Давид с головой голиафа, бернардо строцци

Картина «Давид с головой Голиафа». 1610 год

Эта история известна, как Давид и Голиаф.Началась она с того, что Бог приказал Самуилу помазать нового царя — одного из семерых сыновей некоего Иессея Вифлиемлянина. Самуил взял рог с елеем и отправился в город Вифлием.

Увидев старшего сына Иессея, Самуил решил, что это и есть избранник Божий, но Бог сказал: «Не смотри на вид его и на высоту роста его; Я отринул его; Я смотрю не так, как смотрит человек; ибо человек смотрит на лицо, а Господь смотрит на сердце».

Так же были отвергнуты еще пятеро сыновей Иессея, и лишь когда привели самого младшего, Давида, Господь сказал: «Встань, помажь его, ибо это он».

Помазание нового царя некоторое время сохранялось в тайне, и над Израилем по-прежнему царствовал Саул. Лишившись поддержки Самуила, чувствуя, что отвергнут Богом, Саул впал в жестокую меланхолию, «возмущал его злой дух».

В то время верили в целительную силу музыки, и царедворцы Саула стали искать искусного музыканта. Случилось так, что их выбор пал на Давида, славившегося своим умением играть на арфе. Давида доставили в царский дворец, и с тех пор, когда Саула начинала терзать тоска, «Давид, взяв гусли, играл, — и отраднее и лучше становилось Саулу, и злой дух отступал от него».

В это время возобновилась война с филистимлянами. Саул во главе войска отправился сражаться, а Давид, будучи еще слишком юным, чтобы воевать, вернулся к своему отцу. «И стали филистимляне на горе с одной стороны, а израильтяне на горе с другой стороны, а между ними была долина».

Из рядов филистимлян выступил могучий боец, великан Голиаф, и крикнул израильтянам: «Выберите у себя человека, и пусть сойдет ко мне. Если он может сразиться со мною и убьет меня, то мы будем вашими рабами; если же я одолею его и убью его, то вы будете нашими рабами и будете служить нам!»

Услышав вызов великана, израильтяне «очень испугались и ужаснулись». Царь Саул пообещал богатую награду и свою дочь в жены тому, кто сразится с Голиафом, но никто не решился вступить в единоборство. Никто не мог тогда предположить, что в поединке должны сойтись два неравных противника — Давид и Голиаф, молодой пастух и опытный воин трехметрового роста.

В израильском войске находились старшие братья Давида. Однажды отец сказал ему: «Возьми для братьев своих ефу (мера сыпучих тел — около 52 литров) сушеных фруктов и десять этих хлебов и отнеси поскорее в стан к твоим братьям». Давид взял ношу и отправился в расположение израильских войск.

Он повидался с братьями, передал им отцовские гостинцы, а братья рассказали ему о вызове Голиафа. Давид пошел к Саулу и сказал: «Раб твой пойдет и сразится с этим филистимлянином».

Саул стал отговаривать Давида от безрассудного намерения, но юноша сказал, что когда он пас стада своего отца, то не раз защищал овец от львов и медведей, и что Господь, помогавший ему побеждать хищных зверей, поможет победить и Голиафа.

Давиду принесли оружие и доспехи, но они оказались слишком тяжелыми для него. Давид сказал: «Я не могу ходить в этом; я не привык». Он взял пастушеский посох, пращу и пять гладких камней, которые подобрал на дне ручья, и вышел на бой с ужасным великаном.

Когда Давид и Голиаф оказались друг против друга, филистимлянин встретил юношу пренебрежительной фразой: «Что ты идешь на меня с палкой и с камнями? Разве я собака?»

Давид же отвечал: «Ты идешь против меня с мечом, копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа». Он вложил в пращу камень — и метнул прямо в лоб великану. Оглушенный молниеносным ударом великан упал, а Давид быстро подбежал к нему и его же мечом отсек Голиафу голову. Видя поражение своего силача, филистимляне обратились в бегство.

Победа над Голиафом прославила Давида на всю страну. Саул, несмотря на молодость Давида, назначил его военачальником и выдал за него замуж свою дочь Мелхолу. Давид одержал много военных побед, и вскоре его слава затмила славу самого Саула. В народе говорили: «Саул победил тысячи, а Давид — десятки тысяч».

Давид и Саул

Саул начал завидовать Давиду и постепенно возненавидел его. Кроме того, до Саула стали доходить слухи, что пророк Самуил тайно помазал Давида на царство. Оскорбленная гордость, страх и подозрения довели Саула почти до безумия. «Напал злой дух от Бога на Саула, и он бесновался в доме своем».

Однажды Давид, как в прежние времена, пришел к Саулу, чтобы поиграть ему на арфе, но Саул метнул в Давида копье, от которого тот едва успел увернуться. Вскоре Саул отправил Давида в опасный поход против филистимлян, надеясь, что тот погибнет.

Но Давид вернулся с победой, еще больше упрочившей его славу. Тогда Саул решил подослать к Давиду убийц. Об этом стало известно сыну Саула, Ионафану.

Рискуя навлечь на себя гнев отца, он предупредил о грозящей опасности свою сестру Мелхолу, жену Давида.

Мелхола сказала Давиду: «Если ты не спасешь души твоей в эту ночь, то завтра будешь убит». Давид бежал через окно, а Мелхола уложила в постель куклу, прикрыв ее одеждой Давида.

Когда утром слуги Саула пришли за Давидом, Мелхола сказала, что ее муж болен и не может встать с постели. Слуги доложили об этом Саулу, и тот приказал: «Принесите его ко мне на постели, чтобы убить его». Обман раскрылся, и Мелхола едва избегла наказания, заверив отца, что Давид угрозами вынудил ее помочь ему.

Ионафан попытался поговорить с отцом, взывая к чувству справедливости: «Да не грешит царь против раба своего Давида, ибо он ничем не согрешил против тебя, и дела его весьма полезны для тебя».

Но Саул не желал слушать разумных доводов и лишь разгневался на Ионафана: «Сын негодный и непокорный! Разве я не знаю, что ты подружился с сыном Иесеевым на срам себе?» — и приказал снарядить погоню за Давидом.

Давид ожидал Ионафана в условленном месте. Ионафан, опередив погоню, посоветовал Давиду бежать подальше от Саула и найти себе надежное убежище. Друзья обнялись со слезами, «и встал Давид и пошел, а Ионафан возвратился в город».

Давид поселился в горах. Вскоре «собрались к нему все притесненные и все должники, и все огорченные душою, и сделался он начальником над ними; и было с ним около четырехсот человек». Узнав об этом, Саул начал с Давидом настоящую войну. Он «взял три тысячи отборных мужей из всего Израиля, и пошел искать Давида и людей его по горам, где живут серны». Но Давид был неуловим.

Однажды Саул зашел «для нужды» в темную пещеру. Как раз в этой пещере скрывался Давид со своими людьми. Разбойники хотели убить царя, но Давид удержал их, сказав: «Да не попустит мне Господь сделать это господину моему, помазаннику Господню». При этом он незаметно отрезал край плаща Саула.

Когда Саул покинул пещеру, Давид закричал ему вслед: «Господин мой, царь! Посмотри на край одежды твоей в руке моей; я отрезал край одежды твоей, а тебя не убил.

Узнай и убедись, что нет в руке моей зла, ни коварства, и я не согрешил против тебя, а ты ищешь души моей, чтобы отнять ее». Саул оценил великодушие Давида и сказал: «Ты правее меня, ибо ты воздал мне добром, а я воздавал тебе злом».

Но преследований не прекратил.
http://objective-news.ru/2010-02-24-14-56-52/

Источник: https://alindomik.livejournal.com/5715752.html

Строцци БернардоКартины и биография

Строцци Бернардо (Strozzi Bernardo) (1581–1644)
Итальянский живописец эпохи барокко.

Известен по прозвищам Каппуччино (Cappuccino), а также Священник из Генуи (Прете Дженовезе) (Prete Genovese).

Учился в Генуе в мастерской малоизвестного художника Сорри, под воздействием творчества Питера Пауля Рубенса Бернардо Строцци приобщился к живописи барокко, в дальнейшем испытал влияние Караваджо.

Старая кокетка, 1615

ГМИИ, Москва

Женщина с гамбой, 1635

Картинная галерея, Дрезден

В 1597 году Строцци вступил в орден капуцинов, примерно в 1610 году стал священником. В Генуе Бернардо познакомился с Симоном Вуэ и Орацио Джентилески, последователями Караваджо, что не преминуло сказаться на его манере живописи, как и знакомство с произведениями Рубенса, ван Дейка, работавшими в Генуе и оставившими там много своих картин.

Строцци писал монументальные, в духе Караваджо, жанровые сцены, трактованные в бытовом плане религиозные композиции (“Исцеление Товита”, около 1635, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург).

Лучшие произведения Строцци (“Дудочник”, “Кухарка” – оба в Галерее Палаццо Россо, Генуя) отличаются свободной манерой письма, демократизмом, а иногда и остротой образов (“Старая кокетка”, Государственный музей изобразительных искусств, Москва).

Аллегория искусств, 1640

Эрмитаж, Санкт-Петербург

Кухарка, 1625

Палаццо Россо, Генуя

В 1631 году Бернардо Строцци, разочаровавшись в монашеской жизни, бежал из монастыря в Венецию.

В Венецию он приехал уже сложившимся мастером, хотя споры о том, когда сложился его индивидуальный стиль: в конце 1620–х годов в Генуе или в 1630–е годы в Венеции, ведутся до сих пор.

Проживая в Венеции, Строцци был вынужден опасаться преследования монастырских властей, стремившихся вернуть его в лоно церкви.

В Венеции он познакомился с живописными приемами местных мастеров, оценил живопись Доменико Фетти, Веронезе, Лисса.

В произведениях Бернардо Строцци венецианского периода ощущается более светлый колорит, они написаны с большим изяществом, легким подвижным мазков (“Святой Лаврентий раздает церковные сокровища беднякам” – церковь Сан Никколо деи Толентини, Венеция; “Ревекка и Елиазар”, Дрезден, Картинная Галерея).

В поздний период творчества Бернардо Строцци появляются полотна, свидетельствующие не только о возросшем живописном мастерстве, но и об интересе к более тонкой психологической мотивации образов (“Динарий кесаря”, Мюнхен, Старая пинакотека; “Проповедь Крестителя”, Вена, Художественно-исторический музей).

В поздний период художник обратился к портрету.

Звучный колорит в полотнах “Альвизе Гримани” (Вашингтон, Национальная галерея), “Портрет молодого человека” (Венеция, частное собрание), “Мальтийский рыцарь” (Милан, Пинакотека Брера) соответствует эмоциональному складу изображенных моделей, придает образам в этих парадных портретах в стиле Ван Дейка черты большей интимности. Бернардо Строцци был одним из талантливых мастеров 17 столетия, живопись художника оказала большое влияние на мастеров Венеции последующего времени.

Источник: http://smallbay.ru/artitaly/strozzi.html

Бернардо Строцци «Старая кокетка»

После знакомства с шедеврами итальянской живописи XV-XVI веков (первый этаж), можно продолжить экскурсию на втором этаже музея, в зале № 18.

Бернардо Строцци. «Аллегория бренности (Старая кокетка)» была написана после 1630 года, в двух вариантах. Один из них представлен в ГМИИ, другой – в одной из итальянских галерей.

 В XVII веке художников впервые заинтересовала тема необратимости времени.  На полотне изображена дама, прожившая долгую жизнь. Она сидит перед зеркалом и всматривается в свое увядшее лицо, надеясь узреть в отражении свою былую красоту.

Это лицо обтянуто обвисшей и морщинистой кожей. Однако черты его напоминают о том, что она была когда-то очень хороша. Героиня не собирается мириться с увяданием, она прихорашивается и пытается выглядеть, как много лет назад.

 Ситуация доведена до гротеска: кокетка, держа в руках розу и нежный цветок флёр-д’оранж, всё ещё выбирает между любовью и замужеством. Сцена настолько комична, что служанки не скрывают своего отношения к госпоже, они хихикают за её спиной.

Но не случайно художник изображает лицо старухи отражённым в зеркале: её глаза полны тревоги, она сама видит неотвратимость прожитого. 

Бернардо Строцци в противовес Аньоло Бронзино обращается не прекрасному в мире, а к некрасивому, даже безобразному, к уродству. Его героиня, старая дама, не красива, а даже безобразна. Даже служанки подсмеиваются над ней, понимая, что старость уже не спрятать никакими нарядами, а контраст красивого, свежего платья делает даму ещё старее и безобразнее.

Интересно понять, почему художник обращается к теме уродства  и увядания человеческой красоты и молодости. Кажется, на этот вопрос довольно легко ответить, ведь Строцци – монах.

Читайте также:  Картина "дорога из версаля в лувесьенн", 1870, писсарро

Вероятнее всего, он решил просто посмеяться над светскими традициями и показать, к каким курьёзам приводит желание старухи надеть платье, подходящее для молоденькой красавицы. До сих пор говорят, что нет ничего нелепее накрашенной старухи. Осанка старой дамы горда и царственна.

Но это ещё и обобщённый образ человека, борющегося со временем. «Время – великий пожиратель всего сущего», – писал Леонардо да Винчи. Но во время великого мастера никто не мог даже и помыслить, чтобы изобразить, показать уродство. А Строцци считает это вполне допустимым.

Суета сует – «Vanitas vanitatum” (ванитас ванитатум) – эта тема раскрывается в изображении старости.

Чтобы нагляднее раскрыть тему, художник того времени непременно использовал предметную символику. Атрибуты, указывающие на бренность мира, суету сует – всё это включено в картину, поэтому мастер пишет не только портрет, но и натюрморт.

 Розы, флёр д’оранж, бархатцы, драгоценные камни и жемчуг – это символы любви и брака, а также бренности. Роза – красота её очень недолговечна, она быстро вянет, также быстро вянет и красота.

Ещё один цветок в руках старухи – цветок невесты, флёр-д’ оранж, а бархатец – символ смерти.

Старуха всё ещё выбирает между любовью и замужеством, но, всматриваясь в зеркало понимает, что всё уже прошло. Здесь очень ярко представлен контраст старого и молодого лица в зеркальном отражении. Молодая служанка, бросив взгляд на зеркало, понимает, что время неумолимо. Её глаза,отраженные в зеркале, выглядят совсем иначе. Они полны страха перед вечностью.

Прочие вещи – веер, сосуд, жемчуга – разбросаны в беспорядке, они кажутся лишними и ненужными. Жемчуг тоже подчёркивает недолговечность красоты – со временем этом материал теряет блеск, сияние и перестаёт быть драгоценностью.

В верхней части зеркала изображена мёртвая птичка и это уже прямое указание на умирание. А вот что означает серебряная сфера рядом с птичкой, разгадать пока не удалось. Это одна из загадок полотна Строцци.

Вся фактура материала на полотне выписана тонко, детально, осязаемо. Художник изобразил не идеального человека в идеальном мире, как это было у Больтраффио и Бронзино, а  живую, смертную женщину.

Интересно ещё и то, что реальный мир здесь раздваивается. Это дама и её отражение в зеркале. В зеркале отражается также и лицо служанки – резкий контраст молодости и старости. Служанок двое.

Но мастер написал одно лицо, лишь изменил цвет волос.

Они совсем не красивы, их лица откровенно глуповаты, а нехорошая усмешка делает их ещё более отталкивающими. Отражение лица в зеркале толкуется как вызов времени. Старая женщина не желает смириться с беспощадным временем, она бросает ему вызов. Строцци как бы проводит параллель с работами Рембранта, с его изображениями старости.

Но итальянский мастер работал независимо от голландского. Знакомы они не были и работ Рембрандта Строцци не видел. Многие искусствоведы считают, что «Старая кокетка с зеркалом» –  это ответ Тициану. Прототипом для старухи, несомненно, стала “Венера” Тициана, в ней Бернардо Строцци увидел свою старуху.

И как невероятно это звучит сейчас, но некоторое время эти две картины висели на экспозиции вместе, рядом! К сожалению, полотно Тициана было продано через “Антиквариат” и сейчас оно украшает Национальную Галерею в Вашингтоне. Таким образом, темой картины стал постулат о том, что даже самая утончённая красота недолговечна, бренна.

В XVII веке это уже поняли и приняли.

На развитие искусства последующих лет сильно повлияли открытия в физике и механике. Был изобретён микроскоп и телескоп. Поэтому человек вообще, и художник в частности, стали ощущать себя песчинкой между микро – и макромиром. Сменился и стиль в искусстве.

Бернардо Строцци уже работал в стиле барокко. Точного перевода названия этого стиля так и не было найдено. Это что-то причудливое, зыбкое, недолговечное. В художественных приёмах стиль выразился, в том числе в глубоких контрастах света и тени.

Об этом лучше поговорить на примерах картин других итальянских мастеров.

Снимки  взяты с сайта ГМИИ

(Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка…

Источник: https://kraeved1147.ru/gmii-bernardo-strocci/

Голиаф и Давид. Как Давид победил Голиафа? :

Библейская история Давида и Голиафа популярна не только у христиан, она известна и людям, не имеющим отношения к религии. Популярность ей принес практически фантастичный сюжет: молодой пастушок сражает насмерть при помощи пращи и обычного речного камня воина-скалу, филистимлянина Голиафа. Исследователи Библии делают акцент на вмешательство Всемогущего, но так ли это на самом деле?

Историческая справка: кто такие филистимляне

Чтобы вникнуть в библейскую историю, стоит упомянуть о сути конфликта израильтян и филистимлян.

После того как освобожденные Моисеем из египетского плена евреи вступили на обетованную землю, Ханаан, их стали одолевать местные воинствующие племена, в том числе филистимляне. Интересен факт, что филистимляне не являлись исконным народом Ханаана: согласно Библии, это племена, пришедшие на обетованную землю с острова Крит. Покинуть насиженные места их заставили неурожаи и голод.

Сначала филистимляне начали продвигаться в сторону Египта, но потерпели поражение от армии Рамзеса III. Египтяне поработили часть народа, а другой части была отдана для заселения ханаанская земля: область в долине реки Иордан. Сейчас эта территория принадлежит Палестине. Филистимляне создали пять независимых городов, в каждом из которых правил свой князь.

В то же время народ был един в ведении войн.

Поселившийся на обетованной земле еврейский народ постоянно подвергался нападению филистимлян. Израильские цари Самуил, Саул, Давид вели с ними ожесточенные войны.

След филистимлян встречается еще в одной известной библейской истории о силаче Самсоне. Могущественному иудею Далила, филистимлянка, отрезала волосы – секрет силы, помогавшей Самсону побеждать ее народ.

Именно благодаря филистимлянам происходит становление израильского царства: ведь нужно было отражать атаки воинственного племени.

Почему же филистимляне одерживали победы над божьим народом? Ответ кроется в их искусстве ковать железо. А вот согласно Библии, у израильтян не было ни одного кузнеца. Победить филистимлянское войско смог только царь Давид.

Он, захватив город Едом, завладел ископаемыми Синайского полуострова и выведал секрет изготовления оружия из железа. Израильский народ стал жить в относительном спокойствии, тем не менее изредка наблюдались одиночные набеги филистимлян.

Окончательно покончил с ними богоугодный израильский царь Езекия.

Давид — пастух, ставший царем

Давид был вторым царем израильтян. Но прежде чем взойти на престол, он перенес множество побед и лишений. Выросший в семье богатого землевладельца, Давид с детства тяготел к природе, любовался божьим творением, учился сострадать и быть великодушным.

Именно эти качества впоследствии сделают его одним из самых могущественных и справедливых царей. До сих пор Давид почитаем евреями, о нем знают не только люди, близкие к христианской вере, но и далекие от нее.

Потомок колена Иуды, Давид, упомянут в родословной Иисуса Христа.

Начинал будущий царь с выпаса овец – это была его обязанность как младшего в семье. Именно молодым пастушком мы впервые встречаем его в Библии. Но уже здесь подчеркнуты его красота, статность и смелость.

История Давида как победителя филистимлян начинается с его поединка с могучим воином Голиафом. Этот эпизод перевернул жизнь молодого пастушка, сделав его народным любимцем, а впоследствии великим царем Израиля.

Время его царствования по праву считается золотым веком еврейского государства. Давид проводит экономические, политические реформы, избавляет страну от частых набегов филистимлян.

Давид был прекрасным музыкантом и певцом: его песнопения до сих пор живут в библейской книге «Псалтырь».

Давид и Голиаф: начало противостояния

Известность и народную любовь принес Давиду его поединок с могучим филистимским воином Голиафом.

Сорок дней продолжалось противостояние израильского войска под руководством царя Саула и филистимлян. Последние, чувствуя свое превосходство, всячески унижали и оскорбляли не только воинов Израиля, но и Бога.

Особенно активным был самый сильный и устрашающий воин по имени Голиаф. Он выступил вперед, сверкая тяжелыми латами, доспехами, щитом и мечом. Никто из войска Саула не рискнул выйти с ним на бой.

Такова была древняя традиция: сначала воюют два самых сильных воина от каждой стороны.

Ничего не подозревающий Давид в это время занимался своим привычным делом: пас овец. За армию Израиля воевали его старшие братья. Так как противостояние двух сторон затянулось, отец попросил Давида отнести братьям немного еды.

Очутившись в стане Саула и его воинов, Давид возмутился, почему никто не дает отпор Голиафу, так оскорбляющему израильский народ? Не найдя ответа, юноша решил защитить честь своего народа.

Так, Голиаф и Давид встретились в первый и последний раз.

Победа Давида

Царь Саул поражен смелым решением юноши. Он предлагает Давиду хорошие доспехи, дабы хоть немного защитить его от могучего Голиафа. Юноша отказывается, ибо броня сковывает движения и непривычна ему. Все, что делает молодой человек, – это спускается к ручью и набирает речных камней для своей пращи – того, чем Давид поразил Голиафа впоследствии.

Давид не боится смерти: главное для него – защитить честь своего народа и не дать «поносить» Бога. Увидев хрупкого юношу, вышедшего на бой с великаном-Голиафом без доспехов и меча, с несколькими камешками и пращой, филистимляне еще больше начинают поднимать на смех евреев.

«Я иду против тебя во имя Бога Израиля», — говорит Давид, и Голиаф замолкает. Великан видит камень, летящий в его голову из пращи юноши. Давид поражает великана прямо в голову, и тот падает замертво. Взяв меч Голиафа, юноша отрубает ему голову, и вот так Давид с головой Голиафа повергает опешивших филистимлян в бегство.

Израильская армия нагоняет их и разбивает. В столицу Давид приезжает победителем.

Миф или реальность?

До сих пор между исследователями Библии и атеистами ведутся споры о правдоподобности этой библейской истории. Сомнению подвергаются даже сами Голиаф и Давид. Атеисты мотивируют свою точку зрения тем, что нет никаких реальных доказательств, артефактов или письменных свидетельств существования одного и второго библейского героя.

С другой стороны, еще Иосиф Флавий, римский историк, писал о том, что поединок такой в истории был. Кроме того, в 1996 году найдены археологические доказательства того, что Голиаф и Давид существовали.

В долине Иудейских гор был обнаружен скелет почти трехметровой длины с отделенной головой, в которой застрял камень. Проведя ряд исследований, археологи выяснили, что временной промежуток, к которому принадлежит данный скелет, — примерно 3000 лет до нашей эры. Таким образом, было доказано, что история, скорее всего, — не миф, а реальность.

Давид и Голиаф в искусстве

История противостояния безоружного пастуха и могучего воина на протяжении многих веков привлекает деятелей искусства. До сих пор люди задумываются о том, как Давид победил Голиафа. Скульпторы, художники, деятели кинематографа снова и снова обращаются к этой теме. Тициан, Караваждо, Гвидо Рени – лишь немногие художники, на картинах которых запечатлена история поединка.

Скульпторы Донателло, Микеланджело, Лоренцо Берини увековечили героев в камне. Голиаф и Давид фигурируют на фресках и предметах христианского культа. На эту тему не раз снимались художественные фильмы. Например, лента Фердинандо Балди (1960 г.), мультипликационный фильм, вышедший в США в 2003 году, документальный фильм BBC с одноименным названием.

Как можно увидеть, история Давида и Голиафа жива, она волнует человечество до сих пор. Христианам она дает мощнейший заряд веры, а светским людям — повод к размышлению о смелости, чести и достоинстве.

Источник: https://www.syl.ru/article/185550/new_goliaf-i-david-kak-david-pobedil-goliafa

Мистецтво доби бароко (ХVІІ століття). Литература ХVІІ века Испания: Луис де Гонгора-и-Арготе (1561 – 1627) Франсиско де Кеведо (1580 – 1645) Педро Кальдерон. — презентация

1 Мистецтво доби барокко (ХVІІ століття)<\p>

2 Литература ХVІІ века Испания: Луис де Гонгора-и-Арготе (1561 – 1627) Франсиско де Кеведо (1580 – 1645) Педро Кальдерон де ла Барка (1600 – 1681)<\p>

3 Литература ХVІІ века Франция: Жорж де Скюдери (1601 – 1667) Мадлен де Скюдери (1607 – 1701) Поль Скаррон (1610 – 1660)<\p>

Читайте также:  Музей ауди в ингольштадте, германия

4 Литература ХVІІ века Англия: Джон Донн (1572 – 1631) Германия: Ганс Якоб Кристоффель фон Гриммельсгаузен (1622 – 1676) Италия: Джамбаттиста Марино (1569 – 1625)<\p>

5 Архитектура ХVІІ века Италия: Джованни Лоренцо Бернини ( ) Франческо Борромини ( ) Карло Мадерна ( )<\p>

6 Бернини. Пьяцца Сан-Пьетро, Рим<\p>

7 Борромини. Церковь Сан-Карло алле Куатро Фонтане, Рим<\p>

8 Карло Мадерна. Фасад собора Св. Петра, Рим<\p>

9 Скульптура ХVІІ века Италия: Стефано Мадерна ( ) Пьетро Такка (ок ) Джованни Лоренцо Бернини ( ) Алессандро Альгарди ( ) Испания: Хуан де Арфес ( ) Эстебан Иордан (около ) Грегорио Фернандес (1570 до 1636 г.) Хуан Мартинес Монтаньес (ок – 1649) Голландия: Гендрик де Кейзер ( )<\p>

10 Бернини. Фонтан Четырёх рек (1652)<\p>

11 Бернини. Алтарь «Экстаз святой Терезы» (1652)<\p>

12 Бернини. Аполлон и Дафна ( )<\p>

13 Итальянская живопись ХVІІ века Микеланджело Меризи да Караваджо ( ) Гвидо Рени ( ) Франческо Альбани ( ) Бернардо Строцци ( ) Джованни Ланфранко ( ) Доменекино ( ) Джузеппе де Рибера ( ) Гверчино ( ) Андреа Сакки ( ) Сальватор Роза ( )<\p>

14 Караваджо. Отдых на пути в Египет (ок. 1595)<\p>

15 Караваджо. Давид с головой Голиафа (ок. 1595)<\p>

16 Караваджо. Христос в Эммаусе (ок. 1600)<\p>

17 Рени. Иоанн Креститель (ок. 1640)<\p>

18 Доменекино. Св. Себастьян (первая треть 17 в.)<\p>

19 Доменекино. Смерть св. Петра-мученика (ок. 1618/20)<\p>

20 Рибера. Мученичество св. Варфоломея (1630)<\p>

21 Рибера. Святая Агнесса в заключении (1641)<\p>

22 Гверчино. Экстаз святого Франциска (первая пол. 17 в.)<\p>

23 Испанская живопись ХVІІ века Эль Греко ( ) Геррера эль Виейо ( ) Луис Тристан ( ) Франсиско Сурбаран ( ) Диего Родригес де Сильва Велакес ( ) Алонсо Кано ( ) Бартоломео Эстебан Мурильо ( )<\p>

24 Эль Греко. Изгнание торгующих из храма (до 1570)<\p>

25 Эль Греко. Вид Толедо<\p>

26 Эль Греко. Кающаяся Мария Магдалина (ок. 1580)<\p>

27 Эль Греко. Погребение графа Оргаса (ок. 1586)<\p>

28 Эль Греко. Портрет короля (1585/90)<\p>

29 Сурбаран. Непорочное зачатие (ок. 1660)<\p>

30 Сурбаран. Отрочество Мадонны (ок. 1660)<\p>

31 Веласкес. Инфанта Мария (1630)<\p>

32 Веласкес. Сдача Бреды (1635)<\p>

33 Веласкес. Конный портрет Филиппа IV (ок. 1636)<\p>

34 Веласкес. Коронование Марии (1640)<\p>

35 Веласкес. Портрет инфанты Маргариты в детстве (вторая треть 17 в.)<\p>

36 Веласкес. Христофор Колумб преподносит католическим монархам Новый Мир (вторая треть 17 в.)<\p>

37 Веласкес. Венера с зеркалом (1651)<\p>

38 Кано. Мария (1646/50)<\p>

39 Мурильо. Мальчики-нищие за игрой в кости (вторая треть 17 в.)<\p>

40 Мурильо. Мадонна с Младенцем (вторая треть 17 в.)<\p>

41 Мурильо. Младенец Иоанн и Христос с раковиной (вторая треть 17 в.)<\p>

42 Мурильо. Младенец Христос раздаёт хлеб странникам (1678)<\p>

43 Голландская живопись ХVІІ века Абрахам Блумарт ( ) Франс Хальс (ок ) Корнелис ван Пёленбург ( ) Эсайас ван де Вельде (1590 до 1630) Герард ван Хонтхорст ( ) Дирк Хальс ( ) Apт ван дер Неер ( ) Рембрандт Харменс ван Рейн ( ) Ян Давидс де Геем ( ) Ян Ливенс ( ) Ян Бот ( ) Адриен ван Остаде ( ) Герар Доу ( ) Джованни Баттиста Вееникс ( ) Исаак ван Рейсдал (ум. в 1677 г.) Якоб ван Рейсдал (ок ) Ян Вермер ван Делфт (1632 до 1675)<\p>

44 Франс Халс. Голландский кавалер (1624)<\p>

45 Франс Халс. Молодая пара (предположительно Исаак Маса и Беатрикс ван дер Лан) (вторая треть 17 в.)<\p>

46 Эсайас ван де Велде. Зимние забавы на обводном городском рву (1618)<\p>

47 ван Хонтхорст. Поклонение пастухов (1622)<\p>

48 ван Хонтхорст. Неверие Фомы (вторая четверть 17 в.)<\p>

49 ван дер Неер. Развлечения на льду (ок. 1650)<\p>

50 Рембрандт. Автопортрет (1632)<\p>

51 Рембрандт. Ночной дозор (1642)<\p>

52 Рембрандт. Зимний пейзаж (1646)<\p>

53 Рембрандт. Возвращение блудного сына (ок. 1668)<\p>

54 Ливенс. Портрет девушки (Мария из Благовещения?) (ок. 1730/35)<\p>

55 Ян Бот. Вечерний пейзаж (вторая четверть 17 в.)<\p>

56 Вермер ван Делфт. Вид Делфта (ок. 1653)<\p>

57 Бельгийская живопись ХVІІ века Ян Брейгель Старший ( ) Петер Пауль Рубенс ( ) Франс Снейдерс ( ) Давид Тенирс Старший ( ) Якоб Йорданс ( ) Корнелис де Вос ( ) Антон ван Дейк ( ) Адриен Броувер ( ) Иоос ван Кресбеек ( ) Давид Тенирс Младший ( )<\p>

58 Рубенс. Автопортрет<\p>

59 Рубенс. Оплакивание Христа (ок. 1612)<\p>

60 Рубенс. Лот с семьей, покидающий Содом (ок. 1615)<\p>

61 Антонис ван Дейк. Автопортрет (первая треть 17 в.)<\p>

62 Немецкая живопись ХVІІ века Адам Эльсхаймер ( ) Иоахим фон Зандрарт ( ) Иоганн Гейнрих Шёнфельд ( ) Христоф Паудис (ок ) Юриан Овенс ( )<\p>

63 Эльсхаймер. Пейзаж со Святым семейством (Бегство в Египет) (ок. 1600)<\p>

64 Эльсхаймер. Пейзаж с храмом Весты в Тиволи (ок. 1600)<\p>

65 Музыка ХVІІ века Италия: Клаудио Монтеверди (1567 – 1643) Арканджело Корелли (1653 – 1713)<\p>

Источник: http://www.myshared.ru/slide/1220379/

Библейские сюжеты: царь Давид

Библейские сюжеты: царь Давид [Oct. 27th, 2014|06:54 pm]Живописцы, окуните ваши кисти…
[]

Оригинал взят у marinagra в Библейские сюжеты: царь Давид
Лоренцо Монако. Давид. 1408 г. Пожалуй, во всем Ветхом Завете мы не найдем героя столь яркого и многогранного, как израильский царь Давид. В отличие от других ветхозаветных персонажей, характеры которых лишь угадываются за ёмким, но лаконичным библейским текстом, образ Давида воссоздан в древних летописях тщательно, детально, рельефно, а долгая и удивительная история его жизни пересказана подробно и неспешно (1-я кн. Царств, глава 16 – 3-я кн. Царств, глава 2).

Джиованни де Грасси. Миниатюра с изображением Царя Давида из Часослова Висконти,  Италия. 1389Кто же такой Давид? Избранник Господа, всенародный любимец, баловень судьбы. Юный златокудрый пастушок, которого, втайне от неугодного Богу первого израильского царя Саула, венчал на царство грозный пророк Самуил. Легендарный герой, который без оружия и доспехов, уповая лишь на помощь свыше, вышел на битву с великаном Голиафом и победил его. Вдохновенный поэт, восхвалявший Господа в своих псалмах. Гениальный музыкант, который игрой на арфе излечивал мучимого душевной болезнью царя Саула. Одинокий изгнанник, вынужденный скрываться в горах от преследований обезумевшего царя. Человек, наделенный неистовой силой чувств, будь то беззаветная дружба с сыном Саула Ионафаном или страстная любовь к женщине. Неотразимый мужчина, который легко завоевывал сердца дев и замужних матрон: юной дочери Саула Мелхолы, мудрой Авигеи и прекрасной Вирсавии. Преступный властитель, который отправил на верную смерть военачальника Урию, мужа полюбившейся ему Вирсавии. Безутешный отец, оплакавший своего сына-мятежника Авессалома. Тонкий дипломат и политик, который после гибели царя Саула и его сыновей в битве с филистимлянами сумел отстоять свое право на престол, удержать его, вопреки всем интригам, и основать династию. Великий государь и военачальник, который покорил филистимлян, создал мощную державу и сделал «град Давидов» Иерусалим столицей своего государства.
Псалтырь герцога Беррийского. 1386 г. Давид – один из немногих ветхозаветных героев, наделенных прямой речью, причем это не отдельные реплики и не отвлеченные поучения, а открытое лирическое выражение чувств. В трогательных диалогах с Ионафаном, в скорбных плачах по Саулу и Ионафану, по мятежному сыну Авессалому, а главное – в своих возвышенных псалмах во славу Господа, Давид предстает перед нами человеком благородным, благочестивым, искренним.

Фра Анжелико. Царь Давид. 1443-45 гг.

Естественно, что Давид привлекал внимание европейских художников больше, чем прочие герои Ветхого Завета. Но причины этого интереса не исчерпываются литературными достоинствами библейских летописей. Своей популярностью Давид обязан не только выразительным текстам хроник, но и Псалтыри. Псалтырь (собрание псалмов Давида) — наиболее востребованная в христианском мире книга Ветхого Завета.

На Псалмы постоянно ссылаются проповедники и авторы богословских трактатов, в них ищут пророчества о грядущем пришествии Христа, они входят в состав церковных служб, имеют множество музыкальных и стихотворных переложений. Автор большинства псалмов – библейский царь Давид – на многие века стал постоянным духовным спутником верующих.

Изображения Давида-псалмопевца с арфой в руках часто украшали книжные миниатюры (иллюстрации к Ветхому Завету и Псалтыри), а также каменную резьбу и витражи соборов.
Клаас Слютер. Пророк Давид. Колодец пророков в монастыре Шанмоль, Дижон. 1395-1406Однако более всего почтительное отношение к Давиду объясняется тем, что он считается прямым предком Христа.

Вера евреев в то, что грядущий спаситель — Мессия – придет из дома Давидова, была воспринята христианством. Образ Давида богословы истолковывали как предшествующее воплощение Христа, а эпизоды из жизни израильского царя – как спасительные деяния Иисуса. Так, в битве Давида с великаном Голиафом теологи видели поединок Христа с антихристом.

Кроме того, древние сказания часто обретали сугубо современный и не связанный с религиозной символикой смысл. Так было и в ренессансной Флоренции. Давид стал для флорентийцев национальным героем. В юном победителе Голиафа они видели символ своего города, который отстаивал независимость в борьбе с могущественными соседями.

Читатель, конечно, сразу вспомнит главную достопримечательность Флоренции — знаменитую статую Микеланджело, но наш разговор начнется не с нее. У великолепного микеланджеловского Давида были предшественники, и знакомство с ними поможет нам лучше понять всю оригинальность замысла великого скульптора.
Донателло.  Давид. 1408 г.Парад победителей Голиафа открывает «Давид» (1408 г.

) Донателло, прославленного предшественника Микеланджело. Знаменательно, что мраморная статуя первоначально предназначалась для собора Санта Мария дель Фьоре, но в 1416 г. ее приобрела Синьория (городской совет) и установила перед своей резиденцией Палаццо Веккио (Палаццо делла Синьория).

К скульптуре была добавлена многозначительная надпись: «Храбрым борцам за отечество Боги помогают против ужасных врагов».Современному зрителю статуя, однако, вряд ли покажется убедительной. Несколько высокомерный юноша в щегольской накидке стоит в небрежной, даже манерной позе. У его ног лежит огромная голова поверженного Голиафа.

Этот Давид мало похож на скромного пастушка, а тем более — на бесстрашного воителя, который метким ударом выпущенного из пращи камня убил великана, а потом обезглавил его.
Донателло. Давид. 1430 г.Второй раз Донателло обратился к тому же сюжету в 1430 г. Впервые в итальянской скульптуре Возрождения была создана полностью обнаженная фигура.

Гладко отполированная блестящая бронзовая поверхность статуи подчеркивает легкость фигуры юного Давида. Его тело кажется слишком изнеженным, даже немного женственным. Победитель Голиафа в широкополой пастушеской шляпе задумчиво смотрит на устрашающую голову, будто не сознавая совершенного им подвига. Первоначально статуя принадлежала семейству Медичи, но в 1495 г.

она была установлена в одном из дворов Палаццо Веккио.
Андреа Вероккьо. Давид. 1473 г. Близка по замыслу к этой работе и скульптура Андреа Верроккьо (1473 г.): стройная бронзовая фигура, меч в руке, отрубленная голова Голиафа у ног. Давид у Верроккьо разве что более мужественен, чем донателловский. И эта работа была, в свою очередь, куплена Синьорией у владельцев, семьи Медичи.

В Палаццо Веккио образовалось уже целая коллекция произведений, воспевающих библейского героя, когда в 1504 г. на площади перед Палаццо вознесся мраморный колосс — «Давид» Микеланджело, созданный по заказу Флорентийской республики.
Микеланджело.  Давид. 1504 г.

Представим себе, что человечество должно выбрать одно-единственное произведение искусства, которое олицетворяет все лучшее, что есть в юношах Земли. Наверное, избран был бы микеланджеловский Давид.

Трудно представить себе образ более притягательный: возвышенный и в то же время полностью земной, одухотворенный и одновременно чувственный, исполненный благородства и внутренней силы, зрелого мужества и юношеской решительности.В отличие от Донателло и Верроккьо, Микеланджело изобразил не победителя, а воина-защитника, который готовится к бою.

Скульптор отказался от эффектного противопоставления красивого юного тела Давида и устрашающей головы Голиафа. Отвергнув это конкретное иллюстративное решение, Микеланджело наполнил свою работу глубоким гуманистическим смыслом.
Лоренцо Бернини. Давид. 1623 г. Давид Донателло — победитель милостью Божьей. Сам по себе очаровательный мальчик-пастух не столь уж значителен, он силен лишь как орудие Господа. При взгляде на прекрасное волевое лицо и мощную фигуру микеланджеловского Давида, становится ясно, что у этого атлета достанет собственных сил, чтобы одержать любую победу. Именно такой гордый образ Давида-борца был созвучен эпохе Высокого Возрождения с ее верой в безграничные возможности человека и очень близок молодому Микеланджело, героическому складу его дарования.


Андреа дель Кастаньо. Молодой Давид. 1430-е гг.

Тициан Вечеллио. Давид и Голиаф. 1542-44 гг.
Караваджо. Давид с головой Голиафа. 1609-10 гг.
Орацио Джентилески. Давид с головой Голиафа. 1610 г.
Гвидо Рени. Давид с головой Голиафа. 1605 г.
Доменико Фетти. Давид с головой Голиафа. 1620 г. Битва Давида с Голиафом была излюбленным сюжетом не только для скульпторов, но и для живописцев, особенно в 17 столетии. Эпоха барокко ценила контрасты, и идея изобразить цветущего юношу с безобразной головой врага в руках представлялась художникам заманчивой. Назовем три картины Караваджо, работы Рубенса, Бернини, Фети, Рени, Джентилески, Строцци, Кастаньо, не говоря уж о менее известных произведениях.
Чима да Канельяно. Давид и Ионафан. 1505-10 гг.
Рембрандт Харменс ван Рейн. Прощание Давида с Ионафаном. 1642 г.Отдал дань этой теме и молодой Рембрандт в многофигурной композиции «Давид приносит голову Голиафа царю Саулу» (1627 г.). Но в более поздней картине «Прощание Давида с Ионафаном» (1642 г.) перед нами предстает совсем другой Давид — не блестящий триумфатор, не славный победитель, а гонимый, доведенный до отчаяния человек. Верный Ионафан помог Давиду скрыться от гнева своего мстительного отца, царя Саула, и вот настал миг, когда он должен оставить друга в одиночестве. «И плакали оба вместе, но Давид плакал более» (1 кн. Царств, 20:41). Недвижный, словно окаменевший, Ионафан поддерживает друга мягко и бережно. Давид же обнимает Ионафана отчаянно, истово, он сломлен страхом и страданием. Мы не видим его лица, но чувствуем, что тело сотрясается от рыданий.Примечательно, что картина Рембрандта – гимн преданности, верности, дружбе — единственная, написанная на этот сюжет. Хотя в 17 веке богословские толкования уже не имели такого влияния на умы, как в более раннюю эпоху, образ Давида-триумфатора основательно затмил прочие стороны его натуры. Показывать славного царя в тяжелую минуту жизни, когда он дал волю слезам, припав к груди друга… Это полностью шло в разрез с традицией, было не то чтобы запрещено, но не принято. Как не принято было сочувственно относиться к предшественнику Давида, отвергнутому Господом царю Саулу.
Гверчино. Саул атакует Давида. 1646 г.
Ян де Брей. Давид, играющий на арфе. 1670 г.
Эразмус Квеллинус II. Саул и Давид. Фрагмент. 1635 г.
Лукас ван Ленден. Давид играет перед Саулом. 1646 г.  В хрониках рассказывается, что Давид часто играл для Саула на арфе. Практически все художники, которые брались за этот сюжет, в том числе и молодой Рембрандт (картина 1630 г.), изображали момент, когда Саул в приступе безумия собирается броситься или уже набросился с копьем на Давида. Но зрелого Рембрандта, вернувщегося к этому сюжету в 1650- е годы,  вдохновили другие строки хроники: «И когда злой дух от Бога бывал на Сауле, то Давид, взяв арфу, играл, — и отраднее и лучше становилось Саулу, и дух злой отступал от него». (1 кн. Царств,16:23).Узкоплечий мальчик с чуткими пальцами сосредоточено играет перед рыдающим, обессилившим от душевной муки царем, и звуки арфы переносят обоих в некое иное измерение, где нет борьбы за власть, болезненной подозрительности, жестокости. Завтра гонения начнутся снова, и Давиду придется бежать в горы, спасая свою жизнь. Но пока звучит арфа, прилежному музыканту ничто не грозит. Вдохновенный артист и растроганный слушатель так поглощены музыкой, что все иное для них просто не существует. Рембрандт рассказывает собственно не об эпизоде из жизни Давида, а о целительной силе искусства, о минуте душевного просветления, которую переживает ожесточившийся владыка.
Рембрандт Харменс ван Рейн. Саул и Давид. 1629-30 гг.
Рембрандт Харменс ван Рейн. Саул и Давид. 1655-60 гг. Так же, как и «Прощание Давида с Ионафаном», не имеет аналогов картина «Давид и Урия» (1665 г.), хотя история преступной любви Давида к Вирсавии, жене военачальника Урии, часто становилась темой живописи. На одних картинах запечатлен миг, когда Давид с высокой башни своего дворца случайно увидел купающуюся красавицу и воспылал к ней страстью, на других мы видим обнаженную Вирсавию с письмом Давида в руке. Закулисная сторона этой истории – неправедный поступок Давида, который тайно отдал приказ поставить Урию в самое жаркое место боя и оставить его без помощи, — заинтересовала одного лишь Рембрандта.
Рембрандт Харменс ван Рейн. Давид и Урия. 1665 г.Необычна композиция картины. Три человека стоят спиной друг к другу, но лицом к зрителю. На переднем плане уходящий от царя Урия, вслед ему смотрят Давид и пророк Натан, который именем Господа осудил Давида и привел его к покаянию. Ни один не видит лица другого, ни один не должен скрывать свои чувства. Урия прижал руку к груди, у него вид обреченного, который только что услышал приговор. Во взгляде Давида – сожаление и чувство утраты. Он сознает свою греховность, но не в силах поступить иначе.
Ян Массейс. Царь Давид видит Вирсавию. Середина 16 в. Эти три картины показывают нам, как свободно относился Рембрандт к сложившимся традициям в изображении событий Ветхого Завета. Для него существовали лишь собственные впечатления и переживания, только личный опыт. И это роднит его с Микеланджело. Оба великих и столь не похожих мастера не снисходили до изобразительного комментария к Библии. Непосредственный смысл сказаний был для них лишь поводом для обобщений, для зрелых и оригинальных суждений о человеке. Но парадоксальным образом именно их творения наиболее верно передают дух библейских текстов, их универсальное значение.
Чечино дель Салвати. Вирсавия идет к царю Давиду. 1552-54 гг. В посвященном Микеланджело романе «Муки и радости» Ирвинг Стоун писал о статуе Давида: «Микеланджело стремился показать человека, в котором совместились бы множество людей, все те, кто от начала времен отваживался сражаться за свободу. Давид олицетворял для него человеческую отвагу в любой сфере жизни». То же самое можно сказать и о рембрандтовских героях – Давиде, Ионафане, Сауле, Урии. Их образы воплощают множество поколений людей: тех, кто безоглядно отдавался творчеству, тех, кто был безвинно осужден, тех, кто страдал от притеснений власти и тех, кто с риском для себя защищал гонимых, тех, кто по слабости своей грешил и тех, кто проливал слезы раскаяния, — всех нас.
Питер Пауль Рубенс. Вирсавия у фонтана. 1635 г.

Источник: https://classic-art-ru.livejournal.com/267910.html

Bernardo Strozzi

Бернардо Стоцци — итал. Bernardo Strozziизвестен также как:Каппуччино — итал. il Cappuccino — «капуцин»Прете дженовезе — итал. il Prete genovese — «генуэзский священник»ок. 1581 г., Генуя — 2 августа 1644 г., Венеция

Известный и плодовитый итальянский живописец эпохи барокко. Работал г.о. в родной Генуе и в Венеции.

Его происхождение вероятно связано с флорентийской купеческой семьёй Строцци.

В 1598 году, в возрасте 17-ти лет вступает в орден капуцинов и поступает в монастырь. После смерти его отца в 1608 г. Строцци покидает монастырь, чтобы заботиться о матери. На жизнь он зарабатывает, помимо прочего, исполнением живописных полотен, проникнутых францисканским влиянием (например, Поклонение пастухов, ок. 1615 г.). В 1625 г.

Строцци был обвинён в незаконном занятии живописью. Когда мать художника умерла в 1630 г. от Строцци потребовали возвращения в орден. В связи с этим он недолгое время находился в заключении в Генуе. Опасаясь ожидаемого заключения в монастыре Строцци в 1631 г.

бежит в Венецию, где он получил прозвище «генуэзский священник», сопровождавшее его всю последующую жизнь.

Ранние полотна, такие как Экстаз С. Франциска, показывают тёмную эмоциональность (dark emotionalism) Караваджо. Но во втором десятилетии XVII в.

, работая в Венеции, Строцци создаёт свой собственный стиль, соединивший живописные влияния Севера (в том числе Рубенса и Веронезе) с монументальной реалистичностью наготы.

Например, в картине Неверие Фомы фон приглушён, а лицо Иисуса, нимб и размыты/туманны в стиле, гнтипичном для Караваджо.

Never as dark as the Caravaggisti, Venice infused his painting with a gentler edge, a style more acceptable to the local patronage, and one derived from his precursors in Venice, Jan Lys (died 1629) and Domenico Fetti (died 1626), who had also fused the influence of Caravaggio into Venetian art. Примеры этого стиля можно найти в его полотнах:

Притча о гостях на свадьбе — 1630 г.,Христос, вручающий райские ключи Св. Петру — 1630 г.,Saint Lawrence distributing Alms at San Nicolò da Tolentino и Персонификация Славы/Fame — 1635-6 гг.

Вероятно, он также испытывал влияние Веласкеса, который посетил Геную в 1629-30 ее.

После выполнения портрета Клаудио Монтеверди (Claudio Monteverdi) его слава росла и на полотнах художника можно обнаружить многих влиятельных венецианцев того времени.

К ученикам и художникам, испытавшим его влияние относятся Джованни Андреа де Феррари (Giovanni Andrea de Ferrari; 1598—1669), Джованни Бернардо Карбоне (Giovanni Bernardo Carbone), Валерио Кастелло (Valerio Castello) и Джованни Бенедетто Кастильоне (Giovanni Benedetto Castiglione).

001 — Adoration of the Shepherds 1616-18 Oil on canvas, 97,8 x 139,4 cm Walters Art Museum, Baltimore

002 — St Augustine Washing the Feet of Christ 1629 Oil on canvas, 310 x 200 cm Accademia Ligustica di Belle Arti, Genoa

003 — Banquet at the House of Simon (detail) c. 1629 Oil on canvas, 272 x 742 cm Gallerie dell’Accademia, Venice

004 — St John the Baptist 1615-20 Oil on canvas, 105,5 x 155,5 cm Accademia Ligustica di Belle Arti, Genoa

005 — St Cecilia 1620-25 Oiol on canvas, 173 x 123 cm Nelson-Atkins Museum of Art, Kansas City

006 — The Charity of St Lawrence 1615-20 Oil on canvas, 119 x 160 cm Galleria Nazionale d’Arte Antica, Rome

007 — Joseph Telling his Dreams 1626 Oil on canvas, 182 x 112 cm Pallavicino Collection, Genoa

008 — Lamentation over the Dead Christ 1615-17 Oil on canvas, 99 x 125,5 cm Accademia Ligustica di Belle Arti, Genoa

009 — Madonna and Child with the Young St John c. 1620 Oil on canvas, 158 x 126 cm Galleria di Palazzo Rossi, Genoa

010 — The Miracle of St Diego of Alcantara 1625 Oil on canvas, 250 x 170 cm Chiesa della Santissima Annunziata, Levanto

011 — Old Woman at the Mirror c. 1615 Oil on canvas, 132 x 108 cm Pushkin Museum, Moscow

012 — The Cook c. 1625 Oil on canvas, 176 x 185 cm Galleria di Palazzo Rossi, Genoa

013 — St Veronica 1625-30 Oil on canvas, 168 x 118 cm Museo del Prado, Madrid

014 — Allegory of Arts c. 1640 Oil on canvas, 152 x 140 cm The Hermitage, St. Petersburg

015 — The Annunciation 1643-44 Oil on canvas, 145 x 120 cm Museum of Fine Arts, Budapest

016 — Berenice — Oil on canvas Galleria d’Arte Antica, Udine

017 — David with the Head of Goliath c. 1635 Oil on canvas, 132,5 x 100 cm The Hermitage, St. Petersburg

018 — Prophet Elijah and the Widow of Sarepta 1630s Oil on canvas, 106 x 138 cm Kunsthistorisches Museum, Vienna

019 — A Personification of Fame — Oil on canvas, 107 x 152 cm National Gallery, London

020 — Gamba Player c. 1635 Oil on canvas, 126 x 99 cm Gemäldegalerie, Dresden

021 — The Charity of St Lawrence 1639-40 Oil on canvas, 206 x 162 cm S. Niccolò dei Tolentini, Venice

022 — Lute Player 1630-35 Oil on canvas, 92 x 76 cm Kunsthistorisches Museum, Vienna

023 — Lute Player 1630-35 Oil on canvas, 92 x 76 cm Kunsthistorisches Museum, Vienna

024 — St Maurice and the Angel c. 1635 Oil on canvas, 82 x 101 cm The Hermitage, St. Petersburg

025 — Sleeping Child — Oil on canvas Residenzgalerie, Salzburg

026 — Christ and the Samaritan Woman — Oil on canvas Foundation Honnema, Heino

027 — Tribute Money 1630-35 Oil on canvas, 158 x 225 cm Museum of Fine Arts, Budapest

Источник: http://www.symbolarium.ru/index.php/Bernardo_Strozzi

Ссылка на основную публикацию