Мадонна палафреньери (мадонна со змеей), микеланджело караваджо

Караваджо: художник, изменивший искусство

«Без Караваджо не было бы Риберы, Вермеера или Рембрандта. И Делакруа, и Мане писали бы по-другому». Так о великом итальянце сказал его соотечественник искусствовед Роберто Лонги. Слова эти недалеки от истины: Караваджо был не только гениальным художником. Он был тем, кто иначе взглянул на мир и перевернул существовавшие каноны живописи.

Сын архитектора

Юному Микеланджело Меризи (настоящее имя Караваджо) на роду было написано заниматься живописью или архитектурой. Его отец был зодчим, но он не успел передать свое мастерство сыну — умер, когда мальчику было 5 лет, в 1576 году. А мать с детьми переехала в городок Караваджо, расположенный недалеко от Милана. По этому городу художник и взял себе имя, которое сегодня знает весь мир.

Микеланджело рос весьма противоречивым юношей. Рано начав учиться живописи, к 20 годам он уже преуспел: талант художника был очевиден. При этом юноша был по природе вспыльчивым, а время от времени и просто агрессивным. Он не просто ввязывался в драки, но периодически оказывался в тюрьме. Все это мешало ему искать заказчиков и строить, как мы бы сейчас сказали, успешную карьеру.

Скиталец

Именно характер стал причиной того, что Караваджо немало скитался по стране. В Милане, где он учился, он ввязался в драку и убил человека. Пришлось бежать в Рим, где он жил в доме адвоката Пандольфо Пуччи, выполняя для него копии с изображений в церквях.

Образумился ли юный художник? Смог ли обуздать свой характер? К сожалению, нет, и вот уже в Риме он вновь попадает в тюрьму, где знакомится, кстати, с Джордано Бруно. В Риме же Караваджо серьезно заболевает малярией, находится на грани жизни и смерти…

Быть может, все эти события повлияли на его манеру: постепенно рождается стиль художника, который тяготел к реализму, сделал своими героями обычных людей, которых можно увидеть в толпе.

Отвергая каноны прекрасного, существовавшие в его время, он успевал запечатлеть настоящую жизнь.

Каким он был в те годы? Каким было его окружение? На картине «Музыканты» (1595 год) он изобразил себя в виде музыканта, держащего рожок. Для персонажа, расположенного в центре картины, позировал Марио Миннити, модель, художник, ученик Караваджо. Некоторые искусствоведы отмечают, что это единственный автопортрет, где Караваджо изображен безмятежным.

Микеланджело Караваджо. Картина «Музыканты». Метрополитен-музей, Нью-Йорк, США

Счастливый человек

Один из современников Караваджо, архиепископ Милана Федерико Борромео запомнил художника как «человека неотесанного, с грубыми манерами, вечно облаченного в рубище и обитающего где придется. Рисуя уличных мальчишек, завсегдатаев трактиров и жалких бродяг, он выглядел вполне счастливым человеком».

Он и правда рисовал не так, как было принято. Одним из первых, а может быть, и первым, он применил прием «кьяроскуро» (или «тенебросо») — резкое противопоставление света и тени. Темный, практические черный фон, на котором не видны никакие детали, и словно высвеченные фигуры, полные драматизма — вот был его почерк.

Картины Караваджо

Герои картин Караваджо — не обязательно обитатели трактиров. Он много писал и на библейские сюжеты, но картины Караваджо были предельно натуралистичны. А зрителей того времени они могли просто ранить: так похожи были герои Священного писания на обычных людей.

На картине «Смерть Марии» (1605-1606), например, тело Богоматери было таким настоящим, человеческим, смерть была изображена с такой степенью трагизма, что заказчики отказались забирать картину (по принятым канонам Мария должна была выглядеть или спящей, или возносящейся на небеса).

А на картине «Принесение в жертву Исаака» (1601-1602) отражена такая гамма противоречивых чувств!

Микеланджело Караваджо. Картина «Смерть Марии». Лувр, Париж, Франция

Микеланджело Караваджо. Картина «Принесение в жертву Исаака». Галерея Уффици. Флоренция

Неугомонный дух

В конце 1590-х годов покровителем Караваджо стал кардинал Франческо Мария Борбоне дель Монте. Художник поселился в его доме, на вилле Мадама (там сейчас расположен парламент Итальянской республики), где и создал многие свои известные полотна — «Вакх» (1596), «Голова Медузы» (1597), «Куртизанка Филлида» (1597), «Портрет Маффео Барберини» (1598), «Нарцисс» (1599) и другие.

В начале нового века Караваджо получает немало заказов от церквей. Его имя уже известно, но вот манера письма не меняется в угоду вкусам публики. Именно поэтому многие его картины отвергаются заказчиками духовного звания.

Особенно хорошо известен пример картины «Мадонна со змеей» (1605-1606). Она провисела в церкви всего два дня, а потом была снята как непристойная.

Реалистичные изображение человеческих фигур, открытое платье Марии, а также то, что позировала для картины известная жрица любви — все сыграло против Караваджо.

Микеланджело Караваджо. Картина  «Мадонна Палафреньери». (Мадонна со змеей). Галерея Боргезе. Рим, Италия

Снова в пути

В 1606 году в жизни Караваджо произошел резкий перелом. Характер художника не менялся: как и прежде, он был вспыльчивым и крайне резким. В одной из драк, в которой принимал участие Караваджо, погиб человек.

Художника вновь обвинили в убийстве, и папа Павел V объявил его вне закона. А это означало не просто преследование: Караваджо теперь мог убить любой житель Рима, да еще и получить за это награду. Художнику вновь пришлось бежать.

Сначала в Пальяно, что недалеко от Рима. Потом в Неаполь. Потом — на Мальту.

Несмотря на то, что вне закона объявил его глава Римской католической церкви, Караваджо продолжает писать картины на библейские сюжеты и работать по заказу церквей.

Одна из самых известных работ этого периода — картина «Семь деяний милосердия», написанная для церкви в Неаполе. Там она находится и по сей день, так как работа произвела на заказчиков огромное впечатление.

Обычно деяниям милосердия посвящаются отдельные полотна, но Караваджо объединил их все в одной композиции.

На Мальте Караваджо присоединился к ордену мальтийских рыцарей, надеясь, что это поможет ему получить помилование от папы. Однако и здесь он угодил в тюрьму, из которой умудрился бежать на Сицилию, где он встретил старого друга (позировавшему ему раньше для картин) Марио Минитти.

Скитания и невозможность вернуться в Рим удручали художника. Его настроение отразилось и в картинах. На полотне «Давид с головой Голиафа» (1609-1610) художник изобразил в виде Голиафа самого себя. Выражение отчаяния и скорби на лице поверженного библейского великана — вот что бросается в глаза.

Караваджо «Давид с головой Голиафа». Галерея Боргезе. Рим, Италия

Однако в какой-то момент до художника дошли слухи, что он может быть помилован. Он решил перебраться поближе к Риму, чтобы ждать хороших новостей. Караваджо плывет в Неаполь, но потом… исчезает. Скорее всего, он умер от малярии, но место его захоронения неизвестно.

Караваджо прожил совсем недолго, но оставил огромное наследие. Тем не менее, не сохранилось ни одного наброска или эскиза его картин — он сразу воплощал задуманное на холсте. Так же он и жил, словно крупными мазками нанося события жизни на холст времени. Ни эскизов, ни набросков, только миф. О Микеланджело Караваджо.

Караваджо «Лютнист» Музей Метрополитен, Нью-Йорк

Караваджо «Юноша с корзиной фруктов». Галерея Боргезе. Рим, Италия

Караваджо «Гадалка» . Лувр, Париж, Франция

Караваджо «Вакх». Галерея Уффици. Флоренция

Источник: https://lifestyle-journal.ru/art/karavadzho-xudozhnik-izmenivshij-iskusstvo.html

Аудиогид ГАЛЕРЕЯ БОРГЕЗЕ (ит. GALLERIA BORGHESE) — Караваджо (RU) | MyWoWo Travel APP

Вы достигли самой захватывающей части экспозиции: залов Караваджо. Ни один музей в мире не может похвастаться таким огромным количеством работ этого художника. Здесь вы сможете проследить все этапы творчества великого мастера.

Начнем с первой картины под названием «Больной Вакх» (Bacchino malato). Она была написана вскоре после прибытия художника в Рим. Безусловно, речь идет об автопортрете, выполненном после перенесенной болезни.

Об этом красноречиво говорят бледное лицо и губы. Виноград на переднем плане свидетельствует о любви художника к изображению мертвой натуры. Та же любовь к натюрморту прослеживается и в «Юноше с корзиной фруктов» (Giovane con un cesto di frutta) .

Кажется, что фрукты и листья здесь переполнены жизнью.

А теперь перейдите к полотну «Мадонна Палафреньери (Мадонна со змеей)» (Madonna dei Palafrenieri). Названа картина так потому, что была создана в 1605 году для часовни Палафреньери в соборе Святого Петра.

Это одна из так называемых скандальных работ Караваджо. Картина была отклонена заказчиками и украшала алтарь всего в течение одного месяца. Затем ее продали кардиналу Боргезе. Причина отказа? Отсутствие отличительных декоративных элементов.

Богородица изображена как обычная женщина, в Святая Анна вообще старая и покрыта морщинами. Даже наготу Ребенка посчитали неудобной.

Перед вами картина «Святой Иероним за письмом» (San Gerolamo scrivente). Отметьте поразительный контраст между темным фоном и красным плащом. Караваджо изобразил святого во время перевода Библии. Он обложен открытыми книгами. Череп является ссылкой на бренность человеческой жизни.

Теперь перейдем к картине «Молодой Иоанн Креститель» (San Giovannino). Здесь Караваджо, который уже писал полный радости и жизненной силы портрет Иоанна Предтечи, изображает его все еще молодым, но уставшим, с полным печали взглядом.

Последняя картина, о которой я расскажу, называется «Давид с головой Голиафа» (Davide con la testa di Golia). Она была написана за несколько месяцев до смерти художника.

Юный Давид словно материализуется из темного фона, задумчиво держа голову Голиафа, с которой стекает кровь.

Как вы видите, меч и рубашка выполнены быстрыми, резкими мазками, характерными для позднего этапа творчества Караваджо.

ЛЮБОПЫТНЫЙ ФАКТ: в картине Давид Караваджо нарисовал свой автопортрет в образе отрубленной головы гиганта. Дикие глаза и молчаливый крик, кажутся предзнаменованием смерти художника.

Наша экскурсия по Галерее Боргезе в Риме подошла к концу. MyWoWo благодарит вас и назначает новую встречу в одном из следующих чудес света!

Источник: https://mywowo.net/ru/italiya/rim/galereya-borgeze-it-galleria-borghese/karavadzho

Галерея Боргезе: шедевры Бернини и Караваджо

Последние изменения: Сентябрь 21, 2018

Страстный почитатель искусства и известный коллекционер своего времени кардинал Сципион Боргезе был ярым поклонником творчества своих современников: выдающегося архитектора и скульптора Джан Лоренцо Бернини и талантливого художника Микеланджело Меризи, более известного как Караваджо. Кардинал Боргезе, будучи покровителем искусств, не редко поручал своим фаворитам выполнение того или иного произведения. Сегодня же галерея Боргезе является первым музеем в мире по числу работ Бернини и Караваджо.

Бернини в галерее Боргезе

Джан Лоренцо Бернини – один из величайших архитекторов и скульпторов всех времен. Его произведения, каждое из которых достойно называться шедевром, и мастерство в обработке мрамора не только затмили работы современников, но и до сих пор поражают своим великолепием. Скульптуры Берини, представленные в музее, являются тому подтверждением.

Похищение Прозерпины

Среди наиболее известных работ Бернини, находящихся в галерее Боргезе, и одним из ярчайших экспонатов коллекции, стала грациозная скульптурная группа «Похищение Прозерпины», выполненная из каррарского мрамора. Лоренцо Бернини создал это потрясающее произведение, когда ему едва исполнилось 23 года.

Подробнее о скульптуре читайте здесь

Аполлон и Дафна

Еще одним шедевром Бернини, бесспорно заслуживающим внимания, является скульптурная композиция «Аполлон и Дафна», изображающая сцену с известными мифологическими персонажами.

Скульптура, высотой 243 см, полностью выполнена из мрамора.

Сюжет представляет собой ключевой момент в истории безответной любви Аполлона, бога света и покровителя искусств, к прекрасной нимфе Дафне, спутнице Артемиды – богини охоты и женского целомудрия.

Подробнее о скульптуре читайте здесь

Давид

Знаменитая статуя Давида, экспонируемая в галерее Боргезе, также относится к числу лучших работ Лоренцо Бернини. Известный библейский персонаж представлен мастером в необычном образе.

В отличие от «Давида» Микеланджело, Донателло и Вероккьио, созданных в период Раннего Возрождения, скульптура Бернини, изображающая израильского царя, отличается особым динамизмом.

Мужественная фигура Давида застыла в напряжении в тот самый момент, когда молодой израильтянин приготовился бросить камень в Голиафа.

Помимо представленных выше произведений Лоренцо Бернини, в галерее Боргезе можно увидеть следующие работы известного скульптора:

  • Коза Амальфея (1615 г.)
  • Эней, Анхиз и Асканий (1618 – 1619 гг.)
  • Истина (1645 г.)
  • Бюст Папы Павла V ()
  • Бюсты кардинала Сципиона Боргезе (1632 г.)

Караваджо в галерее Боргезе

Художественная галерея славится большим собранием полотен Караваджо, выдающегося и неоднозначного художника, работы которого потрясали, восхищали и даже приводили в ужас.

Его произведения религиозной тематики вызывали резкую критику со стороны церковных деятелей и негодование общественности, подогревая тем самым интерес коллекционеров.

Караваджо прослыл славой скандального гения и стал основоположником нового направления в живописи.  О жизни и творчестве Караваджо можно прочитать здесь.

Юноша с корзиной фруктов

Картина была написана в 1593-94 годах, в тот период, когда Караваджо был занят в мастерской Джузеппе Чезари. Это одно из первых полотен Меризи, созданных в Риме.

Реализм, с которым художник изображает детали сцены, делает осязаемым буквально каждый предмет. Пышущие сладостью гроздья винограда, сочные персики, яблоки и другие фрукты выглядят именно так, как и в реальной жизни.

Небольшие изъяны в виде неправильной формы или испорченной кожуры вовсе не портят картину, а наоборот, делают ее настоящей.
 

Читайте также:  Левитан исаак ильич: картины, биография

Больной Вакх

Не менее известным произведением Караваджо, представленным в галерее Боргезе, является полотно «Больной Вакх», реализованное в тот же период, что и «Юноша с корзиной фруктов». Серо-желтое лицо молодого человека, бледные губы, измученный взгляд говорят о болезненном состоянии персонажа. Принято считать, что данная картина является автопортретом художника.
 

Мадонна Палафреньери (Мадонна со змеей)

Одна из самых скандальных работ Караваджо, Мадонна Палафреньери, известная также под названием «Мадонна со змеей», была написана в 1605-06 годах. Картина, которая должна была украсить главный алтарь церкви Святой Анны Палафреньери, стала предметом многочисленных споров и разногласий.

Святой Иероним

Данное полотно, написанное для коллекции Сципиона Боргезе в 1605-06 годах, представляет Святого Иеронима – Отца Церкви, папского советника и переводчика Библии на латынь – в образе старца-отшельника. Иссушенное тело старика прикрыто пурпурной тканью, напоминающей кардинальскую мантию.

Его правая рука тянется к чернильнице, а сосредоточенный взгляд устремлен в открытую книгу. Образ Святого Иеронима был очень популярен среди художников XVI—XVII вв.

, в период так называемой контрреформации – церковно-политического движения, направленного на восстановление позиций католической церкви в Европе.

Давид с головой Голиафа

Одна из последних работ Караваджо, написанная во время его пребывания в Неаполе предположительно в конце 1609 года, куда художник перебрался после того как его обвинили в убийстве и приговорили к высшей степени наказания.

Картину Меризи написал в качестве дополнения к письму с просьбой о помиловании, адресованному кардиналу Боргезе, племяннику Папы Павла V.
На доле меча можно заметить буквы H-AS OS.

Это аббревиатура, обозначающая на латыни  Humilitas Occidit Superbiam, что переводится как «Смирение убивает гордость».

Святой Иоанн Креститель

Картина реализована весной 1610 года для того же кардинала Боргезе и имеет весьма интересную интерпретацию. Глубокий смысл, заложенный автором в данное полотно, становится понятен только после знакомства с биографией Караваджо. Данное произведение должно было стать своего рода дипломатическим подарком, выражающим благодарность за долгожданное помилование и возможность вернуться в Рим. 

 

Источник: http://39rim.ru/galereya-borgeze-shedevryi-bernini-i-karavadzho-kotoryie-dolzhen-uvidet-kazhdyiy.html

Караваджо в Риме

Караваджо прибыл в Рим в 1592 году, когда он был ещё юным и честолюбивым художником, желающим покорить город.

Потребовалось всего несколько лет, чтобы его нетрадиционное эстетическое видение и яркое, зачастую интенсивное, отображение жизни поразили римское общество.

Материалы биографов XVII века свидетельствуют, что в руках Караваджо легче представить меч, чем кисть. Это подтверждают и документы судебной практики, которые изобличают его то как хулигана, то как вспыльчивого бунтаря, убившего человека.

Однако натуралистический стиль его картин и прослеживание тенденции перекликания религиозных образов с современным миром действительно захватили общественное воображение.

Самой богатой коллекцией картин Караваджо в Риме является Галерея Боргезе (итал. Galleria Borghese) — художественное собрание княжеского семейства Боргезе, которое выставлено в здании на территории виллы Боргезе. Здание галереи построено кардиналом Шипионе Боргезе (1576—1633), который заложил основы художественного собрания.   Он был одним из ранних поклонников творчества живописца, поэтому именно благодаря ему галерея Боргезе имеет шесть подлинных полотен Караваджо.  Две работы были приобретены кардиналом у одного из первых работодателей Караваджо в Риме — это картины раннего периода: «Юноша с корзиной фруктов» (1593-94гг) и «Больной Вакх» (около 1593 г.).  Художник был так беден, что заплатить моделям за позирование не имел возможности, и поэтому рисовал приукрашенных друзей. «Больной Вакх» – это автопортрет живописца, выполненный в холодных пепельных тонах, на котором молодой человек бессильно сжимает кисть винограда. Картина, вероятнее всего, создана Караваджо после выписки из Больницы Утешения, в которой он проходил курс лечения после удара копытом лошади. Бытует и другое мнение, что портрет создан после тяжёлого похмелья.

Более позднего периода картины – «Святой Иероним» (1605 — 1606) и «Святой Иоанн Креститель» (1609-1610).

Самая внушительная работа Караваджо в Галерее Боргезе – это Мадонна деи Палафреньери или «Мадонна со змеёй». Это произведение Караваджо написал по заказу папских конюших (с итальянского «palafrenieri» — «конюхи») для главного алтаря капеллы Святой Анны в соборе Святого Петра в Риме.

На картине, представляющей собой аллегорию Непорочного зачатия, изображены Мадонна и маленький Христос, давящие ногами змею, и Святая Анна, покровительница братства Палафреньери.

Поза Святой Анны, склонившей голову и скрестившей опущенные руки, повторяет привычные в иконографии позы Мадонны или Иоанна Крестителя в сценах Распятия: художник словно напоминает о конечном смысле евангельского рассказа о непорочном зачатии — то есть об Искуплении.

Фигура Святой Анны, едва выступающая из тени благодаря бликам света, уже написана в стиле, типичном для позднего творчества Караваджо.  В соборе работа мастера, чьё искусство выходило за рамки канонов, находилась всего несколько дней.

  Говорят, что новому папе Павлу V она показалась слишком фривольной, что и понятно — мадонна на ней изображена с глубоким декольте, а маленький Христос — и вовсе обнажённым. С Караваджо не раз случалось, что из-за недовольства церковнослужителей его произведения покидали стены храмов и оседали в частных собраниях.

В данном случае картина попала в коллекцию кардинала Шипионе Боргезе, племянника папы, который «посодействовал отказу», чтобы потом купить это произведение за полцены. Согласно путеводителю «Маршрут Караваджо в Риме», картина была приобретена в 1606 году всего за 100 эскудо. Хотя скорей всего причина, по которой её убрали из церкви, заключалась в следующем: художник изобразил Анну, Марию и Христа с такой смелостью и таким реалистическим подходом к созданию образов, как если бы писал кого-нибудь из своих незнатных и небогатых современников.

Между тем слава самого Караваджо росла, и среди коллекционеров и меценатов разгорелось настоящее соперничество, чтобы получить в собственные коллекции картины восходящей звезды на римском художественном небосклоне. Семья Барберини , в частности может похвастаться тем, что в их роскошном дворце, в котором сейчас располагается Национальная Галерея Античного искусства, находятся две картины Караваджо «Юдифь с головой Олоферна» и «Нарцисс».

В то время местом обитания Караваджо была площадь Святого Луиджи деи Франчези (Piazza San Luigi dei Francesi) между Пантеоном и Площадью Навона. Почти все главные события римской жизни художника происходили в пределах пятиминутной ходьбы от этого квартала: от впервые проданных работ до совершенного в 1606 году убийства человека. Детали убийства неясны, некоторые биографы склоняются, что это случилось в результате ссоры. После происшествия Караваджо был вынужден сбежать из города.В те времена площадь Святого Луиджи была шумным местом и одновременно домом для нескольких влиятельных политических лиц. Не смотря на то, что на площади собирались толпы, все знали друг друга. В этом квартале был расположен магазинчик, который как полагают, продал «Гадалку» (1594-95гг) первому покровителю художника – Кардиналу Франческо Марии дель Монте. Эта картина, наряду с «Юным Иоанном Крестителем» (1601-02гг), принадлежавшая тоже дель Монте, находится сейчас в Капитолийских музеях, основанных папой Сикстом IV в 1471 году. Музеи размещаются в трёх дворцах на спроектированной Микеланджело Буонарроти площади Капитолия.

Караваджо, прогуливаясь в течение каждого дня, выбирал моделей для своих картин на улицах Рима, из круга своих друзей и знакомых (фехтовальщиков, живописцев, простых людей, куртизанок).

Большинство его моделей остались неназванным, например, рыжеволосая молодая женщина, позировавшая для его «Кающейся Магдалины» (около 1595) и для девственницы в полотне «Отдых на пути в Египет» (1595-96).

Обе картины находятся в галерее Дориа-Памфили (Doria Pamphilj Gallery), в пяти минутах ходьбы от площади Навона.

Немного известно о Лене – возлюбленной Караваджо, по мнению его современников. Для одних она была бедной честной девушкой, а для других – проститутка. Именно Лена позировала для картин «Мадонна со змеёй», «Мадонна де Лорето» или Мадонны паломников, которая висит в церкви Святого Августина, что расположена за углом от площади Святого Луиджи. Относительно последней картины, придерживаясь видения, которое стёрло барьеры между реальным и божественным мирами, девственница могла оказаться молодой римской матерью, держащей на груди своего сына.

Мадонна ди Лорето

Между 1595 и 1600 годами Караваджо живёт в Палаццо Мадама, в резиденции кардинала дель Монте, где теперь заседает итальянский Сенат. Дворец примыкает к площади Святого Луиджи. Переезд во дворец кардинала было первой большой победой. Благодаря дель Монте, его уполномочили написать три картины для алтаря часовни Контарелли во французской церкви Святого Луиджи. Это была его первая большая работа для церкви, которая и позволила оказаться у всех на устах. Караваджо не принял во внимание строгие художественные правила, диктующие, как должны быть нарисованы религиозные сцены, и его картины ошеломили публику. В «Призвание апостола Матфея» (1599-1600гг) живописец перенёс действие картины в 1600 год, изображая апостола в пабе и часть реальной жизни таверны, с которой Караваджо был тесно знаком.

Позже Караваджо получает заказ на боковые картины для Капеллы Черази (Cappella Cerasi) в церкви Санта Мария дель Пополо в центре Рима. И здесь показывается необыкновенное отличие живописи Караваджо «Распятие на кресте Св. Петра» и «Обращение Св. Павла»  в контрасте с грандиозным образом «Вознесение Марии» другого знаменитого художника того времени Аннибале Карраччи.

Полотном «Положение в гроб» (1602-1604), нарисованным для церкви Божьей матери или Новой церкви (Santa Maria in Valicella), можно насладиться в Картинной Галерее в Музеях Ватикана. Однако в самой церкви, которая находится на Корсо Витторио Эмануэле II недалеко от Святого Луиджи, на месте холста расположена копия, которая в полной мере показывает новизну творчества Караваджо.

Караваджо провёл четыре года своей жизни в бегах в связи со смертным приговором, который навис над его головой из-за убийства. Он скитался по стране, жил в Неаполе, Мальте, Сицилии, но умер в 1610 году после получения папской амнистии по дороге в Рим при таинственных обстоятельствах.

Последняя работа «Давид с головой Голиафа», выставленная сейчас в Галереи Боргезе, как полагают некоторые биографы, была предназначена подарком кардиналу Боргезе, чтобы тот посодействовал смягчению смертного приговора. Голиаф – как будто автопортрет с уловимым сходством, который отражает страх Караваджо перед необратимой действительностью.

Приглашаю всех любителей творчества Караваджо на увлекательную прогулку по Риму с посещением всех тех мест, которые связаны с его жизнью и творчеством.

На экскурсии  Караваджо в Риме вы посетите церкви: San Luigi dei Francesi, Sant'Agostino и Santa Maria del Popolo, где находятся работы Караваджо, а также пройдетесь по тем улицам и площадям,  которые вдохновляли художника, вы увидите дома и дворцы, где жил и создавал свои шедевры Караваджо во время своего пребывания в Риме.

Экскурсии проходят в утреннее время с 09:00 до 12:00, 

либо после обеда с 16:00 до 19:00.

Стоимость экскурсии 130 евро, продолжительность 3 часа.

Ваш гид по Риму Татьяна

+39 3484954363

smortchek@yahoo.com

Источник: https://progulkiporimu.blogspot.com/p/blog-page_20.html

И. Кравченко — Галерея Боргезе

Микеланджело Меризи да Караваджо (1571–1610) Больной Вакх Около 1593–1594. Холст, масло. 67×53

Первые признаки драматизма, которым была отмечена зрелая живопись Караваджо, проявились в этой картине, написанной после его пребывания в больнице. Пробыв долгое время между жизнью и смертью, он потом нередко обращался к этому состоянию в своих полотнах.

Но пока тему бренности бытия молодой Караваджо обыграл с юмором: себя, еще не оправившегося от тяжелого недуга, что видно по бледной коже, зеленоватому оттенку лица, слабости руки, держащей гроздь винограда, он представил в образе Вакха.

Греческий бог вина и веселья сидит в том самом наряде, в котором живописец изобразит его пару лет спустя на картине, находящейся ныне в галерее Уффици: белая накидка схвачена темным поясом, завязанным бантом. Но если Вакх на полотне из Уффици изображен здоровым, цветущим и призывно играет концом своего кушака, то этот слаб и не думает никого дразнить или веселить.

На голове у него — наполовину увядший венок, сплетенный вовсе не из виноградных листьев, как положено. И это вообще не Вакх, а смертный, нарядившийся им.

Читайте также:  Скульптура классицизма: описание, история

Жизнь как она есть, с ее страданиями, слабостью человека и его попытками сохранить себя — вот тема, которая со временем стала ведущей в творчестве Караваджо. Настоящая драма развернулась тогда на его полотнах. Пока же он шутил над земной природой человека и тем самым пытался хоть немного возвыситься над ней.

Микеланджело Меризи да Караваджо (1571–1610) Святой Иероним. Около 1606. Холст, масло. 116×153

В этой картине, написанной Караваджо специально для Шипионе Боргезе, художник изобразил святого Иеронима за его учеными трудами.

Льющийся сквозь невидимое окно свет выхватывает из полумрака красное одеяние святого, его голову с крутым, выпуклым лбом мыслителя, книги, лежащий на столе череп.

«Караваджо… приобретал с каждым днем все большую известность, — писал о нем биограф Джованни Пьетро Беллори, — главным образом благодаря колориту, — уже не мягкому и светлому, как раньше, а насыщенному, с сильными тенями, причем применял он часто много черного цвета, чтобы придать формам рельефность. И до того он увлекся этой манерой, что ни одной из своих фигур не выпускал более на солнце, но помещал их в закрытую комнату… используя луч света, вертикально падающий на основные части фигуры, оставляя все остальное в тени, дабы светотень давала резкий эффект. Тогдашние римские живописцы были в восторге от этого новшества, в особенности молодые…»

Святой Иероним, один из отцов церкви, переводчик Библии на латинский язык, погружен в чтение божественной Книги, на его челе — печать крайней сосредоточенности, в руке застыло перо. В то же время созданный художником образ напоминает и о жизни героя картины в пустыне, где он молился и каялся в грехах, о чем свидетельствует его одеяние отшельника.

Череп, один из атрибутов Иеронима, иллюстрирует латинское изречение «memento mori» — «помни о смерти», но и символизирует победу человеческого духа над бренной плотью. Между этим символом и святым — развернутая Библия как путь, который надо пройти от жизни простого смертного к высотам духа.

Вытянутая по горизонтали композиция, столь любимая художником, указывает на это длинное расстояние, но рука с пером сокращает его.

Микеланджело Меризи да Караваджо (1571–1610) Мадонна Палафреньери (Мадонна со змеей) 1605–1606. Холст, масло. 292×211

Изображение Богоматери с Христом и святой Анной Караваджо написал по заказу папских конюших (с итальянского «palafrenieri» — «конюхи») для главного алтаря церкви Сант-Анна вблизи собора Святого Петра в Риме.

Второе наименование картина получила из-за того, что здесь изображена змея — символ зла, которую попирают Мария и Христос. В соборе работа мастера, чье искусство выходило за рамки канонов, находилась всего несколько дней.

С Караваджо не раз случалось такое, что из-за недовольства церковнослужителей его произведения покидали стены храмов и оседали в частных собраниях. В данном случае картина оказалась в коллекции Шипионе Боргезе.

Причина, по которой ее убрали из церкви, заключалась, скорее всего, в следующем: художник изобразил Анну, Марию и Христа с такой смелостью и таким реалистическим подходом к созданию образов, как если бы писал кого-нибудь из своих незнатных и небогатых современников.

«Он считает, что… ничего не может быть лучшего, чем следовать натуре, — писал о Караваджо зрелого периода его современник, нидерландский художник и историк искусства Карел ван Мандер.

— Отсюда явствует, что он не делает ни одного мазка кистью без того, чтобы не изучать жизнь, которую он копирует и пишет».

Но именно пристрастие к правде жизни, желание приблизить божественное к человеку и было тем новшеством Караваджо, которое всколыхнуло искусство европейских художников.

Впрочем, Караваджо великолепно умел «срежиссировать» задуманную им сцену как настоящий художник барокко, одним из зачинателей которого он был. И его манера «тенеброзо» (в переводе с итальянского — «мрачный, темный»), когда луч света прорезает темноту и освещает персонажей, усиливает момент театрализации изображенного.

Микеланджело Меризи да Караваджо (1571–1610) Давид с головой Голиафа 1609–1610. Холст, масло. 125×100

Мощный, несдержанный темперамент, который проявился в работах Караваджо, в жизни не раз мешал ему. «…На площади Кампо Марцио, — сообщал в 1606 следователь Римской курии по уголовным делам, — имела место серьезная ссора между четырьмя мужчинами с каждой стороны.

Вожаком одной был Рануччо да Терни, который после долгой борьбы скончался; другой же стороной предводительствовал Микеланджело да Караваджо, живописец, хорошо известный в наши дни, который, как говорят, получил рану, но его местопребывание неизвестно.

(…) Происшествие вызвала ссора по поводу 10 скуди, которые покойный выиграл у живописца». Караваджо был заочно приговорен к смертной казни и бежал в Неаполь, а затем на Мальту.

Там ближе к концу жизни он написал картину, на которой изображен пастушок Давид с головой побежденного им великана Голиафа.

Из густой тьмы появляется юноша, который держит в руке отрубленную им голову. Считается, что лицо великана — это автопортрет художника.

К подобному приему — поместить собственное изображение в драматический контекст — прибегнул тезка живописца, Микеланджело Буонарроти, создавая фреску «Страшный суд» в Сикстинской капелле: на содранной со святого Варфоломея коже, которую тот держит в руке, запечатлена голова художника.

Караваджо усилил ощущение горькой печали, которое исходит от его картины, тем, что необычно решил образ Давида: победитель сам выглядит поверженным, со страданием смотря на деяние рук своих.

Микеланджело Меризи да Караваджо (1571–1610) Святой Иоанн Креститель. Около 1610. Холст, масло. 152×125

Вероятно, эта работа Караваджо была одной из трех картин, которые он взял с собой, отправившись с Мальты в Рим в надежде получить после совершенного убийства помилование от папы римского Павла V.

Художник намеревался подарить эти полотна его племяннику, кардиналу Шипионе Боргезе, чтобы тот ходатайствовал за провинившегося перед понтификом.

В Вечный город живописец так и не вернулся, скончавшись по дороге, но оставшееся полотно свидетельствует о том душевном состоянии, в котором он пребывал в последние годы жизни.

Святой Иоанн Креститель, которого начиная с эпохи Возрождения часто изображали не зрелым мужчиной, а юношей, сидит погруженным в раздумья. Его облик исполнен печали, и этого ощущения не развеивают ни теплый свет, заливающий фигуру, ни красная драпировка.

Караваджо начинал со светлых и счастливых по настроению полотен, потом писал полные страстей и острого драматизма работы и, наконец, пришел к проникнутым трагическим ощущением бытия картинам, которые он создавал на исходе своей короткой жизни.

Творчество художника отразило его собственный жизненный путь.

Геррит ван Хонтхорст. Концерт. Около 1626–1630. Фрагмент

Источник: https://profilib.org/chtenie/32513/i-kravchenko-galereya-borgeze-8.php

Микеланджело меризи да караваджо (1573—1610) — «мадонна палафреньери»

Художник МИКЕЛАНДЖЕЛО МЕРИЗИ ДА КАРАВАДЖО (1573—1610), Итальянская школа, «Мадонна Палафреньери». 1605 .Холст, масло 292Х.211 Рим. Галерея Боргезе«Изобразительное искусство». Москва. 1973 9-378. Ц. 3 к. Т. 35 000. 5-я т. 3. 1392.

Караваджо был дерзновенно смелым новатором, выступившим против господствующих в его время принципов эпигонского подражания искусству Высокого Возрождения и объявившим суровый реализм своим художественным методом.

Он первым ввел в искусство плебейский демократический типаж, лишил евангельскую легенду покрова идеальности, показав ее героев как простых людей с их характерным грубоватым обликом. В его творчестве ощущается постоянное стремление внести дыхание конкретной жизни.

Караваджо прожил недолгую, но бурную жизнь, полную романтических приключений, громких скандалов и шумного успеха. Он был сыном каменщика-строителя и сохранил на всю жизнь демократические позиции, отстаивая свою независимость и чувство достоинства. Его влияние на художников XVII века трудно переоценить. Во всех странах Европы можно встретить его поклонников «караваджистов».

«Мадонна Палафреньери» была написана для алтаря капеллы Палафреньери в соборе св. Петра, но заказчики отказались от нее, и ее приобрел кардинал Боргезе, покровитель Караваджо. На картине изображены св. Анна, Мария и младенец Христос. Идея картины имеет символический характер — змея олицетворяет грех.

Однако Караваджо вносит жанровый момент, мать опережает ребенка и первая наступает на змею. В этой картине для художника оказывается более важным проявление материнского самопожертвования, нежели религиозная идея.

Благодаря жесту Марии сцена приобретает характер жанровой ситуации, что усугубляется простонародным обликом мадонны, ее скромной одеждой и прической.

Подобной трактовки образа мадонны еще не знало религиозное искусство Европы.Картина «Мадонна с младенцем и св. Анной» была выполнена для церкви св. Анны деи Палафреньери, отсюда и происходит ее название. В ней проявились все особенности, присущие искусству Караваджо, — подлинная демократичность и монументальная выразительность образов.

Сюжет картины должен был выразить религиозную символику. Требовалось изобразить младенца Христа, попирающего змею — символ порока и зла. Караваджо трактует религиозную тему как реальное, жизненное событие. Молодая мать, бережно обхватив руками ребенка, помогает ему расправиться со змеей.

Рядом стоящая старая женщина с интересом наблюдает за этой сценой. Художник дает здесь не идеализированные образы, а простых людей из народа. Он их показывает такими, каких можно было встретить на улицах и площадях Италии, в костюмах того времени. Эта трактовка сюжета как уличной сцены, как реального события не устраивала церковь.

Коллегией кардиналов картина была отвергнута.

«Мадонна деи Палафреньери» написана в манере тенеброзо (контрастная светотень), где преобладает темная тональность. Поток света выхватывает из мрака лица, руки, подчеркивает очертания фигур, придавая особую пластическую выразительность формам.

Тенеброзо служило Караваджо не только для объемного выделения форм, но и для эмоционального усиления образов.

С) «Изобразительное искусство». Москва. 1988 9-2075. 119 ООО. 946. 5 к.

Источник: https://otkritka-reprodukzija.blogspot.com/2009/05/15731610.html

Вилла Боргезе: Галерея и Сады. Холм Пинчо

Галерея Боргезе (Galleria Borghese) Villa Borghese Piazzale del Museo Borghese 5 06 841 39 79, 06 328 10 www.galleriaborghese.it Metro Spagna вт-вс 8.30-19.00, касса закрывается на полчаса раньше

https://www.youtube.com/watch?v=KuNUi6JwbcI

Вход — €8,50, бронирование — €2

А мы знали про бронирование (спасибо профильным форумам!) и не то, что забронировали, а даже купили билеты в Галерею еще в Москве – и правильно сделали. А теперь я поделюсь с вами, как это можно сделать.

Заходите по этой ссылочке , достаете свою Визу (или прочий Мастер-кард), выбираете день и время посещения – и – вуаля! Вы можете не сомневаться – вы попадете в эту сокровищницу мирового искусства. Только постарайтесь прибыть к входу заранее (хотя бы за 30 минут).

Добраться до входа в Галерею удобно автобусами 52 и 53 или трамваями 3 и 19.

Галерею Боргезе называют «королевой частных коллекций», и это чистая правда.
Конечно, чтобы собрать в одном месте такое количество шедевров, надо было быть князем Сципионом Боргезе — тем самым человеком, для которого придумали должность кардинал-племянника, то есть такого родственника папы, которому совершенно официально отходили все подарки и синекуры.

Никто больше не смог бы выкрадывать из монастырей полюбившиеся полотна Рафаэля и скупать холсты Караваджо за бесценок, раз уж заказчики от них отказались (такая история произошла с «Мадонной Палафреньери», убранной из Сан-Пьетро за слишком откровенное декольте). Вот эта картина на фото ниже, – посмотрите – как настоящая мать защищает дитя от страшной змеи. Именно это полотно было отвергнуто заказчиком по причине – “непристойность изображения”.

Караваджо. Мадонна со змеёй.1605—1606.

Здесь же, в собственном дворце, членами семьи Боргезе дозволялось все – можно было выставить и еще более откровенные произведения искусства без лишней цензуры. Так одним из самых скандальных экспонатов является «Лежащая Венера» работы скульптора Кановы.

Читайте также:  Биография густава климта, описание картин

Это портрет супруги князя Камилло Боргезе Паолины Бонапарте, тогдашнего идеала классической женской красоты (слепок с груди Паолины хранится в наполеоновском музее в отдельном ларце). Статуя была главным предметом обсуждения в римских салонах.

Впрочем, как и сама модель – любимая сестрица Наполеона, весьма экстравагантная особа, которая на язвительные вопросы римских матрон  – как же она осмелилась позировать голой, отвечала сухо: «В мастерской Кановы хорошо топят”.

Увы и ах – но бдительная охрана именно в этом дворце искусства особенно ревниво следит за тем, чтобы всякие там туристы не оставили себе на память фотографий действительно уникальных творений. Все попытки пронести фотоаппарат оказались тщетны.

Так что, вспоминая те прекрасные творения рук человеческих, размещенных в этих залах, придется прибегнуть к более щедрым фотографам (низкий им поклон), разместившим свои снимки в сети.

Особо низкий поклон автору –галина суханова

Кстати, еще сложнее, чем фоторепродукции живописных полотен и скульптур, украшающих залы Галереи, оказалось найти фото интерьеров которые буквально ошеломили нас своим великолепием.

Поверьте – даже в том случае, если бы в этих залах не стояло бы ни одной скульптуры, не висело бы ни одного живописного полотна, эти стены все равно произвели бы на вас неизгладимое впечатление. Честно скажу – такой роскоши я не видела ни в одном из европейских дворцов, в которых мне довелось ранее побывать.

Чего стоят великолепно сохранившиеся мозаики в сочетании с дивно инкрустированными полами из ценных пород камня и мрамора. Такое же великолепие – на стенах, где вместо пусть шелковых, но все-таки обоев или относительно недорогой росписи по штукатурке (как во многих других дворцах победнее) – роскошная флорентийская мозаика из натурального камня.

А потрясающей красоты плафоны на потолках! Где мастерство художников, которые расписывали их, достигло таких высот, что порой кажется, что атласные ленты, знамена, крылья ангелов не написаны на штукатурке, а являются реальными объемными (!) деталями потолков.

Князь Сципион (в некоторых источниках – Шципион) прославился как один из главных заказчиков совсем молодого, начинающего скульптора Бернини — в результате почти весь первый этаж заставлен его скульптурами.

«Похищение Прозерпины» – эта работа Бернини вывела по мнению искусствоведов, технику за грань фантастики – посмотрите крупнее – крепкие пальцы титана так и впились в нежную, теплую и живую кожу Прозерпины

«Аполлон и Дафна» (нимфа, которая на глазах изумленного зрителя, превращается в деревце, чтобы спастись от пылких объятий Аполлона – вот ведь странная какая особа…) – мастерство совсем еще молодого тогда Бернини просто поражает

и «Давид с пращой», которому скульптор решил придать свое собственное лицо (говорят, что зеркало перед ним держал, сам кардинал Барберини, будущий Урбан VIII)

Интересно было посмотреть и на живописные автопортреты этого пострясающего скульптора, работы которого мы уже неоднократно встречали в Риме

Джан Лоренцо Бернини. Автопортрет в юности. 1623    Джан Лоренцо Бернини. Автопортрет. 1620-1635

В римской галерее Боргезе хранится самая представительная коллекция полотен Караваджо. Здесь экспонируется шесть его картин, в то время как немногие музеи мира владеют более чем одной работой этого художника. К их числу относятся галерея Уффици во Флоренции, парижский Лувр и лондонская Национальная галерея. В каждом из них хранится по три полотна Караваджо.

Большинство работ художника находятся в Италии. Несколько шедевров Караваджо украшают стены итальянских церквей. Лучше всего творчество мастера представлено в Риме, где он работал длительное время. На первом этаже галереи из живописных шедевров мы увидели его полотно “Больной Вакх”. 1593—1595.

Интересно все-таки – чем может болеть Вакх? Может, это просто – похмелье?

Ну и никак не пройти из знакомого по всем учебникам по искусству – Караваджо. Мальчик с корзиной фруктов. 1593—1595

И еще Караваджо – «Давид с головой Голиафа», где автор впервые в истории изобразил себя под личиной поверженного великана, а не библейского героя.

Пройдя первый этаж галереи, мы ненадолго вышли в уютный садик, чтобы несколько “распределить” свои эмоции и приготовиться к дальнейшему осмотру этого уникального собрания шедевров.

Начавшийся дождик (в этот день дождик начинался как-то сразу – сильно и с порывами ветра) – заставил нас скорее бежать обратно в Галерею. И мы уже были полностью готовы насладиться шедеврами, которые находятся на втором этаже.

Кстати, не могу не отметить, что все 3 этажа Галереи – с высоченными потолками (обычно в дворцах почему-то потолки с каждым этажом ниже и ниже) – поэтому подъем по винтовой лестнице на второй этаж, был равносилен (по нашим ощущениям) подъему на 5-6 этаж наших стандартных многоэтажек)))

На втором этаже находится богатейшая коллекция живописи и целое созвездие выдающихся мастеров. В их числе – великолепный Тициан и его  — волшебная, мерцающая «Любовь земная и небесная»

А еще Тициан писал совсем гламурные полотна. Вот, например, –  “Воспитание амура” (Трогательный сюжет – видите – амурчику с курячьими крылышками специально глазки Венера завязывает?)

Здесь есть еще Рафаэль – Драматичнейшее полотно «Снятие с креста», украденное (!) князем Сципионом из Перуджи

А нам очень приглянулась рафаэлевская  трогательная “Дама с единорогом” (помнишь, Рит, как мы гадали – кто это такой славный на коленках у дамы?) – Овечка? Коровка? Лашатка?))

Прекрасное, объемное полотно работы Доменикино («Охота Дианы», которую князю Сципиону удалось заполучить только после того, как художника засадили в тюрьму). Две совсем юные особы на полотне – так весело и натурально бултыхаются в мелкой речушке! А одна из них неотрывно смотрит вам прямо в глаза)))

Лукас Кранах старший также представлен несколько странной трактовкой образа Венеры в модной роскошной шляпе и кожаным ошейником

Рубенс, представленный здесь полотном «Пьета» (где Христа кладут на античный саркофаг), несколько необычен (отсутствуют пышнотелые красотки) – впрочем, данный сюжет обязывает все-таки к аскетизму

Джованни Ланфранко. Норандино и Лючина обнаруженные великаном. 1624. Хмм…Это полотно пробудило в нас странные ассоциации..

Возле этой тайной вечери мы простояли долго – очень уж выразительны и лица, и жесты, и даже мелочи (казалось бы) – детали одежды, посуды, интерьера. Этот полотно написал Якопо Бассано. Тайная вечеря. 1546-1547

Надо, впрочем, сказать, что последующие поколения князей Боргезе тоже не ударили в грязь лицом — коллекция продолжала пополняться до начала XIX века. И в настоящее время в Галерее имеется раздел современного искусства, но мы туда не пошли (не хотелось перебивать впечатления).

Однако хлынувший сплошной стеной ливень заставил нас некоторое время побыть в укрытии в Галерее, где мы перекусили в кафешке, а также успели у выхода прикупить мне шикарный огромный зонт. Дождавшись момента, когда дождь почти прекратился, мы пошли гулять по прекрасному парку, окружающему дворец, который считается самым большим и красивым в Риме.

Его еще называют “зеленые легкие Рима”
Это не только самый большой парк Рима, раскинувшийся на шесть километров в окружности, но и один из самых живописных.

Мраморные беседки, затейливые фонтаны, статуи…и…туристы со свежеприобретенными по случаю непогоды зонтами)))Этот чудесный парк, созданный кардиналом Кафарелли Боргезе в начале XVII века, был полностью перепланирован в конце XVIII века архитекторами Аспруччи и заново декорирован художником Унтербергером, но в начале XIX века архитектор Луиджи Канина придал ему тот вид, в каком он предстает перед посетителями сегодня. В 1902 году парк был переименован в честь короля Умберто I, который передал его в дар городу Риму. Однако, несмотря на официальное название, парк до сих пор известен как Вилла Боргезе, по имени его основателя.

Веселая компания китайцев взяла напрокат такое замечательное транспортное средство и поехали они себе, ничтоже сумняшеся, вокруг античного стадиона (чуть ли не единственного, который полностью сохранил свои очертания в Риме)

Вот тут стадион видно лучше (а слева – фонтан с вкусной холодной водой)

О! А сейчас, прямо при нас произойдет нечто особенное! Помните, я говорила, что в этот день был весьма порывистый ветр и дождь? Так вот – посмотрите внимательно – на снимке внизу – ветка (огромная!) пинии возле конного памятника изогнулась под большим углом… Треск стоял, будто кто-то строчил из пулемета!

Немногочисленная публика, гулявшая по парку собралась, услышав треск, и ожидая зрелищ.

И вот вам – пожалте! Раздался громкий треск (практически взрыв) и огромная ветка упала на землю, разлетевшись на несколько кусков! По земле разлетелись огромные шишки (раза в три больше кедровых однкао).

Парочку таких шишек я привезла в Москву (приятно все-таки, что теперь у меня в открытом шкафу стоят шишки с виллы Боргезе)))

Несмотря на оглушительный треск, кто-то продолжал мирно спать под уютной сенью вечнозеленых пиний

Здесь, в парке, имеется памятник великому немецкому поэту Гете и даже улица названная в его честь. Этот памятник был подарен Риму императором Вильгельмом II. Немцы с горечью писали по этому поводу в своих газетах, что жители Рима совсем не знакомы с творениями Гете. Дескать нынешнее римляне наивно думают, что Гете удостоился памятника лишь «в качестве либреттиста» оперы Гуно «Фауст».

Однако памятник заслуживает того, чтобы рассмотреть его подробнее, внимательно приглядевшись к выразительным позам и мимике героев Божественной комедии

Г.В.Мортон в своих “Прогулках по вечному городу” настолько хорошо передал атмосферу Виллы Боргезе и садов Пинчо, что мне остается только попытаться проиллюстрировать его слова (в меру моих скромных возможностей)

Сады Боргезе живут собственной приятной и размеренной жизнью, главные роли в этом спектакле принадлежат детям, собакам и влюбленным. По воскресеньям молодые люди усаживали своих девушек в лодки и гребли в направлении храма Асклепия. Мне нравилось бродить по одиноким лощинам среди кустарника.

И я думал: как же печальны эти места, таинственны, волшебны — впрочем, как и все в Риме, населенном призраками. (Г.В.

Мортон)

Сады опоясаны рядами пиний, вызывающих в памяти симфоническую поэму Респиги, в них есть Целые «улицы» атласных магнолий, высоких, словно дубы; и сумрачные лавры, и падубы.

Итальянский обычай поставить статую или бюст в каком-нибудь пустынном месте придает таким старым садам пугающую языческую значительность. Робкий христианин может здесь испытать внезапное желание осенить себя крестным знамением, потому что уши его уже готовы услышать странную музыку, а глаза подозрительно вглядываются в темные кусты, ожидая, что из них появится одинокий, полузабытый божок.

Водяные часы – один из любопытных экспонатов садов Пинчьо, в которые мы пришли, спускаясь вниз с Виллы Боргезе.

Стена, окружающая Рим, которая поставлена под довольно странным углом, чтобы заключить внутрь холм Пинчьо, в этом месте носит название Muro Torto.

Это единственный отрезок стены, который не ремонтировался и не укреплялся Велизарием, так как жители убедили его, что сам святой Петр присматривает за этим участком; и действительно, с этой стороны варвары никогда не нападали.

Еще бы – посмотрите – как высок этот холм:

Можно взять  напрокат велосипед и прокатиться по аллеям парка

И вот мы дошли до террасы, с которой почти любому туристу в Риме случалось наблюдать закат за собором Святого Петра.

Внизу лежит Пьяцца дель Пополо, по бледным камням которой снуют туда-сюда люди.

Вид на Рим сегодня, учитывая весьма пасмурную погоду с сильными порывами ветра и дождем, исполнен определенного драматизма, а заезжие жители теплых краев, что-то совсем приуныли

А мы прощаемся с одним из величественных каменных охранников этого чудесного парка и идем гулять дальше (нас еще ждет Пьяцца дель Пополо, Пантеон, Кампо дель Фиори), но об этом я, пожалуй, напишу в другом постике.

http://aziza01.livejournal.com/61082.html

Источник: http://www.kuda.ua/lenta/6292

Ссылка на основную публикацию