Жиль, антуан ватто — описание картины

Антуан Ватто Жиль: Описание произведения

«Жиль» — без преувеличения самое известное произведение Антуана Ватто. Когда речь идёт о чем-то столь знаменитом, мы вправе задуматься: в чём заключена его харизма? В чём секрет притягательности?

Ватто с детства был без ума от театра (об этом можно прочесть в биографии художника).

Он сам собрал приличную коллекцию театральных костюмов, любил наряжать в них своих друзей и в таком виде рисовать их. Так на картинах возникали загадочные «гибриды», когда не понятно — реальность перед нами или театр, всё по-настоящему или понарошку, играют люди или просто живут.

Но еще больше, чем французскую комедию, чем сумасшедше популярную среди всех социальных слоёв Комеди Франсез, Ватто любил итальянский площадной театр, комедию дель арте, комедию масок.

Персонажи комедии дель арте – ветреная Коломбина, коварный Меццетен, печальный Пьеро, которого французы называют Жилем, – не однажды становились героями картин Ватто (см., например, «Итальянский театр»). Однако Жиль с нашей картины – особенный. Попробуем разобраться, почему.

Возможный ключ к пониманию картины содержится в фильме Ce que mes yeux out vu (буквальный перевод «Что видели мои глаза»).

Российских телеканал «Культура», чтобы упростить зрителям жизнь, переименовал его в «Тайну Антуана Ватто».

Французы сняли фильм в недавнем 2007-м году, что лишний раз подтверждает: Ватто остаётся для них любимейшим и в то же время одним из самых загадочных национальных художников.

Студентка-искусствовед Люси Одебер в курсовой пытается доказать факт влюблённости художника в актрису Шарлотту Демар. Но её руководитель профессор Дюссар, посвятивший всю жизнь изучению Ватто, знает, что документально подтвердить эти факты нечем.

Он пытается научить Люси видеть, что написано на полотне. Не фантазировать, не вычитывать в тысяче источников разной степени достоверности, а – видеть самой. Такова вкратце завязка сюжета. Но нам сейчас важен эпизод, где в профессорском ноутбуке герои рассматривают картину «Жиль».

— Что вы видите? – спрашивает Дюссар.

— Это «Жиль» из Лувра.- Что вы видите?- Предполагается, что здесь изображён Пьер ля Турьер, актёр Комеди Франсез.- Проще! Что вы видите?- Впечатление, что это – ряженый под Пьеро.- Уже лучше. А почему возникает такое впечатление?- Об этом мне говорят его глаза. Руки. И взгляд… Взгляд осла.- И что же вам говорит осёл?- Он тоже носит наряд. Наряд осла. В его взгляде есть такая… человечность. Но почему он так печален? Потому что его никто не слышит. Он одинок.- И чей же это взгляд, который смотрит только на вас, Люси?- Взгляд художника! Потому что осёл видит всех, а его не замечает никто.Итак, «Жиль» – это история не о персонаже комедии масок, не о самом Пьеро как таковом. Это – история об актёре, «ряженом под Пьеро» и его человеческом одиночестве вне сцены. Актёры на втором плане веселы, они улыбаются и балагурят. Жиль – одинок. Его печальное растерянное лицо как бы говорит: я не знаю, кто я вне этого костюма, вне сцены. И, видимо, оттого так безвольно опущены его руки. «Художника может обидеть каждый», как известно. Жиль и осёл у него под ногами – они так беззащитны, и поэтому так взывают к нашему сочувствию.

Марат Гельман писал: «Над этой печалью Ватто склонен скорее иронизировать, его сочувствие глубоко скрыто: изображая театр, он всегда любуется им, ведь театральные страсти – не повод для настоящих переживаний. И все же трудно забыть круглое розовое лицо, доверчиво обращенное к зрителю. Каждому чудится: только ему приоткрыл комедиант свою печаль».

Источник: https://artchive.ru/artists/61982~Antuan_Vatto/works/22468~Zhil

Антуан Ватто: жизнь и творчество художника

Жан Антуан Ватто, более известный как Антуан Ватто (фр. Jean Antoine Watteau, 10 октября 1684, Валансьен — 18 июля 1721, Ножан-сюр-Марн) — французский живописец и художник, основоположник и крупнейший мастер стиля рококо.

Содержание

Родился Антуан Ватто 10 октября 1684 года в городе Валансьене. Детство Ватто было несчастливое, отчасти из-за своего непростого характера, и в какой-то степени из-за отца. Его отец был обыкновенным плотником и не имел симпатии к художественным наклонностям сына, хотя позволил ему быть учеником городского художника Жак-Альбер Герена.

Когда Антуану исполнилось восемнадцать лет, в 1702 году, он ушел из дома и отправился в Париж, где устроился копировальщиком. Это была тяжёлая работа, за небольшую оплату, заработанных денег еле хватало на пропитание.

Биография Антуана Ватто изменила свой ход в 1703 благодаря знакомству с Клодом Жилло. Последний разглядел потенциал молодого художника и предложил ему статус ученика.

В период с 1708 по 1709 Ватто обучался у Клода Одрана. Общение с этими художниками пробудило интерес к театру и декоративному искусству.

Творчество Ватто

Большое влияние на творчество оказали произведения Рубенса, которые Антуан изучал в Люксембургском дворце. Желая попасть в Рим, Антуан Ватто решает поступить в художественную академию. В 1710 году он вернулся в Париж как творчески зрелый художник. Много своих произведений мастер посвящает военной тематике.

Не менее знаменита картина «Капризница», написанная в 1718 году. Сущность сцен картин художника раскрывается не только прямым сюжетом, а в основном тончайшей поэтичностью, которой они проникнуты.

Праздник любвиКапризницаМеццетен

Ватто был создателем своеобразного жанра, традиционно называемого «галантными празднествами».

Сущность этих сцен раскрывается не столько в их прямом сюжетном значении, сколько в тончайшей поэтичности, которой они проникнуты.

«Праздник любви» (1717), как и другие картины Ватто, содержит в себе богатую гамму эмоциональных оттенков, которым вторит лирическое звучание пейзажного фона.

В конце 1717 года Ватто заболел туберкулёзом, в те времена это был смертный приговор. Болезнь отобразилась проявлением грусти в его работах. Некоторое время он пытался сопротивляться, даже посещает Великобританию в конце 1719 году, чтобы сменить климат.

Последние дни Антуан Ватто провёл в загородном доме своего друга, он скончался от болезни 18 июля 1721 года. За свои 37 лет он оставил потомкам около двадцати тысяч картин.

Интересные факты из жизни художника

Ватто был очень популярным живописцем и жил довольно богато. Деньгами он не дорожил и не считал их.Однажды к нему заявился парикмахер и предложил новый парик — из натурального человеческого волоса.

— Какая красота! — восхитился художник. — Какая естественность! Он хотел расплатиться с парикмахером, но тот вежливо отказался от денег, сказав, что почтет за честь отдать этот парик великому живописцу, если получит хотя бы один или, может быть, парочку его эскизиков. Ватто тут же с небывалой щедростью насовал ему пачку эскизов, и, довольный сделкой, парикмахер ушел.

Но Ватто все не мог успокоиться. Ему казалось, что он надул бедного человека.

Через неделю после этого случая один друг, придя к нему в мастерскую, застал Ватто у мольберта — он начал новую картину в обход всех заказов. — Хочу отдать тому бедолаге-парикмахеру, — заявил он другу.

— Мне все кажется, что я его обманул. Другу стоило больших трудов отговорить художника от этого похвального намерения.

Библиография

  • А. Плюшар. Энциклопедический лексикон, том 9. — Типография А. Плюшара; С.-П., 1837 — с. 119 (Вато, Антонiй).

При написании этой статьи были использованы материалы таких сайтов: , ru.wikipedia.org, cocteil.blogspot.com

Антуан Ватто: картины художника

Антуан Ватто — все картины
Творчество. Свобода. Живопись.

Allpainters.ru создан людьми, искренне увлеченными миром творчества. Присоединяйтесь к нам!

Антуан Ватто: жизнь и творчество художника

Проголосуйте

Источник: http://allpainters.ru/vatto-antuan.html

Художник Жан Антуан Ватто: «о красивом

Юноша рано покинул родной город, чтобы искать счастья в Париже. Ватто не стремился к благополучию, даже признание не слишком его прельщало. Он хотел лишь работать так, как считал нужным, и полной свободы. Ватто понравилось писать актеров.

На сцене театров и ярмарочных балаганов жизнь обретала остроту, в жестах комедиантов нет ничего лишнего, спектакль — словно сгусток жизни. Живописец оставался далек от политики, но безошибочно ощущал непрочность, смутность времени, когда так многое неясно и лишь тревога и неблагополучие несомненны.

Ирония в его картинах — словно защита от беспокойства, в них больше печали, чем веселья.

Вот знаменитая картина «Равнодушный». Юноша в переливчатом, бледно-жемчужном костюме и алом плаще, замерев в грациозной неподвижности, готовится начать церемонный танец.

Краски неярки, но в них торжественность чуть печального праздника. При первом взгляде на картину и беззаботный нарядный танцор, и задумчивый пейзаж кажутся невеселыми.

Есть какая-то обездоленность в изящном кавалере, какая-то тревога в затихшем саду.

Контраст беззаботного сюжета со скрытой в красках и линиях грустью оказывается главным в картине. «В том, что пишет Ватто, нет счастливого единства: о красивом он говорит с усмешкой, о веселом — с горечью, о печальном — с улыбкой» — так говорили о нем современники.

Мир обольстительных красавиц и галантных кавалеров, что неторопливо прогуливаются меж стриженых кустарников, искусственных водопадов, кружатся в танце, ведут задумчиво-ироничные беседы, меланхолически глядят на закат, беззаботен, но и насторожен: нет ни уверенности в завтрашнем дне, ни открытой радости, ни глубокого горя, ни добра, ни зла, лишь миражи чувств, маскарад страстей.

А какие костюмы — тончайшие, какие только можно вообразить оттенки: бледно-коралловые, золотистые, серовато-зеленые, пепельно-сиреневые. Какие сады, рощи, парки, вечно светлое небо, не знающее дурной погоды, дальние просветы аллей, ясная лазурь прудов, желтоватый мрамор статуй. Казалось бы, счастье должно переполнять души персонажей Ватто, но он наделяет их собственным сомнением.

Ватто не стремился понять скрытые пружины неумолимых исторических перемен, надвигающихся событий. Художник просто видел, как далека эта мотыльковая жизнь от новой культуры, которую позже станут называть эпохой Просвещения, от плодотворного сомнения, поисков социальной справедливости. Он не был борцом, но был провидцем.

Ему интересно и легко было писать актеров. В театре кажущееся, созданное искусством оборачивалось истиной, отважные речи героев заставляли задумываться, по-новому видеть мир.

И театральная праздничность не призрачна — это карнавал, где маски правдивее самих лиц.

Таковы «Актеры французской комедии»: усталые и возбужденные лица комедиантов, фантастические костюмы, мальчик-арапчонок, «комический старичок» с длинным носом. Вот где счастливое согласие с жизнью.

Так возникает в творчестве Ватто мысль о роли искусства, высвечивающего в мире истину, скрытую намеренно или случайно. И тот же мастер («Затруднительное предложение») одним из первых подметил стремление человека к природе, которое станет воспевать и проповедовать философ Жан Жак Руссо.

Казалось бы, Ватто всегда пишет одно и то же. На первый взгляд, картины его сходны, его персонажи будто принадлежат к одному племени, ирония, веселость, костюмы, даже колорит переходят с полотна на полотно.

И пусть актеры одни и те же, путь сходны декорации и костюмы, но пьесы разные.

Вглядитесь — вы найдете в его холстах и драму, только художник застенчив, сдержан, боится слишком сильных чувств и прячется за маскарадным костюмом собственной фантазии.

Даже в ранних произведениях, когда писал усталых солдат на фоне пейзажа, их сгорбленные от тяжести бесконечных переходов фигуры, он не настаивал на слишком печальном настроении: красиво переливались тусклые тона мундиров, вечер гас в темной листве лесов. Нужен пристальный взгляд, чтобы увидеть горестную изнанку «страны Ватто», о которой сам он говорит словно бы вполголоса, надеясь на чуткость зрителей.

Это заметно, когда художник пишет человека крупным планом. Две такие картины пользуются особенной известностью — это «Савояр с сурком» и «Жиль».

Мальчик из Савойи, за гроши выступающий перед бедным людом городских окраин с сурком, голоден и нищ. И все же не одно сострадание движет кистью Ватто. Не беда, что костюм его беден.

Он готов улыбнуться над собственной невеселой участью, улыбнуться жизни — и не от избытка оптимизма, а просто потому, что не пристало человеку показывать свою печаль.

Жиль открыт для насмешки, его улыбка простодушна, но невесела. Светится его белый балахон, отливая светло-оливковыми, серебристыми, пепельно-фиолетовыми красками, создавая ощущение таинственного, неведомого и самому герою празднества.

Грустит Жиль, но ошибется тот, кто увидит образ печального паяца, играющего смешную роль.

Над этой печалью Ватто склонен иронизировать, его сочувствие глубоко скрыто: изображая театр, он любуется им, ведь театральные страсти не повод для настоящих переживаний.

В 1717 г. Ватто написал одну из очень немногих картин, рассчитанных на официальное признание. Путь к этому лежал через Королевскую академию художеств. Чтобы стать членом академии, Ватто написал необычно большую для него — почти 2 м длиной — картину «Паломничество на остров Киферу».

Ее сюжет трактуется по-разному. Главное здесь — шествие влюбленных пар, которые хотят найти на волшебном острове Кифера счастье. У берега ждет их золоченая ладья, деревья осеняют прозрачной тенью. Кажется, что это живописный рассказ всего лишь об одной влюбленной паре.

А может, это только иллюзия — ведь здесь столько разных характеров.

У Ватто не было современников, способных стать рядом с ним. Расцвет французской живописи наступил в XVIII в., уже после смерти мастера.
Как бы ни были тонки и сложны чувства персонажей, переживания самого художника были неизмеримо сложнее. Цветом, сопоставлениями линий, пятен он передавал порой непередаваемое.

В холсте «Капризница» контраст черно-лилового платья с нежной золотистой зеленью пейзажа вызывает ощущение печали, хотя сама сцена не несет в себе ничего подобного.

Читайте также:  Тарквиний и лукреция, питер пауль рубенс - описание

А в последней работе — «Вывеска лавки Жерсена» — Ватто добился невиданной ироничной и поэтичной глубины в изображении людей, любующихся картинами.

Это жизнь человеческого духа в соприкосновении с искусством — то, что по-настоящему реализовано лишь мастерами XIX в. Ватто, получивший от академии незначительное звание «мастера галантных празднеств», уже в начале XVIII столетия мыслил на век вперед.

Своим искусством он открывал людям глаза на их собственную сложность. Его холсты говорят, что в счастливые часы не стоит забывать о грусти, ибо такова жизнь, неоднозначность которой он понимал лучше других, т.к. лучше других ощущал неизбежность перемен.

Он превратил сомнение в благотворную силу познания и показал человека наедине с собственными размышлениями, оставив нам картины, не позволяющие ленивому покою завладеть душой, вселяющие желание во всем видеть потаенный, главный смысл, а значит — оставаться человеком.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/29681/

История одной картины.Антуан Ватто.Вывеска лавки Жерсена.1720г. | Волшебная сила искусства

   Антуанн Ватто(1684-1721гг)-французский живописец и рисовальщик, основоположник и крупнейший мастер стиля рококо. Он писал пейзажи, маскарады, портреты итальянских актеров, праздники в парках, заботясь больше о настроении, эмоциональном и живописном богатстве сцены, чем о скрупулёзном портретном сходстве или торжественном величии.

        Но сегодня мы поговорим только об одной его картине.В 1720 г., за год до смерти, Ватто создал большую картину, которая должна была служить вывеской антикварной лавки, — «Вывеска лавки Жерсена». (Когда её купили, то разрезали пополам. Получилось как бы две картины.) Её тема — повседневная жизнь модного магазина произведений искусства.

Вывеска лавки Жерсена.1720г.

    Произведение, предназначавшееся для рекламной вывески, воплотило глубокие размышления художника об искусстве и о себе.

    Относительно замысла Ватто высказывались разные гипотезы.Одна из них в том, что под видом вывески Ватто представил историю живописи, какой он её знал; вместе с тем это картина творческой эволюции самого живописца, ставшая его «художественным завещанием».

    Всем известно, как удалась ему эта вещь; всё было исполнено с натуры, позы были так правдивы и непринуждённы, композиция столь естественна; группы так хорошо размещены, что привлекали взор всех прохожих, и даже самые опытные живописцы приходили по несколько раз, чтобы полюбоваться вывеской.

        Написана она была за неделю, да и художник работал только по утрам; хрупкое здоровье или, лучше сказать, слабость не позволяла ему работать дольше. Это единственное произведение, несколько польстившее его самолюбию, — он откровенно признался мне в этом».

     В центре картины галантная пара: дама, изображенная со спины, едва шагнула через порог, а кавалер, представленный анфас, предлагает ей руку. Слева от них – группа служащих, занятых упаковкой картин. Справа, чуть поодаль, — группа посетителей, увлеченных рассматриванием полотен. Все стены лавки заняты картинами разного размера, повешенными вплотную друг к другу.

   Свет направлен таким образом, что правая часть интерьера освещена сильнее, чем левая. Есть основания думать, что освещение носит символический характер.

Перед нами – закат эпохи Roi-Soleil: его портрет укладывают в ящик, как в гроб, и вместе с ним уходит в прошлое искусство «большого стиля»; однако, переводя взгляд направо, мы видим утро новой эпохи, на рассвете которой выступил сам Ватто.

  Не его ли «муза» демонстрирует восхищенным молодым людям маленькую картинку, видимую нам, как в «Менинах», с оборотной стороны? И не работа ли это самого Ватто?

      Все соединилось в этой причудливой картине, где привычные границы жанров разрушены с той же царственной уверенностью, что и сама передняя стена жерсеновской лавки, – пишет Ю.М. Герман.

– Обыденный труд упаковщиков, нежность влюбленных, невзначай входящих в магазин, смешное кокетство любителей, гордых своей причастностью к профессиональным тайнам, трогательное внимание к искусству тех, кто и в самом деле способен им восхищаться.

При этом все в картине кажется настолько естественным, настолько само собою происходящим, что трудно увидеть за этой простотой безошибочный и совершенный композиционный расчет.

     Ничего случайного нет в этой работе Ватто. И даже собака на мостовой помогает уравновесить картину, поскольку правая группа глубже левой и кажется потому легче».

     Творчество Ватто справедливо связывают с началом короткой, но очень яркой эпохи рококо. «Галантные сцены» стали популярным жанром, и у мастера появилось немало последователей.

Однако даже самые даровитые из них не пошли дальше создания изящных и легкомысленных сценок; ни один не смог передать атмосферу сложной психологической игры, составляющей главную прелесть произведений Антуана Ватто.

     Близкие друзья пытались помочь безнадежно больному художнику, устроив его в прекрасном доме в окрестностях Парижа. Там он и умер 18 июля 1721 года. «Он кончил свою жизнь с кистью в руках», – написал о нем один из друзей.

Источник: http://maxpark.com/community/2962/content/1893922

Антуан Ватто: картины и биография мастера стиля рококо

Великий французский художник Жан-Антуан Ватто родился в Валансьене в простой семье. Отец его был кровельщиком и плотником, человеком весьма небогатым. Заметив, что сын одержим страстью к рисованию, он отдал его в обучение к местному живописцу и вскоре предоставил ему самому устраивать свою судьбу.

К сожалению, первый учитель Ватто оказался человеком бесталанным, уроки его немного дали мальчику. Поэтому, желая усовершенствоваться в своем искусстве, начинающий художник через несколько лет отправился в Париж. Здесь жизнь его поначалу складывалась очень сурово.

Ради куска хлеба ему пришлось стать подмастерьем одного из живописцев, продукция которых была рассчитана на нетребовательные вкусы и сбывалась для массового распространения специальным торговцам. Хозяин нещадно эксплуатировал своих молодых помощников, платя им гроши.

В их задачу входило изготовление многочисленных копий с его аляповатых произведений, и это было особенно нестерпимо для Ватто. Наконец, счастье улыбнулось ему: он познакомился с Клодом Жилло, настоящим художником, и стал его учеником. Излюбленными сюжетами Жилло были сельские празднества, театральные и галантные сцены.

Ватто также усвоил эту тематику и навсегда остался верен ей. Очевидно, она была близка художнику по духу: ведь еще в детстве он любил рисовать занятные сценки, которые наблюдал на улицах Валансьена.

Во всяком случае многие современники Ватто отмечали, что учитель и ученик были чрезвычайно похожи друг на друга по своим вкусам и склонностям, настолько похожи, что это даже привело их к разрыву. Тем не менее Ватто всегда сохранял к Жилло чувство признательности и с уважением отзывался о его произведениях.

Расставшись с Жилло, Ватто перешел в ученики к Клоду Одрану, художнику декоративных панно и замечательному мастеру орнамента. Занятия декоративными композициями с их выразительностью, основанной исключительно на ритмике и изяществе линий, на непринужденной легкости исполнения, немало дали юному художнику для сложения его самостоятельного стиля.

И впоследствии, в зрелые годы Ватто неоднократно возвращался к декоративным композициям в своих рисунках. Одран был хранителем замечательной художественной коллекции Люксембургского дворца, и Ватто таким образом получил доступ к ее сокровищам. Он был страстным поклонником старых мастеров, и посещать коллек­цию было его любимым занятием.

Особенно восхищал его Рубенс, полотна которого чаруют своей полнокровной роскошной живописью. Ощущение жизни в произведениях этого великого фламандского художника отличается пиршественным размахом и осязательной убедительностью. Для Ватто, идеалом которого в живописи была верность природе, это было особенно ценно.

К тому же по происхождению он также был фламандцем, так что Рубенс был ему вдвойне близок. К этому мастеру во многом восходят исключительные живописные качества зрелых произведений Ватто, их наполненность возду­хом и светом, безыскусная, ароматная свежесть красок, уме­ние тонко сочетать настроение персонажей с пейзажными мотивами.

А в выборе этих мотивов Ватто часто пользовался впечатлениями от чудесного парка, разбитого при Люксем­бургском дворце.

Как ни приятна для молодого художника была жизнь у Одрана, он решил расстаться с ней, ибо хотел создавать свои собственные картины. Благовидным предлогом для отъезда явилось желание побывать на родине, в Валансьене.

Здесь он написал несколько сцен из бивуачной жизни, изображающих солдат на отдыхе, и, вернувшись вскоре в Париж, принял участие в конкурсе Академии художеств. Наградой победите­лю должна была быть поездка в Рим для дальнейшего совершенствования в искусстве.

Но, увы, Ватто присудили только вторую премию. В Рим отправился художник, впослед- ' ствии ничем не отличившийся.

Все же путь к независимому положению лежал через Академию. Поэтому Ватто, будучи уже мастером, вызывав­шим восхищение знатоков, в 1712 году причисляется к ней, то есть получает право дальнейшими успехами заслужить почет­ное звание академика, а в 1718 году становится ее полноправ­ным членом.

Живя в Париже, Ватто часто переезжал с квартиры на квартиру, так как любые апартаменты вскоре начинали его тяготить. Все биографы художника единогласно отмечают, что происходило это вследствие редкого непостоянства его нрава и любви к переменам.

Точнее было бы сказать, что причиной переездов было редкое сочетание в характере Ватто предель ной деликатности и независимости.

Любой уклад жизни, быт с его неизбежными принудительными условностями и размерен­ностью нельзя было надолго примирить с той вольной, мечта­тельной поэтической праздностью, в атмосфере которой только и могли рождаться чарующие своей хрупкостью и непринуж­денностью образы мастера.

К тому же, после того как он стал академиком, досужие люди, которым лестно было общаться со знаменитостью, совсем не давали ему покоя, не оставляя времени для любимой работы. Перемена квартиры и сохране­ние в тайне нового адреса помогали хотя бы ненадолго от них отделаться.

Один из парижских адресов Ватто обладает особой важно­стью для истории искусства.

Это дом Пьера Круаза-младшего, известного финансиста и коллекционера, где художник, как некогда в Люксембургском дворце, с упоением предавался изучению произведений старых мастеров, в особенности копированию их рисунков.

На его собственное творчество это оказало самое плодотворное влияние. В области рисунка, например, он достиг таких успехов, что современники отводили ему место первого рисовальщика Франции.

В 1720 году Ватто, верный своей склонности к перемене мест, отправился в Англию, где пробыл около года. Здесь он много работал и произведения его имели большой успех. Однако пребывание в этой стране губительно сказалось на здоровье художника.

Еще до своей поездки сюда он начал страдать чахоткой, а возвратился на родину совсем больным. Теперь он поселился у одного из своих близких друзей, Эдма-Франсуа Жерсена, торговца картинами, и чувствовал себя настолько слабым, что работать мог только по утрам.

Уже через полгода он просил Жерсена подыскать ему новое жилье, но и там оставался недолго: ему казалось, что воздух провин­ции может спасти его от болезни. Друзья помогли Ватто поселиться в Ножане.

Он продолжал слабеть и начал мечтать о поездке в Валансьен, но ему было уже не суждено осуществить это намерение. Он скончался, не дожив до тридцати семи лет.

Вот как описывал Ватто один из его первых биографов и ближайший друг Жан де Жюльен: «Ватто был среднего роста и хрупкого сложения; он отличался живым проницательным умом и возвышенными чувствами, говорил мало, но хорошо, и так же писал. Он почти всегда был задумчив.

Он был горячим поклонником природы и всех живописцев, которые ее воспро­изводили, а усидчивый труд наложил на него отпечаток некоторой меланхоличности.

В обращении его чувствовалась холодность и связанность, что порою стесняло его друзей, а иной раз и его самого, и единственными его недостатками были равнодушие да еще любовь к переменам». К этому литературному портрету другие современники художника добавляют важные штрихи.

Любимым его занятием в часы досуга было чтение, и, не получив систематического образова­ния, он, однако, верно судил о литературе.

Деньги Ватто презирал настолько, что будучи едва ли не самым популярным художником своего времени считал, будто за его картины платят чересчур много и сердито возвращал то, что казалось ему излишним. Мастер не любил работать на заранее задан­ный сюжет.

Часто бывало, что работа, которой он только что был захвачен, начинала вдруг его тяготить, и он оставлял или заканчивал через силу. В таких случаях, чтобы дело шло быстрее, он сильно разбавлял краску маслом, отчего картина по прошествии немногих лет начинала сильно темнеть и портиться. Людей, которых ему случалось портретировать, Ватто любил наряжать в театральные костюмы. К себе он был бесконечно требователен и, случалось, к великому огорчению друзей, уничтожал уже законченные произведения, в которых ему чудились незаметные другим изъяны.

Отрывочные, порой противоречивые свидетельства совре­менников художника становятся весомыми и гармонично дополняющими друг друга, если обратиться к его произведени­ям.

Читайте также:  Весна, петров-водкин - описание картины

Все они лишены фабулы (не случайно Ватто не давал им названий; те, которые мы знаем ныне, придуманы позднее) и представляют собой сразу и нечто известное, и необыкновен­ное, как знакомый человек, преображенный театральным облачением.

Солдаты на привале («Бивуак», 1709, ГМИИ), бродячий артист, улыбающийся погожему дню посредине пустой улицы какого-то городка («Сурок», 1713, ГЭ), дамы и кавалеры, словно цветник, украшающие собой зелень парка или деревенского ландшафта («Пастухи», 1716, Берлин, Шар- лоттенбург; «Возвращение с Киферы», 1717, Берлин, Шарлот- тенбург)—все эти герои, отрешившиеся от своих будничных дел, преображены отдыхом, не просто бездельем, но вольным времяпрепровождением, когда звучат самые тайные, нежные и поэтические струны души. Ватто стремился запечатлеть эту утонченную музыку в неуловимых поворотах фигур и склоне­ниях голов, в мягком сиянии бесчисленного множества красоч­ных оттенков. Одного неверного шага бывало достаточно, чтобы благородный дух свободы покинул запечатленные ху­дожником образы. Поэтому его муза и была одновременно столь строга и капризна, нетерпима к принуждению и мечта­тельна, избегала обыденности, но и необычайности— все край­нее, статичное, сформировавшееся, серьезное было ей чуждо, несовместимо с ее вольной, возвышенной грацией.

Г. ГРИБКОВ

Картины Ватто

Источник: http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/1646-vatto.html

Антуан Ватто

Поездка на Киферу, или паломничество в Киферу Антуана Ватто. 1717 года.Холст, масло. Лувр, Париж, ФранцияКифера — остров, лежащий к югу от Пелопоннеса, против мыса Малея; центр культа Афродиты со знаменитым святилищем богини. С Киферы культ Афродиты распространился по всей Греции.

Поездка на Киферу Антуана Ватто. 1718-19.Холст, масло.

Государственные музеи, Замок Шарлоттенбург, Берлин, Германия Между Киферой и Критом лежит маленький остров, который ныне именуется Антикифера, а в древности носил имя Эгилия.Ватто, Жан Антуан (1684 – 1721) Картина «Поездка на Киферу» была дипломной работой Ватто, по представлению которой художник был принят в Королевскую академию живописи и ваяния. С начала XVIII в.

сюжет поездки на Киферу стал очень модным среди создателей и поклонников оперы и балета. Действие большинства картин Ватто происходит впарке, в Саду Любви. Влюбленные парочки располагаются в разных частях того места, которое Бодлер именует «игриво-пошлым раем».Любовь во французском Theather Антуана Ватто. Подробнее. 1716 года.Холст, масло.

Картинная галерея, Берлин, ГерманияЭти милые пасторальные сценки стали основной темой Ватто, определяющей его индивидуальность, но было бы некорректно рассматривать эту живопись, руководствуясь лишь современными вкусами, забывая при этом о той роли, которую играл Сад в культуре многих народов на протяжении нескольких тысячелетий.Диапазон любви Антуана Ватто. с. 1712 года. Холст, масло.

Национальная галерея, Лондон, Великобритания.Птица Нестер Антуана Ватто. 1710 года. Национальная галерея Шотландии, Эдинбург, Великобритания. «Цветы Зла» 1857 г.

Я сердцем радостно кружил вокруг снастейИ птицей в синеве носился беззаботно,Корабль медлительно качал свои полотна,Как ангел во хмелю от солнечных лучей.

Как называется, спросил я, остров мрачный?- Кифера, был ответ, известный в песнях край,Седых проказников игриво-пошлый рай,

А, впрочем, островок достаточно невзрачный.

Жан Антуан Ватто Жиль 1719

— Земля сердечных тайн и чувственных услад!Витает над тобой великолепной теньюИ в душу льет тебе любовное томленьеВенеры давних дней нетленный аромат.Зеленых миртов край, пестреющий цветами,Чей культ среди людей не будет знать конца,Где в обожании молитвенном сердца

Уносит к небесам во вздохов фимиаме

Арлекин, Пьеро и Скапена Антуана Ватто. с. 1716 года.Холст, масло. Музей изящных искусств, Мулен, Франция.

И в ворковании немолчном голубей!- Былой Киферы сад был в запустенье диком,Лишь оглашаемом порой скрипучим криком.

Но что за странный вид открылся меж камней?То не был храм в тени разросшейся дубровы,Где жрица юная, бродя среди цветов,Чтоб охладить в груди желаний пылкий зов,

Приподнимает край дрожащего покрова.

Arlecchino император на Луне Антуана Ватто. 1708 года.Холст, масло. Музей изящных искусств, Нант, Франция.(Видимо сделано по рисунку Клод Gillot)

Едва мы к берегу настолько подались, Что испугали птиц своими парусами,Как виселицы столб открылся перед намиНа небе голубом, — как черный кипарис.Повешенный был весь облеплен стаей птичьей,Терзавшей с бешенством уже раздутый труп,И каждый мерзкий клюв входил, жесток и груб,

Как долото, в нутро кровавое добычи.

Счастливый Пьеро Антуана Ватто.Холст, масло. Тиссен Collection, Лугано-Castagnola, Швейцария

Зияли дыры глаз.

От тяжести своейКишки прорвались вон и вытекли на бедра,И, сладострастием пресыщенным изодран,Исчез бесследно пол под клювом палачей.

Пониже ног его, с огнем ревнивым в злобныхГлазищах, морды вверх, кружился бестий сброд;Какой-то крупный зверь, их явный верховод,

Казался палачом в кругу своих подсобных.

Туалет Антуана Ватто. с. 1717 года. Холст, масло. Wallace Collection, Лондон, Великобритания.

Дитя земли, где всё привольно жить могло б,Безропотно сносил ты муки униженийВо искупленье всех неправедных раденийИ злодеяний, путь тебе закрывших в гроб.

Мертвец-посмешище, товарищ по страданью!Когда увидел я твой вспоротый живот,Волной блевотины мне захлестнула рот

Вся скопленная желчь — мои воспоминанья.

Пикник Антуана Ватто 1710

Бедняга, пред тобой, мне вечно дорогим,Меня терзали вновь для вящего примераИ клювы воронья, и челюсти пантеры,то прежде тешились мучением моим.- Ласкали небеса, сияло гладью море;Но видел я вокруг лишь мрак да крови ток,И, словно саваном, мне сердце обволок,

Венера, страшный смысл представших аллегорий.

Юпитер и Антиопа Антуана Ватто. с. 1715 года. Холст, масло. Лувр, Париж, Франция.

Столб виселицы там, где всё — в твоем цвету,Столб символический… мое изображенье…- О, боже! дай мне сил глядеть без омерзенья

На сердца моего и плоти наготу!

Перевод: И. ЛихачевОбезьяна скульптор. c.1710.

Холст, масло. Музей изящных искусств, Орлеан, Франция

Источник: https://ngasanova.livejournal.com/587085.html

Тайна Антуана Ватто / Ce que mes yeux ont vu / What My Eyes Have Seen / The Vanishing Point (2007)

«Тайна Антуана Ватто» — заманчиво-детективное название. А в оригинале картина называется «Что видели мои глаза» — вполне логично для фильма, в основе которого – искусствоведческое расследование; здесь особенно важно — внимательно смотреть.

Люси Одибер (потрясающая Сильви Тестю/ Sylvie Testud) изучает историю искусств и подрабатывает в полиграфическом магазине.

Предмет её исследований — картины французского художника Антуана Ватто (1684-1721), а именно – личность таинственной женщины, которую на своих полотнах он изображал неустанно и всегда — спиной к зрителю…

Люси одержима этой загадкой: кто она? Какова её роль в судьбе художника? Люси – странноватая и одинокая девушка. Её внимание привлек неуклюжий, но симпатичный молодой человек, работающий «живой статуей» на маленькой площади под окнами конторы Люси.

Ежедневно он замирает и часами стоит неподвижно, омываемый потоками прохожих, шумными подростками на роликовых коньках, гудками машин и обрывками разговоров…

Мать Люси (Кристиан Милле/Christiane Millet, «На чужой вкус») – актриса в «Камеди Франсе» (это могло отчасти подтолкнуть Люси в её изысканиях, ведь жизнь Ватто была тесно связана с этим театром). Люси приходит к ней во время спектакля – просит денег.

Несколькими репликами очерчены отношения матери и дочери – это совершенно разные люди, между которыми царит привычное непонимание; дочь обвиняет мать; любила отца – но он умер…
Мать: Опять нет денег? Выкручивайся сама. Продай что-нибудь… Часы…
Люси: Папины?! Я пошла…

На одном из занятий по искусству Люси выступает с докладом:

«С 1709 по 1712 о Ватто известно не так много. Он стал почти знаменит, но остаётся странным и переменчивым… В этот период он делает множество набросков с натуры. Одна из женщин чаще всего показана со спины. Она вдохновила Ватто на множество картин. До сих пор никто не выяснил, кто же это – актриса или служанка? Неизвестно…

Ватто мог рисовать её с лесов в «Камеди Франсез». На некоторых картинах всё внимание сосредоточено на женщине — всё сходится к ней, строится вокруг нее.
Возможно, это она изображена на картине «Юпитер и Антиопа», — откровенно эротической, которую Ватто завещал сжечь после своей смерти».Пожилой профессор Жан Дюссар (Жан-Пьер Мариель/Jean-Pierre Marielle) высмеивает студентку: Подтвердить ваши соображения могли бы тетради Ватто, а они на 90% утрачены. Так что всё это – только ваши домыслы…
Однако по окончании занятий профессор останавливает Люси и приглашает к себе домой: «Обсудим не торопясь».

…У него в квартире Люси замечает записку: «Обед в микроволновке, вернусь в пятницу, Изабель»…

Безусловно мурашки-вызывающий эпизод – где Дюссар с Люси разбирает картину Ватто «Жиль» («Пьеро»). Хотя странно – умная студентка института искусств, работающая над творчеством Ватто, должна сама уметь видеть и не нуждаться в подобном «плотном руководстве».

Дюссар: Что вы видите?

Люси: «Жиль», из Лувра…
Дюссар: А проще?
Люси: Считается что речь идет о Пьере Ла Торильере, актёре «Камеди Франсез».
Дюссар: Нет, не то. Чтó вы видите? Самое простое.
Люси: Вижу стоящего передо мной Пьеро.
Дюссар: Еще?
Люси: Впечатление что это – ряженый под Пьеро.
Дюссар: Откуда это впечатление?
Люси: Об этом говорят его глаза.
Дюссар: Еще?
Люси: Руки.
Дюссар: А еще?
Люси: Глаз.
Дюссар: Чей глаз?
Люси: Глаз осла. На нем тоже костюм. Костюм осла.
Дюссар: Почему?
Люси: Потому что в этом взгляде есть такая… человечность.
Дюссар: Человечность – уже ближе.
Люси: Но почему он так печален?
Дюссар: Это вы мне скажúте.
Люси: Потому что его никто не слышит. Он одинок.
Дюссар: Чей же это взгляд который смотрит только на вас, Люси?
Люси: Взгляд художника. Потому что осел видит всё, а его не видит никто.Тут же проводится параллель – Венсан (Джеймс Тьерре/James Thiérrée, внук Чарли Чаплина и правнук Юджина О'Нила), тот самый уличный мим-скульптура. Он видит всё, хотя ничего не говорит; а на него никто не обращает внимания, его словно нет. Венсан воплощает собой и печальноглазого осла с картины, и Пьеро – те же безвольно опущенные руки, тот же грустный понимающий взгляд.

Люси подходит к Венсану в кафе: Я вас знаю? Вы ведь мим?

На зрителей сыплются потоком звуки — стук ложек, приглушенные голоса, разбитое блюдце – подчеркивая безмолвие этого странного диалога…

Венсан показывает Люси Бьевр – реку, которая незримо протекает под Парижем – еще в 1910 её русло было отведено в канализационную систему на левом берегу Сены.

Подруга Люси, Гаранс (Агата Дрон/Agathe Dronne) ехидно комментирует: Глухонемой, работает уличной статуей? Такое может случиться только с тобой!.. Он тебе показал удостоверение глухого?

Люси вскипела: А у тебя есть удостоверение дуры?Гаранс реставратор. Люси следит, как она убирает с картины слой краски — когда-то было замазано изображение ребенка, теперь оно медленно проявляется…
Люси: А почему убрали ребенка?
Гаранс: Незаконный, что ли… или псих… гомосексуалист или инвалид…
Люси: Он похож на призрака…
Гаранс: Его замазали. Бывают стёртые, заклеенные, переписанные…

Руководитель Гаранс удивляется Люси: «Вы изучаете Ватто с Дюссаром? До XVIII века лучше него никого нет! Можете довериться с закрытыми глазами».

Но Люси не хочет закрывать глаза — она с новым жаром бросается на поиски, и в архивных записях о «Камеди Франсез» обнаруживает имя Шарлотты де Мар – «женщина с султанчиком»… Однако Дюссар устало охлаждает её пыл: «Я искал по всей Европе тетради Ватто, залез в долги – и ничего»…

Он оказывается автором книги «Театр в творчестве Ватто», написанной еще в 1981, где есть целая глава, посвященная этой актрисе.

Но Люси упряма, внимательна и умна.

Она устанавливает связь между Ватто и другим современным ему живописцем, Жилем-Мари Оппенором (Gilles-Marie Oppenord, 1672 — 1742 — Оппенор действительно существовал и был знаком с Ватто).

Найдя бывший дом друга и покровителя Ватто Пьера Крозе, Люси видит портик, под которым любил посиживать художник со своим другом…

Режиссер называет свою работу фильмом о призраках, где переплетаются вымысел и реальность.

Несмотря на то, что в конце фильма зрителям сообщают, что история придумана по мотивам биографии Ватто, многие факты в нем имеют историческое подтверждение.

Актриса Шарлотта де Мар, арка Оппенора в саду, где любил прогуливаться Ватто — это не режиссерская выдумка.

Лоран де Бартийя (Laurent de Bartillat), из интервью:
«Я соединил в фильме всё то, что мне известно о живописи, и постарался создать на основе этого свою историю. На самом деле неизвестно, какие отношения связывали Шарлотту и Ватто. Вообще, об этом художнике многое неизвестно. 90 % его картин и набросков утеряны. Тайна, которая его окружает, — именно это меня привлекло.Очень интересна история воссоздания картины Ватто, которую находит Люси. Я обратился к существующим эскизам художника. Собрал разных персонажей, которые когда-либо появлялись на его полотнах и разместил их по своему усмотрению. Картину создали с помощью компьютерной графики. А потом я показал её мировому специалисту по творчеству Ватто. Он одобрил и сказал, что такая картина вполне могла существовать».Люси: «Ватто любил Шарлотту де Мар. Он снял мастерскую с видом на ложи театра. Начал с театральных сценок, чтобы польстить ей… Наверное, вышло плохо. Возможно, он задумал сжечь картину, но в итоге грубо замазал поверх и подписал другим именем – Оппенор. Лицо Шарлотты исчезло, как исчезли тетради с рисунками – а с ними все следы любви художника. Она превратилась в «женщину со спины»…

Читайте также:  Красавица, кустодиев, 1915

Никаких костюмированных экскурсов в историю жизни художника. Ничего банального и предсказуемого. Мало слов и много живописи. Поразительной красоты и грусти фильм, с тревожно переливающейся музыкой, красивыми и печальными кадрами, с разъедающей и безжалостной властью времени, с легчайшей нитью детективной истории. О Ватто известно очень мало, и славной трогательной девушке сопереживаешь в её изысканиях. Так романтично – найти неведомую модель художника почти через 300 лет после его (и её) смерти…Антуан Ватто, его жизнь – неведомая, как река, незримо протекающая под городом, скованная трубой… Жиль-Пьеро умирает, унося с собой свою тайну, оставляя загадки и картины. Для своего дебютного художественного фильма Лоран де Бартийя выбрал необычную тему – вроде бы детектив, но из жизни давно умершего художника. Понятно, что здесь не может быть «экшена» и погонь. Исследователь погружена в архивные документы и старинные карты Парижа; её комната сплошь покрыта вырезками – репродукции картин Ватто, статьи, пометки… Люси буквально пропитана изучаемой эпохой, в которую с головой нырнула – она видит уже не картины, а живых людей, сокрытых за ними.Что скрывает профессор Дюссар, почему так внимательно присматривается к подопечной? Чем грозит соперничество двух исследователей? А главное – что же такое удалось почуять Люси, и сможет ли она облечь свои интуитивные прозрения о судьбе Ватто – в вещественную, доказательную форму? Взорвет ли мир её открытие?
Всё это не суть важно, хотя авторам удается сохранить определенное напряжение. Фильм погружает в меланхолично-тревожную атмосферу и даёт толчок познакомиться с жизнью и работами Ватто поближе (будучи невежественна в живописи, я с удовольствием это сделала). Режиссер и со-автор сценария фильма Лоран де Бартийя родился в 1963 году. Он изучал историю искусств в Сорбонне. Неудивительны поэтому ни тема фильма, ни трепетное отношение автора к своим персонажам, главный из которых – Антуан Ватто. Множество параллелей и аллюзий; атмосфера старинных картин и уголки современного Парижа (поразительно сохранившиеся за 300 лет); даже положение тела спящей Люси – сквозь изображение словно проступает одна из женщин с картин Ватто…

Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/

см. также: Жан Антуан Ватто

Источник: http://cinemotions.blogspot.com/2009/06/ce-que-mes-yeux-ont-vu-what-my-eyes.html

Четыре картины Антуана Ватто

Среди множества картин и рисунков Антуана Ватто (французский живописец, 1684–1721 гг.) есть несколько картин, как бы образующих серию. Это «Любовная гамма», «Полная гармония», «Затруднительное предложение» и «Remedy». На этих картинах от пяти до восьми персонажей. Где-то явно обозначены пары, где-то пара только намечается…

Антуан Ватто. Затруднительное предложение

Кто эти люди? Бесспорно, что это не простолюдины, об этом говорит их одежда. У них есть гитары, флейта, ноты. Скорее всего, это музыканты, которые вышли на природу, совмещая приятное с полезным: свежий воздух и репетиции. И взяли с собой ребенка.

Это не бродячие музыканты – они не выглядят нищими попрошайками, это обслуга какого-то вельможи (граф, герцог, барон), чьи владения совсем недалеко (место действия, скорее всего, в парке около замка или усадьбы, на одной из картин изображен бюст античного вида). Живут они, вероятно, в домах, принадлежащих их хозяину. У них нет широкого круга общения. То есть эта компания волей обстоятельств варится в собственном соку.

Сюжеты картин наводят на мысль, что преимущественно это люди неженатые. Неженатые либо в силу нежелания хозяина, либо в силу личных причин (нет достатка, чтобы содержать семью). Этим людям приходится искать удовольствия в тесном кругу. Иногда эти знакомства кончаются брачным союзом, а иногда…

Две картины – почти идиллические: на переднем плане музыканты, на заднем – удаляющаяся в неизвестном направлении пара в обнимку или под ручку. А в «Затруднительном предложении» ситуация несколько иная.

На переднем плане – полуразвалившийся (в смысле позы) наблюдатель событий, перед ним – две музицирующие дамы. И справа – кавалер и дама. Он протягивает ей руку, а она как бы с возмущением от нее (от руки) отказывается. Как будто ей пытаются подсунуть змею.

На самом деле это предложение не может быть чем-то абсолютно неприемлемым (иначе зачем бы этой даме такая компания).

Но то ли она не в настроении, то ли слова, сопровождающие жест, не были достаточно убедительны и обходительны (что-то вроде «Осмотрел. Нравишься. Люблю. Пошли!»). А вот факт, который запечатлел художник, – отказ.

Да еще какой: «Этого не будет никогда!» И жест у дамы достаточно красноречивый: она приподняла юбку, собираясь уйти.

А как же художник обо всем этом узнал? Может быть, он был участником таких вылазок? Может быть, именно он сидит к нам спиной и наблюдает за происходящим? Может быть, и он был в таком положении?

Может быть, что все это не так. Может быть, что художник писал свои полотна в полном соответствии с текстами, которыми сопровождаются его картины в Интернете.

«Картина художника Антуана Ватто «Затруднительное предложение» – поэтический рассказ о тихой беседе на лоне природы и внезапном прерывании отношений, без какого-либо театрального пафоса и возвышенных страстей…» (Автор неизвестен).

«Совершенство формы сочетается в ней с мимолетным, зыбким настроением легкой грусти, и, как бывает всегда у Ватто, идеальная, абсолютная гармония, уравновешенность всех частей композиции передаются пластикой, поворотами, жестами фигур… Чувство одиночества и грусти, меланхолия, привлекающие в картинах Ватто, связаны с формальным приемом «взвешивания» фигур». (Автор неизвестен).

«Глядя на эту картину, возникает ощущение, будто ничего особенного здесь не происходит: нарядное общество праздно проводит время на открытом воздухе… Ландшафт раскинулся широко, небо наполнено пенистыми облаками, в них переливаются лучи заката – здесь все легко, светло и прозрачно. Игра одной из дам на гитаре словно наполняет картину тихо звучащей музыкой». (Автор неизвестен).

««Затруднительное предложение» – в своем роде произведение совершенное… Прежде всего, это красивая картина. Она радует душу и глаз. Радует всем – и больше всего своей гармоничностью, гармоничностью композиции, цвета, движения и совокупностью всех этих факторов. В ней все как будто легко и светло, как крылья бабочки.

В своих картинах – и «Затруднительное предложение» блестящий тому пример – он сумел остановить мимолетность порыва, остановить мгновение. Все эти частности в своей совокупности открыли новый мир чувств, обогатили представление о человеке и в конечном счете создали его новый духовный образ». (Художник Татьяна Никулина).

После прочтения этих комментариев хочется повесить на стенку портрет Антуана Ватто и молиться на него, как на святого. Думаю, что искусствоведы не написали бы такое, если бы видели его рисунок под названием «Средство» («Remedy»).

Молодая женщина лежит на кровати или на чем-то подобном, а позади другая женщина (возможно, служанка) подносит к ней нечто похожее на шприц. То ли это клизма, то ли спринцовка. А ее правая рука уже готова открыть входное отверстие! Но самое интересное, что каким-то фоном проявляются два мужских лица.

И вот тут появляется рой мыслей (это чисто женский взгляд на картинку): молодуха мучается вопросом, от кого она могла бы забеременеть, если еще не беременна. И есть решение: избавиться от сомнений вот таким вот путем.

Так что картинку надо было бы наименовать: «Прочь все сомнения!». А искусствоведам взять на заметку, что художник не был ангелом, что он изображал жизнь не только как пасторали, но и со скрытыми за внешней куртуазностью приятностями и неприятностями.

P.S. За рамками картины остался вопрос: где художник это видел?

Галерея    

Антуан Ватто. Любовная гамма

Антуан Ватто. Полная гармония

Антуан Ватто. Затруднительное предложение

   Антуан Ватто. Remedy

Антуан Ватто. Remedy

      Борис Рохленко

                      

Источник: https://subscribe.ru/group/chelovek-priroda-vselennaya/4450779/

Антуан Ватто

Мастера изобразительного искусства

Время от времени являются миру люди, которым суждено стать приметой эпохи, символом определенного культурного направления. Таким знаковым художником в XVIII стал Антуан Ватто

Родился он 10 октября 1684 года в Валансьене.

Отец его был потомственным работягой — кровельщиком, скупым, черствым и грубым. С большим трудом ему удалось выбиться в подрядчики и своим, таким трудом давшимся, достатком он очень дорожил. Своего второго из четверых сына Антуана он еще ребенком отдал на обучение малоизвестному живописцу.

Мальчик оказался на редкость способным и учился с огромным удовольствием. Но через несколько лет отец, решив, что сын уже достаточно выучен, пора уж и самому зарабатывать, перестал платить за его обучение.

Но к тому времени Антуан действительно уже не нуждался в уроках своего учителя, потому что превзошел его мастерством.

Но понимая, что впереди у него еще далекий путь познания, Антуан тайком уходит пешком в Париж к художнику-декоратору Метейе, с которым познакомился в Валансьене.

Некоторое время от помогает в работе над декорациями, но затем Метейе теряет работу и уезжает из Парижа. Вынужден искать работу и Антуан. В поисках заработка он устраивается в мастерскую по изготовлению копий с картин.

И здесь зарабатывает на жизнь, а в редкие свободные минуты рисует с натуры.

Эта работа сыграла в его жизни очень важную роль. Им заинтересовались известные парижские коллекционеры отец и сын Мариэтты. В их галерее Антуан Ватто оттачивал свое мастерство, копируя работы великих мастеров Возрождения и Барокко. Мариэтты познакомили Ватто с известным мастером, художником и декоратором Клодом Жилло.

Этот мастер был связан с театром всем своим творчеством. Кроме блестящих театральных декораций он создавал небольшие картины на сюжеты из традиционных итальянских комедий — практически рекламы театральных постановок. Необыкновенно изящные, они быстро вошли в моду.

К началу ХVIII резко изменились культурные потребности. Упоение силой, мощью, плотью, пришедшее с Ренессансом и расцветшее в культуре барокко, за прошедший XVII век набило оскомину.

Событие уступило место процессу, аппетит к материальному — потребность в душевном отклике.

А условность классического антуража была с иронической улыбкой вытеснена акцентированной театральностью и декоративностью.

Именно в это время входят в моду очаровательные пастушки с неизменной флейтой и кокетливой улыбкой. Этот изящный, вычурный, капризный стиль получил название «рококо» — «раковина», в честь излюбленного орнамента этой эпохи.

Отдал дань этому стилю и Антуан Ватто. Посмотрите, на разворот фигур в виде латинской S. И неважно, что в такой позе затруднительно играть на музыкальном инструменте и даже целоваться не так уж просто! Герои картины не музицируют и не целуются— они играют музыкантов и влюбленных. Все вокруг театральные подмостки.

А вот самая знаменитая из картин Ватто «Жиль». На театральной сцене извечный мученик итальянской комедии Пьеро. Тот самый, кому достаются извечные пощечины и подзатыльники. Вглядитесь в лицо. Перед нами обратный процесс.

Условная маска вдруг превращается в человека, на которого сыплются незаслуженные обиды со всех сторон. И он безропотно ждет очередного удара и смотрит перед собой кротко и мудро. А где-то у ног его деловито копошатся все удачливые герои: арлекины, коломбины, бригеллы. Они под надежной защитой кулис.

Лишь Пьеро стоит во весь рост, как кроткий воин перед вражеской амбразурой.

Сколько тонкого юмора в его картинах! Он не бьет в глаза, он как бы рассеян в пространстве. Но чуть вглядеться — и везде проступает эта двойная игра. Везде условное вдруг обретает плоть и кровь и начинает по-человечески тревожить и умилять.

В 1717 году было написано программное произведение «Паломничество на остров Киферу». Этой картине было суждено стать знаменем художественного направления сентиментализма. Что за остров такой? Это остров Венеры, остров любви. Наш русский поэт XVIII Василий Тредиаковский так и назвал свою поэму, навеянную этой картиной: «Езда на остров любви»

Эта картина наконец сделала Антуана Ватто членом французской Академии живописи и самым востребованным живописцем в жанре модных «галантных сцен».

Он прожил совсем недолго, 43 года. Напряженная работа подкосила его здоровье. Странно даже представить, что такое огромное количество театральных работ, жанровых картин, портретов выполнено им всего лишь за 10-15 лет.

Но то, что сделал он в с истории искусства, трудно переоценить. Впервые в поле зрения оказывается не сюжет, не груда мышц, не переливы тканей и драгоценных камней, а человеческая душа.

Это открыло путь сентименталистам в литературе и предвосхитило откровения ХIX века.

Продолжение цикла: Неистовый Алессандро Маньяско

Источник: http://olgaveiga.ru/antuan_vatto/

Ссылка на основную публикацию