«дочери эдварда дарли бойта», джон сингер сарджент — описание картины

Музей изящных искусств Бостон (fb2)

дружеских отношениях; известны случаи, когда после смерти Пето нечистые на руку торговцы картинами продавали его натюрморты как произведения Харнетта. Для восстановления справедливости в 1940-е многое сделал американский художественный критик Альфред Франкенштейн.

Тогда же к Пето пришла широкая известность. Конечно, жульничество раскрылось быстро, поскольку между этими авторами есть определенные различия. Сегодня стиль Пето признан весьма отличным от Харнетта.

Он мягче, манера письма выражена слабее, цвета теплые, и все пронизывает настроение грустных воспоминаний о прошлом.

«Магазин бедняка» — это типичная «сценка» на улице Филадельфии последней четверти XIX века.

Лавочка открыта окном на улицу, на витрине изображены различные товары, дешевые кондитерские изделия, фрукты и пирожные.

Джон Фредерик Пето (1854–1907) Магазин бедняка. Фрагмент 1885. Холст на дереве, масло. 90,2×65,1

Джон Фредерик Пето (1854–1907) Магазин бедняка. Фрагмент 1885. Холст на дереве, масло. 90,2×65,1

Деннис Миллер Бункер (1861–1890) Заводь. Медфилд 1889. Холст, масло. 47×61,6

Подобно тому, как в Европе любители импрессионизма совершают паломничество в Живерни, чтобы посмотреть место, вдохновившее Моне на создание его шедевров, так в Америке ценители приезжают в Медфилд проникнуться атмосферой поэтичного места, увековеченного такими мастерами, как Джордж Иннес и Деннис Миллер Бункер.

Деннис Миллер Бункер прожила очень короткую жизнь, умерла от менингита в возрасте 29 лет. Она была талантливым художником, крупнейшим импрессионистом своего поколения в Америке.

Судьба подарила ей дружбу с несколькими глубокими ценителями искусства в Бостоне, в частности с Изабеллой Стюарт Гарднер, которая всячески содействовала ее работе. Благодаря ей Деннис смогла поселиться в Медфилде.

Два последних года жизни, проведенных в этом чудесном месте, подарили зрителям великолепные пейзажи. Бостонская картина — один из них.

Альберт Бирштадт (1830–1902) Пиц Бернина, Швейцария. Около 1880–1890. Бумага, масло. 35,2×49,2

Американский художник Альберт Бирштадт родился в Германии. Когда ему было всего три года, семья переехала в Соединенные Штаты Америки. Бирштадт — вероятно, самый известный американский пейзажист XIX века. Его именем, дабы отметить заслуги автора в данном жанре живописи, назван один из горных пиков и озеро в Колорадо.

Бирштадт создал грандиозные драматичные виды Скалистых гор и Сьерра-Невады. Именно его образы подвигли многих американцев совершить путешествия в эти места, чтобы воочию насладиться их красотами. Его картины маслом, обычно довольно большого размера, были высшим выражением романтизма XIX века.

Но вкусы меняются, с отходом от романтизма и реализма в живописи, с ростом увлечения искусством импрессионистов популярность художника уменьшилась. К тому же с развитием железнодорожного сообщения выяснилось, что реальный американский Запад не похож на идеализированные образы Бирштадта.

Его кредо было писать привлекавшие виды не столько такими, какими они являлись в действительности, сколько какими, по его мнению, они должны были быть.

Пиц Бернина — гора в Рейтийских Альпах (Восточные Альпы) недалеко от Санкт-Морица, кантон Граубюнден, Швейцария. Ее высота превышает 4 тысячи метров над уровнем моря. Это одна из пяти наиболее известных вершин. Ее величественный вид всегда привлекает туристов, и Бирштадт создал поистине восхитительный образ.

Джон Сингер Сарджент (1856–1925) Дочери Эдварда Дарли Бойта 1882. Холст, масло. 221,9×222,6

Джон Сингер Сарджент — выдающийся американский художник, мастер портрета, совместивший черты импрессионизма и модерна. Этот бостонец оставил карьеру юриста (с гарвардским дипломом) и обратился к живописи.

Автор — один из представителей Прекрасной эпохи (периода европейской истории между 1890–1914, именованного так позже из-за контраста со временем Первой мировой войны), потому что значительную часть жизни он прожил в Европе, учился в Париже, там созрел как мастер и выставлялся.

Данный холст — шедевр Сарджента, он был написан во французской столице, которая имела большую диаспору американцев. С одним из семейств — Эдварда Дарли Бойта — художник был дружен.

Семья проживала в богатом квартале в роскошных апартаментах, что ясно ощущается в полотне. Чего стоят одни большие японские вазы! Они были сделаны в поселке Арита на острове Кюсю специально для продажи в Европе.

(На одной из выставок картина экспонировалась вместе с этими вазами, также хранящимися в Музее, что создало любопытный эффект.)

Произведение представляет собой групповой портрет четырех девочек — дочерей семейства (слева направо): Марии Луизы, Флоренс, Джейн, Джулии. Именно они впоследствии передали полотно вместе с вазами в бостонский Музей в память об отце. Поначалу супруги Бойт ожидали, что художник создаст традиционный портрет, но у Сарджента возник иной план.

В 1879 он совершил поездку в Мадрид, где познакомился с искусством Диего Веласкеса и сделал копии с его картин. Влияние испанца оказалось очень большим. Эта работа без сложного анализа вызывает в памяти знаменитую картину Веласкеса «Менины» («Фрейлины»).

Примечательно, что бостонский Музей предоставил холст Сарджента для показа в музее Прадо в Мадриде на выставке творений Веласкеса и два полотна висели рядом.

Источник: https://coollib.com/b/349223/readp?p=19

Американский художник, известный мастер портрета Джон Сингер Сарджент / импрессионизм

?Елена Сергеевна Добринова (elenalendrover) wrote,
2017-08-20 18:00:00Елена Сергеевна Добринова
elenalendrover
2017-08-20 18:00:00Оригинал взят у li_ga2014 в американский художник- известный мастер портрета Джон Сингер Сарджент / импрессионизм

John Singer Sargent,1856-1925

Автопортрет, 1906 год

Американский художник,успешный живописец прекрасной эпохи. Сын врача, учился в Италии, Германии и Франции, сблизился с импрессионистами, много путешествовал.

Дочери Эдварда Дарли Бойта

Наиболее известен своими портретами. Занимался также настенной живописью (Бостонская публичная библиотека), его выставки состоялись в крупных музеях Европы и США, он достиг ранга национального и мирового классика. Художник создал примерно 900 работ маслом, 2000 акварелей, множество графических работ.

Портрет 9-го герцога Мальборо с семьёй

Ряд его произведений хранится в американских музеях, прежде всего — в Бруклинском музее в Нью-Йорке. В 2003 году в Нью-Йорке с большим успехом прошла выставка «Женщины Джона Сарджента».

Гвоздика, лилия, лилия, роза

прелестное полотно  – нежнейшее по настроению и духу, волшебное по своей реалистичности и неземному покою. Оно как бы отдаляет зрителя от реальности и создает атмосферу некоего безвременья.

Ни одна картина не сыграла в творчестве художника такой важной и неоднозначной роли, как та,
которая сегодня известна как «Портрет мадам Икс»

Особого секрета в личности модели не было: на картине изображена жена парижского банкира Вирджиния Готро. Но история этого портрета оказалась непростой. Художник потратил более года на то, чтобы уговорить мадам Готро позировать ему. Париж буквально взорвался от негодования. Художника обвиняли в чрезмерной «откровенности» полотна.

Были претензии и к изображению туалета красавицы: одна из блестящих лямок её платья изначально игриво спадала с плеча, но позднее Джон Сингер Сарджент под напором критики перерисовал её более «пристойным» образом.

Читайте также:  Картина "моей жене", марк шагал - описание

Получается, что парижская публика, далеко не всегда обременявшая себя моралью, прекрасно увидела в изображении пороки, которые были присущи героине. Но общественное мнение заклеймило не её, а художника.
Спустя 30 лет после его создания он продал картину музею Метрополитен, заметив, что это, вероятно, лучшее из его произведений.

Сложно сказать, так ли это, но, во всяком случае, оно стало самой узнаваемой и обсуждаемой работой художника и обеспечило ему пропуск в бессмертие.

Закончил свою жизнь Джон Сингер Сарджент 15 апреля 1925 года в Лондоне, в своём доме
Во сне у художника остановилось сердце

Two Women Asleep in a Punt under the Willows, 1887

Cora, Countess of Strafford (Cora Smith) 1908

Mrs. Hugh  Hammersley 1892-1893

больше здесь и здесь

Источник: https://elenalendrover.livejournal.com/65371.html

Энн Перри — Тишина в Хановер-клоуз

Затягивать визит он больше не мог, а придумать правдоподобный предлог для разговора с вдовой тоже не получалось. Питт поблагодарил хозяев, и лакей вывел его из дома на серую заледенелую улицу.

Ему потребовалось три дня, чтобы найти вазу, подходящую под описание миссис Йорк — на полтора дюйма ниже и пятиугольную, а не квадратную, но очень похожую. С пресс-папье ничего не вышло; у скупщиков краденого не нашлось ничего даже отдаленно похожего, а если он принесет вещь, сильно отличающуюся от описания, его обман будет раскрыт.

Был канун Нового года, и шел сильный снег. Питт ехал по заснеженным улицам, и колеса экипажа вращались почти беззвучно; в начале четвертого лошади остановились у дома номер 2 в Хановер-клоуз. Питт заранее расспросил дежурного констебля и знал, что в этот час у него больше всего шансов застать молодую миссис Йорк, тогда как старая обычно уезжает с визитами.

На этот раз дверь открыла молодая симпатичная горничная в накрахмаленном кружевном фартуке и чепце на темных волосах.

Она окинула Питта подозрительным взглядом, от торчащих из-под высокой шляпы спутанных волос и пальто хорошего покроя, но плохо почищенного и с карманами, доверху набитыми всякими предметами, которые, как он полагал, могли ему пригодиться, до подаренных Эмили щегольских сапог.

— Да, сэр?

Томас улыбнулся девушке.

— Я пришел повидаться с миссис Йорк. Мы договаривались, что я нанесу ей визит в один из ближайших дней.

Горничную убедила улыбка, а не слова, которым она не поверила.

— У миссис Йорк гости, но если вы пройдете в маленькую столовую, я доложу ей о вашем приходе.

— Спасибо. — Питт вошел и протянул девушке одну из визитных карточек, которыми обзавелся после прошлого визита. Возможно, визитная карточка у полицейского — это слишком дерзко, но Томасу нравилось. И он полагал, что когда-нибудь эти затраты окупятся. Шарлотте он ничего не сказал, опасаясь, что жена посчитает это глупостью.

В столовой при кухне ничего не изменилось; за каминной решеткой все так же ровно горел огонь. На этот раз после ухода горничной Питт специально открыл дверь и стал чуть в стороне, чтобы слышать разговор приближающихся людей, оставаясь невидимым.

Вероятно, посетители не представляли интереса, но ему было любопытно.

У дверей не стояли экипажи, а значит, гости собирались пробыть достаточно долго, чтобы стоило отправить их в конюшню на заднем дворе — то есть больше получаса обычного послеобеденного визита.

Расчет Томаса оправдался. Горничная сообщила о его визите молодой миссис Йорк, и через десять минут пришла именно она. Ее сопровождал белокурый мужчина лет сорока с некрасивым, но умным и приятным лицом. Оба были вежливы, но держались очень сдержанно.

Вероника Йорк действительно оказалась красивой женщиной, очень стройной, с изящными плечами и грудью; двигалась она с необыкновенной грацией. Ее лицо было более тонким и выразительным, чем у свекрови, и сразу же понравилось Питту. В нем было что-то необычное, запоминающееся, и у Томаса создалось впечатление, что за внешним спокойствием бушуют страсти, грозящие прорваться наружу.

— Мистер Питт? — с сомнением произнесла она. — Надеюсь, вы не возражаете, что меня сопровождает мистер Данвер? Простите, но я не помню, чтобы мы были знакомы.

Данвер обнял ее одной рукой, словно готовясь защитить от любых неприятностей. Но на его лице не было враждебности, только настороженность и понимание ранимости женщины.

— Прошу прощения, — сразу же извинился Питт. — Мы договаривались с миссис Пирс Йорк. Мне следовало выразиться яснее. Но вы тоже могли бы мне помочь, — если не возражаете. — Он извлек из кармана пальто серебряную вазу и протянул Веронике. — Вполне возможно, что именно эту вазу украли у вас три года назад. Я прошу вас осмотреть ее и подтвердить или опровергнуть это.

Лицо Вероники побледнело, глаза широко раскрылись, как будто в руках у Питта было что-то страшное и непостижимое.

Данвер крепче обнял ее, словно боялся, что она лишится чувств, и в ярости повернулся к Питту.

— Ради всего святого, у вас совсем нет жалости? Вы приходите сюда без предупреждения, с вазой, которая была украдена три года назад, в ту самую ночь, когда был убит муж миссис Йорк! — Он посмотрел на Веронику, и вид ее страданий лишь усилил гнев. — Я пожалуюсь вашему начальству на такую бестактность! Вы должны были, по крайней мере, обратиться к мистеру Йорку!

Томас жалел ее, как и многих других людей, которых встречал за свою долгую карьеру, виноватых и невиновных. Что касается Джулиана Данвера, то либо он превосходный актер, либо ему не приходило в голову, что истина может оказаться не такой, какой он ее себе представлял.

— Мне очень жаль, — искренне извинился Питт. — Во время моего предыдущего визита мистер Йорк сказал, что не узнает вазу. Именно миссис Йорк составила подробное описание. Если хотите, я расспрошу слуг — с вашего позволения.

Читайте также:  Куинджи архип иванович: картины, биография

Вероника пыталась справиться с собой.

— Ты несправедлив, Джулиан. — Она с трудом сглотнула и попыталась отдышаться. Лицо ее по-прежнему было смертельно бледным. — Мистер Питт лишь исполняет свой долг. Миссис Йорк расстроилась бы не меньше. — Она посмотрела в глаза Томасу, и он был поражен силой ее чувств.

Эта женщина не просто светская красавица — она была бы неотразима в любой обстановке. — Боюсь, я не знаю, наша ли это ваза. — Вероника старалась унять дрожь в голосе. — Я ее почти не помню. Она стояла в библиотеке, где я бывала не так часто.

Может, вы расспросите слуг и не будете беспокоить мою свекровь?

— Конечно. — Питт надеялся найти предлог, чтобы поговорить со слугами, и с радостью ухватился за предложение Вероники. — Если вы дадите распоряжение дворецкому или экономке, я пройду в комнаты прислуги. Возможно, я найду там горничную, которая в то время вытирала пыль в библиотеке.

— Хорошо, — согласилась Вероника, не в силах скрыть своего облегчения. — Превосходная идея.

— Я распоряжусь, — предложил Данвер. — Ты не хочешь пройти к себе в комнату, дорогая? Я извинюсь перед Харриет и папой.

Она быстро повернулась к нему.

— Пожалуйста, ничего им не говори.

— Разумеется, — заверил он ее. — Я просто скажу, что у тебя немного закружилась голова и ты пошла прилечь на полчаса, а затем вернешься к ним. Хочешь, я пошлю за твоей горничной или за свекровью?

— Нет! — на этот раз голос Вероники звучал решительно, а пальцы крепко сжали запястье Данвера. — Пожалуйста, не нужно! Со мной все будет в порядке. Не стоит никого беспокоить. Я пойду к себе, смочу виски одеколоном и вернусь в гостиную. Будь добр, объясни Реддичу насчет мистера Питта и вазы.

Данвер нехотя подчинился, хотя лицо его выражало сомнение.

— Всего доброго, мистер Питт, — вежливо попрощалась Вероника и отвернулась. Данвер открыл перед ней дверь, и она скрылась в коридоре.

На звонок Данвера явился озабоченный дворецкий, мужчина средних лет, словно сохранивший недоуменную невинность юноши. В нем странным образом смешивались достоинство и осознание важности своего положения. Объяснив ему задание Питта, Данвер удалился, и дворецкий повел Томаса по коридору, через обитую зеленым сукном дверь в гостиную экономки, в данный момент свободную.

— Я точно не знаю, какая в то время была прислуга на первом этаже, — с сомнением произнес дворецкий. — Большая часть слуг сменилась после смерти мистера Роберта. Я сам тут человек новый, экономка — тоже. Но прислуга из буфетной тогда точно работала. Она может помнить.

— Позовите ее, — согласился Питт.

Около двадцати минут он сидел в гостиной, размышляя о Веронике Йорк, пока не появилась симпатичная девушка лет двадцати пяти. На ней было синее форменное платье, маленький белый фартук и чепец.

Совершенно очевидно, что это не прислуга из буфетной: изящная и аккуратная внешность, а руки не красные от постоянного соприкосновения с водой.

Прошло много времени с тех пор, как она в последний раз мыла пол.

Ее сопровождал дворецкий — предположительно для того, чтобы девушка не нарушала приличий в своих ответах.

— Меня зовут Далси, сэр, — сказала горничная, приседая. Полицейские не заслуживали полноценного реверанса, поскольку сами считались кем-то вроде слуг. — Я была тут помощницей горничной, когда убили мистера Роберта. Из слуг остались только мы с Мэри, прислугой из буфетной. Мистер Реддич сказал, что я могу вам помочь, да, сэр?

Жаль, что дворецкий не ушел, но Томас был к этому готов: на его месте так вел бы себя любой старший слуга.

— Будьте так любезны. — Инспектор снова достал серебряную вазу и протянул девушке. — Посмотрите на нее внимательно, Далси, и скажите, та ли это ваза, что стояла в библиотеке вплоть до гибели мистера Роберта Йорка.

— Ой! — Похоже, она испугалась. Очевидно, Реддич был краток и сообщил ей лишь то, что с ней хотят побеседовать из-за того, что она работала в доме три года назад. Взгляд широко раскрывшихся глаз девушки остановился на вазе в руке Питта. Дотронуться до вазы она не решалась.

— Ну, Далси? — спросил Томас. — Это та самая ваза? Должно быть, вы часто стирали с нее пыль.

— Очень похожа, сэр, но мне кажется, это не она. Помнится, у той было четыре стороны. Но я могу ошибаться.

Лучшего ответа горничная дать не могла. Он позволял Питту продолжить расспросы.

— Не волнуйтесь, — сказал он. — Просто вспомните свои обязанности три года назад. Помните ту неделю?

— О, да. — Голос девушки звучал приглушенно.

— Расскажите мне. В доме было много гостей?

— О, да, — воспоминания заставили ее улыбнуться. — Тогда тут было много людей. — Улыбка девушки погасла. — Конечно, после смерти мистера Роберта все прекратилось, и люди приезжали только с соболезнованиями.

— Наверное, дамы наносили визиты после полудня? — предположил Питт.

Источник: https://profilib.org/chtenie/39290/a-maykapar-muzey-izyaschnykh-iskusstv-boston-13.php

ЛитВек — Скачать бесплатно без регистрации — Самиздат — Книги читать онлайн

искусством импрессионистов популярность художника уменьшилась. К тому же с развитием железнодорожного сообщения выяснилось, что реальный американский Запад не похож на идеализированные образы Бирштадта.

Его кредо было писать привлекавшие виды не столько такими, какими они являлись в действительности, сколько какими, по его мнению, они должны были быть.

Пиц Бернина — гора в Рейтийских Альпах (Восточные Альпы) недалеко от Санкт-Морица, кантон Граубюнден, Швейцария. Ее высота превышает 4 тысячи метров над уровнем моря.

Это одна из пяти наиболее известных вершин. Ее величественный вид всегда привлекает туристов, и Бирштадт создал поистине восхитительный образ.

Джон Сингер Сарджент (1856–1925) Дочери Эдварда Дарли Бойта 1882. Холст, масло. 221,9×222,6

Джон Сингер Сарджент — выдающийся американский художник, мастер портрета, совместивший черты импрессионизма и модерна. Этот бостонец оставил карьеру юриста (с гарвардским дипломом) и обратился к живописи.

Читайте также:  Жмурки, франсиско гойя, 1789 - описание картины

Автор — один из представителей Прекрасной эпохи (периода европейской истории между 1890–1914, именованного так позже из-за контраста со временем Первой мировой войны), потому что значительную часть жизни он прожил в Европе, учился в Париже, там созрел как мастер и выставлялся.

Данный холст — шедевр Сарджента, он был написан во французской столице, которая имела большую диаспору американцев. С одним из семейств — Эдварда Дарли Бойта — художник был дружен.

Семья проживала в богатом квартале в роскошных апартаментах, что ясно ощущается в полотне. Чего стоят одни большие японские вазы! Они были сделаны в поселке Арита на острове Кюсю специально для продажи в Европе.

(На одной из выставок картина экспонировалась вместе с этими вазами, также хранящимися в Музее, что создало любопытный эффект.)

Произведение представляет собой групповой портрет четырех девочек — дочерей семейства (слева направо): Марии Луизы, Флоренс, Джейн, Джулии. Именно они впоследствии передали полотно вместе с вазами в бостонский Музей в память об отце. Поначалу супруги Бойт ожидали, что художник создаст традиционный портрет, но у Сарджента возник иной план.

В 1879 он совершил поездку в Мадрид, где познакомился с искусством Диего Веласкеса и сделал копии с его картин. Влияние испанца оказалось очень большим. Эта работа без сложного анализа вызывает в памяти знаменитую картину Веласкеса «Менины» («Фрейлины»).

Примечательно, что бостонский Музей предоставил холст Сарджента для показа в музее Прадо в Мадриде на выставке творений Веласкеса и два полотна висели рядом.

Джон Сингер Сарджент (1856–1925) Госпожа Фиск Уоррен и ее дочь Рэйчел 1903. Холст, масло. 152,4×102,5

Гретхен Осгуд Уоррен (миссис Фиск Уоррен) — член уважаемого семейства, талантливая поэтесса позирует со старшей дочерью в своем роскошном особняке в Бостоне (ныне это музей Изабеллы Стюарт Гарднер). В этом доме у Сарджента была мастерская.

Изысканные по форме кресла и картины XV века («Мадонну с Младенцем», кстати, и сейчас можно видеть в вышеназванном музее), в окружении которых изображены модели, подчеркивают их утонченность.

Мебель эпохи Возрождения и сама миссис Уоррен будто сошли со старинных портретов.

Миссис Фиск Уоррен являлась яркой личностью. Она знала несколько языков, изучала литературу, в Париже занималась музыкой у Габриеля Форе и драматическим искусством под руководством Коклена.

Оба ее наставника были в числе друзей Сарджента. В бостонском доме Уорренов живописец создал несколько портретов, предназначенных для интерьеров в готическом стиле.

Все они напоминают о дружбе художника с этим семейством.

Владельцы картины прекрасно сознавали ее исключительные достоинства. Они часто предоставляли ее и другие портреты мастера на выставки, что способствовало росту его славы и авторитета.

Уильям Майкл Харнетт (1848–1892) Старые модели 1892. Холст, масло. 138,1×71,8

Американский художник Уильям Майкл Харнетт родился в Ирландии, ребенком эмигрировал вместе с родителями. Он стал мастером натюрморта, работы, выполненные в духе старых голландских мастеров, отличают точность и скрупулезность, с какими выписаны предметы. Значительное место в творчестве автора занимала музыка.

Данная картина создана в последний год жизни Харнетта. Глядя на нее, испытываешь ощущение полнейшей реальности изображенного.

Еще при жизни мастера в одном из газетных отчетов о его выставке был приведен любопытный рассказ о том впечатлении, которое произвели на публику его работы, стиль и техника: «Один пожилой господин долго сквозь очки рассматривал картину и, наконец, изрек: „Как бы я хотел поиграть на этой скрипке!“ Он с энтузиазмом убеждал, сколько чарующих мелодий можно извлечь из нее. Он не замечал никакого подвоха, пока не подошел вплотную к картине — теперь он был совершенно обескуражен».

Не только инструменты изобразил Харнетт так, что их можно принять за подлинные! Во множестве его полотен — ноты, которые также воспроизведены с поразительной точностью. Как правило, это оригинальные мелодии или специальные обработки, сделанные для флейты или скрипки.

По-видимому, художник отдавал предпочтение произведениям, которые сам любил и играл. Среди композиторов — Беллини, Моцарт, Мейербер, Верди.

На данном холсте — титульный лист издания «50 мелодий для скрипки», а также ноты песни, которая особенно нравилась автору, — «Последняя роза лета» (из сборника «Ирландские мелодии», 1807).

Она встречалась и раньше в его картинах: одноименной (1886) и «Двери старого стенного шкафа» (1889). Харнетт, должно быть, выбрал эту мелодию по двум причинам — в память о стране своего детства и как средство усиления меланхолического характера работ.

Уильям Майкл Харнетт (1848–1892) Старые модели. Фрагмент 1892. Холст, масло. 138,1×71,8

Уильям Майкл Харнетт (1848–1892) Старые модели. Фрагмент 1892. Холст, масло. 138,1×71,8

Уинслоу Хомер (1836–1910) Адирондакский проводник 1894. Бумага, акварель, графитный карандаш. 38,5×54,6

Уинслоу Хомер известен как работами маслом, так и акварелями. Он является крупнейшей фигурой в американском искусстве XIX века, оказавшей влияние на все его последующее развитие, основоположником национальной реалистической живописи.

Адирондак — горный хребет на северо-востоке штата Нью-Йорк, северная часть системы Аппалачей, среди которой расположены живописные озера и, следовательно, течет водная жизнь обитателей тех мест. Картина Хомера запечатлела один из моментов этой жизни, представленный в тонкой поэтичной форме.

Далеко не всегда можно сразу найти аргументы в пользу утверждения или отрицания какого-либо суждения в сфере искусства. Но то, что некое произведение является предметом искусства, часто бывает ясно и без аргументов. Эта акварель — именно такое творение.

Привлекает внимание метод писания акварелью Хомера, по крайней мере, в данном случае: краски и оттенки не столько переливаются, что в высшей степени естественно для данной техники, а сопоставляются, будучи порой резко разграниченными (например, оттенки водной глади).

Необычны контрасты света и тени (сравните освещенную, почти белую, и теневую, почти черную, стороны лодки). Все это придает акварели некоторый таинственный характер.

Колоритного старика мастер писал не раз. Здесь он плывет на лодке на фоне спокойной и умиротворенной природы, кажется хозяином своих родных мест. Герой написан со спины, голова повернута назад.

Он еще крепок, хотя спина уже более сутулая по сравнению с его видом на ранней акварели (1892), имеющей такое же название и хранящейся в том же музее.

Совершенно очевидно, что художник симпатизировал этому старику.

Источник: https://litvek.com/br/349223?p=14

Ссылка на основную публикацию