Камера дельи спози, андреа мантенья

Мантенья.Камера дельи Спози,1465—1474 гг. | Волшебная сила искусства

           На этой неделе посетила знаменитый дворец Гонзага в Мантуе.В одной из комнат дворца итальянский художник Андреа Мантенья создал самое знаменитое свое произведение — росписи «Камеры дельи Спози» в палаццо Дукале. Сюда приводили самых важных посетителей и гостей маркиза, чтобы они полюбовались фресками.

Сам город расположен на острове среди озёр.На переднем плане вы видите Дворец Гонзага.Он похож на небольшую крепость.

 Вид на дворец со стороны озера.          

           В 1460 г. Мантенья переселяется в Мантую по приглашению маркиза Лудовико III Гонзага. Маркиз был одним из самых просвещённых тиранов Кватроченто и стремился сделать Мантую центром научной и художественной культуры Италии. При его дворе Мантенья мог жить и работать, пользуясь уважением и славой.

 Камера дельи Спози размещена в одной из комнат этого замка.

              Комната размером 8 на 8 м находится на втором (парадном) этаже угловой северо-восточной башни замка Св. Георгия, включённого в комплекс построек Палаццо Дукале. 

Сегодня подробно рассмотрим Потолочный плафон.Это очень оригинальная работа художника.

             Мантенья (как свидетельствует авторское граффити на откосе окна северной стены) начал свою работу 16 июня 1465 года.

Но фактически роспись создавалась позже, после его поездки во Флоренцию и Пизу (1466-67), и полностью была закончена в 1474 году.

Возможно, за время работы, которая прерывалась неоднократно, первоначальная программа могла несколько раз меняться из-за пожеланий заказчика.

               Мантенья неузнаваемо преобразил небольшое и неудобное средневековое помещение. Одними лишь средствами живописи он создал здесь роскошный ренессансный интерьер, место для торжественных приемов и праздников.

Семья герцога Гонзага.

           Почти кубическая комната декорирована наподобие павильона, открытого в пейзаж.
На плоском потолке камеры художник создал иллюзорные своды с изображениями римских императоров в медальонах, мифологических сцен, геральдических символов дома Гонзага, гирлянд из цветов и фруктов.

                      В центре потолка мастер разместил так называемый ложный окулюс, т.е. изображение круглого окна, в которое из-за балюстрады заглядывают мантуанские дамы и их чернокожая служанка, а также маленькие прелестные ангелочки — путти.

Некоторые из них перелезли через балюстраду и находятся внутри комнаты прямо над головой зрителя. Завершает фреску синее небо с подсвеченными солнцем облаками.

Комната кажется высокой, хотя в реальности её высота не превышает 7 метров

                         Широкая круглая рама, украшенная гирляндами, небольшое «окно» заметно выделяется в декоре свода. 8 ромбовидных секций свода украшены медальонами в венках с портретами римских императоров, поддерживаемых путти.

                        В 12 распалубках изображены подвиги Геракла и сцены из истории Орфея и Ариона, легендарных музыкантов древности, служителей Аполлона — это ассоциации с гениями хозяина дома, которые могли намекать на его любовь к музыке.
Эти «рельефы» all’antica и световой окулюс придают комнате важный оттенок классицизированности по типу древнеримского дома.

                    Окно окружено сквозной балюстрадой, составленной из тех же декоративных элементов, что цоколь стен внизу.

Над ней с точным учетом резких перспективных сокращений «помещена» кадка с карликовым апельсиновым деревом, которая будто грозит обрушиться вниз и своим краем дополнительно опирается на деревянную палку, как бы подставленную в последний момент.

Возможно, тут присутствует символика — апельсиновые плоды и цветы с давних пор связаны с браком и плодовитостью. Рядом сидит павлин — символ Геры/Юноны, обозначающий супружеское согласие.

                  По обе стороны балюстрады играют путти, просовывая головы между её колонками: один со стрелой, другой с венком, третий держит яблоко (атрибут Венеры), будто собираясь бросить его вниз. Вместе с ними вниз заглядывают улыбающиеся молодые женщины: какая-то матрона (её ошибочно принимали за портрет маркизы), чернокожая рабыня в пёстрой чалме.

           С другой стороны кадки с апельсинами — три служанки, одна с распущенными волосами и гребнем (это вестницы наступившего утра). Эффект «раскрытого» потолка усиливает то, что их лица показаны как бы находящимися в тени: этот смелый приём заставляет зрителя думать, что источник света находится над их головами

            Ценность фресок Мантеньи заключается не только в превосходном качестве созданной художником иллюзии. Они также представляют собой блестящее решение жанровой, тематической задачи — задачи группового портрета. В многочисленных фигурах фресок представлена обширная семья маркиза, его приближенные и слуги.

Гонзага встречает своего брата кардинала.

              Сцены из их жизни трактованы с такой непосредственностью и повествовательной конкретностью, что кажутся изображением каких-то реальных событий. Кроме того, фигуры психологически столь тесно связаны между собой, что составляют как бы некое органическое целое.

Источник: http://maxpark.com/community/6782/content/5416716

Выходные в Мантуе |

Достопримечательности

Панорама города с моста Сан-Джорджо

Мост, который ведёт прямо в сердце исторической части города, был построен в 1198 году. С него открывается знаменитая панорама Мантуи, особенно зрелищная на закате, когда воды озёр окрашиваются красно-оранжевыми оттенками. В июле и августе на поверхности озера Супериоре появляются тысячи цветков лотоса, повышающие градус живописности этого места практически до недостижимого уровня.

Силуэт центра Мантуи / shutterstock.com

Палаццо Дукале и Камера дельи Спози

Главная резиденция герцогов Гонзага, палаццо Дукале, — символ Мантуи, одно из самых больших зданий в Европе (34000 кв.м). Династия Гонзага правила в Мантуе с 1328 по 1707 г.

Палаццо Дукале в Мантуе / (c) Roberto Merlo www.italia.it

И, хотя предметы обстановки не сохранились, можно полюбоваться величественными фресками стен и сводов и лепниной. Самая главная достопримечательность Мантуи находится в замке резиденции.

Камера дельи Спози («Опочивальня супругов») была расписана Андреа Мантеньей портретами представителей рода Гонзага.

Потолок увенчан круглой обманкой, имитирующей открытое небо, выполненной с невероятным мастерством.

Обманка «Окно в небо» в Камера дельи Спози, Кастелло Сан-Джорджо / Wikimedia commons

Палаццо Те

Палаццо Те – ещё одна достопримечательность города, не побывать в которой было бы прискорбно. Дворец был построен в XVI веке знаменитым архитектором Джулио Романо.

Резиденция монументальна и элегантна снаружи, напоминая древнеримскую виллу, но главное её сокровище – это фресковая роспись помещений: «Конный зал», (лошади были одной из страстей герцога), «Комната Амура и Психеи», «Зал гигантов», где кажется, что колонны вот-вот обрушатся прямо на вас из-за мастерской техники росписи не только стен, но и полов и потолков.

Мантуя, Палаццо Те / www.shutterstock.com

Базилика Сант’Андреа

Базилика Сант’Андреа – самая большая церковь Мантуи, построенная по проекту Леона Баттиста Альберти. Её фасад – настоящий шедевр, но и интерьеры представляют большую художественную ценность. Здесь покоится прах Андреа Мантеньи, и хранятся две дароносицы с кровью Христа.

Внутренее убранство базилики Сант’Андреа / www.mantovameraviglia.com

Пьяцца Сорделло

Пьяцца Сорделло – это место основания Мантуи, самая большая площадь города, посвящённая поэту-трубадуру Сорделло. Впрочем, раньше её называли пьяцца Сан-Пьетро, в честь одноимённого собора, где похоронены многие члены рода Гонзага. Площадь Сорделло соединяется с площадью пьяцца делле Эрбе, где по выходным работает городской рынок.

Мантуя, пьяцца Сорделло / shutterstock.com

Лунгорио, набережная канала Рио

Канал Рио, прорытый в средние века, разделяет исторический центр на две части. Он соединяет озера Инфериоре и Супериоре. Лучшие виды открываются с мостов Сан-Франческо и Массари, а также рыбного рынка («Пескьера ди Джулио Романо»).

Лунгорио (набережная канала) / www.virgilioguide.it

Кухня

Тортелли с тыквой

© www.rana.it

Тортелли с тыквой – это прямоугольные вареники из яичного теста, примерно 60 х 35 мм, с начинкой из варёной тыквы, миндального печенья, мостарды (острого сиропа), сыра грана и мускатного ореха. Впервые они упоминаются в XVI веке и считаются символом местной кухни.

© www.foodspotting.com

В низовьях Паданской равнины, где расположена Мантуя, производится больше всего риса в Европе. Неудивительно, что ризотто – одно из главных местных блюд. Вот лишь самые известные его рецепты: «ризотто алла пилота» со свиной сыровяленной колбаской; ризотто с лягушачьими лапками (а также оливковым маслом и луком); «ризотто сальтареи» с обжаренными речными креветками.

Праздник капунцеи в Вольта Мантована (Мантуя), 2014 г. / www.mondodelgusto.it

Капунзеи, или хлебные клёцки, имеют веретенообразную форму. Это типичное блюдо народной кухни, причём весьма питательное, подаётся с бульоном и без, с топлёным маслом или мясным рагу.

Бразато, мясо тушёное в красном вине / www.flickr.com

В Мантуе печки издавна использовались и для отопления, и для приготовления пищи. Длительное тушение при низкой температуре («стуфато») – отличный способ приготовить жирную свинину, весьма распространённую в этих краях.
«Бразато» – это чуть иная технология тушения, когда в мясо добавляется вино, бульон и специи.

Аэропорт «Катулло» в Виллафранке (Верона), 20 км — www.aeroportoverona.it
Аэропорт «Габриэле Д’Аннунцио» в Монтикьяри, 60 км — www.aeroportoverona.it/brescia
Аэропорт «Джузеппе Верди» в Парме, 60 км — www.

aeroportoparma.it
Аэропорт «Маркони» в Болонье, 100 км — www.bologna-airport.it
Аэропорт «Орио аль Серио» в Бергамо, 100 км — www.sacbo.it
Аэропорт “Марко Поло» в Венеции, 180 км — www.veniceairport.

it

На поезде

Через город проходят следующие железнодорожные линии: Милан – Кремона — Мантуя Мантуя – Суззара — Феррара Мантуя – Монселиче — Падуя Верона – Мантуя — Модена

С расписанием и ценами на билеты можно ознакомиться на сайтах: www.trenitalia.it и www.trenord.it

На автомобиле

Автострада А22 Бреннеро-Модена, съезды Мантова Норд, Мантова Суд, Пегоньяга Автострада А4 Милан-Венеция, съезды Дезенцано, Сирмионе, Пескьера и Верона Суд

Автострада дель Соле А1, съезды Парма Эст и Реджо-Эмилия.

Читайте также:  «сцены из жизни святителя николая», фра беато анджелико — описание картины

Туристско-информационный офис Мантуи Piazza Mantegna, 6 — 46100 Mantova Тел. 0376 432432

Эл. почта: [email protected]

Источник: https://latuaitalia.ru/where-to-go/vyhodnye-v-mantue/

Художник недели: Андреа Мантенья

В Оружейной палате Московского Кремля до 18 июля можно увидеть картину «Святой Георгий» — один из самых известных шедевров выдающегося мастера итальянского ренессанса Андреа Мантеньи.

Имя и творчество Мантеньи не так известны русскому зрителю, как, например, Сандро Боттичелли или Леонардо да Винчи, однако современные историки искусства называют его одним из «гениев, свершивших внезапный и радикальный переворот» в европейском искусстве (Дж.

Арган), а Вазари еще в XVI веке писал, что «не всегда находится человек, который сумел бы распознать, оценить и вознаградить чей-либо талант так, как признан был талант Андреа Мантеньи» (доподлинно неизвестно, кого именно имел в виду биограф, но, как мы увидим ниже, такой человек был не один).

Андреа Мантенья (Andrea Mantegna) родился в 1431 году в семье плотника Бьяджо, в местечке Изола-ди-Картура, между Падуей и Виченцией. В 1441 году десятилетний Андреа был отдан в подмастерья падуанскому художнику Франческо Скварчоне. Сменивший в тридцатилетнем (т. е.

весьма зрелом по тем временам) возрасте ремесло портного и вышивальщика на профессию живописца, Скварчоне стал знаменитым педагогом, основал Академию художеств Падуи и музей при ней.

Известный собиратель древностей, из путешествий по Италии и Греции он привозил слепки античных скульптур, и они, по-видимому, служили также и пособиями для учеников, которых у Скварчоне было более ста человек.

В период обучения Мантенья без труда превосходил остальных учеников Скварчоне и сблизился со своим учителем настолько, что был усыновлен им в тринадцатилетнем возрасте. Как сообщает Вазари, в 14 лет Мантенья уже был записан в братство живописцев.

Практический подход Скварчоне к приемам обучения художническому ремеслу, а также его любовь к греческой античности (представленной в его время исключительно рельефами и скульптурой) во многом определили взгляд молодого Мантеньи на искусство и творчество в целом.

«Андреа всегда придерживался мнения, что хорошие античные статуи более совершенны и обладают более прекрасными формами, чем мы это видим в природе…

Помимо всего этого, статуи казались ему более законченными и более точными в передаче мускулов, вен, жил и других деталей, которые природа не так ясно обнаруживает» (Вазари); вместе с тем в раннем творчестве Мантенья ориентировался, помимо античной скульптуры, на фрески Андеа дель Кастаньо в Венеции, росписи Паоло Учелло и Филиппо Липпи и алтарь Донателло в Падуе. С Филиппо Липпи и Донателло он даже был знаком и не раз встречался с ними в Падуе.

В 1448 году 17-летний Мантенья ушел из мастерской Скварчоне и, уже как самостоятельный мастер, приступил к росписям капеллы Оветари в Падуе (сильно пострадала в период Второй мировой войны).

Фрески капеллы Оветари на протяжении почти шести веков считаются одной из лучших и крупнейших работ Мантеньи, в которой прослеживается его рост как художника: от сцены к сцене все более заметно мастерство в построении пространства и перспективного сокращения фигур и объемов в нем.

Взаимодействие формы и пространства, объема, в него помещенного, изображения (построения) их на плоскости — холста, доски или стены — занимают Мантенью на протяжении всей жизни.

Возможно, этот интерес и привел его к тому, что мы сегодня назвали бы графикой, но что в XV веке своего названия еще не имело, но определялось, скорее всего, как тоновой рисунок: он увлекался не совсем типичной для итальянского мастера Возрождения техникой гравюры, работал гризайлью, делал много набросков карандашом.

Цвет и оттенки интересовали его куда меньше, чем линии и тональные переходы чистого цвета. Он слыл мастером рисунка и перспективы: известно, что А. Дюрер, отправляясь в 1506 году в Италию, ставил своей целью познакомиться с ним.

Известность юного художника вышла за границы Падуи настолько, что в 1449 году, 18 лет от роду, по настоянию герцогов д’Эсте он ненадолго переехал в Феррару, где как раз в это время братья Леонелло, Борсо и Эрколе д’Эсте создавали из своей столицы крупнейший центр культурного движения, собирая вокруг себя целый мир ученых, писателей и артистов.

Признание, известность, внимание со стороны богатых покровителей искусства ввели Мантенью в круг самых известных художников своего времени.

Он познакомился, например, с семейством Беллини — одной из крупнейших художественных династий Венеции и Италии, давшей миру таких художников, как Якопо Беллини (1400–1470), расписавшего множество венецианских церквей, его сын Джентиле (1429–1507), чрезвычайно почитаемый при жизни художник, автор многочисленных портретов дожей и прочей венецианской знати, и конечно, самый известный представитель фамилии — Джованни (1430–1516), младший брат Джентиле, оставивший после себя более 200 произведений живописи и рисунка. В 1453 году Андреа Мантенья вошел в эту семью, женившись на дочери Якопо Николозии Беллини.

В исследовательской литературе много говорится о влиянии творчества венецианцев Беллини на манеру Мантеньи, однако влияние это было взаимным. Беллини (особенно Джованни) усвоили более сложные многоплановые и сложноракурсные композиционные схемы, а работы Мантеньи приобрели многоцветность, присущую венецианской живописи.

И пусть с течением времени, особенно к концу 1490-х — началу 1500-х, Мантенья все больше увлечется игрой красок и все больше внимания будет уделять мелким и декоративным деталям, неизменным останется главное: его преклонение перед античным искусством, возникшее, по видимости, в мастерской Скварчоне, по-прежнему будет видно и в постановке фигур, и в резкой пластике форм, и в стремлении, особенно в ранний период, к созданию иллюзии объема до такой степени, что его образы кажутся объемными, выступающими за пределы плоскости холста, и в мягких, свободных ниспадающих складках костюмов персонажей, одетых всегда на античный манер (большинство его коллег по цеху изображали одежды в готической манере).

В 1459 году Мантенья переезжает из Падуи ко двору герцога Гонзаго в Мантуе, становится его придворным живописцем и получает высокую плату за свой труд. Кроме того, мантуанский герцог был известным любителем античности и поручил художнику заботу о своих коллекциях, что позволило Мантенье более полно погрузиться в любимую им культуру античной Греции и Рима.

Одной из самых крупных работ, выполненных Мантеньей для Гонзаго, стали фрески Камеры дельи Спози, которые он закончил к 1474 году.

Камера дельи Спози — небольшая квадратная комната с двумя маленькими окнами, бывшая изначально спальней Лодовико Гонзаго, а позже служившая для приема почетных гостей, — подобно парадным спальням многих крупных европейских дворцов, была покрыта фресками полностью: потолок украшала роспись, имитирующая воздушный колодец и небо, стены были расписаны сценами из истории династии Гонзаго.

1488–1490 годы Мантенья провел в Риме, работая над заказом папы Иннокентия VII — росписями бельведерской капеллы (не сохранились), однако, помимо папских фресок, в этот период он пишет большое количество станковых работ, многие из которых сегодня можно увидеть в крупнейших музеях Европы.

Вместе с тем Мантенья благодаря своей известности и заказам получает все больше возможностей продолжать изучать античную культуру и искусство.

К 1492 году относят очень интересную серию из 9 полотен под общим названием «Триумф Цезаря», в которой автор обращается к историческому жанру и последовательно изображает все, что знает об античном мире, — от военных орудий и архитектуры до монет, медалей, процессий танцоров и музыкантов. К концу 1490-х он начинает писать и на мифологические темы.

Самой же известной, но вместе с тем самой необычной и загадочной его картиной по праву считается работа «Мертвый Христос».

Долгое время она датировалась 1500 годом, однако сегодня ученые, исходя из манеры написания мягких складок ткани, большой работы с перспективой и техники мазка, склоняются к более ранней датировке — 1457 году.

В литературе можно также встретить датировку ок. 1480 года — как среднюю дату между двумя этими предположениями.

Изображенная в сложном ракурсе фигура поражает и даже вводит в недоумение как своим композиционным построением, так и иконографией.

После того как удастся оторвать взгляд от изображенной в сложнейшем ракурсе с точнейшими перспективными сокращениями центральной фигуры Христа, невольно задаешься вопросом о практически монохромной поверхности картины, о том, что Христос изображен не с большей тщательностью, чем кровать, на которой он лежит, и низведен тем самым до уровня предмета, что фигуры Богоматери и Иоанна в своей плоскостности и упрощенности почти неотделимы от фона. Однако есть в этой картине некоторая завораживающая бестелесность (возможно, играет свою роль несовпадение размеров кровати и тела на ней), заставляющая вглядываться в нее снова и снова и ощущать себя свидетелем и участником библейских событий.

Завораживает и притягивает она и сегодня. Яркий пример — использование композиции этой картины в фильме Андрея Звягинцева «Возвращение».

  • Кадр из фильма «Возвращение». Реж. А. Звягинцев2003Источник: filmz.ru

Работы Мантеньи считают большой честью и удачей иметь в своих коллекциях галерея Уффици и другие музеи Италии, парижский Лувр, Национальная лондонская галерея, нью-йоркский Метрополитен музей и т. д. К сожалению, в России его работ нет, но время от времени их можно увидеть на выставках.

На арт-рынке каждое появление работ Мантеньи (как и вообще мастеров его уровня) — настоящая сенсация и событие мирового значения.

С 1991 по 2013 год в аукционных каталогах они появлялись всего 43 раза, и почти всегда в разделах графики.

Живопись же его редка на рынке невероятно: за последние 20 лет станковые работы (доска, темпера) продавались только 2 раза, причем каждый раз с рекордными результатами.

40 раз продавалась графика (тиражная и оригинальная), а в апреле этого года на одном из немецких аукционов была предпринята попытка продать несколько листов с гризайлью (масло и темпера на бумаге). Учитывая такую редкость появления на рынке, ничего удивительного нет в том, что процент проданных работ стремится к 90.

Рекордная сумма за работу Мантеньи была зафиксирована 23 января 2003 года в ходе торгов аукционного дома Sotheby’s в Нью-Йорке.

Более 25,5 миллиона долларов заплатил неизвестный покупатель за небольшую (39 × 42) недатированную темперу «Сошествие во ад».

По оценкам artprice на 2011 год, этот результат занимает 9-е место в десятке самых дорогих на открытом рынке работ старых мастеров, обгоняя даже живопись Рембранта.

В 2007 году (то есть незадолго до кризиса) на том же Sotheby’s, но в Лондоне, холст «Мадонна с младенцем» был продан за 240 500 фунтов стерлингов (почти полмиллиона долларов).

Читайте также:  Девочка на шаре, пабло пикассо, 1905

Справедливости ради стоит отметить, что, судя по всему, эта недатированная работа (холст, темпера.

47,6 × 36,8) относится к более раннему периоду творчества художника и, возможно, не представляет такой художественной ценности, как «Сошествие во ад».

Рекордная цена в 60 000 евро за графику (тиражную) была установлена в далеком 2002 году во Франции. Именно эту сумму отдали за лист «Мадонна с младенцем», превысив тем самым эстимейт более чем в три раза.

Продаются работы Мантеньи и сегодня. Конечно, это тиражная графика, но зато в среднем и нижнем ценовых сегментах.

Три листа из не самой редкой его серии «Вакханалия с бочкой вина» (1490) были проданы 5 июня 2013 года в ходе торгов аукционного дома Bonhams за 2 125 фунтов (при эстимейте 600–800 фунтов).

Так что у любителей старых итальянских мастеров есть возможность пополнить коллекции работами великого Андреа Мантеньи.

Мария Кузнецова, AI

Источники:

  1. Дж. К. Арган. История итальянского искусства. М.: Радуга, 2000.
  2. Джорджо Вазари. Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев. М.: Азбука-классика, 2004.
  3. Искусство итальянского Ренессанса. Под ред. Рольфа Томана. Konemann, 2001.
  4. artprice.com
  5. artinvestment.ru

Источник: https://artinvestment.ru/invest/painters/20130716_mantegna.html

Росписи-обманки. Камера Дельи Спози в Мантуе

В искусстве итальянского Ренессанса мотив тромплёя появляется очень часто — либо в настенных росписях, имитирующих каменную инкрустацию, мраморные статуи или окна, либо, что бывало гораздо реже, в самих  картинах. 

Сегодня я хочу рассказать про, пожалуй, самую удивительную фреску-обманку. Речь пойдет о создании окулюса (прим. ред. — так называемого ложного окна) на плоском потолке кисти Андреа Мантеньи в камере Дельи Спози (Брачная комната, брачный чертог) или Камере Пикта (расписанная комната), как ее стали называть благодаря фрескам итальянского гения.

Эта полностью расписанная фресками комната, размер которой 8*8 метров, буквально наполнена обманками. Во-первых, за счет живописи это небольшое пространство удалось зрительно расширить.

Кроме того, вся живописная программа, демонстрирующая нам сцены из жизни маркизов Гонзаго (мой любимый эпизод — детишки Джанфранческо и Сиджизмондо Гонзаго: эти трогательные ребята одеты по моде того времени в очаровательные плащики и лосины, младший очаровательно держит свою маму за руку), разделена на 12 частей, каждая из которых фланкируется 2 легкими и тонкими нарисованными! колоннами, которые опираются на нарисованный! мраморный цоколь.

На колоннах Мантенья изобразил железные стержни, на которые мысленно можно повесить тяжелый бархатный занавес, чтобы усилить театральность сцен.

Окулюс является смысловым центром композиции- благодаря живописным эффектам, кажется, что комната завершается большим куполом, хотя на самом деле ее высота не превышает 7 метров.

Находясь под плафоном, из отверстия которого на вас льется солнечный свет и виднеется голубое небо, вы можете наблюдать многочисленных персонажей, которые, в свою очередь, наблюдают за вами. Это и пухлые дети, которые умудрились уместиться на узкий декоративный поясок, обрамляющий арку, — сразу возникает мотив неустойчивости, кажется что вот-вот аппетитные малыши упадут прямо на вас.

От неминуемого падения кадки с апельсиновым деревом (символ плодородия) вас спасает сам Андреа Мантенья, который в самый последний момент подрисовывает деревянную балку, которая и удерживает ее. Кроме того, за жизнью хозяев наблюдают чернокожая рабыня в пестрой чалме, матрона, несколько служанок, одна из которых предстает перед нами с распущенными волосами, как символ на ступающего утра. 

Вот так живописцы итальянского Ренессанса, подобно волшебнику, вынимающему кролика из шляпы, могли творить чудеса при помощи кисти, красок, удивительного таланта и бесконечной фантазии.

Источник: https://www.pinkbus.ru/articles/rospisi-obmanki-kamera-deli-spozi-v-mantue

Топ 10 оптических иллюзий в искусстве — Цезариум

«Корзина с фруктами» Джузеппе Арчимбольдо  примерно 1590 год.

Если смотреть с одной стороны, то увидим казалось бы, обычный натюрморт с  осенними плодами такими, как яблоки, груши, виноград и инжир. Но стоит перевернуть картину и сразу возникает портрет мужчины, состоящий из фруктов. Он как бы подмигивает зрителю, тем самым подчеркивая шутку художника с переворотом.

Творчество Арчимбольдо  относят к   маньеризмау, но многие критики полагают, что его картины  предвосхитили появление сюрреализма в ХХ веке.  В своей работе художник демонстрирует создание и уничтожение одного образа в пользу другого.

В результате работа является одновременно забавной и философской и  напоминает зрителю не только о бренности жизни, но и о том, как устроено физическое существование хрупкого мира вокруг нас.

«Все суета» Чарльз Алан Гилберт (1892)

Идея картины проста и остроумна, в её основе — каламбур. Соль в том, что в английском языке vanity — это и «суета», и «безделушки», и «туалетный столик». Поэтому название произведения «All Is Vanity» может быть переведено и как «Все суета», и как «Все безделушки с туалетного столика».

Удивителен тот факт, что на момент написания «Аll is Vanity» в 1892 г., автору Charles Allen Gilbert, ставшему впоследствии известным американским иллюстратором, было всего 18 лет. Долгое время рисунок был невостребован, пока спустя десятилетие, его удалось пристроить в малоизвестный журнал LIFE.

C момента первой публикации в 1902 г. работу «Все-суета» ждал грандиозный успех. Её печатали и продавали огромными тиражами.

Даже спустя сто лет картина все так же пленяет своей загадочностью  и заставляет искать ответ на вопрос,  что же на ней — молодая девушка перед зеркалом или же зловещий череп…

«Галатея со сферами» Сальвадор Дал (1952)

Одна из самых ярких работ ядерно-мистического периода. В то время художник изучал разнообразные науки и наткнулся на теорию атомов. Эта теория настолько сильно впечатлила Дали, что он начал писать новую картину.

Лицо своей жены он изображает из множества маленьких-сфер атомов, сливающихся в единый целый коридор. Симметричность этих кругов образует могущественную перспективу и придает картине трехмерный вид. Вся композиция в целом завораживает, заколдовывает зрителя.

Она создает впечатление движения кругов. Словно бы Галатея крутиться с помощью каждого отдельного живого атома.

«Рисующие руки» Морис Корнелис Эшер (1948)

Морис Эшер — нидерландский художник-график. Известен прежде всего своими концептуальными литографиями и гравюрами, в которых мастерски исследовал пластические аспекты понятий бесконечности и симметрии, а также особенности психологического восприятия сложных трехмерных объектов.

У Эшера было небольшое психическое отклонение — он испытывал болезненное влечение к падению. При взгляде вверх, на башню, гору или бесконечную вертикаль Эшер впадал в экстатическое оцепенение. Об этом вспоминают многие его биографы и друзья.

Патологическая любовь к высоте породила его неповторимую манеру письма — что бы ни изображал Эшер, это было нарушение очевидного, падение вниз, выворачивание наизнанку, насмешка над силами тяжести и искривление позвоночного пространства.

Для сюжетов «классических» произведений Эшера («Рисующие руки», «Метаморфозы», «День и ночь», «Рептилии», «Встреча», «Дом с лестницей» и т. д.) характерно остроумное осмысление логических и пластических парадоксов. В сочетании с виртуозной техникой это производит сильное впечатление.

Многие графические и концептуальные находки Эшера вошли в число символов XX века и впоследствии неоднократно воспроизводились или «цитировались» другими художниками.

Виктор Вазарели

Виктор Вазарели французский художник, график и скульптор венгерского происхождения, ведущий представитель направления «оп-арт». В период 60-70-х годов прошлого столетия его оптические изображения стали частью популярной культуры, оказав сильное влияние на архитектуру, компьютерную науку, моду, позволив взглянуть на вещи по-новому.

 В 1959-м году Вазарели запатентовал свой собственный метод серийного создания художественных произведений, поставив тем самым под вопрос важность автора в процессе создания произведения искусства. Метод Вазарели состоял в комбинировании определенного количества цветных геометрических фигур.

Набор и цвета были строго ограничены: три красные фигуры, три зеленые, три синие, две фиолетовые, две желтые, черная, белая и серая; три круга, два квадрата, два ромба, два прямоугольника, треугольник, два рассеченных круга, три овала. Помощники Вазарели создавали произведения, комбинируя данные фигуры.

В 1950-1960-х годах художник постоянно получал награды и премии на различных международных биеннале и фестивалях.

«Катаракта 3» Бриджет Райли (1967)

Британский художник Бриджит Райли создала полотно Катаракта 3 с четко поставленной целью — вызывать у зрителя оптические иллюзии при помощи индуцирующих линии и отсутствия точки равновесия.

Картина выглядит обманчиво просто – она состоит из большого количества волнообразных полос, которые вместе способны воздействовать на координацию движений зрителя. Бриджит Райли с детства была очарована искусством пуантилистов.

Их теория заключалась в максимальном смещении точек композиции и цветовых балансов.

Однако пуантилисты полагались на то, что человеческий разум смешает большое количество точек в цвет и форму, в то время как Райли опиралась на эмоциональную силу минималистических геометрических фигур и черно-белых форм. Результатом стала элегантность, легко дезориентирующая и взрывающая ум.

 «Камера дельи Спози» Андреа Мантеньи (1465 – 1474)

Андреа Мантенья — итальянский художник, представитель падуанской школы живописи. В отличие от большинства других классиков итальянского Ренессанса, писал в жёсткой и резкой манере. Один из крупнейших гуманистов Италии, Мантенья был знатоком и собирателем произведений античной культуры.

Благодаря в том числе и глубокому пониманию античности, Мантенья стал радикальным новатором живописи. Камера дельи Спози — помещение в итальянском замке Палаццо Дукале, расписанное фресками Андреа Мантеньи. Комната с плафоном кажется высокой, хотя в реальности ее высота не превышает 7 метров.

Главной иллюзией является круглое окно, сквозь которое видно голубое небо, а льющийся из него свет бросает блики и тени на фигуры у балюстрады.

«Сметая все под ковер» Бэнкси (2006)

С начала девяностых британский художник-граффитист Бэнкси стремился сорвать маску с лица социального лицемерия. На одном из его известнейших творений горничная оглядывается по сторонам, прежде чем выбросить сметенный мусор «под ковер».

Однако вместо ковра она поднимает своего рода слой, отделяющий реальную жизнь от изображения на стене. И хотя недавние расследования все-таки добрались до истинной личности Бэнкси, он по-прежнему старается держаться как можно дальше от общественности.

Оставаясь под прикрытием темного капюшона, Бэнкси хочет быть волшебником, манипулирующим взглядами людей из-за кулис.

Читайте также:  Портрет молодого человека, альбрехт дюрер, 1521

 «The Sun Sets Sail»  Robert Gonsalves

Канадский художник Роб Гонсалвес (Rob Gonsalves) родился в цыганской семье в 1959 году. Почетный житель Канады, отмеченный многими наградами. Хотя работы Гонсалвеса относят к сюрреализму, они все-таки не полностью выдержаны в этом стиле, потому что его образы всегда четко спланированы и являются результатом осознанной мысли.

Идеи, по большей части, генерируются из внешнего мира и основываются на человеческой активности, художник использует тщательно выверенные иллюзионистские приемы. Гонсалвес добавляет волшебства в реальные сцены. В результате, термин «магический реализм» в точности описывает его работы.  Гонсалес играет не только формами и пространством, но и английским языком.

The Sun Sets Sail — непереводимая игра слов: sunset — «закат», set sail — «отправляться в плавание».

Олег Шупляк (2009)

Современный украинский художник Олег Шупляк (Oleg Shuplyak) создает удивительные оптические иллюзии. В каждой картинки находятся скрытые образы, на которые мы предлагаем взглянуть в этой коллекции.

По образованию Олег Шупляк — архитектор, но уже долгое время преподает рисование и живопись, начав со школы в родном селе, а продолжив — в художественной школе города Бережаны.

Несмотря на то, что в портфолио художника есть бесчисленное множество традиционной живописи, внимание привлекает именно нетрадиционная, — так называемые «картины с двойным смыслом», согласно терминологии автора.

Источник: http://cezarium.com/5841-2/

Андреа Мантенья (1430/1431 — 1506)

04.07.2008

Публикации

Андреа Мантенья, один из ведущих мастеров Раннего Возрождения, жил и работал в Северной Италии. Он родился в Падуе, входившей в состав Венецианской республики, в десятилетнем возрасте поступил в мастерскую местного второстепенного живописца Франческо Скварчоне.

В девятнадцать лет получил звание мастера и первый большой заказ, расписав фресками капеллу Оветари падуанской церкви Эремитани.

Уже в этом первом фресковом цикле, погибшем в 1944 году во время бомбардировки Падуи англичанами, он проявил себя как полностью сложившийся мастер, имеющий неповторимый, несколько жесткий стиль, великолепно владеющий рисунком, перспективой, композицией, обладающий незаурядной архитектурной фантазией, склонностью к холодному, суровому величию. В 1453 году Мантенья женился на Николозии Беллини, дочери основоположника ренессансной венецианской школы Якопо Беллини и сестре уже начавших свою художественную карьеру живописцев Джентиле и Джованни Беллини.

Поклонение волхвов. 1462

В 1457 году молодой художник стал придворным живописцем правителя Мантуи Лудовико Гонзага, и с этим городом была связана вся его дальнейшая жизнь.

Алтарь Сан Дзено. 1457—1460

Творчество Мантеньи сформировалось в чрезвычайно благоприятной для молодого художника среде. Падуя была университетским городом, и атмосфера учености распространялась далеко за пределы университетских стен. Здесь зародился, видимо, интерес художника к античности, глубоким знатоком которой он впоследствии стал. В молодости он даже участвовал в археологических раскопках.

Вероятно, он держал в руках книги, украшенные миниатюрами североитальянских художников и научился ценить драгоценную красоту деталей. С другой стороны, еще подростком он познакомился с искусством флорентийских мастеров — в 1400-х годах в Падуе работал крупнейший скульптор Флоренции Донателло, одним из помощников которого был Паоло Уччелло.

Породнившись с семьей Беллини, Мантенья, видимо, получен доступ к прославленным книгам рисунков Якопо Беллини и изучил разработанные этим мастером принципы построения сложных многофигурных композиций. В Ферраре, которую он посетил в начале 1450-х годов, он мог познакомиться с работами нидерландских мастеров.

Наконец, Мантуя, где он прожил почти полвека, была в это время одним из видных центров итальянского гуманизма.

Мадонна Тривульцио. 1497

Мантенья равно успешно работал как монументалист и мастер станковой живописи, писал фрески, большие алтарные картины и маленькие, напоминающие драгоценные миниатюры, композиции, одним из первых в Италии освоил технику резцовой гравюры, пробовал силы в архитектуре, построив в Мантуе собственный дом с необычным круглым двором.

Мертвый Христос. Ок. 1500

Искусство Мантеньи проникнуто суровостью, величием, героическим пафосом, даже в небольших его композициях всегда присутствует монументальное начало.

Но одновременно он унаследовал от своих североитальянских предшественников вкус к деталям, любовь к декоративности и нарядности.

Нередко его композиции так насыщены декоративными элементами, изображениями фруктовых гирлянд, мраморных рельефов с тончайшими орнаментальными узорами, мозаик, что вызывают в памяти расточительное богатство форм архитектуры и пластики Северной Италии.

Моление о чаше. 1455

Стремление к обобщенности, монументальность соединяется у него с филигранной проработкой мельчайших деталей.

Так, в одной из ранних станковых работ Мантеньи — «Молении о чаше» (1455, Лондон, Национальная галерея), повторяющем мотивы рисунка Якопо Беллини, действие происходит на фоне величественного и сурового скалистого пейзажа с поднимающимися к небу каменными пиками скал фантастического облика, от глаза художника не ускользает засохшее дерево с полусодранной корой и вывороченный с корнями ствол с обнажившимся рисунком древесины.

Святой Георгий

Особенно поражают сочетанием монументального начала и тончайшей передачи деталей, как бы увиденных сквозь увеличительное стекло, небольшие композиции 1460-х годов — «Святой Себастьян» (Вена, Музей истории искусства) и «Святой Георгий» (Венеция, Галереи Академии).

Святой Георгий в сияющих серебристых латах и пронзенный стрелами Святой Себастьян изображены на этих миниатюрных композициях крупным планом, на фоне далекого, увиденного как бы сверху пейзажа, детали которого вплоть до россыпи камешков на горной дороге, выписаны тончайшей кисточкой со скрупулезной точностью. Так же тщательно выписаны детали пустынного пейзажа со странной, похожей на гигантскую друзу минералов скалой и каменоломней в миниатюрной композиции «Мадонна каменоломен» (Мадонна делле каве, 1489, Флоренция, Галерея Уффици).

Мадонна каменоломен (Мадонна делле каве). 1489

В пейзажах Мантеньи обычно господствует камень — слоистые скалы, напоминающие причудливые башни, бесплодные каменистые почвы; в «Святом Себастьяне» даже облако превращается в рельеф с фигурой всадника.

Тяготение Мантеньи к пластической выразительности каменных масс нашло выражение и в ряде живописных композиций, имитирующих мраморные рельефы («Самсон и Далила», 1490-е, Лондон, Национальная галерея).

Самсон и Далила. 1490-е

В этой эстетизации пластического начала особенно полно проявляется преклонение Мантеньи перед античностью, которая предстает в его воображении как мир величественных статуй и великолепной архитектуры, героических подвигов и торжественных триумфов. Оттенок холодной строгости присущ даже самой гармонической из его мифологических композиций — картине «Парнас» (1497, Париж, Лувр) с музами, танцующими у причудливой скалы, на которой стоит счастливая любовная пара — Марс и Венера.

Триумф Цезаря. Несущие ювелирные изделия, трофеи и короны. 1486—1495

Масштабной попыткой воскресить величественный и суровый облик Древнего Рима стал грандиозный живописный цикл «Триумф Цезаря» (1486—1495, Лондон, Хемптон Корт).

Девять больших полотен, входящих в этот цикл, должны были, по замыслу Мантеньи, составить единый, длиной около 25 метров фриз, предназначенный для одного из залов обширной резиденции правителей Мантуи — Палаццо Дукале.

На современников Мантеньи этот фриз, где к стенам Рима на фоне холмов торжественным маршем подходили несущие военные трофеи легионеры, вздымался лес копий и боевых штандартов, поднимали к небу свои трубы музыканты, двигались всадники и боевые слоны, проезжал на своей колеснице Юлий Цезарь, должен был произвести ошеломляющее впечатление и поразить их достоверностью созданной картины. К сожалению, в наши дни в галерее Хемптон Корта эти полотна выставлены как отдельные картины, что нарушило композиционное единство грандиозного фриза.

Росписи Камеры дельи Спози. Двор Гонзага. 1465—1474

Росписи Камеры дельи Спози. «Окулус» плафона. 1465—1474

Вторым, не менее великолепным и прекрасно сохранившимся монументальным циклом Мантеньи, созданным в Мантуе, являются росписи одного из залов в старой части огромного дворца мантуанских правителей — Кастелло ди Сан Джорджо, выполненные в 1464—1475 годах.

Название этого покоя — Камера дельи Спози (Комната новобрачных) — восходит к XVII веку; первоначальное назначение его неизвестно. В начале XVI века здесь хранились раритеты и произведения искусства, собранные семьей Гонзага. Росписи Камеры дельи Спози — одна из вершин творчества Мантеньи и итальянской монументальной живописи.

Довольно большое помещение с высотой стен около восьми метров, перекрытое очень невысоким, со стрелой подъема всего лишь около одного метра зеркальным сводом и разномасштабными, асимметрично расположенными окнами и дверями было превращено им, благодаря иллюзорной архитектуре и тонко рассчитанным перспективным эффектам, в прекрасное, полное гармонии и упорядоченности центрическое здание. Умело применив приемы перспективного сокращения, Мантенья придал этому своду облик купола, украшенного рельефами с портретами римских императоров и прорезанного наподобие купола римского Пантеона большим круглым окном, в просвете которого сияет голубое небо. Через ограждающую его балюстраду в зал заглядывают головки любопытных дам, рядом с ними резвятся пухлые младенцы-путти. Столь же иллюзорно решены и росписи стен. Две из них «затянуты» написанными художником драпировками из парчовой ткани, на другой, как на театральной сцене, предстает вся многочисленная семья Гонзага. Преобладание красных и золотистых тонов придает этой сцене должное великолепие. И в то же время торжественность соединяется здесь с непринужденностью — сам герцог тихо беседует со своим секретарем, по лестницам ведущим на возвышениям, где сидят члены семьи Гонзага, непринужденно спускаются и поднимаются пажи.

Стена напротив окон уподоблена Мантеньей двум большим проемам, в которых сияет голубизна неба, расстилаются широкие пейзажные панорамы.

В одной из двух украшающих ее вертикальных композиций — сцена встречи правителя Мантуи и его сына-кардинала на фоне далекой панорамы Рима.

В другом простенке на фоне фантастического скалистого пейзажа — два пажа, держащие под уздцы лошадь; в ее изображении Мантенья использовал любимый художниками Возрождения эффект — под каким бы углом зритель ни смотрел на эту лошадь, ее голова всегда повернута к нам.

В этих росписях особенно полно и блистательно раскрылась многогранность дарования Мантеньи, органическое соединение острой, почти резкой натурной достоверности, героической значительности, декоративного богатства, его виртуозное владение рисунком и перспективой, выдающийся дар колориста.

Мантенья оказал огромное влияние на искусство Северной Италии, на формирование в Ломбардии и Ферраре новых ренессансных школ. Влияние Мантеньи также сказывается в ранних работах крупнейшего венецианского живописца XV века Джованни Беллини.

Ирина Смирнова

Источник: http://www.art-catalog.ru/article.php?id_article=511

Ссылка на основную публикацию