Игроки в карты, лукас хейгенс ван лейден (лука лейденский)

Лукас ван Лейден (Лука Лейденский) — Биография художника, известные произведения, выставки

Лукас ван Лейден, Лука Лейденский, Лукас Хюйгенс (Lucas van Leyden)(1489 или 1494−1533 гг.), нидерландский живописец и гравер, родился в Лейдене. Учился живописи у Корнелиса Энгелбректса; в раннем возрасте овладел искусством гравюры и работал в Лейдене и Мидделбурге. В 1522 году вступил в гильдию Св. Луки в Антверпене, позже вернулся в Лейден, где и умер в 1533 году.

Лукас ван Лейден, по прозвищу Лука Лейденский, нидерландский живописец и гравер эпохи Возрождения. Учился у своего отца — Хуго Якопса и К.Энгелбректса. Работал в Лейдене; в 1521—1522 посетил Антверпен, в 1527 — Мидделбург.

В ранний период творчества Лука Лейденский работал как мастер резцовой гравюры на меди («Магомет и монах Сергий», 1508), позже обращался к офорту и ксилографии, испытал влияние Альбрехта Дюрера.

В своих картинах художник Лука Лейденский стремился сочетать правдивость и точность передачи отдельных фигур и деталей с созданием целостной, жизненно-выразительной сцены, с ощущением жизни как сложного, динамичного и противоречивого явления.

Глубокий интерес к человеческой индивидуальности, поиски психологической выразительности образов придают им черты эмоциональной напряженности и внутренней взволнованности («Святой Антоний», 1511, Музей старинного искусства, Брюссель). Гравюрам Луки Лейденского свойственен точный выразительный, несколько нервный рисунок («Коровница», гравюра на меди, 1510). Лука Лейденский писал жанровые сцены («Игра в шахматы», около 1510, Картинная галерея, Берлин-Далем),

Лейден Игра в карты

Игра в карты, 1508−1510

Национальная галерея, Вашингтон

Лейден Святой Иероним

Святой Иероним, 1515−1516

Картинная галерея, Берлин

замечательные по жизненной свежести портреты (автопортрет, около 1514, Музей герцога Ульриха, Брауншвейг). Присущие искусству Луки Лейденского элементы карнавальности, красочность, жизнелюбивая искренность проявились и в его позднем творчестве, когда он обращался к приемам романизма («Исцеление иерихонского слепца», 1531, Эрмитаж, Санкт-Петербург).

Картина Лукаса ван Лейдена «Игроки в карты».

Группа мужчин и женщин, одетых в модные фетровые шляпы и красочные платья, сидит вокруг стола за карточной игрой. Другие безучастно наблюдают или проявляют более активный интерес к происходящему.

Эта очаровательная картина с ее богатством ярких цветов и продуманной композицией свежа и привлекательна. Превосходный рисовальщик, ван Лейден любил изображать занимательные сцены из повседневной жизни.

В возрасте девяти лет он выучился живописи по стеклу, а всего год спустя стал профессиональным гравером. Считается, что его учителем был отец, однако все работы отца утрачены.

Ван Лейден вместе с Мабюзе совершил путешествие по Фландрии, устраивая банкеты в честь местных живописцев; он также побывал в Италии. В его многочисленных гравюрах на дереве и металле можно заметить влияние Альбрехта Дюрера. Считается, что ван Лейден первым начал использовать для офортов медь вместо железа.

Источник: https://artchive.ru/artists/990~Lukas_van_Lejden_Luka_Lejdenskij

Лукас ван Лейден

?Vlad Otekin (bykovvg_1952) wrote,
2016-03-20 15:53:00Vlad Otekin
bykovvg_1952
2016-03-20 15:53:00Оригинал взят у olamango в Лукас ван ЛейденЛукас ван Лейден, Лука Лейденский, Лукас Хюйгенс (нидерл. Lucas van Leyden) (Лейден 1494 — Лейден,1533) — нидерландский живописец и гравёр.

Родился в Лейдене, где провёл большую часть жизни.

Первым учил Лукаса живописи его отец, Хюйге Якобс, также художник; до нас, правда, не дошла ни одна из его работ. Позднее Лукас обучался в мастерской лейденского мастера Корнелиса Энгельбрехтса (Энгебрехтса).

Однако оба учителя были преимущественно живописцами, и мы не знаем, у кого Лукас выучился гравюре, а в этом виде изобразительного искусства он достиг поразительных успехов в очень юном возрасте.

Самая ранняя из его известных гравюр («Мухаммед и убитый монах», 1508) производит впечатление работы зрелого мастера. То есть, художнику было всего шестнадцать лет. Его произведения с самого начала отличает высочайший профессионализм. Поэтому в некоторых изданиях можно встретить попытку оспорить дату рождения мастера.

Некоторые исследователи предлагают говорить о том, что скорее всего Лука Лейденский родился в конце 80-х гг. XV в., но в любом случае, он чрезвычайно рано развился, прожил недолго, умер в 1533 г.»Магомет и монах», 1508, Гравюра на меди.Чрезвычайно тонко гравированный лист 1508 г. «Магомет и монах».

Сюжетом для этой гравюры стала средневековая, не мусульманская, а европейская легенда о пророке Магомете. Как вы наверно знаете, магометанам запрещено пить вино. И в духе совершенно европейской средневековой лингвистики существовал рассказ о том, что первоначально Магомет вовсе не чуждался радостей винопития.

Он дружил с неким христианским монахом, любил проводить время в беседах с ним, и тот охотно принимал Магомета возле своей хижины в пустыне, где он спасался. И друзья зачастую за кувшином вина проводили целые вечера, а то и ночи напролет в благочестивых беседах и богословских спорах.

А Магомет водил к монаху своих спутников, своих учеников, которым смертельно надоедали эти долгие бдения, которые в этой мудрости ничего понять не могли, но должны были сидеть и слушать. Однажды монах с Магометом так увлеклись беседой и вином, что, перепившись, заснули. И спутники Магомета пошли на чудовищное преступление.

Они взяли меч (в некоторых вариантах кинжал), убили монаха и окровавленное оружие положили рядом со спящим Магометом. Когда тот проснулся, спутники рассказали ему, как тот, будто бы спьяну, поссорился с монахом, схватил меч, бросился на своего друга и убил его.

Магомет ничего не помнил, но поверил ученикам и с тех пор проклял вино, запретив всем своим будущим последователям прикасаться к этому напитку. У Луки Лейденского в очень сложном ракỳрсе изображен лежащий навзничь по диагонали, откинувшийся назад монах, с раной на шее, и прикорнувший Магомет в несколько фантастическом костюме.

А рядом — злодейски подкрадывающийся солдат, вероятно, один из спутников, который подкладывает Магомету меч, а другие злоумышленники сговариваются в глубине. Вся сцена изображена в ландшафте. Это резцовая гравюра. Долгое время Лука Лейденский работает исключительно в резцовой гравюре на меди.

Эта техника всегда будет для него предпочтительной, и только к концу жизни у него будут встречаться параллельно и ксилографии. В этих ранних листах совсем еще молодого мастера поражает великолепное владение штрихом. Штрих у него бесконечно разнообразен.

Благодаря такому штрихованию — прерывистому, плавному, четко последовательному — он умеет передавать не только самые разные ощущения объема вообще, но и поразительное разнообразие фактур. Мы чувствуем плотную материю рясы монаха и совершенно иную природу ткани одеяния Магомета.

Мы чувствуем шершавость коры на стволах деревьев, растущих на втором плане, и еще более тонкими, прозрачными, хочется сказать, линиями, гравирован ландшафт в глубине. Буквально чуть ли не тающий в дымке. Вы знаете, Дюреру не всегда удавались такие вещи.

Пожалуй, по разнообразию штриха, по эффектам живописности, по умению передать световоздушную перспективу Лука Лейденский превосходит Дюрера. У Дюрера больше темперамента, Дюрер безусловно философичнее. Но и у Луки Лейденского есть свои неоспоримые преимущества. (2)»Давид перед Саулом» 1509 Гравюра на медиВ следующем 1509 г.

Лука создает один из самых известных своих листов «Давид перед Саулом». Мастер выступает здесь как предшественник Рембрандта, который несколько раз обращался к этим образам и в живописи, и в графике. Напомню, что согласно Ветхому Завету при дворе царя Саула прошли юношеские годы Давида, вскорости сменившего его на престоле. Саул, будучи проклят Богом, время от времени впадал в ярость. Его посещали припадки безумного гнева, во время которых он становился совершенно неуправляемым, и только игра Давида на псалтыре (на арфе, лире) могла успокоить этот гнев и привести Саула в чувство. И здесь как раз изображен этот момент: переглядывающиеся придворные в глубине, царь, который приходит в себя. На его несколько искаженном лице еще сохраняются черты безумия, фигура его несколько безвольно оседает на троне. И очень неожиданный образ Давида — совершенно нидерландский крепыш, чуть ли не увалень, с очень явно выраженным национальным началом в облике, скорей крестьянин, чем вдохновенный псалмопевец. Обратим внимание и на то, как Лука активно вводит в свою композицию ренессансную орнаментику, украшая трон рельефами, резьбой. (2)»Молочница», 1510

Большой размер

Бросается в глаза контраст между мужской и женской сторонами этой сценки. На стороне парня все сухо, жестко и уныло: высокий пень с ободранной корой и круто выставленным суком, иссохшее дерево с поникшей веткой… На стороне крестьянки, напротив, все сочно. гибко и энергично. Хотя ствол большого дерева и превратился в сплошное дупло, он красиво вторит мощному изгибу тела женщины.

Весь лист играет разнообразием фактур и словно бы излучает энергию. (7)Автопортрет (1514).Не зная, когда он создан, можно разве что по одежде художника догадаться, что перед нами картина XVI столетия. Щегольский черный берет и белоснежная плиссированная сорочка — знаки того, что Лукас, как любой другой мастер той поры, дорожил причастностью к добропорядочному бюргерству родного города.

Однако суть этого портрета в ином. Лукас не ищет способов осчастливить потомство своим мемориальным оббразом. Это автопортрет, первый в северонидерландской живописи, написан художником для себя. Сидя перед вами вполоборота, человек внезапно бросает на вас взгляд — и все, что вы можете сказать о нем, вмещается в этот единственный миг встречи ваших глаз.

Читайте также:  Весна, петров-водкин - описание картины

Глядя на лицо, написанное рыжевато-коричневыми тонами, с отсветами от красного фона, — смышленное, скуластое, со вздернутым носом и слегка вывороченными ноздрями, большим, низко очерченным ртом, толстой нижней губой и маленьким подбородком, — вы находитесь под гипнотическим воздействием глубоко посаженных темных глаз.

Лукаво поднятые уголки рта и озорные складки берета, под которыми словно бы скрываются рожки сатира, не дают вам сразу осознать, насколько этот взгляд серьезен. Есть в нем некая шутовская мудрость. (7) В 1514 г. Лукас стал членом лейденской гильдии художников. К этому времени относится создание картины маслом «Св. Губерт», вызвавшей всеобщее восхищение.

Ван Лейден был разносторонним художником. Он занимался как живописью маслом, так и клеевой и белковой живописью; писал на полотне, дереве и стекле; работал по меди и гравировал царской водкой. В наши дни он ценится в первую очередь как гравёр. Он – пионер нидерландского жанрового офорта и гравюры («Игроки в шахматы», «Картёжники»).

В жанровых сценах ван Лейден сделал смелый шаг к остро реалистическому изображению действительности. С другой стороны, знаменитый триптих «Страшный суд» (1526) демонстрирует, до каких высот он поднимался в живописи. Он прекрасно владел законами светотени, соотнося тон и расстояние на картине. Также Лукас одним из первых применил в гравюре воздушную перспективу.К 1521 г.

относится поездка ван Лейдена в Антверпен. В то же время там находился Альбрехт Дюрер. Рассказывают, что Дюрер специально приехал из Нюрнберга, чтобы познакомиться с коллегой. По словам К.

ван Мандера Дюрер при встрече «так изумился, что у него пресекся голос и остановилось дыхание (так сильно он был поражен малым ростом Луки по сравнению с его великим и славным именем), но потом сердечно обнял». (6) Художники подружились и в знак взаимного уважения написали портреты друг друга на одном полотне. Таким художника изобразил Альбрехт Дюрер:Портрет Лукаса ван Лейдена.

1521 ДюрерНа портрере изображен молодой человек, у него красивые и правильные черты лица. Запоминается в этом портрете напряженная работа мысли, интеллект и образованность человека эпохи Ренессанса. Дюрер как никто оказал на Лукаса влияние, которое прослеживается, например, в серии гравюр «Страсти Христовы», созданной в том же году.

В двух своих шедеврах – гравюрах «Молочница» и «Ecce Homo» (последняя приводила в восхищение Рембрандта) – художник также многим обязан Дюреру. Но ван Лейден менее рассудочен, а в своих жанровых сценах акцентирует внимание в первую очередь на комических моментах.После 1525 г. в творчестве Лукаса проявляются признаки влияния искусства итальянского Возрождения.

С работами итальянских мастеров ван Лейден мог познакомиться через гравюры Маркантонио Раймонди и произведения Яна Госсарта. В новом стиле создана гравюра «Вергилий, подвешенный в корзине». В целом считается, что «итальянские» работы художника уступают другим его произведениям. В 1527 г. ван Лейден совершает поездку в Миддельбург, где знакомится с Яном Мабузе.

Лукас ван Лейден пользовался большой славой при жизни, которая, к сожалению, была очень короткой. Полагают, что во время поездки Луки в Флессинген завистливые художники отравили его медленно действующим ядом; по крайней мере после этого путешествия его уже никто не видел улыбающимся. Вскоре он скончался.

Полагают также, что он умер, изнурённый непрерывной работой, и это более вероятно, потому что он оставил огромное количество произведений, среди которых, кроме вышеупомянутых, можно назвать «Портрет Максимилиана I», «Обращение св. Иоанна», «Обрезание», «Св. семейство», «Иродиада с головой Иоанна Крестителя», «Мучение св.

Себастьяна», «Распятие», «Вознесение», «Бегство в Египет», «Иисус Христос, окружённый ангелами», «Человек, держащий стрелы», «Св. Дева, кормящая грудью Младенца», «Св. Иаков и св. Екатерина», «Обращение св. Павла». У ван Лейдена не было учеников или непосредственных преемников в искусстве, но его произведения дали мощный толчок творчеству другого гениального лейденца – Рембрандта.

(1)Портрет императора Максимилиана I. 1520Страшный Суд.1526. Лейден, Городской музейВ картине сцена приобретает, как полагают, аллегорический смысл с политическим подтекстом, символизируя превратности истории как вотчины всевластной Фортуны. Исследователи предполагают, что в фигуре юноши можно узнать молодого Карла V, императора Священной Римской Империи, который вступил на престол в 1520 г.

, а в образе старика, сидящего напротив, — кардинала Уолси, — доверенное лицо тоже совсем молодого английского короля Генриха VIII. И здесь идет речь о соперничестве этих двух монархов за руку Маргариты Пармской.

Карл V и Генрих VIII, как и третий монарх Европы, француз Франциск I, были практически ровесниками и считали себя самыми блестящими рыцарями христианского мира, постоянно соперничали и, кроме того, воевали, чуть ли не затевали рыцарские поединки. Иногда матримониальные династические планы заставляли их затевать интриги вокруг одной фигуры предполагаемой невесты.

Возможно, что здесь идет речь именно о такой партии в карты, разыгранной как бы между Габсбургами и Английской короной. Но как бы там ни было, Лука Лейденский меньше всего ограничивается передачей такого рода подтекстов. Его интересует психология человека, новая для искусства психология самого образа игрока, напряженность самого процесса игры.

(4)Игра в карты, 1508-1510Национальная галерея, ВашингтонОпять же художник пользуется мотивом игры, чтобы проникнуть в характеры людей, передать разнообразие их психологических типов.

В еще более известном варианте «Игры в карты» за столом сидит разношерстная компания: здесь и пожилая женщина с нервными руками, ее партнер с хищным профилем слегка мефистофельского вида, и чернобородый, весьма уверенный в себе красавец, и простак, пухлощекий юноша, который, видимо, попал в руки «профессионалов» и наверняка проиграет.

Мотив обыгрывания ничего не подозревающего юного увальня тоже встречается часто и доживет до Караваджо, а через популярность Караваджо укрепится в европейской живописи первой половины XVII в. и будет встречаться у итальянских, голландских и даже французских художников. (4)Еще один вариант «Игры в карты», написанный Лукой Лейденским. И хотя в этой картине скрытый план истории нам неясен, но само по себе некое наличие интриги, выходящей за пределы собственно карточных интересов, — совершенно очевидно. Миловидная девушка, ее партнер, возможно, суженый, и оживленно, несколько раздраженно беседующая пара на втором плане. Он и она с очень характерными, слегка гротесковыми лицами. (4)Шахматная партияЗа шахматной доской сошлись девушка, приблизительно такой же наружности, что и в «Игре в карты», и мужчина средних лет. Интересно, как Лука ищет характерные жесты и мимику персонажей. Проигрыш явно грозит партнеру этой красавицы, и он, вечным интернациональным жестом, чешет себе затылок в затруднении. А вокруг толпятся зеваки, любопытные, которые комментируют игру, рассказывают что-то, один водит рукой над фигурами на доске, тоже каким-то очень достоверным, хорошо схваченным жестом. (3)Игроки в карты, 1515-1520Национальная галерея, Лондон

Большой размер

«Мужской портрет»|ок.1521|дерево, масло|Национальная Галерея|Лондон «Мужской портрет» напоминает лучшие образы Дюрера. Изображен человек гордого, несгибаемого характера. Решительным жестом руки он сжимает лист бумаги, свернутый в трубку, и это подчеркивает волевой характер его натуры. Хочется верить, что так выглядели деятели предреформационной и раннереформационной эпохи, что он из породы тех людей, которые поддержали Лютера, которые приняли его девиз: «На этом стою и не могу иначе». (3)Портрет Диркхен ван ЛинденбургаПортрет Якоба Флориса ван МонфораЭти три картины — триптих «Исцеление иерихонского слепца «, написанный в 1531 году.Есть предположение, что художник включил в картину автопортрет (человек в красной шляпе левее Христа, на втором плане)Святой Антоний, 1520-еМузей изящных искусств, БрюссельСвятой Иероним, 1515-1516Картинная галерея, БерлинБлаговещениеМадонна с ангелами. Ок. 1520. Берлин-ДалемЛот с дочерьми. Ок. 1509. Лувр, ПарижТриптих с танцами вокруг золотого тельца. 1525-1535. Rijksmuseum, Амстердам

Большой размер

В гравюрах Лукас ван Лейден более свободен, чем в живописных произведениях, т.к. гравюры делались в основном не на заказ. Судя по отсутствию предварительных рисунков, Лукас работал прямо на медной доске. Нанеся тонким резцом контурный рисунок, он затем прорабатывал его штриховкой.
Большой размерThe Rest on The Flight into Egypt. circa 1506Abraham casts out Hagar and Ismael.

Ca. 1507-1508.Resting pilgrims. Ca. 1508.The large Ecce Homo. 1510.Joseph explains Pharao’s dreams. 1512.The Triumph of Mordecai. 1515.Abraham and Isaac. Ca. 1517.Portrait of a man. 1521.St Jerome. 1521. Pen and brush in brown and gray over black chalk on paper.The first commandment. 1529.Святой СебастьянТавернаЛукрециягравюры:

http://gravures.

ru/photo/lukas_van_lejden/80

ист.:

1 http://nl-ru.blogspot.com/2011/03/lukas-van-lejden.html

Источник: https://bykovvg-1952.livejournal.com/577504.html

«Игроки в карты», Лука Лейденский

Лука Лейденский был, можно сказать, вундеркиндом — первую свою картину он смог продать в двенадцатилетнем возрасте, получив за неё «…столько золотых гульденов, сколько ему было лет»; ван Мандер даже пишет, что первые свои гравюры художник выпустил в продажу в возрасте десяти лет.

Читайте также:  Болото. фрагмент, якоб исакс ван рейсдал

Кроме того, он был универсальным художником: он гравировал, писал водяными красками и маслом, занимался росписью по стеклу. Современники считали его равным Дюреру, а некоторые были даже убеждены, что Лука Лейденский превосходит его.

Впрочем, сам Лука Лейденский относился к Дюреру с большой приязнью и уважением, а великий нюрнбержец отвечал ему тем же.

«Игроки в карты» написаны Лукой ван Лейденом в 1521 году, когда художнику было 27 лет. Сложно сказать, в какую игру они играют. Наверное, поэтому зрители картины начали доискиваться в ней символических смыслов.

Самая популярная интерпретация — любовно-романтическая: мол, картина изображает любовный треугольник из (слева на право) молодого ловеласа, скучающей жены и старого мужа.

Приз, разумеется, женщина (сексизм, знаете ли); и разодетый по наилучшей моде молодой человек вот-вот перебьет пиковым королем (или, скорее, королем желудей — игра, похоже ведется немецкой колодой) даму дамы и, конечно же, выиграет эту любовную игру — куда старику с его восьмеркой. Да и дама поглядывает на него, похоже, неравнодушно.

Карты в те времена существовали в трех вариантах: итальянском, французском и немецком. Итальянская колода включала туза, короля, даму, валета, очковые карты от 2 до 10, двадцать одну карту таро и дурака — прообраз джокера; всего 78 карт. Масти назывались чаши (червы), динарии (бубны), мечи (пики) и палицы (трефы).

Жадные итальянские печатники на этом не останавливались — они выпускали и огромные колоды под сотню карт: к знакомым нам добавлялись грации, музы, планеты, знаки зодиака… Французская колода — это всем нам знакомый современный набор карт.

Кстати, на фигурах изображались совершенно определенные персонажи: король пик — это библейский Давид, король треф — Александр Македонский, король бубен — Юлий Цезарь, король червей — Карл Великий, дама пик — Афина Паллада, дама треф — Гвиневра (супруга короля Артура и возлюбленная Ланцелота), дама бубен — библейская Рашель, дама червей — библейская же Юдифь, валет пик — Ожье, валет треф — Ланцелот, валет бубен — Гектор и валет червей — Лагир (французский командир времен Столетней войны, соратник Жанны д’Арк). Немецкая колода отличалась от французской только названиями мастей (пики — желуди, трефы — листья плюща, червы — сердца и бубны — бубенчики) и тем, что вместо дам были оберы, а вместо валетов — унтеры.

Нельзя не вспомнить и ещё об одной интерпретации сюжета (тем более, что она прекрасно иллюстрирует, на что способны скучающие искусствоведы) — политической.

Некий джентльмен обратил внимание, что изображенные на картине персонажи напоминают (слева направо): императора Карла V, регентшу Нидерландов Маргариту Австрийскую и канцлера английского короля Генриха VIII, кардинала Томаса Уолси, встречавшихся в 1521 году (году написания картины) в Брюгге.

Учтите, кстати, что Лука Лейденский не очень любил писать пейзажи — по возможности он предпочитал размещать героев своих картин в помещениях; игроки в карты — одно из немногих исключений. Но зато очень любил рисовать лица и одежду. Особенно складки на одежде. Тяжелое наследие готики, не иначе.

Источник: http://tempora.club/igroki-v-karty-luka-lejdenskij/

Лука лейденский

0 комментариев

/ Ориг.: Lucas van Leyden

ЛУКА ЛЕЙДЕНСКИЙ, Лу­кас ван Лей­ден (Lucas van Leyden) — ни­дерландский жи­во­пи­сец и гра­вёр.

Учил­ся у сво­его от­ца, лей­ден­ско­го жи­во­пис­ца Ху­го Якоб­са (около 1460 — ме­ж­ду 1534 и 1538 годами) и у К. Эн­гел­брект­са. Ра­бо­тал пре­имущественно в Лей­де­не; во вре­мя пре­бы­ва­ния в Ан­твер­пе­не (1521-1522) по­зна­ко­мил­ся с А. Дю­ре­ром (они об­ме­ня­лись ри­со­ван­ны­ми порт­ре­та­ми).

В 1527 году пу­те­ше­ст­во­вал (в со­про­во­ж­де­нии Я. Гос­сар­та) по Зе­лан­дии, Флан­д­рии и Бра­бан­ту. Основная часть творческого на­сле­дия Луки Лейданского со­став­ля­ет пе­чат­ная гра­фи­ка.

С ран­них лет он ус­пеш­но ра­бо­тал в тех­ни­ке рез­цо­вой гра­вю­ры («Ма­го­мет с уби­тым мо­на­хом», 1508; «Да­вид и Са­ул», 1509; «Ко­ров­ни­ца», 1510; «Та­нец Ма­г­да­ли­ны», 1519; «Вер­ги­лий в кор­зи­не», 1525, и др., все­го 168 лис­тов), позд­нее ис­поль­зо­вал офорт и кси­ло­гра­фию.

Один из главных мас­те­ров Се­вер­но­го Воз­ро­ж­де­ния, Лука Лейданский был пер­вым ни­дерландским ху­дож­ни­ком, при жиз­ни по­лу­чив­шим ме­ж­ду­народную из­вест­ность в ка­че­ст­ве гра­вё­ра.

Гра­фи­ка Луки Лейданского впи­та­ла в се­бя сти­лис­тические влия­ния А. Дю­ре­ра, а с конца 1520-х годов — мас­те­ров итальянского Воз­ро­ж­де­ния (М. Рай­мон­ди). Про­бле­мы ком­по­зи­ции и тех­ни­ки ин­те­ре­со­ва­ли Луку Лейданского боль­ше, не­же­ли вер­ность тра­ди­ции или эмо­цио­наль­ная на­пол­нен­ность ре­лигиозных сцен.

Его про­из­ве­де­ния от­ли­ча­ют­ся ико­но­гра­фической сво­бо­дой и жан­ро­вой на­блю­да­тель­но­стью, на­пол­не­ны скры­ты­ми ал­ле­го­рия­ми. Он был од­ним из пер­вых гра­фи­ков, про­де­мон­стри­ро­вав­ших по­ни­ма­ние за­ко­нов све­то­воз­душ­ной пер­спек­ти­вы.

Чис­ло при­пи­сы­вае­мых Луке Лейданскому жи­во­пис­ных про­из­ве­де­ний от­но­си­тель­но не­ве­ли­ко; глав­ные сре­ди них — 4 кар­ти­ны, опи­сан­ные К.

ван Ман­де­ром: «Бо­го­ма­терь с Мла­ден­цем, свя­той Ма­ри­ей-Ма­гда­ли­ной и до­на­то­ром» (1522, Ста­рая пи­на­ко­те­ка, Мюн­хен), трип­тих «Страш­ный Суд» (1526, Городской му­зей Ла­кен­хал, Лей­ден), трип­тих «По­кло­не­ние зо­ло­то­му тель­цу» (около1530, Рейк­смю­се­ум, Ам­стер­дам), трип­тих «Ис­це­ле­ние ие­ри­хон­ско­го слеп­ца» (1531, Эр­ми­таж, Санкт-Пе­тер­бург). В них пре­об­ла­да­ют ин­те­рес к бы­то­вым под­роб­но­стям и мань­е­ри­сти­че­ская сти­ли­за­ция. В не­боль­ших по фор­ма­ту про­из­ве­де­ни­ях бы­то­во­го жан­ра («Иг­ра в шах­ма­ты», около 1508-1510, Государственный му­зеи, Бер­лин) мас­тер соз­да­ёт ост­рые дра­ма­тические си­туа­ции, де­мон­ст­ри­руя раз­но­об­ра­зие че­ло­ве­че­ских ха­рак­те­ров; та­кие сце­ны при­об­ре­та­ют ал­ле­го­ри­че­ский и мо­ра­ли­зи­рую­щий ха­рак­тер. В порт­ре­тах («Ав­то­порт­рет», около 1514 года, Му­зей гер­цо­га Ан­то­на Уль­ри­ха, Бра­ун­швейг; «Муж­ской порт­рет», около 1521, Национальная га­ле­рея, Лон­дон) Лука Лейданский ис­поль­зу­ет ста­ро­ни­дер­ланд­скую схе­му по­груд­но­го изо­бра­же­ния на ней­траль­ном фо­не, од­на­ко уде­ля­ет по­вы­шен­ное вни­ма­ние энер­гич­ной леп­ке ли­ца и пси­хо­ло­гич. ин­тер­пре­та­ции мо­де­ли. К творческому на­сле­дию Луки Лейданскогооб­ра­ща­лись как ни­дер­ланд­ские (П. Брей­гель Стар­ший, Х. Голь­ци­ус, Рем­брандт), так и итальянские (Ан­д­реа дель Сар­то, Я. Пон­тор­мо) мас­те­ра.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература

  • Ни­ку­лин Н.Н. Лу­ка Лей­ден­ский. Л.; М., 1961
  • Friedländer M.J. Lucas van Ley­den. B., 1963
  • Кли­мов Р.Б. Твор­че­ст­во Лу­ки Лей­ден­ско­го и Вы­со­кое Воз­ро­ж­де­ние в Ни­дер­лан­дах // От эпо­хи Воз­ро­ж­де­ния к два­дца­то­му ве­ку. М., 1963
  • Lucas van Leyden: Grafiek / Hrsg. J. P. Filedt Kok. Amst., 1978
  • Smith E.L. The paintings of Lucas van Leyden: a new ap­praisal, with catalogue raisonné. Columbia, 1992

Статью разместил(а)

Тарасютина Евгения Валерьевна

редактор

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/luka_lieidienskii_lukas_van_lieidien_lucas_van_leyden

Гравюры ван Лейдена : Мир искусства

Март 6, 2013

Живописец и гравер Лукас ван Лейден (Лука Лейденский, 1489 или 1494–1533) был одним из самых значительных художников первой половины XVI столетия в Нидерландах. Представление о раннем периоде творчества мастера можно составить по его гравюрам, хранящимся в Эрмитаже.

Графическое наследие Лукаса ван Лейдена обширно, оно создало ему славу одного из крупнейших мастеров прошлого. Большинство его произведений составляют резцовые гравюры. При их изготовлении рисунок наносился стальным резцом (штихелем) на медные пластины.

В образованные резцом бороздки тампоном втиралась краска, а затем рисунок с медной пластины отпечатывался под прессом на бумагу. Этот способ позволял сделать большее количество оттисков.

Тематика гравюр Лукаса ван Лейдена широка и многообразна. В творческом наследии мастера гравюры на религиозные темы, восточные легенды, сцены из повседневной жизни и сюжеты из античной мифологии.

Например, гравюра «Коровница» (1510) является жанровым произведением в полном смысле этого слова. Просто, без прикрас показаны уголок двора около деревенского дома, три коровы, парень-пастух и коровница.

Крестьяне одеты в обычную для них одежду, на их неуклюжих фигурах лежит отпечаток тяжелого физического труда. Наблюдательность Лукаса ван Лейдена проявилась во всем. Он заметил такие мелочи, как дыры и бахрому на штанах пастуха, обрывок веревки на рогах коровы, не забыл передать характерные позы животных.

Но гораздо важнее не мелочи. Композиция гравюры в целом отличается ясной упорядоченностью, строгим чередованием планов, обобщенностью крупных форм.

Фигуры людей и животных обретают строгую, величавую монументальность, и в этом смысле гравюра выглядит произведением, родственным великим творениям мастеров итальянского Ренессанса. Однако итальянские художники создавали идеальные, обобщенные образы, Лукас ван Лейден обращался к конкретным явлениям.

Несомненно, возрастание самосознания нидерландского народа нашло свое выражение в его искусстве. Лукас был первым, кто отразил его. Позже многие художники пошли по этому пути: Питер Брейгель Старший в XVI веке, голландские жанристы – в XVII.

Среди гравюр Лукаса ван Лейдена должен быть упомянут знаменитый лист «Танец Магдалины» (1519), который иногда называют «Мирские радости Магдалины».

Мария Магдалина, согласно легенде, была красавицей и вела в молодости жизнь, полную удовольствий и наслаждений. Познакомившись с учением Христа, она раскаялась в грехах, стала праведницей и после смерти была вознесена на небо.

По сути дела гравюра «Танец Магдалины» представляет собою ряд искусно скомпонованных в единое целое жанровых сцен.

Танец Магдалины

В центре – Мария Магдалина, молодая элегантная голландка в модном платье, медленно движется в танце, ведомая кавалером. Флейтист и барабанщик, стоящие под деревом, играют на своих инструментах.

В стороне несколько кавалеров и дам гуляют парами или сидят, обнявшись. В нижнем левом углу мы видим даму, заботливо поддерживающую голову уснувшего спутника. Эти фигуры должны олицетворять Музыку, Пение, земную Любовь и т. д.

Читайте также:  Художник джозеф райт, картины и биография

Но они воспринимаются совсем не как условные аллегории, они очень конкретны и естественны.

На втором плане изображены замечательные по живости сцены охоты на оленя. Трубят рога, верхом на коне Магдалина преследует затравленное собаками животное.

Крохотная фигурка Магдалины, возносимая на небо четырьмя ангелами, которых с трудом можно разглядеть около вершины далекой горы, выглядит в окружении реального пейзажа несколько курьезно. По-видимому, художник относился к религиозной стороне сюжета чисто формально, мало заботясь о том, чтобы подчеркнуть ее.

По мастерству композиционного построения, легкости рисунка и совершенству графической техники этот лист принадлежит к самым замечательным произведениям Лукаса ван Лейдена.

Гравюра «Зубодер» (1523), или, как часто ее называют, «Шарлатан», посвящена распространенной в нидерландском искусстве теме осмеяния неумелых врачей-шарлатанов и глупых людей, доверяющих им.

В то время как лекарь тянет зуб у скорчившегося от боли парня, сообщница вытаскивает из кошелька пациента деньги.

Остро, смешно, почти гротескно решенные образы сближают эту гравюру с образцами народного искусства.

Зубодер

Творчество Лукаса ван Лейдена позднего периода развивалось под воздействием итальянского искусства. Художник не был в Италии, не смог познакомиться с произведениями мастеров Возрождения в оригинале. Только через нидерландских романистов – Яна Госсарта, Бернара ван Орлея и других доходили до него итальянские влияния.

Был, однако, еще один путь для знакомства художника с интересующим его предметом: гравюры итальянца Маркантонио Раймонди – популяризатора искусства Рафаэля и скульптурных памятников Рима. Но это новое увлечение имело для Лукаса ван Лейдена самые пагубные последствия.

Для его таланта не было ничего более чуждого, чем условные, отвлеченные работы Маркантонио Раймонди, под влиянием которых он безжалостно отбросил все то, что составляло прелесть его ранних гравюр, и совершенно изменил свою технику. Рисунок его стал сухим, линеарным, жестким. Гравюры лишились одухотворенности, изменилась их тематика.

Вместо занимательных, насыщенных жизнью сценок, Лукас обращается теперь к образам античной мифологии и ренессансным аллегориям, изображая холодные, манерные обнаженные человеческие фигуры («Марс и Венера», 1530).

Марс и Венера»

На общем безотрадном фоне поздней графики Лукаса ван Лейдена выделяются лишь совершенные по исполнению орнаментальные гравюры («Орнамент со сфинксом», «Орнамент с грифонами», «Орнамент с сиренами»).

Казалось бы, в творчестве мастера наступил безнадежный упадок, усугубленный физическими страданиями (он заболел в эти годы какой-то тяжелой, изнурительной болезнью).

1530-м годом датирована его последняя графическая работа.

Орнамент с грифонами

Различные типы гусель отличались друг от друга по форме и по количеству струн, а следовательно, и по своим художественным возможностям. Крыловидные гусли имели небольшое число струн, чаще всего четыре или пять,

Три Руси и культура

В XIV веке появляются названия «Великая Русь», «Малая Русь» и «Белая Русь», относившиеся к трем восточнославянским народам, выделяющимся из единой древнерусской народности,— русскому, украинскому, белорусскому. Несмотря на родственную близость

Лукреций

Лукреций соединяет в себе и мыслителя, изучающего природу, и поэта, страстно ее любящего, и его поэма не простое переложение эпикуровской прозы в стихи: даже в самых абстрактных своих частях она согрета сильным вдохновением

Новоаттическая комедия

Комедия времен Аристофана называется древней. Греческие грамматики сообщают нам глухо и о так называемой «средней» комедии, но по коротеньким отрывкам из многочисленных

Ливий Андроник

О комедиях Ливия мы почти ничего не знаем; известно, впрочем, что он написал «Хвастливого воина». Трагедии его, о которых мы знаем тоже чрезвычайно мало, в значительной степени относились к троянскому циклу

Источник: http://ourarts.ru/?p=1378

ван Лейден Лукас(Lucas van Leyden) | Студия И

Лукаса ван Лейдена, по прозвищу Лука Лейденский(1494-1533)-известный нидерландский живописец и гравер эпохи Возрождения.
Лукас ван Лейден родился 18 мая 1494 года в Лейдене в семье художника Якобса Хуге . Мальчик рано проявил интерес к живописи и отец стал его первым учителем.

Позднее в 1508 году Лукас ван Лейден поступает в мастерскую Корнелиса Энгебрехтса и начинает писать небольшие жанровые сценки («Гадалка», Париж, Лувр; «Жена Пентефрия», ок. 1510, Роттердам, музей Бойманса-ван Бёнингена; «Партия в шахматы», Берлин-Далем, музей).

Карел ван Мандер сообщает о том, что Лукас был неутомимым художником, который в детстве раздражал свою мать, так как он расходовал много свечей, рисуя долгие часы после наступления темноты. По словам ван Мандера, ещё мальчиком он общался только с другими молодыми художниками, гравёрами по стеклу и ювелирами.

Как рассказывает ван Мандер, за акварель с изображением святого Хуберта Лукас получил от некоего Йохана ван Локхорста из Лейдена (ум. в 1510 году) по 1 золотому флорину за каждые из своих 12 лет.

Одновременно с живописью, ван Лейдена начинает привлекать и гравюра, он очень рано сложился как мастер резцовой гравюры на меди: в 1508 он выполняет гравюру на меди «Мухаммед и монах», сложную по композиции, с использованием контрастов светотени, художнику тогда было всего 14 лет, однако в этой работе не обнаруживается никаких следов незрелости.Считается, что ван Лейден первым начал использовать для офортов медь вместо железа.

В 1509 году Лукас ван Лейден создает серию из 9 круглых гравюр на меди, изображающих «Страсти Христовы», в которых художник кропотливо изучает различные позы и предается психологическому анализу изображённых персонажей. Ван Лейден выполнял и гравюры на дереве.

В 1511 и 1515 годах Лукас ван Лейден выполнил иллюстрации к «Саду души» и 42 образа святых к книге «Missale ad verum cathedralis ecclesiae Traiectensis ritum», изданной Яном Северсом в Лейдене.

В 1513-1514 годах Лукас ван Лейден создал серию из 7 ксилографий («Адам и Ева», «Самсон и Далила», «Царица Савская перед Соломоном» и другие), а также выполнил гравюру на меди «Знаменосец» (1510), этим же периодом датируется и серия из 13 гравюр «Христос и апостолы». Мотивы для своих гравюр и картин, перерабатывая их, ван Лейден брал у Маркантонио Раймонди.

Лукас ван Лейден очень быстро стал первоклассным гравёром, лучшим мастером своего времени В 1514 году Лукас ван Лейден вошёл в гильдию живописцев города Лейдена. Он побывал в Антверпене в 1521 году, в то время, когда по Нидерландам путешествовал Альбрехт Дюрер.

В 1527 году Лукас совершил поездку по Голландии и Фландрии, посетив Миддельбург, место деятельности Госсарта. Побывал в Мидделбурге, ван Лейден встретился там с Мабузе. Непрерывный ряд датированных гравюр позволяет проследить за развитием Лукаса ван Лейдена как мастера графики на протяжении всей его жизни. Одним из тех, кто оказал наибольшее влияние на Лукаса, был Дюрер.

Графические произведения ван Лейдена , показывающие напряжённость творческих поисков художника , написаны им под влиянием Альбрехта Дюрера (с которым Лукас ван Лейден был знаком лично), а с конца 1520-х годов и искусства итальянского Возрождения (Маркантонио Раймонди) (гравюры на меди: «Коровница», 1510; «Танец Магдалины»,1519; «Вергилий в корзине», 1523).

Сохранилось семнадцать живописных работ Лукаса ван Лейдена, ещё двадцать семь известны из описаний Карела ван Мандера, а также по современным копиям или графическим работам Яна де Бишопа, выполненным в конце XVII века.

Подлинным шедевром Лукаса ван Лейдена является его знаменитый триптих «Страшный суд» (1526-1527, Лейден, Гор. музей), обетная картина, написанная в память о Класе Дирке ван Свитене для ц. св. Петра в Лейдене и заботливо сохраненная от всех иконоборческих потрясений XVI в. самими лейденцами, которые вскоре осознали исключительность этого алтаря.

Сцены «Рая» (на обороте — апостол Петр) и «Ада» (на обороте — апостол Павел) расположены по сторонам от центральной сцены «Страшного суда», написанную в светлых тонах и оживленную большими зонами белого света.

Немногочисленные персонажи на первом плане изображены с большим вниманием, взаимосвязь между различными группами подчеркнута противопоставлением светлых тел и темно-коричневой земли.

Лукас ван Лейден любил писать жанровые сцены (“Игра в шахматы”, около 1510, Картинная галерея, Берлин-Далем), а также замечательные по жизненной свежести портреты (автопортрет, около 1514, Музей герцога Ульриха, Брауншвейг.

Присущие искусству ван Лейдена элементы карнавальности, красочность, жизнелюбивая искренность проявились и в его позднем творчестве, когда он обращался к приемам романизма (“Исцеление иерихонского слепца”, 1531, Эрмитаж, Санкт-Петербург).

В 1522 году художник вступил в гильдию святого Луки в Антверпене, затем вернулся в Лейден, где умер в 1533 году.

Живописные работы Лукаса ван Лейдена ценятся не так высоко, как его графические работы, но он, несомненно, был одним из выдающихся нидерландских художников своего времени.Он считается одним из первых художников Нидерландов, обращавшихся к жанровой живописи.

Источник: http://www.stydiai.ru/gallery/lucas-van-leyden/

Ссылка на основную публикацию