасть в город Анакапри из порта нужно преодолеть 800 ступеней, которые здесь называются Финикийской лестницей (этой лестнице действительно пару тысяч лет). Конечно, можно подняться и на автобусе, по вырубленной в скале дороге. По сравнению с лестницей, дорога совсем новодел — ей всего около сотни лет. Но это ж неспортивно. Лестница заканчивается входом в резиденцию — музей шведского врача и писателя Акселя Мунте. О Капри  он написал отличнейшую автобиографическую книгу — “Легенда о Сан-Микеле”. Она просто обязательна к прочтению всем, кто собирается в те края. В “Легенде о Сан-Микеле” помимо Капри есть ещё много чего — немного о Швеции, много  о врачах и пациентах конца 19 века, о холере в Неаполе и землетрясении в Риме. Вилла Мунте расположена на месте древнеримской виллы времен императора Тиберия. Мунте в декоре своей усадьбе использовал очень много разных находок, оставшихся от римской виллы, на которой стоит его дом.  Достоверно известно о 8 древнеримских виллах на Капри и как минимум пару вилл связывают именно с самим Тиберием.  Ведь опальный император в своё время уехал сюда на остров доживать последние годы.

Вид на виллу Акселя Мунте с Финикийской лестницыКопия Гермеса на вилле Мунте, оригинал этой статуи мы видели за день до того в Неаполитанской археологическом музееНа вилле Мунте

После музея Акселя Мунте мы поднялись пешком на вершину горы Монте Соларо. Хотя туда ведет старенькая одноместная канатная дорога, но мы пошли пешком.

С вершины открываются виды на головокружительные обрывы прямо в море, да и в сторону Капри спуск весьма крут – нам на спуске даже пришлось пролезть парочку малюсеньких стеночек. Спустившись и посмотрев Капри, мы на автобусе вернулись в отель в Анакапри.

Конечно, чтобы увидеть большинство достопримечательностей Капри, там нужно провести два дня.

Вид с вершины Соларо на “каприйскую” часть острова Капри и полуостров Латтари вдали. Сами горы Латтари прячуться в тучах.Спуск с вершины Соларо и обрывы КаприАнакапривская половина острова и гора Соларо из Капри

После дня на Капри следующим ранним утром паром за 20 минут вернул нас на материковую Италию, но не в Неаполь, а в ближайший к острову Капри порт — Сорренто.

Этот курортный городок является южными ворота гор Латтари. Берег здесь обрывается к морю отвесными скалами, и из крайних домов можно плюнуть в воду. Центр Сорренто находится наверху, а внизу — только пристань.

От неё сразу надо забраться наверх — сначала пройти вглубь каньона, открывающегося в море, а потом быстро забраться на его борт по лестнице или медленно зайти по вырубленному в скале серпантину дороги.

Вид на Сорренто с моря

Ущелье, открывающееся к морю и единственная дорога из порта в город

Здесь же, наверху, недалеко от центра Сорренто расположена долина мельниц —  это ущелье под площадью Пьяцца Тассо. Когда-то здесь работало множество водяных мельниц, функционирующих от бурных ручьёв, протекающих по дну небольшого каньона.

Одна из мельниц очень хорошо сохранилась и смотрится весьма постапокалиптически. Люди покинули это место в начале XX века и с тех пор оно стало предметом обсуждений и местом паломничества для искателей потустороннего.

Мельница считается пустующей и охраняется как культурное наследие страны, но в интернете то и дело пишут о доносящихся оттуда едва уловимых странных звуках, о странном свете из окон мельницы.

Заглянув в провал, мы рассмотрели наклонные полки, выбитые в скале, скорее всего именно так раньше сюда попадали люди. Но сейчас чтобы спуститься вниз, нужно кинуть стометровый дюльфер.

Водяная мельница и улицы Сорренто. По улице, как ни странно, ездят малолитражные машинки. Но даже с человеком разминуться они не в состоянии.Неведомый свет в здании мельницы. Фото из интернета.

Налюбовавшись провалом, мы начали взбираться вверх. Первый день — день раскачки — почти все время по асфальту и ступеням с набором всего 450 метров и незначительным сбросом.

Читайте также:  Бункер гитлера, берлин, рассказ, фото, адрес

Погода не жаркая, срывается дождик, туман, потому и виды не балуют. Зато идти очень комфортно и совсем не жарко. Поднялись на условный гребень и перевалили на другую сторону полуострова Латтари. Теперь перед нами уже море на юге полуострова. Здесь интереснее смотреть на море – то и дело встречаются острова.

Перед спуском в долину, в которой как раз находился наш отель вышли на прекрасную видовую точку – с неё было видно море и на юге, и на севере. И горы вдали. Но все это буквально через минуту плотно заволокло тучами. Нам повезло, как только мы заселились в отель, ударил ливень, да такой, что и носу наружу не высунешь.

По идеи, с веранды нашего номера должен был открываться вид на море. Но, увы, облака решили нам ничего не показывать.

Поднимаемся. Внизу СоррентоПеревалили на южную сторону полуострова. Эти скалы обрываются на юг.Острова уже на южной сторонеС этой точки видно море и на юге, и на севере, а вдали виден высокий гребень гор, но облачность оказалась быстрее фотографа, так что на фотографии только туча.

Источник: https://in-need-of-life.livejournal.com/12248.html

Дом как музей: как оформить интерьер античными скульптурами / Posta-Magazine — интернет журнал о качестве жизни

Горящие бюсты из воска, фильмы Феллини и Питера Гринуэя и отвращение к жизни — изучаем главные составляющие нового тренда.

Голова Августа, полулежащая статуя Полины Бонапарт из Галереи Боргезе, порталы храмов из Египта (статуи взяты скорее с ампирных вариаций на египетскую тему) и Центральной Америки, между которыми пролегла неоновая дорожка и разместились бордовые банкетки в форме вытянутых шестигранников, — декорации на показе женской коллекции Gucci весна-лето 2018 в Милане напоминали съемочную площадку очередной серии «Индианы Джонса». Помните, у них там был гигантский ангар с артефактами? «Инстаграм» Gucci растолковывает нам: помещение показа символизирует Рим, разделенный на районы. Дорожка — это Тибр, а покой Вечного города стерегут бюсты властителей и египетские идолы, расставленные по периметру. Вместе с тем пафосные декорации намеренно диссонируют с игривой коллекцией, которую представил дизайнер Алессандро Микеле.

В Италии найти локацию со статуями для показа моды — не проблема: лишь бы разрешили устроить шоу.

Дефиле Alberta Ferretti в 2007 году проходило на римском Капитолии, юбилейная выставка к 40-летию Дома Valentino — в Музее Алтаря мира, а шоу Giambattista Valli в январе 2009 года — на флорентийской площади Синьории, там, где стоит копия Давида Микеланджело.

К слову, в Москве еще 13 лет тому назад для показов Russian Fashion Week использовали Галерею Зураба Церетели на Пречистенке: там такие статуи, что Микеле и не снилось. Один бронзовый Юрий Михайлович Лужков с торсом Сильвестра Сталлоне, одновременно бьющий ногой по футбольному мячу и замахивающийся теннисной ракеткой, чего стоил!

Giambattista Valli, 2009

Показ дизайнера первой величины если не введет моду на классическую скульптуру в интерьере, то, по крайней мере, способен привлечь внимание к этой теме. Подлинники или копии старинных статуй, осколки рельефов, лепнину в декоре помещений можно использовать и в наше время.

Философия такого подхода проста: побольше тонкой иронии, поменьше «дорого-богато». Никакого пафоса и нарочитости, чтобы не получилось в итоге казино в Лас-Вегасе. Отбитый край — не страшно, а изысканно. Сочетание эпох приветствуется.

Маленькие площади — не проблема, а квест для декоратора.

Где побывать, чтобы вдохновиться интерьерами со скульптурой?

Музей Соана, Лондон (13, Lincoln’s Inn Fields). Самый странный дом в Лондоне, составленный из трех зданий архитектором Джоном Соаном в начале XIX в.

Описать его непросто: нужно походить, посмотреть на оптические иллюзии, игру с объемами, потайные двери и коридоры, комнаты, сплошь заставленные скульптурами и архитектурными фрагментами и даже макетами зданий, превратившимися в элемент интерьера.

Каждый первый четверг месяца в музее проводится вечерняя экскурсия при свечах. Игра света на скульптурах — завораживающее зрелище.

Витториале-дельи-Итальяни на озере Гарда (Via Vittoriale, 12, Gardone Riviera). Поместье, в котором провел последние годы жизни писатель-декадент Габриеле д’Аннунцио.

Некоторые комнаты напоминают жилище гоголевского Плюшкина или квартиру бабушки с 50 кошками: буквально все заставлено статуями, статуэтками, осколками былой роскоши. В столовой стоит панцирь любимой черепахи писателя, в который вставлено бронзовое туловище.

Да что там черепаха: на берегу озера Гарда установлена палуба крейсера «Пулья»!

Вилла Сан-Микеле, Анакапри (Viale Axel Munthe, 34). Залитая солнцем вилла врача — шведа Акселя Мунте, — удалившегося сюда после завершения успешной практики в Париже и Риме.

Дом и терраса заполнены римскими статуями, найденными в округе. Интерьеры Сан-Микеле — пример того, как скульптура может выглядеть легко и ненавязчиво, а не тяжеловесно и торжественно.

Почитайте автобиографию Мунте «Легенда о Сан-Микеле» — там много смешных и трогательных историй о том, как эти статуи искали.

Вилла Штука, Мюнхен (Prinzregentenstr., 60).

Франц фон Штук сам был скульптором, и в его доме в стиле мюнхенского модерна, построенном под влиянием греческой классики и эллинизма, можно встретить множество статуй и бюстов.

Обратить внимание стоит на то, как скульптура сочетается с мебелью в стиле модерн, тканями и расписанными «под античность» стенами. Интересны и рельефные фризы и десюдепорты над дверями.

Вилла Некки Кампильо, Милан (via Mozart, 14). Для своего времени это было самое дорогое строительство частного особняка в Милане: архитектор и дизайнер мебели Пьеро Порталуппи создал уникальный интерьер, один из лучших памятников итальянского ар-деко.

После войны, правда, он был слегка изменен: появилась мебель в других стилях, стало больше скульптуры.

Тем лучше: сегодня буржуазная вилла представляет собой отличный пример, на котором можно научиться, как и с чем сочетать стиль 1930-х, а заодно понять, что в «декошных» интерьерах вполне благополучно жили не только Фрэнсис Скотт Фицджеральд или Эркюль Пуаро, но и обычные люди. Здесь же, кстати, снимался красивый костюмный фильм «Я — это любовь» с Тильдой Суинтон.

Источник: http://posta-magazine.ru/design-and-decor/interior-with-antique-statues

Журнал «Человек без границ» — Аксель Мунте. Врач, умевший мечтать

Крещение Капри

«Если бы я был Богом, то сделал бы себе кольцо, в которое вставил бы Капри», — писал Максим Горький о легендарном итальянском острове.

Со времен Горького, да что там — императора Тиберия, который провел на Капри 11 последних лет жизни, основные ингредиенты каприйской красоты остались те же: голубые бездны, огромные чайки-буревестники, пронзительно кричащие над морем, и напоенный соснами воздух.

Именно таким в 1876 году увидел Капри и 19-летний молодой студент-медик Аксель Мунте. В Италию он приехал по несчастью. Врачи нашли у него легочное кровотечение и решительно заявили: единственное спасение — поездка на юг, к морю. Мунте отправился на Капри. И увидев остров, обомлел.

С детства он рос среди суровой скандинавской красоты, верил в троллей и гномов — а оказался среди ярких красок и буйства средиземноморской природы. Но поразили не только они.

Здесь, вдали от материковой цивилизации, в первозданном хаосе покоилась старина.

Старый крестьянин Винченцо, знакомец Акселя Мунте, день за днем прилежно «корчевал» в своем винограднике мраморные колонны, капители, обломки статуй и фресок времен Тиберия, не ведая, что имеет дело с сокровищами. Здесь еще дышала жизнью античность…

«В таком месте жить и умереть — если только смерть может победить вечную радость такой жизни! Какая дерзкая мечта заставила забиться мое сердце, когда мастро Винченцо сказал, что он становится стар и что его сын просит продать дом? Какая дикая фантастическая мысль возникла в моем мозгу, когда он ответил, что часовня никому не принадлежит? А почему не мне? Почему я не могу купить дом мастро Винченцо, соединить дом и часовню виноградными лозами и кипарисовыми аллеями с белыми колоннадами лоджий, украшенных мраморными скульптурами богов и императоров…»

Так много лет спустя Аксель Мунте вспоминал в книге «Легенда о Сан-Микеле» тот момент, когда он впервые осознал мечту своей жизни. Построить дом на вершине чудесного острова — эта дерзновенная мысль показалась такой несбыточной, что он закрыл глаза, стараясь прогнать ненужные иллюзии… Но вдруг почувствовал чье-то незримое присутствие.

«Рядом со мной стояла высокая фигура в красном плаще.

— Все это будет твоим, — сказал мелодичный голос, и рука описала круг над сверкающей землей. — Часовня, дом, сад и гора с ее замком — все это будет твоим, если ты готов заплатить!»

Аксель Мунте заплатил за эту мечту всей своей жизнью.

Сильнее страха

Не то чтобы медицина была его призванием — изначально он этого не знал. Но с самого детства Аксель, сын аптекаря из маленького шведского городка Оскарсхамне, тянулся к природе. Часами он мог бродить по лесу, слушая птиц, наблюдая за жизнью муравьев, беседуя с морем.

Маленький Аксель постоянно приносил в дом бродячих кошек и собак, белых мышей и морских свинок. А потому никто не удивился, когда в 1874 году он поступил на медицинский факультет Упсальского университета.

Образование Мунте завершил уже во Франции, на медицинском факультете Парижского университета, поразив специалистов зрелостью своей дипломной работы, посвященной акушерству. В 1880 году он стал самым молодым дипломированным врачом во Франции. Но сам Мунте никогда не бывал доволен собой.

Чтобы поверить в свои силы, ему нужна была настоящая практика. И она не замедлила ворваться в его биографию.

Осенью 1880 года Аксель с молодой женой отправляются на Капри в свадебное путешествие. Путешествие затянулось на целый год: на острове вспыхивает эпидемия брюшного тифа, и Мунте, забыв о себе, лечит больных, рискуя жизнью. За добровольное участие в борьбе с эпидемией он получает орден правительства Италии.

С тех пор любую беду, которая происходит в ставшей уже родной Италии, Мунте воспринимает как личную. В марте 1881 года он спасает людей на острове Искья: там только что произошло сильнейшее землетрясение.

Через два года, в 1883-м, будучи в Лапландии, из газеты «Таймс» узнает о сильнейшей эпидемии холеры, которая свирепствует в Неаполе. Час спустя он уже трясется в повозке, плывет по реке, пешком преодолевает горные перевалы, едет в товарном вагоне.

Стоит посмотреть на карту, чтобы оценить расстояние, отделяющее Лапландию от Южной Италии! Мунте преодолевал его по зову сердца — хотя не скрывал, что очень боялся.

В ту страшную пору люди в Неаполе падали замертво прямо на улицах. По свидетельству Мунте, трупы наполняли дома десятками, и строжайший приказ запрещал откладывать погребение до утра. Ночами напролет в зараженных трущобах, покрытый вшами, среди полчищ озверевших крыс, он старался отвоевать у смерти как можно больше жизней.

«Иногда к вечеру я так уставал, что бросался на кровать не раздеваясь и даже не умывшись. Да какой смысл был мыться этой грязной водой, какой толк был дезинфицироваться, когда все кругом было заражено: пища, которую я ел, вода, которую я пил, кровать, на которой я спал, воздух, которым я дышал! Часто меня охватывал такой ужас, что я не решался ложиться спать, страшась одиночества.

Тогда я выбегал на улицу и проводил остаток ночи в какой-нибудь церкви».

Холеру в Неаполе сопровождала жуткая нищета. Наблюдать ее со стороны Мунте не мог. Еще учась в Париже, он, по свидетельству товарищей, отдавал все содержимое своего кошелька первому нищему, попадавшемуся на пути. Чтобы помочь несчастным неаполитанцам, Мунте стал писать корреспонденции для шведской газеты «Стокгольмс дагблат». Так началась его литературная деятельность.

Миссия в Мессине

Жизнь подкидывала практикующему врачу столько сюжетов, что трудно было не взяться за перо. К тому же Италия с ее яркой эмоциональной средой была по сердцу выходцу из холодных скандинавских краев: это было постоянное поле для открытий — в людях, в себе, в природе.

 В 1883 году по приглашению шведского посла в Италии Аксель Мунте переезжает в Рим для постоянной врачебной практики — с одним условием: лето он будет проводить на любимом острове Капри.

Все девять последующих лет он практикует, причем становится особенно популярен в светских кругах: к нему едет лечиться вся знать Рима и иностранцы, живущие в Вечном городе.

Не веря в традиционную медицину, Мунте редко прописывал лекарства. Он старался доискаться истинных причин болезни и убеждал больных, чтобы они сами решительно боролись с недугом. Люди ехали к нему, скорее, за словом, чем за конкретным рецептом. По рассказам современников, сила оптимизма доктора Мунте граничила с гипнозом.

Именно эта сила помогла выжить и многим из тех, кого 29 декабря 1908 года настигло страшное землетрясение в сицилийском городе Мессина. В те дни стихия похоронила под обломками около 80 тысяч жителей. И снова врач не мог остаться в стороне.

На месте еще вчера цветущей Мессины он застал пепелище: тысячи трупов и еще живые, искалеченные люди на улицах, стоны, несущиеся из-под завалов, пылающие руины, мародеры… Землетрясение поразило не только Сицилию: разрушены были многие поселения в соседней материковой области — Калабрии.

«Еще ужаснее был вид маленьких, разбросанных среди апельсиновых рощ прибрежных селений, — позже напишет Мунте.

 — Сцилла, Каннителло, вилла Сан-Джованни, Галлико, Арки, Сан-Грегорио — эта прекраснейшая область Италии превратилась теперь в огромное кладбище, где среди развалин лежало более тридцати тысяч мертвецов и много тысяч раненых — две ночи они без всякой помощи оставались под проливным дождем, который затем сменился ледяным ветром с гор, а рядом по улицам, обезумев, бегали тысячи полуголых людей и вопили от голода».

Читайте также:  Женщина, сидящая в нижней рубашке, андре дерен, 1920

Однажды Мунте подобрал во дворе голого младенца и принес в свой подвал. Всю ночь найденыш мирно проспал, посасывая палец доктора. Наутро Мунте отнес его к монахиням в полуразрушенную часовню: там на полу лежало более десятка маленьких детей.

Все они плакали от голода: целую неделю в Мессине нельзя было найти ни капли молока. Но жизнь была сильнее смерти: «Меня всегда удивляло, — писал Мунте, — что столько младенцев было извлечено из-под развалин и найдено на улицах живыми и здоровыми.

Словно всемогущий Бог оказал им больше милосердия, чем взрослым». Высшие силы хранили и самого врача: несколько спокойных и сытых ночей он провел в трущобах в обществе отъявленных разбойников, имевших за плечами убийства и грабежи.

Мунте не знал об этом: бандиты были с ним обходительны и добры. Только внезапное вторжение карабинеров в их убежище открыло доктору глаза…

Ему казалось, он не делал ничего особенного: «…то, что я сделал в Мессине, было ничтожно малым в сравнении с тем, что на моих глазах с риском для жизни делали сотни безвестных, нигде не упомянутых людей…

Правда, я с помощью искусственного дыхания вернул к жизни некоторое число полузадохнувшихся людей, но кто из врачей, сестер и служащих береговой охраны не сделал того же!» Мунте действительно не делал ничего особенного. Он просто исполнял свой долг.

А медаль от правительства Италии за спасение пострадавших от землетрясения воспринял как нечто лишнее и незаслуженное.

Сотворение Сан-Микеле

Подняться в верхнюю часть острова Капри — Анакапри — сегодня можно по дороге-серпантину. Суета нижнего города с его яхтами, гостиницами и толпами туристов остается далеко внизу. Несколько сот метров по указателю «Вилла Сан-Микеле» — и вдруг замечаешь, что наступила тишина.

Ее нарушают лишь птицы, поющие в вершинах деревьев так искусно, что закрадываются сомнения: уж не магнитофонную ли запись включили для простодушных приезжих? Но нет, здесь все настоящее: и птицы, и старинная вилла, заросшая плющом, и античные скульптуры в нишах, и освежающий плеск фонтана в полуденную жару.

Даже розовый мраморный сфинкс, бесстрастно взирающий на бирюзовую гладь моря и подернутые туманом соседние острова, — настоящий…

Каждое лето, с тех пор как Мунте поселился в Италии, он медленно приближался к своей мечте. Виллу Сан-Микеле, приютившуюся на высокой скале с видом на безграничную морскую синь, доктор строил своими руками в течение многих лет.

Слава врача присылала к нему богатых пациентов, в том числе и королевских особ, а вместе с ними и щедрые гонорары для завершения строительства.

Мунте не гнушался такими деньгами, ведь всех бедных пациентов Капри он лечил совершенно бесплатно.

Летние месяцы на Капри были полны упоительных трудов и открытий: копая землю или разбирая каменную стену, Мунте с помощниками то и дело находили античные скульптуры, обломки колонн, кувшины с римскими монетами.

Все это тут же становилось частью окружающего пространства.

Нашел свое место и египетский сфинкс, которому и сегодня невозможно заглянуть в глаза: его лицо повернуто в сторону моря и видеть его могут лишь птицы, парящие над пропастью.

«Птицы! Птицы! Насколько счастливее была бы моя жизнь на этом прекрасном острове, если бы я меньше любил их», — писал Аксель Мунте.

Каждую весну и осень тысячи перепелов, ласточек, дроздов, бекасов, соловьев прилетали на Капри отдохнуть после долгого перелета через Средиземноморье, не ведая, что здесь их ждали с распростертыми сетями ловцы птиц.

Сети были растянуты по всему склону горы Барбаросса вплоть до виллы Сан-Микеле. К вечеру в деревянных ящиках птицеловы отправляли свою добычу на потребу гурманам, в рестораны.

Битва Акселя Мунте за птиц с собственником горы успеха не принесла. Остались без ответа и обращения знаменитого врача к префекту Неаполя, королеве Италии и даже Папе.

С отчаяния доктор принялся стрелять из старинной английской пушки каждые пять минут с полуночи до восхода солнца — в надежде отпугнуть птиц от роковой горы. Но ее хозяин подал на доктора в суд и выиграл. И тогда Мунте продал часть своей античной коллекции  и…

выкупил гору. С тех пор, по рассказам жителей острова, птицы на вилле Сан-Микеле поют особенно громко.

***

Достроив свою виллу, доктор Мунте понял, что теряет зрение. Ему было уже под 90. Чтобы сберечь слабеющие глаза, он был вынужден переселиться в башню, где солнце не было столь палящим, как на его любимой вилле. Предсказание незнакомца в красном плаще сбылось: за мечту пришлось заплатить сполна. Видеть ее воплощенной доктору было суждено всего несколько лет.

Но важнее и увлекательнее был сам путь к этой мечте. Спасая холерных больных в Неаполе, вытаскивая раненых из-под обломков на Искье и в Мессине, исцеляя королей и нищих, доктор Мунте всегда придерживался одного правила — и ни разу об этом не пожалел.

Это правило он оставил нам в своей книге «Легенда о Сан-Микеле»: «Чем скорее мы поймем, что нашу судьбу решаем мы сами, а не звезды, тем будет лучше для нас».

Восемьдесят лет назад, в·1929·году, в·свет вышла «Легенда о·Сан-Микеле»·— книга шведского врача Акселя Мунте (1857-1949). Вскоре она стала мировым бестселлером: ее·перевели более чем на·40·языков. Но·сам автор искренне изумился популярности своей книги: для него она была, скорее, необходимым дневником. Секрет притягательности этой книги не·разгадан до·сих пор. Может, он·в·том, что «Легенда о·Сан-Микеле» стала ярким примером того, как жизнь, отданная людям, может привести к·исполнению заветной мечты.

You have no rights to post comments

Источник: https://www.bez-granic.ru/index.php/all-texts/64-munte

Видео об отдыхе на Капри

Италия / Путеводитель по Капри / ВидеоЛегенда о Сан-Микеле, Аксель Мунте

Вилла на Капри — Анакапри, которую построил Аксель Мунте. Ученик профессора Шарко. The Story of San Michele, Axel Munthe. Phoenician steps. Tiberius — 2nd Emperor of Roman Empire. Villa San Michele di Axel Munthe. Marina Grande.

Какие торговые марки представлены на острове? За покупками на Капри.

Достопримечательности Капри. Сады Августа (Giardini di Augusto). Символ Капри — Скалы Фаральони (Faraglioni). Канатная дорога. Голубой грот Капри.

Итальянские острова Капри и Искья

Как лучше добраться до Капри из Неаполя? Город Анакапри, скульптура сфинкса. Легенда о влюблённых на горе Соларо. Протяженность канатной дороги и время в пути. Дом, где жил Максим Горький на Капри.

Ленин на Капри. Как приготовить итальянскую пасту? Как далеко от Капри до Искьи? Сколько стоит посещение термального парка? Какая температура воды в термальном бассейне? Какая цена входного билета в Арагонский замок? Ферма кроликов.

Отдых на Капри, Пещера Великой Матери

Grotta di Matermania. Пещера в горе Туоро, Капри. Великая матерь – Кибела. Культ богини возник по воле Севильского оракула. Римляне превратили пещеру в нимфеум (культовое место). По версии некоторых историков, в этом гроте имератор Тиберий проводил свои оргии.

Отдых на Капри, Финикийская лестница

La scala fenicia Сapri. 999 Steps Down the Island. Финикийская лестница начинается в районе улицы Марина-Гранде. Лестница высечена из скалы. Подъем займет около 1.5 часа, а спуск — около 40 мин. Дорога, которая соединяет Капри и Анакапри.

Отдых на Капри, Церковь Сан Микеле

Главная достопримечательность церкви — напольная мозаика «Изгнание Адама и Евы из Рая» (1761 г) из 1500 майоликовых плиток. Окрестности Капри можно осмотреть с колокольни церкви. Church of San Michele, La chiesa di San Michele Arcangelo a Anacapri.

Путешествие на Искью и Капри

Дом-музей Luchino Visconti на острове Искья. Легенда об Одиссее и сиренах, сражение Одиссея с циклопом. Порт Капри Marina Grande. Сколько стоит подъём на центральную площадь Пьяццетта? Дом, в котором жил Максим Горький на Капри. Сады императора Августа. Скалы Фаральони (Faraglioni). Жизнь Бродского на острове Искья.

Вилла Юпитера, Вилла Тиберия

Villa Jovis, Villa of Tiberius. Разрушенная вилла на Капри. Здесь жил император Тиберий. Пешком из центра Капри до Виллы Юпитера. Подъем начинается с Пьяцетты и займет 1,5 часа.

Внешний вид руин виллы не красивый. Сколько стоит вход? По каким дням вилла закрыта? От виллы можно подняться до часовни Санта-Марии дель Соккорсо и бронзовой статуи Мадонны. From Capri City to Villa Jovis.

Источник: https://gid.turtella.ru/Italy/Capri/video/

Саутсайд Хаус

Саутсайд-Хаус — дом XVII века, расположенный на южной стороне района Уимблдон Коммон. Дом был построен для Роберта Пеннингтона, который разделил вместе с Карлом II его ссылку в Голландию.

В 1687 году, после того, как от бубонной чумы скончался его сын, Пеннингтон переехал из Лондона в Хоулм-Фарм в Уимблдоне, который в то время был отдельной деревней, находившейся в нескольких километрах от столицы. Пеннингтон заказал голландским архитекторам построить дом, включив уже существующую ферму в проект здания.

В двух нишах по обе стороны парадного входа находятся статуи Изобилия и Весны, есть мнение, что они имеют сходство с женой и дочерью Пеннингтона.

Внутри здания имеются многочисленные образцы мебели XVII века, а также различные предметы, принадлежавшие семье Пеннингтона. Музыкальная комната в доме была подготовлена, чтобы развлекать Фредерика, Принца Уэльсского, который посетил дом в 1750 году.

Впоследствии в доме бывали сэр Уильям Гамильтон и Леди Эмма Гамильтон вместе с лордом Нельсоном. Лорд Байрон беседовал в саду со своим издателем Джоном Мюрреем, бывшим вторым представителем семьи, носившим это имя.

А поколения спустя, Аксель Мунте разговаривал в том же самом саду со своим издателем Джоном Мюрреем (четвертым или пятым носителем имени).

Дом был владением семьи Пеннингтон-Меллор, и в конце концов оказался в собственности Малкольма Мунте, сына Хильды Пеннингтон-Меллор и Акселя Мунте.

Во время Второй мировой войны Саутсайд-Хаус был поврежден, и Малкольм Мунте провел большую часть своей последующей жизни, восстанавливая этот дом, а также еще одну собственность семьи, Хелленс-Мэнор, чтобы эти исторические здания можно было демонстрировать публике.

В настоящее время Саутсайд-Хаус все еще управляется потомками Роберта Пеннингтона, частично являясь жилым помещением, а также музеем, управляемым благотворительным фондом Пеннингтон-Меллор-Мунте, и принимает экскурсии, так же как и проводит такие культурные мероприятия как лекции, концерты и литературные дискуссии.

Нашли неточность? Сообщите нам.

Отзывов пока нет.

44 туристa были здесь

Биг-Бен — это 96 метровая башня с часами, расположенная в северо-восточной части Британского Парламента в Вестминстере. Достопримечательность…

42 туристa были здесь

Овеянный мифами и легендами Тауэр почти тысячу лет возвышается на берегу Темзы, являясь одним из главных узнаваемых символов не …

40 туристов было здесь

Букингемский дворец (на английском — Buckingham palace) — один из самых важных символов Лондона и одна из …

32 туристa были здесь

Оксфорд-стрит — одна из главных улиц лондонского района Вестминстер. Она начинается от северо-восточного угла Гайд-парка…

20 туристов было здесь

Этот лондонский монумент был создан архитектором Уильямом Рэйлтоном в память о национальном герое Великобритании адмирале Горацио Нельсоне….

17 туристов было здесь

Чайнатаун — известный лондонский квартал в районе Сохо, Вестминстер-Сити, занимающий территорию вокруг улицы Джеррард-Стрит….

Королевская обсерватория в Гринвиче

15 туристов было здесь

Королевская обсерватория, Гринвич (Royal Observatory, Greenwich), ранее называвшаяся Королевская Гринвичская обсерватория (Royal Greenwich Observatory),…

12 туристов было здесь

В английском графстве Уилтшир, всего в 13 километрах от города Солсбери находится древнее мегалитическое каменное сооружение — Стоунхендж….

11 туристов было здесь

Мемориал Принца Альберта — статуя принца в мундире кавалера ордена Подвязки с каталогом Всемирной Выставки в руках…

11 туристов было здесь

Арка Веллингтона, или Арка Конституции, или (первоначально) Арка Грин-парка, — триумфальная арка, находящаяся в Лондоне, в 

9 туристов было здесь

Крейсер «Белфаст», или Корабль Её Величества «Белфаст» — один из двух кораблей, относящихся к последнему…

8 туристов было здесь

Помещения Королевских конюшен были построены Джоном Нэшем в 1825 году, на территории к югу от Садов Букингемского дворца,

8 туристов было здесь

Кенсингтонский Дворец — один из самых маленьких и скромных дворцов Британии. Именно здесь находилась главная королевская…

8 туристов было здесь

Дворец Хемптон-корт — бывший английский королевский дворец в Ист-Молси в Суррее. Дворец расположен на расстоянии 18,8 …

7 туристов было здесь

Парк Лэйн — это главная дорога в Вестминстере, в центральной части Лондона. Бывшая изначально сельской дорогой, с XVIII…

7 туристов было здесь

Мраморная Арка — монумент из белого мрамора, расположенный в западной части Оксфорд-Стрит, неподалёку от Уголка Ораторов…

Корона Британской империи

7 туристов было здесь

Корона Британской империи относится к королевским регалиям, ювелирным украшениям, принадлежащим не лично британскому монарху, а …

4 туристa были здесь

Уэмбли, или Новый Уэмбли — футбольный стадион в районе Брент на северо-западе Лондона, открывшийся в 2007 году на …

Купол тысячелетия / О2 Арена

4 туристa были здесь

Купол тысячелетия, или О2 Арена — еще одно сооружение, возведенное на рубеже третьего тысячелетия, в частности для проведения…

Все интересные места (45)

Вопросов пока не поступало.

Источник: https://www.tourister.ru/world/europe/united-kingdom/city/london/placeofinterest/491

Ссылка на основную публикацию