«молодой садовник», кипренский — описание картины

Великий русский художник Орест Кипренский

Великий русский художник Орест Адамович Кипренский был внебрачным сыном помещика, который, пряча концы в воду, приказал усыновить мальчишку своему крепостному слуге Адаму Швальбе.

Спустя шесть лет помещик разглядел в сынишке талант к рисованию, дал ему свободу и определил  в Воспитательное училище при Санкт-Петербургской академии художеств, а затем и в саму академию.

Уже одна из первых работ юного Ореста Кипренского — портрет приемного отца Адама Швальбе — имела большой успех: студенческая работа казалась всем произведением европейского мастера XVII века.

Портрет А. Швальбе

А по выпуску Совет Академии художеств за картину «Дмитрий Донской на Куликовом поле» присудил Кипренскому Большую золотую медаль, которая давала право на поездку за границу.

Дмитрий Донской на Куликовом поле

Но в Европе в то время шли наполеоновские войны, и поэтому Кипренский был откомандирован на три года в Москву. Там он создал несколько полотен, за которые его в 29 лет избрали академиком. Одно из них — парадный портрет гусара Евграфа Владимировича Давыдова, который многие сегодня принимают за портрет его двоюродного брата поэта и будущего героя Отечественной войны Дениса Давыдова.

Портрет лейб-гусарского полковника Евграфа Владимировича Давыдова

Затем Кипренский написал великолепный портрет поэта Василия Жуковского и ряд других портретов современников. Бесконечно талантливые работы принесли ему заслуженную славу.

В.Жуковский

Загадочный портрет

Лишь в 1816 г. Кипренский, уже сложившийся мастер, впервые поехал за границу. В Италии художник прожил несколько лет, работая в основном над историческими картинами. Приняты они были с восторгом!

Но одна работа стоит особняком, до сих пор волнуя умы искусствоведов и романистов.

Это портрет семилетней девочки, написанный Кипренским в 1819 году в Риме. В «Реестре» своих картин Кипренский назвал его длинно и выспренно «Девочка прекрасного лица в венке маковом с цветочком в руке». Три года он никому тот портрет не показывал. Лишь в 1822 году выставил его в парижском Салоне под названием «Голова ребенка».

Девочка прекрасного лица в венке маковом с цветочком в руке

Позднее, в 1830 году, картина под названием «Девочка с цветком в маковом венке» экспонировалась на выставке в Неаполе.

Она была принята местными знатоками за картину старого европейского мастера, и Кипренский, согласно их мнению, написать ее не мог, о чем художник со смехом писал А. Х. Бенкендорфу: «Мне в глаза говорили г.г.

профессора якобы в нынешнем веке никто в Европе так не пишет, а особенно в России может ли кто произвесть оное чудо?».

Так что же это за чудо, что за девочка? Тогда её звали Мариучча, позже — Анна-Мария Фалькуччи. Она родилась около 1812 года и была дочерью итальянской красавицы-натурщицы, которая не только позировала Кипренскому, но и жила в его доме и была близка с ним.

Но в 1822 году, произошло событие загадочное и трагическое, наложившее черную тень на всю дальнейшую жизнь Кипренского.

Две загадочные смерти

Вот что пишет об этом Константин Паустовский в повести «Орест Кипренский».

«Однажды утром натурщицу нашли мертвой. Она умерла от ожогов. На ней лежал холст, облитый скипидаром и подожженный. Через несколько дней в городской больнице „Санта-Спирито« умер от неизвестной болезни слуга Кипренского — молодой и дерзкий итальянец. Глухие слухи поползли по Риму. Кипренский утверждал, что натурщица убита слугой.

Медлительная римская полиция начала расследование уже после смерти слуги и, конечно, ничего не установила. Римские обыватели, а за ними и кое-кто из художников открыто говорили, что убил натурщицу не слуга, а Кипренский. Рим отвернулся от художника. Когда он выходил на улицу, мальчишки швыряли в него камнями из-за оград и свистели, а соседи — ремесленники и торговцы — грозили убить.

Кипренский не выдержал травли и бежал из Рима в Париж».

Но и Париж его не принял: слух о таинственных смертях дошел и сюда. Двери всех домов захлопывались перед художником. Выставка картин, устроенная им в Париже, была встречена равнодушно. Газеты о ней промолчали.

Кипренский был выброшен из общества. В Италию возврата тоже не было. Он затаил обиду. Осталось только одно место на земле, куда он мог уехать, чтобы забыться от страшных дней и снова взяться за кисть.

Это была покинутая родина, видевшая его расцвет и славу.

Уезжая в Россию, Кипренский письменно обратился к итальянскому кардиналу Гонзальви с просьбой определить Мариуччу в монастырский пансион. И оставил деньги на воспитание сиротки.

В 1823 г. Кипренский вернулся в Петербург. На родине художник нашел искомое вдохновение, написал множество прекрасных портретов, в том числе портрет Пушкина, признанный лучшим портретом гениального поэта.

А.Пушкин

Эта работа тогда понравился и самому Александру Сергеевичу, несколько иронично написавшему:

Любимец моды легкокрылой,Хоть не британец, не француз,Ты вновь создал, волшебник милый,Меня, питомца чистых муз…Себя как в зеркале я вижу,Но это зеркало мне льстит.Так Риму, Дрездену, Парижу

Известен впредь мой будет вид…

Девочка и страсть

Несмотря на многочисленные заказы, деньги и славу, Кипренский всё время стремился уехать из России. И в 1828 году он таки покинул родину — теперь уже навсегда.

Покинул потому, что в далеком Риме, в монастырском пансионе воспитывалась юная шестнадцатилетняя девушка, к которой стареющий уже сорокашестилетний художник все эти годы испытывал нежную привязанность, граничащую со страстью. Он рвался из России с тем, чтобы разыскать свою любовь. И разыскал.

Но при этом утратил себя как художник. Его прежний успех в Италии был забыт, к тому же в Риме уже несколько лет блистал Карл Брюллов, далеко оттеснивший всех соперников.

Кипренский почти не получал заказов и начал испытывать нужду. Он объездил всю Италию, много работал, написал несколько хороших портретов, в том числе портрет Б.

Торвальдсена, но не приблизился в них к прежним достижениям. Силы его как художника иссякали.

Б. Торвальдсен

Но в начале 1836 года он все же расплатился с кредиторами и осуществил своё заветное, страстное желание – он женился на Мариучче. Для этого православному Кипренскому пришлось принять католичество и обвенчаться без огласки.

Обрел ли он счастье? Вряд ли. Современники говорили, что бедная девушка не любила его, хотя была благодарна за заботу о ней. А пожилой уже, пятидесятичетырёхлетний Кипренский, чтобы обеспечить молодую супругу, брался за любую работу и брал, брал в долг, где только мог. Современники вспоминали, что он при этом постоянно ссорился с женой, от чего постоянно и помногу пил.

Не обрел он счастья ещё и потому, что не успел. Что его жизнь с Мариуччи продлилась чуть больше трёх месяцев. В неистовой работе Кипренский жестоко простудился, заболел воспалением легких и скончался на руках молоденькой супруги. Спустя еще несколько месяцев на свет появилась его дочь Клотильда Кипренская, но след ее, равно как и след её матери, безнадежно затерялся в истории…

Кипренского похоронили в Риме.

Читайте также:  «дочери эдварда дарли бойта», джон сингер сарджент — описание картины

Над надгробием стоит стела с надписью: «В честь и в память Ореста Кипренского, самого знаменитого среди русских художников, профессора и советника Императорской Петербургской академии художеств и члена Неаполитанской академии, поставили на свои средства, живущие в Риме русские художники, архитекторы и скульпторы, оплакивая безвременно угасший светоч своего народа и столь добродетельную душу…»

                    Орест Кипренский, автопортрет

А в Третьяковской галере висит портрет, на котором милая девочка со сломанной гвоздикой облокотилась на высокий стол и заинтересовано обернулась к художнику.

Портрет З.А.Телешовой

В ее движении — чистота и естественность ребенка. И еще кажется, что она минутой раньше что-то спросила и ждет ответа, который затянулся на долгие, долгие годы…

Источник: http://www.oneoflady.com/2014/03/blog-post_1652.html

Описание картины Ореста Кипренского «Молодой садовник»

Описание картины Ореста Кипренского «Молодой садовник»

Орест Адамович Кипренский – дебютант романтических изысканий русской живописи и великий портретист.

Постоянно находящийся в творческом поиске, он мечтал писать масштабные произведения по мотивам исторических и мифических историй.

Его технику и стиль сравнивали с Рубенсом, иногда даже принимая работы самого Кипренского за произведения фламандского художника.

Современники называли его русским Ван Дейком. Наибольший успех ему принесли портреты. Работы в этом жанре рисунка действительно были удивительны и неповторимо прекрасны, принося удовлетворение и успокоение «мятежной душе» и самого художника.

Его всегда притягивала тема написания человека. Вдохновляла попытка проникнуть и раскрыть тайну чужой жизни. В определённый момент портрет становится центральным направлением в творчестве О. Кипренского.

Он первый начинает разрабатывать портретную композицию, в которой социальная принадлежность модели утрачивает исходное значение.

Художник выдвигает на первое место интерес к личности человека, ценности его самого по себе.

Один из знаменитых портретов О. Кипренского – «Молодой садовник» или «Итальянский садовник», написанный им в 1817 году. Создание картины совпало с пребыванием художника в Италии. В то время это была страна вечной красоты, поэзии и гармонии с природой.

Всё эти характеристики нашли отражение в таком направлении итальянской живописи, как «итальянизирующий жанр». Орест Адамович, изучая творчество итальянских художников, прекрасно отразил в данной картине первую попытку работы в данном стиле. О. Кипренскому удалось избежать слепого подражания и привнести своё, личное.

Он открыл итальянцам Россию и был удостоен чести получить частный заказ от галереи Уффици.

Прелестный милый мальчик, поза которого полна умиротворенной апатичности. В последнем отражен новый для художника сложный композиционный прием, в основе которого круг. Взгляд садовника устремлён в пространство, рассеян и равнодушен.

Прижатые рукой цветы и маленький ручеек воды, бьющий из камня, привносят безмятежность и покой. Наблюдаются новые колористические эффекты, гравюрная обрисовка, тончайшая «эмалевая» проработка, придающая коже гладкость и сияние.

Образ юного садовника дышит радостью и невинностью.

(No Ratings Yet)
← Описание картины Мстислава Добужинского «Человек в очках»Описание картины Яна Вермеера «Бокал вина» →
Приам Испрашивающий У Ахиллеса Тело Гектора

Источник: http://opisanie-kartin.com/opisanie-kartiny-oresta-kiprenskogo-molodoj-sadovnik/

Молодость в живописи

Моронобу Хисикава. 
Молодые мужчина и женщина в рондо из клена и вишневого цветов.
1683.

Моронобу Хисикава.
Двое молодых людей на веранде дома развлечений с тремя женщинами.
1683.

Моронобу Хисикава.
Молодая пара у водопада.
1683.

Моронобу Хисикава.
Молодой самурай с двумя слугами.
1683.

Неизвестный художник.
Портрет молодого Петра I
1697.

Неизвестный художник.
Портрет неизвестного молодого человека в зелёном мундире.
Начало XIX века.

Неизвестный художник.
Портрет молодого человека.
XIX век.

Нисикава Сукэнобу.
Девушки вырывают молодые сосёнки в первый день года Крысы.
Иллюстрация из книги «Ehon Chiyomigusa», стр.1.

Нисикава Сукэнобу.
Молодая дама, берущая урок на сямисэне.

Орест Адамович Кипренский.
Молодой садовник.
1817.

Паулюс Поттер.
Молодой бык.
1647.

Пётр Васильевич Басин.
Фавн Марсий учит молодого Олимпия игре на свирели.
1821.

Рембрандт Харменс ван Рейн.
Два молодых негра.
1656.

Сергей Кириллов.
Голова молодого Петра. Этюд к картине «Морским судам быть!»
1985.

Тории Киёнобу I.
Молодой самурай заигрывает с ойран (элитная проститутка).

Эдгар Дега.
Голова молодой римлянки.
1856.

Эдгар Дега.
Молодой человек, сидящий в бархатном берете (копия с Рембрандта).
1857.

Эдгар Дега.
Молодой человек в пиджаке с котелком.
1864-1868.

Якоб Йорданс.
Как напевают старики, так свистят молодые.
Около 1615.

Якоб Йорданс.
Портрет молодых супругов.
1615-1620.

1 …

ЖИВОПИСЬ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ

Источник: http://aria-art.ru/0/M/Molodost%27/2.html

Кипренский О.А

Для увеличения — нажмите на изображение

Автопортрет

 Ф. Булгарин писал: «Нельзя не восхищаться трудами О.А. Кипренского, нельзя не порадоваться, что мы имеем художника такой силы, нельзя не погрустить, что он занимается одними портретами».

 Русский живописец и график, представитель романтизма, Орест Адамович Кипренский был внебрачным сыном крепостной девушки Анны Гавриловой и русского помещика-офицера Дьяконова.

Родился он 13 марта 1782 года на мызе Неженской Ораниенбаумского уезда, что близ старинной русской крепости Копорье Петербургской губернии.

Воспитывался в семье приемного отца — Адама Карповича Швальбе, крепостного немецкого происхождения. 

Фамилия Кипренский вымышленная, исследователи предполагают, что, возможно, она происходит от имени Киприады — одной из культовых имен древнегреческой богини любви и красоты Афродиты. С 1788 по 1803 годы учился сначала в Воспитательном училище при Санкт-Петербургской Академии художеств, а затем в Академии, где учился исторической живописи у Г.И.

Угрюмова и Г.Ф. Дуайена, однако настоящим жанром его творчества и призванием стал портрет. В 1805 году Совет Академии художеств присваивает О.А. Кипренскому за картину «Дмитрий Донской на Куликовом поле» Большую золотую медаль, которая давала право на пенсионерскую поездку за границу для более глубокого изучения античного наследия.

Но в 1809 году Академия художеств направляет молодого О.А. Кипренского в Москву помощником к скульптору Ивану Петровичу Мартосу, где он трудился над монументом Минину и Пожарскому.

Кипренский Орест Адамович попал в предгрозовую атмосферу кануна войны 1812 года, поэтому он создавал графические портреты, в которых запечатлел образы своих современников, участников Отечественной войны 1812 года. Эти люди духовно очень близки художнику.

С 1816 по 1822 годы он осуществляет поездку по Италии, которая побудила у Кипренского тяготение к четкости, определенности формы, к обобщенности характеристик. В галерее его портретов есть многим хорошо известные изображения Батюшкова, Голицына, Жуковского, Ростопчиной и Хвастовой. В 1812 году О.А. Кипренский получает звание академика.

Лучшим произведением О.А. Кипренского во второй половине 20-х годов является портрет поэта А.С. Пушкина, который написан Кипренским на родине в 1827 году. Поэт погружен в свои мысли, а живой взгляд пушкинских глаз выражает вдохновение и сосредоточенность. Поэт на портрете как бы прислушивается к внутреннему голосу «…

минута — и стихи свободно потекут». Пушкин изображен в самый счастливый, светлый момент — момент творчества. Именно этот момент особенно понравился в портрете и самому Пушкину. Поэт выразил свое восхищение мастерством живописца в своем стихотворении, посвященном О.А. Кипренскому:

Любимец моды легкокрылый,

Хоть не британец, не француз.
Ты вновь создал волшебник милый,
Меня питомца чистых муз —
И я смеялся над могилой,
Ушел навек от смертных уз.
Себя как в зеркале я вижу,
Но это зеркало мне льстит
Так Риму Дрездену, Парижу
Известен впредь мой будет вид. В 1828 году Кипренский снова уехал в Италию, больше он не создал ничего значительного. В Риме художник женился на бывшей воспитаннице и вдохновительнице его таланта Мариучче Фалькуччи. Для женитьбы на Мариучче Кипренскому пришлось тайно перейти в католичество. Семейная жизнь, однако, не принесла ему умиротворения. В письмах соотечественников, живших в те дни рядом с ним в Италии, отразилось его состояние беспокойство, метания, сильное ностальгическое чувство по Родине, не дававшее художнику покоя. О.А. Кипренский стал собираться в путь, о чем сообщает «Обществу поощрения художников»: «…по окончании работ, начатых во Флоренции, явлюсь с восторгом в Отечество и дам ответ в том, что в Италии зря времени не терял». Он просит графа Шереметева прислать плату за купленный им портрет «Читатели газет», поскольку ему нужны деньги для «возвратного путешествия». Весь Петербург ждал Кипренского, и на страницах «Художественной газеты» в сентябре 1836 года появилось сообщение «О.А. Кипренский возвращается в Россию и в весьма скором времени прибудет в Санкт-Петербург». Осенью 1836 года Кипренский сильно простудился и заболел изнурительной горячкой, через несколько недель почти поправился, начал работать и одновременно собираться к отъезду в Россию. Вскоре болезнь к нему вернулась, Кипренский снова слег и на этот раз уже не осилил недуга. Кипренский умер 5 октября 1836 года, но не умерли его великие творения. Они на протяжении столетия экспонируются во многих художественных музеях России и за рубежом. Их репродукции выпускаются массовыми тиражами. Его наследие, утверждающее славу нашего изобразительного искусства, знают и высоко ценят миллионы людей во всем мире. Хоронили Кипренского немногие. Художник Н.Е. Ефимов в своем дневнике тогда записал: «Жаль было видеть стоящий на полу простой гроб с теплящейся свечкой у головы. Прискорбно было видеть это сиротство славного художника на чужбине». «Знаменитый Кипренский умер, – писал из Италии художник А. Иванов, – он первый вынес имя русское в известность в Европе… Кипренский не был никогда ничем отмечен, ничем никогда жалован от двора, и все это потому только, что был слишком благороден и горд, чтобы искать этого».

Читайте также:  Скульптура эпохи возрождения: описание и фото

*   *   *

Галерея (62 изображения)

*   *   *

 Историко-биографический фильм «Лабиринты судьбы Ореста Кипренского» (Из коллекции «Тайники русского музея» видеостудии «Кварт»)

Год выпуска: 2006

Продолжительность: 00:26:28
Формат: avi
Размер: 175 Мб

Режиссер: Г. Иванова

Орест Адамович Кипренский, блестящий живописец и рисовальщик, «любимец Петербурга», автор лучшего портрета А.С. Пушкина, который назвал его: «Волшебник милый». Фильм рассказывает о жизни и творчестве Кипренского, о его драматической судьбе. В ней много загадок, тайн, удивительных поворотов.

Скачать для ознакомления: Лабиринты судьбы Ореста Кипренского

Источник: http://gorenka.org/index.php/kiprenskij-o-a

Художник Орест Кипренский

?Николай Подосокорский (philologist) wrote,
2012-08-16 08:00:00Николай Подосокорский
philologist
2012-08-16 08:00:00Оригинал взят у bolivar_s в Художник Орест Кипренский.
Орест Кипренский. Мастера русской портретной живописи.
Автопортрет. 1828.

Орест Адамович Кипре́нский (1782—1836) — русский художник-портретист, исторический живописец, график; представитель романтизма.

Автопортреты Ореста Адамовича Кипренского

До сих пор во многом интригующе загадочными остаются личность, судьба, творческая одиссея лучшего русского портретиста первой трети XIX века Ореста Адамовича Кипренского.

И наиболее резко обнаруживается это, пожалуй, не в разноречивых свидетельствах современников, не в фактах биографии, а в галерее автопортретов (их около десятка), выявляющей почти взаимоисключающие образы художника. Каждый автопортрет представляет нам иного Кипренского, и это связано не только с возрастными, «физиогномическими» изменениями.

Сложный конгломерат идей, представлений, причинных связей предлагает эта череда автопортретов зрителю. Здесь и романтический артистизм игры в преображения, и сублимация неясности общественного положения незаконнорожденного дворянского сына, и диаграмма или, может быть, идеограмма душевных, духовных, житейских перипетий, и точки отсчета стремительных превращений Кипренского-художника.

Автопортрет с кистями за ухом. Ок.1808. Х., м. 46х36.5. ГТГ

В «Автопортрете с кистями за ухом» (ок. 1808) перед нами полный творческой энергии, раскованный, уверенный в себе молодой художник. Образную характеристику выдают сразу смелые контрасты светотени, открытая динамичная манера письма, насыщенный цветовой строй.

В портрете он только живописец, гордый своим мастерством, гордый тем, что он может написать не хуже (черт возьми!) Рубенса или Рембрандта. И ведь написал! Его «Портрет А. К.

Швальбе» (1804) — незаурядный шедевр-«ретро», приведший многих в восхищенное заблуждение и всю жизнь бывший для самого Кипренского предметом особой привязанности.

Портрет отца художника Адама Карловича Швальбе. 1804 
Он впервые померился силами с великими и устоял. Да, впрочем, и сам автопортрет с кистями, несомненно, навеян какими-то классическими образцами (он напоминает, например, ранний кассельский автопортрет Рембрандта). Одновременно с этим произведением был написан и другой автопортрет — в розовом шейном платке.

Автопортрет (с розовым шейным платком). 1809

Он разительно отличается в своей программе от первого: не бравурная энергия самоутверждения, а некое излучение духовной чистоты; искренность поведения не в импульсивной непосредственности, а в раздумчивом контакте со зрителем, на глазах которого живут нисколько не таимые оттенки чувствований. И в этом случае столь же адекватная изобразительная структура произведения. Что за «неподражательная странность» Кипренского дробить свой лик на суверенные, почти не совпадающие отражения, обретающие сами в себе ту гармонию, которой, видимо, так недоставало их носителю, их творцу?

Мастерство портретистаЭта способность к острой дифференциации образа, к стереоскопической объемности в изображении личности портретируемого породила бесконечное разнообразие его портретных решений.

Один из современников заметил, что «Кипренский очень счастливо придает каждому портрету что-нибудь особенное». Он осознанно выстраивает индивидуальную конструкцию образа, которая диктует и саму исполнительскую манеру.

В наиболее чистом виде это относится к первому периоду творчества Кипренского, до его первой поездки в Италию в 1816 году. Даже в заказных парных портретах (Е. П. и Ф. В. Ростопчиных, 1809; Д. Н. и В. С.

Хвостовых, 1814), долженствующих представлять собой созвучный изобразительно-выразительный ансамбль, художник достигает индивидуальных и даже контрастных характеристик. 

До поездки в Италию в творчестве Кипренского преобладали два типа портретных решений: подгрудный, в натуру, и парадный, в рост. Каждый из них давал модель в ее естественном, не опосредованном никакими привычными условностями бытии. В этом отношении особенно показательна уникальная в современном русском искусстве линия графического портрета. 
Впоследствии, напитанный традициями высокого классического искусства, он преследует цель подняться на уровень его достижений и обогащает портретный образ аллегорическим подтекстом («Портрет Е. С. Авдулиной», ок. 1822), апологией интеллектуального аристократизма («Портрет А. М. Шереметева», в какой-то степени «Автопортрет», 1819) или столь же аристократически — дистанцированной близостью природе («Портрет А. Ф. Шишмарева», 1827; «Портрет К. И. Альбрехта», 1827), сочинением театрализованных и многофигурных программ («Портрет Е. А. Телешовой в роли Зелии», 1828; «Читатели газет в Неаполе», 1831; «Портрет М. А. Потоцкой, сестры ее С. А. Шуваловой и эфиопянки», ок. 1835). Показательно сравнить для демонстрации кардинальных изменений его творческого метода некоторые портреты, исполненные в близкой композиционной схеме, и проследить, как на базе каждый раз индивидуального решения образа, выявляется в то же время образ исторический, фокусирующий нечто, принадлежащее духу времени. 

Читайте также:  Ярмарка в гавре, альбер марке - описание

Портрет Д. Н. Хвостовой и портрет Е. С. Авдулиной несут в себе немало общих исходных моментов в фиксации внешних и внутренних движений модели. Но смещение нескольких акцентов создает образы, едва ли не противоположные по значению.

Обращенное к зрителю лицо Хвостовой светится мягкой нежностью, затененной легкой грустью, задумчивостью. Этому состоянию соответствует тонкая гармония цветового и светотеневого построения полотна. Художник словно боится нарушить, боится помешать естественному току душевной жизни героини.

И, напротив, в портрете Авдулиной меланхолическое настроение переходит в тему угасания жизни, явленную с безусловной и покоряющей живописно-пластической убедительностью, где каждая деталь и все компоненты полотна исполнены с изысканным классическим артистизмом.

Если там, в портрете Хвостовой, главным для художника была личность, то здесь — искусство. Так очевидно и настораживающе нарушается гармония эстетического и этического начал в творческой позиции художника. 

С большей отчетливостью и с большей исторической предопределенностью это обнаруживается в мужских портретах. В портретах Евгр. В. Давыдова (18()9), С. С. Уварова (1816), А. Ф. Шишмарева происходит, в сущности, метаморфоза единого типа парадного изображения. Но как несхожи они!
Портрет Давыдова Ев. В., лейб-гусарского полковника .  1809
 Образ бравого гусара исполнен и в самом деле парадного, не столько героического, сколько геройского пафоса, актуального в канун Отечественной войны с Наполеоном. Хотя эта тема и главенствует в портрете, Кипренский ею не ограничивается. Его Давыдов соединяет «рыцарское чувство чести и личное достоинство», романтическую небрежность и мечтательность. Художник создает глубоко индивидуальный образ и вместе с тем собирательный, включающий отсветы активного романтического идеала и наличную реальность, более того, ставший благодаря полноте и диалектике характеристики символом своей эпохи. 
Иной образ типичного представителя просвещенного дворянства, иной этап развития общественного сознания запечатлел Орест Кипренский в портрете С. С. Уварова.
Портрет Сергея Семёновича Уварова.
Здесь нет той полноты самовыражения, что у Давыдова. Изображен задумавшийся в картинной позе, словно на минуту остановившийся перед выходом, великосветский денди, галломан и щеголь. Благородство и сдержанность цветового исполнения, мягкие ниспадающие ритмы рисуют облик тонко чувствующего, и, может быть, несколько манерно утомленного своей культурной рафинированностью дворянина пушкинской поры. И хотя портрет писался до выступления декабристов, в пору национального подъема и брожения идей, Кипренский в образе Уварова словно предвосхитил скорое наступление долгой полосы общественного спада, правительственной реакции. Кипренский на себе почувствовал неблагополучие в стиле правления Александра, когда, вернувшись в 1819 году в Петербург, начал конфликтовать с Академией, придворными кругами, стал пользоваться поддержкой меценатов. Написанный в середине 20-х годов портрет А. Ф. Шишмарева свидетельствует о новых исканиях мастера, о смене проблематики.

Портрет Афанасия Федоровича Шишмарева 1827

Своего героя он ставит в позу Давыдова, но, используя старую схему, художник вводит его не в историю, а в идиллию. Шишмарев показан в саду, в окружении цветов и стрекоз. Кипренский создает гармонию, но ценой отказа от общественно-значимого статуса личности. Изощренная живописная кухня, с ее многослойной системой письма, совершенством фактурной проработки, подчеркнутая эстетизация всего образного строя свидетельствуют о стремлении художника выйти к новым берегам, обрести твердую почву под ногами. Таким он выглядит на своем автопортрете 1828 года. Огромная дистанция между тем первым автопортретом с кистями и этим: и здесь он непараден, в домашнем халате, с карандашом в руке, но и следа нет былой силы и веры. Холеный светский облик и любезно-искательная улыбка, ощущение неуверенности и отзвук некой артистической избранности… Художник пережил многое — и европейское признание (галерея Уффици заказала ему автопортрет), и дружбу с великими людьми эпохи, и холод недоброжелательства и даже оскорбительной клеветы, пережил и взлеты гения и падения духа… 

Поразительным было чутье Ореста Кипренского в наиболее светлые периоды его творчества на изменения общественной атмосферы. Оно не было случайным, врожденным, оно воспитывалось в эпицентре духовной жизни эпохи. Художник был близок к кружкам известного мецената А. Р. Томилова, ученого-любителя, а затем президента Академии художеств А. Н.

Оленина, где собирались, общались крупнейшие деятели искусства и литературы; он дружил со многими членами литературного общества «Арзамас». Героями его портретов были Крылов и ЖуковскийБатюшков и Мицкевич, а  портрет Пушкина Кипренского по праву занимает самое почетное место в изобразительной пушкиниане.

Портрет поэта Александра Сергеевича Пушкина. 1827
 Кипренский был историческим живописцем по масштабу своего мышления, своих дерзаний. Его мучительная, долгая работа над историческими, символико-аллегорическими произведениями содержала поиски новых путей в осознании происходящих событий. Но одни из этих произведений по прихоти своенравной судьбы не уцелели, другие же так и не были осуществлены. Его понимание истории воплотилось в портретах. На протяжении тридцати лет Кипренский создал в портретах подлинную энциклопедию русского общества, поражающую диапазоном индивидуальных характеристик, проникновенной человечностью, художественным мастерством, наконец — личностью ее творца.

На основе статьи в :»Художественном календаре 100 памятных дат»

Картины Кипренского 
Автопортрет. 1820 Уффици

Портрет А.О.Смирновой-Россет, ок. 1830, холст, масло, 64х54

Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча). 1819.

Читатели газет в Неаполе. 1831.

Портрет князя H.П.Трубецкого 
Портрет Олимпиады Александровны Рюминой. 1826.

Портрет Н.С.Семеновой в роли Сивиллы Дельфийской в оп. Г.Спонтини «Весталка». 1828 Х., м. 110х90 ГЦТМ им. А.А.Бахрушина

Портрет мальчика. 1819.

Портрет М.В.Шишмарева. 1827

Портрет К.И.Альбрехта. 1827

Портрет итальянского художника пейзажиста Грегорио Фиданца.

Портрет И.А.Крылова. 1816.

Портрет З.А.Волконской. 1829

Портрет Екатерины Сергеевны Авдулиной. 1822

Портрет художника П.В. Басина.1829.

Портрет танцовщицы Е.А.Телешовой в роли Зелии. 1828

Портрет Петра Алексеевича Оленина. 1813

Портрет В.С. Шереметева. 1825

Портрет В.С. Хвостова 1814

Портрет В.А.Перовского в испанском костюме XVIIвека. 1809.

Портрет Алексея Романовича Томилова. До 1828

Портрет Александра Александровича Челищева. Ок. 1809

Портрет Адама Мицкевича 1824 ГТГ

Портрет Авдотьи Ивановны Молчановой с дочерью Елизаветой. 1814

Портрет А.С.Шишкова. 1825

Портрет А.Р.Томилова.

Неаполитанская девочка с плодами 1831

Молодой садовник. 1817

Мать с ребенком (Портрет г-жи Прейс ). 1809

Конный портрет Александра I. 1820-е.

Калмычка Баяуста. 1812-13.

Итальянские селянки (Italian Peasant Girls).

Дмитрий Донской на Куликовом поле. 1805 Холст, масло. 118х167 ГРМ

Ворожея со свечой. 1828. Холст, масло. 64х51. ГРМ

Бедная Лиза. На сюжет одноим. пов. Н.М.Карамзина. 1827.

Портрет Г.Г.Кушелева. 1827.
Стоящий натурщик с палкой (со спины). 1801. Б., ит. к. санг. 61,6х40,1. ГТГ. Натурщик, сидящий на камне. 1800-05.
Стоящий натурщик на фоне красной драпировки. 1802

Натурщик.
Портрет датского скульптора Бертеля Торвальдсена. 1831
Портрет Дарьи Николаевны Хвостовой. 1814

Портрет графини М.А.Потоцкой, сестры ее — графини С.А.Шуваловой с мандолиной в руках и эфиопянки 1834

Портрет графини Екатерины Петровны Ростопчиной. 1809 Х., м. 77×61 ГТГ

Портрет графа Ф.В.Ростопчина. 1809
http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/469-kiprenskiy.html

Источник: https://philologist.livejournal.com/2383269.html

Ссылка на основную публикацию