Портрет беатрис хастингс, амедео модильяни — описание

Женщины Модильяни. Беатрис Хастингс

О жизни и творчестве Модильяни написано немало. Биография художника послужила основой уже не для одного художественного фильма, а про книги, посвященные его жизни и творчеству, и говорить не приходится. Постепенно с художником произошло то, что случается практически со всеми великими людьми – они превращаются в Миф, Легенду, Икону, их любят миллионы. А кого в своей жизни любили они?

Давно известно, что в жизни любого творческого человека всегда присутствуют места, события, люди, которые оказывают существенное влияние и на самого художника, и на его творческое развитие.

Как это нередко бывает с творческими натурами, Модильяни часто влюблялся и заводил романы. Он пользовался большим успехом у женщин. Но, безусловно, самой романтической и трагической любовью Моди была Жанна Эбютерн, родившую ему дочь Жанну.

А самой надрывной – страсть к Беатрис Хастингс.

Кто эта дама, известная нам по 14-ти портретам кисти Модильяни и по его многочисленным рисункам, что же в ней было такого особенного?

Амедео и Беатрис познакомились в июле 1914 года в кафе Ротонда на Монпарнасе, где все знали всех и вся.  Художественная богема неизменно каждый вечер встречалась в кафе  La Rotonde и Café du Dôme. Познакомил их скульптор Осип Цадкин. Беатрис все называли поэтессой, была она корреспондентом лондонского художественного еженедельника The New Age, приехала в Париж в апреле того же года.

Впервые они увиделись в кафе у Розали. Вот как Беатрис описала  эту встречу в своих воспоминаниях: «Я сидела напротив него. Гашиш и бренди. Не произвел никакого впечатления. Не знала, кто он такой. Он выглядел жутко мерзким, ненасытным. Снова встретились в кафе Ротонда. Выбрит и обворожителен. Элегантно приподнял шляпу, в глазах смущение, пригласил меня прийти посмотреть его работы».

К моменту их знакомства Модильяни исполнилось 30 лет. Он был известным среди богемы художником и скульптором, с плохой репутацией. Карьеры он не сделал, работы его практически не продавались, а если продавались, то по 5-20 франков, редко достигая нескольких сотен франков.

Ни к какому художественному течению не примкнул, сторонником фовизма или кубизма не стал, что сказывалось на его участии (вернее, неучастии) в групповых выставках. Из-за стечения обстоятельств его работы не попали на Арсенальную выставку в Нью-Йорке в 1913 году, где экспонировалось современное европейское искусство и где были представлены ВСЕ.

Из робкого юноши, приехавшего в Париж в 1906 году, Модильяни превратился в пьяницу и дебошира, к тому же пристрастившегося к гашишу, неоднократно попадавшего в полицию вместе со своим другом Морисом Утрилло.

Вместе с тем, у него был образ галантного аристократичного любимца женщин, серьезного знатока итальянского поэзии, наизусть декламирующего Данте и не расстающегося с томиком стихов «Песни Мальдорора» французского поэта Лотреамона (Lautréamont “Les Chants de Maldoror“).

Своим призванием он считал скульптуру и рисовал, если не мог достать камня, или если приступы кашля, вызванные туберкулезом, обнаруженным в детстве, не позволяли ему заниматься любимым делом.

Средства его были очень скромны – ежемесячно он получал пособие от матери, свято верившей в его талант и обожавшей своего Дэдо, и небольшие доходы от продаж, в основном, от своего неизменного почитателя доктора Поля Александра, тратившего на работы Моди все свои деньги. Его талант ценили Макс Жакоб, старавшийся помочь Моди и познакомивший его с молодым 23-летним арт-дилером Полем Гийомом, и Пабло Пикассо, ставший уже модным и состоятельным художником, которому не нужно было выставляться в галереях арт-дилеров – покупатели приходили к нему в мастерскую.

Беатрис отнюдь не была юной невинной девушкой. Когда они познакомились с Моди, ей уже было 35 лет. Свой возраст она умело скрывала, как, впрочем, и другие детали своей прежней жизни.

Беатрис родилась в 1879 году в Лондоне в семье торговца шерстью Джона Волкера Хэя (John Walker Haigh), родом из Хаддерсфилда (Йоркшир), в 1880-х годах эмигрировавшего в Южную Африку в Порт Элизабет. Эмили Элис Беатрис была пятой из семерых детей и с юности создавала большие проблемы родителям.

Рано вышла замуж за человека из низшего сословия Александра Хастингса, которого выдавала за «боксера» и с которым довольно быстро развелась. Она была цирковой наездницей, начала писать стихи и обнаружила необыкновенный талант певицы, владеющей всеми регистрами – от высокого сопрано до баса.

Кроме того, она выучилась игре на фортепиано, и впоследствии о ней говорили как об одаренной пианистке.

Без сомнения, семья Беатрис приложила усилия, чтобы отослать ее подальше из Кейп-Тауна, осуществив ее мечту жить на родине в Великобритании.

Из Африки она возвратилась в начале 1900-х годов в качестве сестры-хозяйки на одном из кораблей, перевозивших солдат, раненых в англо-бурской войне. В течение многих лет она получала ежемесячное пособие от родных, которое гарантировало им спокойную жизнь в Южной Африке.

О своих близких она создала несколько мифов – одного из своих братьев она называла издателем газеты в Кейп-Тауне, а другого – героем войны и писателем, но документальных подтверждений этим фактам не найдено.

Судя по официальным документам, обнаруженным после ее смерти, она считалась вдовой боксера Лаши Томсона (Lachie Thomson), из чего исследователи делают вывод, что вскоре по прибытии в Англию, она снова вышла замуж.

В 1906 году, приехав в Лондон на теософическую лекцию, Беатрис познакомилась с Альфредом Ричардом Орейджем (Alfred Richard Orage), блестящим молодым издателем спорного политико-литературного Фабианского еженедельника «Новый Век» (The New Age). Беатрис мечтала посвятить себя литературе, а 33-летний издатель оказался покорен ее незаурядным умом.

С 1906 по 1914 год Беатрис была правой рукой и любовницей Альфреда Орейджа. Философия, литература, социальные вопросы и оккультизм привязывали Беатрис и Альфреда друг к другу. Оба считали себя учениками Елены Блаватской, которой Беатрис осталась верна на всю жизнь, и которой впоследствии посвятила серию буклетов «Защита Мадам Блаватской» (1937).

The New Age считался самым живым интеллектуальным еженедельником того времени в Лондоне, где печатались Бернард Шоу, Арнольд Беннет, Эзра Паунд, Герберт Уэллс, Кэтрин Мэнсфилд, Генри Миллер и другие ставшие известными писатели. Позднее там печатались статьи Пикассо, репродукции картин кубистов и был опубликован полный текст «Манифеста Футуристов» Маринетти.

Беатрис разделяла взгляды социалистов, считала, что женщины должны иметь право голоса (но при этом была антисуфражисткой и антифеминисткой), боролась за государственную защиту женщин от «ужаса деторождения», скандализировала читателей «Нового Века» статьями о несправедливом и чудовищном использовании женщин мужчинами для рождения детей. Она написала 48 стихотворений под своим собственным именем и высоко их ценила. Также она писала под многочисленными псевдонимами и считала себя истинным создателем и идеологом еженедельника. Беатрис Хастингс действительно была талантлива и ее публикации пользовались большим успехом.

Она грубо вмешалась в личную жизнь юной талантливой писательницы из Новой Зеландии Кэтрин Мэнсфилд (Katherine Mansfield, 1889-1923), с которой они были близкими подругами, вынудив ее сделать аборт. Сама Беатрис была экспертом в этой области еще с Южной Африки.

История с Кэтрин, а также публичные заявления Беатрис о ее сексуальной свободе привели к разрыву с Альфредом Орейджем. Беатрис отправилась на несколько месяцев в Париж, думая, что Орейдж будет умолять ее вернуться, но этого не случилось.

Приехав в Париж, Беатрис начала вести светскую жизнь, перезнакомилась с английским литературным сообществом Парижа, подружилась с Максом Жакобом, прекрасно говорившим по-английски, и при наличии свободных денег чувствовала себя вполне комфортно.

Под псевдонимом Элис Морнинг она начала писать цикл статей «Парижские впечатления» для The New Age.

В течение первого года, до середины 1915 года, статьи носили личный характер и скорее походили на дневники, затем стали более формальными, чаще всего представляя собой переводы французской поэзии – отрывки из «Майской ночи» Мюссе, поэму Макса Жакоба «Дочь короля», а также отчеты о последних работах Пикассо и размышления о судьбах кубизма и художественной жизни Парижа. Надо отдать должное Орейджу, он печатал ее статьи без всяких правок со своей стороны.

Безусловно, то, что эта любовь случилась, вполне естественно – таких мужчин как Моди Беатрис в Лондоне встретить не могла, да и таких женщин в Париже не было. Хотя, конечно, выглядели они довольно странной парой.

Она – высокая, стройная рыжеватая блондинка, элегантно одетая, но всегда с причудой: то в какой-нибудь «немыслимой», вызывающей шляпе, то вдруг почему-то с живой уткой в корзинке, преспокойно болтающейся в руке вместо сумки; он – пониже ростом, смуглый брюнет в живописных отрепьях, в которых некоторые знакомые с трудом узнавали «роскошный» бархатный костюм.

По мнению современников, описание ее внешности не дает полного представления об этой женщине – в целом ее образ был гораздо привлекательнее, чем отдельные черты.

Их отношения были довольно яркими и темпераментными. Она считала, что не обязана принадлежать кому бы то ни было, а он ее бурно ревновал, часто без оснований – Беатрис достаточно было просто говорить с кем-то по-английски.

К тому же все это происходило в состоянии алкогольного или наркотического опьянения или у него, или у нее. Беатрис резко отзывалась о наркотиках, но имела довольно серьезную склонность к виски. Моди стал с ней меньше пить, но от гашиша, который стоил 2 пенса за шарик, не отказался.

Отсюда невероятные истории с драками, выкидыванием Беатрис из окна вниз головой (а потом всеобщим примирением), криками: «Помогите! Убивают!» с обеих сторон, о которых написано множество статей и воспоминаний.

Однако эта любовь дала миру большое количество гениальных произведений Модильяни, образом для которых послужила Беатрис Хастингс. Также, в этот период художник написал лучшие портреты своих друзей и близких.

Приехав в Париж, Беатрис Хастингс сняла скромные апартаменты на ул. Монпарнас, 53, состоявшие из двух комнат с газом и водопроводом, за 75 франков в месяц. На противоположной стороне улице располагались мастерские Бранкузи и Липшица. После начала связи с Модильяни Беатрис решила обустроить свое жилье иначе. Она переехала на Монмартр, где сняла небольшой домик с садом.

Ее новое жилище было поистине замечательным – четыре комнаты и кухня, большая гостиная, кабинет и оранжерея. Две комнаты выходили в сад. В гостиной стояла керамическая плита, обогревавшая комнату. Вся ее мебель была подержанной, но довольно милой. Верная М. вела ее хозяйство.

Ее собственная комната с серым ковром, китайскими лампами, пианино, двумя диванами, двумя креслами, книгами, цветами и камином, была совсем как не в Париже. Мастерская Модильяни находилась неподалеку, с начала 1915 года ее арендовал для художника его дилер (!) Поль Гийом. Моди не изменял своим привычкам – продолжал ходить в Ротонду и встречаться со старыми друзьями.

Но смотреть новые скульптуры Моди друзья приходили именно к Беатрис, и портреты своих друзей Моди писал именно в ее «студии».

В течение четырех лет с 1910 года Моди занимался, главным образом, скульптурой, лишь изредка возвращаясь к живописи, но с началом войны в Париже прекратилось новое строительство, и камня достать уже было практически невозможно.

 Окончательное обращение Модильяни к живописи по времени совпадает с началом его связи с Беатрис Хастингс. Моди вернулся к живописи, стал экспериментировать с цветным рисунком и полихромной скульптурой, образцов которой, к сожалению, не сохранилось.

Как только не изображал ее Модильяни: Беатрис у пианино, Беатрис у двери, Беатрис в своих странных шляпах, с волосами, зачесанными на прямой пробор, убранными назад, распущенными… В углу одного из холстов он написал «Мадам Помпадур».

Количество портретов Беатрис Хастингс может сравниться только с количеством работ, моделями для которых послужила Жанна Эбютерн.

Как и все предыдущие подруги Модильяни, Беатрис стала моделью для многочисленных полотен и рисунков, но лишь она одна среди них была истинным интеллектуалом, имеющим свой взгляд на искусство.

Предметом их дискуссий и разногласий становились книги, поэмы, слова и теории. О любимых поэтах Модильяни Беатрис отзывалась уничижительно, считала, что Лотреамон приносит такой же вред, как наркотики.

Сама же она любила Росетти и Мильтона, которых совсем не ценил Амедео.

Читайте также:  Давид с головой голиафа, бернардо строцци

Она представляла собой опасный тип суперинтеллектуала.

Под ее изысканной внешностью таились ревность к таланту, мстительность, недоброжелательность, склонность к манипуляциям – людьми, словами, идеями, что в полной мере проявилось в конце ее жизни.

Но если почитать ее статьи и воспоминания, и сейчас невозможно устоять перед умом и обаянием этой язвительной женщины! Она, безусловно, мастер парадокса!

Беатрис всячески пыталась подчеркнуть свою независимость, и, более того, стремилась доминировать над людьми. В качестве дополнительного самоутверждения она вступила в связь с другим итальянским скульптором Альфредо Пина, что никак не могло понравиться Модильяни, у которого был чисто итальянский (латинский) взгляд на женщин.

Отношения Беатрис Хастингс и Амедео Модильяни продолжались два года и прекратились по инициативе Беатрис. Одновременно кончилась ее карьера в The New Age, последняя публикация датируется 10 августа 1916 года. Прекратив деловые отношения с Орейджем, Беатрис решила остаться за границей.

Она навещала родственников, путешествовала, затем отправилась на юг Франции, писала «в стол». В 1931 году после жизни во французской провинции и Швейцарии она вернулась в Великобританию. Писала язвительные памфлеты на своих бывших коллег, из которых больше всех досталось Орейджу. Единственным, в чей адрес не было колкостей, остался Модильяни.

Перессорившись со всеми, Беатрис вернулась к теософии и стала общаться с узким кружком своих поклонников.

В 1943 году Беатрис Хастингс покончила с собой, отравившись газом. Рядом с ней лежало самое близкое ей существо – белая мышь.

Она завещала свои литературные труды любой из библиотек, которая первой предъявит свои права, если их не заберет Британский музей, которому она их предложила за три месяца до смерти.

Сведений о передаче архива в библиотеку Британского музея не сохранилось… Также она завещала себя кремировать, а свой прах развеять по ветру.

Безусловно, Беатрис Хастингс известна, прежде всего, как муза Амедео Модильяни. Она стала прообразом героини известного романа Франсиса Карко «Невинные» (Francis Carco «Les Innocents»), написанного в 1916 году.

Жан Кокто описал ее в своем романе «Белая книга» (1929), их общим возлюбленным был юный поэт Раймон Радиге (Raymond Radiguet, 1903-1923), умерший от тифа.

  Ее фотографировал Мэн Рей, к ней в дом приходили Фернан Леже, Морис Утрилло, Джино Северини, Рауль Дюфи и другие художники.

Литературные труды Беатрис почти забыты, найти их затруднительно. Но в 2004 году южно-африканский литературовед Стивен Грей опубликовал масштабное биографическое исследование «Беатрис Хастингс: Литературная жизнь», над которым он работал в течение 20-ти лет, и которое сразу же стало библиографической редкостью.

ИСТОЧНИКИ:

Pierre Siechel. Modigliani, A Biography of Amedeo Modigliani, E.P. Dutton & Co, Inc., NY, 1967.

Billy Klüver, Julie Martin. Kiki’s Paris: Artists and Lovers 1900-1930. Harry N.Abrams, Inc., New York, 1994

Источник: http://modernartconsulting.ru/2013/03/modigliani-beatrice-hastings/

Амедео Модильяни: гений-шлимазл

Амедео Модильяни. Автопортрет, 1919

Красивый, харизматичный, чахоточный, несчастный Модильяни был воплощением художника-парижанина, прожигающего жизнь в тумане гашиша и алкоголя.  Немецкий художник Людвиг Мейднер назвал его «последним истинным представителем богемы».

Когда он умер в 35 лет, его беременная любовница выбросилась из окна, убив себя, будущего ребенка и оставив сиротой их малышку-дочь.

Модильяни родился в 1884 году в итальянском городке Ливорно, недалеко от Пизы. Он был четвертым и самым младшим ребенком в семье Фламинио Модильяни, торговца углем и деревом.

Будущему художнику не повезло сразу же — в год его рождения отец обанкротился.

В возрасте 11 лет Модильяни заболел плевритом, а в 1898 году — тифом, который в то время считался неизлечимым. Он выздоровел, но именно эта болезнь навсегда изменила его жизнь.

По рассказам его матери, лёжа в лихорадочном бреду, Модильяни бредил шедеврами итальянских мастеров и распознал своё предназначение стать художником.

После выздоровления, родители позволили Амедео бросить школу, чтобы тот мог начать брать уроки рисования и живописи в ливорнской Академии искусств.

В детстве у него диагностировали и туберкулёз, в конце концов убивший его. И всё же он был настоящим красавцем и успел за свою короткую жизнь разбить немало сердец.

Рисовать Модильяни учился в родном Ливорно, во Флоренции и в венецианском Институте искусств. В 1906 году, когда ему исполнилось двадцать два, Амедео с небольшой суммой денег, которую смогла собрать для него мать, переехал в Париж, о котором мечтал уже несколько лет. Сначала он поселился в приличном отеле, но уже очень скоро переехал в крохотную комнатку на Монмартре.

Город сделал его нищим, голодным, несчастным — и подарил вдохновение. Первые годы он работал чуть ли не круглые сутки, рисуя до 150 эскизов в день.

Именно здесь через четыре года он познакомится с русской поэтессой по имени Анна.

Модильяни, художник и еврей

«Модильяни, художник и еврей» — так представился Амедео Анне Ахматовой в 1910 году. Та говорила, что их первая встреча была словно «укус звенящей осы», а спустя много лет написала в эссе о художнике: «Я знала, что такой человек должен просиять».

Они читали друг другу стихи французских поэтов, ходили в Лувр смотреть египетский отдел, гуляли по ночному Парижу. Модильяни рисовал карандашные портреты Анны Андреевны, а в стихотворениях Ахматовой 1910 и 1911 годов появился сероглазый лирический герой. Есть даже версия, что и сам знаменитый Сероглазый король — не кто иной, как Модильяни.

Анна Ахматова на рисунке Модильяни

Долго быть вместе им было не суждено. Ахматовой пришлось вернуться к мужу в Россию. Влюблённые расстались навсегда.

В течение четырех лет с 1910 года Моди занимался, главным образом, скульптурой, лишь изредка возвращаясь к живописи, но с началом войны в Париже прекратилось новое строительство, и камня достать уже было практически невозможно.

Окончательное обращение Модильяни к живописи по времени совпадает с новым романом — с Беатрис Хастингс, бисексуальной британской журналисткой. Они провели два весьма бурных года вместе, прежде чем она ушла от него, не в силах наблюдать, как он разрушает себя беспробудным пьянством.

Амедео Модильяни. Портрет Беатрис Хастингс

Беатрис была женщиной весьма незаурядной – яркой интеллектуалкой, язвительной и независимой. Подробности их романа, встречающиеся в описаниях современников, включают бурные ссоры и даже драки.

Когда Гастингс ушла, Модильяни сошелся с нежной молоденькой Симоне Теру, которая родила ему сына, впрочем признать его своим Амедео отказался.

Последняя муза и шекспировский финал

В апреле 1917 Модильяни повстречал девятнадцатилетнюю студентку Жанну Эбютерн. Голубоглазая и с косичками, «она была в основном беременна большую часть времени, которую они прожили вместе». Её родители были в ужасе от того, что её избранник — нищий алкоголик и наркоман, к тому же еврей — и отреклись от дочери.

Амедео Модильяни. Портрет Жанны Эбютерн

Модильяни посвятил Жанне Эбютерн больше всего работ и именно её лицо мы, скорее всего вспомним, когда речь зайдёт о портретах кисти «последнего богемного художника Парижа». К сожалению, любовь девушки уже не могла спасти Амедео, хотя и вдохновила его на создание множества шедевров.

Фотографии Жанны Эбютерн и её портреты кисти Модильяни

К моменту знакомства со своей последней музой, Модильяни уже много лет был запойным алкоголиком, начинающим утро с рюмки или трубки гашиша. Жили они очень бедно: картины художника почти не продавались.

Отчасти причиной этого был его исключительно скверный характер. Непонимание зрителей приводило Модильяни в бешенство («Почему глаза без зрачков? — спрашивали они. — Почему такие огромные шеи?»).

Но и тех немногих коллекционеров, что интересовались его картинами, он умудрялся отпугнуть откровенным хамством.

Известна история о том, как одна богатая барышня купила рисунок Модильяни и обнаружила, что он не подписан. Девушка подошла к художнику в кафе и попросила подписать работу. Но Модильяни был не в духе. Он взял перо и начертал свою фамилию поверх рисунка, испортив его и напугав покупательницу

Художник умер без гроша в кармане в благотворительной больнице от туберкулезного менингита. Его беременная жена выбросилась из окна. Их годовалая дочь осталась сиротой. Девочку, которую тоже звали Жанна, приняла сестра Модильяни. Но это было все, что осталось в семье от гениального художника: каждый набросок, каждую картину он менял на еду, алкоголь и аренду.

Зато слух о трагедии в духе Шекспира мигом облетел Париж, коллекционеры начали охоту за полотнами художника, портреты, которые он писал, стали знамениты.Теперь они принадлежат арт-дилерам, которые продают их по неуклонно растущим ценам. В 2015 году картина Модильяни была продана за рекордные $ 170 млн на аукционе Christie’s.

Всю жизнь Жанна изучала своего отца, его судьбу, рисунки и картины. Итог её работы — большая биография «Модильяни: человек и миф».

По материалам: tanjand.livejourna,modernartconsulting,booknik

Источник: http://www.izbrannoe.com/news/lyudi/amedeo-modilyani-geniy-shlimazl/

Beatrice Hastings 1879-1943. Еще одна муза Амедео Модильяни

Вот что можно почерпнуть из энциклопедического словаря… Беатрис Гастингс (12 мая 1879, Лондон — 30 октября 1943, Уортинг, Западный Сассекс) — английская поэтесса и литературный критик, одна из муз Амедео Модильяни, которая жила с ним в одной квартире на Монпарнасе… и была моделью для нескольких его картин.

Они познакомились в июне 1914. Талантливая и эксцентричная англичанка Беатрис, пятью годами старше Амедео, уже успела попробовать себя на поприще цирковой артистки, журналиста, поэтессы, путешественника, искусствоведа и еще много было попыток «поиска себя».

Это про нее Анна Ахматова позже напишет: «Еще одна канатная плясунья…»

Они сразу же стали неразлучны. Модильяни переехал к ней жить. 

Итак, по порядку..  Беатрис Гастингс (англ. Beatrice Hastings, настоящее имя — Emily Alice Haigh) родилась 12 мая 1879 в Лондоне. Она была замужем, но развелась со своим мужем, увлеклась мистицизмом, опубликовала несколько довольно желчных критических статей,и затем сама стала писать стихи.

Значительная часть её работ до начала Первой мировой войны были опубликованы в британском литературном журнале «Нью Эйдж» (New Age) под различными псевдонимами, она состояла в близких отношениях с редактором журнала Р. Орейджем. Была подругой Кэтрин Мэнсфилд, чьи работы были впервые опубликованы в «Нью Эйдж».

Через некоторое время, переехала в Париж и стала известным персонажем в богемных кругах Парижа благодаря своей дружбе с Максом Жакобом(писатель), который и познакомил их с Амедео.

Ходили слухи, что Беатрис была без памяти влюблена в Амедео, пытаясь его спаси от беспробудного пьянства и нищеты..Также поговаривали, что Беатрис пила намного больше самого художника.. 

Так или иначе, Беатрис в то время служила художнику главным источником вдохновения. Роман Модильяни с Беатрис был типичным богемным романом — с неумеренными возлияниями, бесконечными разговорами об искусстве, скандалами и потасовками, сумасшедшей любовью. Ежедневно ссорясь и даже пуская в ход кулаки, они, тем не менее, прожили 2 года.

Ходили слухи, что однажды Модильяни вышвырнул Беатрис из окна.
В другой раз, он сам рассказал своему приятелю, скульптору Жаку Липшицу, что Беатрис побила его тряпкой, и признался,

что во время очередной потасовки Беатрис руками и зубами вцепилась в его гениталии так, как если бы хотела их оторвать.
Иногда, когда Амедео овладевали беспокойство, гнев, ужас, Беатрис говорила ему: «Модильяни, не забывайте, что вы джентльмен, ваша мать — дама высшего общества». Эти слова действовали на него как заклинание, и он умолкал, стихал.

В архиве Хастингс среди разрозненных записей обнаружена и такая:  «Однажды у нас произошло целое сражение, мы гонялись друг за другом по всему дому, вверх и вниз по лестнице, причем его оружием был цветочный горшок, а моим длинная метла».  Описание этой и других подобных сцен обычно заканчивалось словами: «Как я была тогда счастлива в этой хижине на Монмартре!..» 

Когда он был в ярости, обычно из-за того, что она обратила внимание на другого мужчину, он тащил ее по улице за волосы.

В период расцвета их любви он создал одни из самых значительных произведений: портреты Диего Риверы, Жана Кокто, Льва Бакста, и, конечно, портреты самой Беатрис. Именно в годы войны и романа с Беатрис Модильяни удалось добиться некоторого успеха. 

В 1914 году работы художника начал покупать Поль Гильом. В 1916 году этого «арт-дилера»

сменил выходец из Польши Леопольд Зборовский. Впервые с ней Модильяни ощутил, что «чувственность в живописи так же необходима, как кисть и краски, без нее портреты получаются вялыми и безжизненными»

О своем отношении к творчеству Модильяни она написала в журнале Нью Эйдж (New Age) в 1915 году: «У меня есть каменная голова работы Модильяни, с которой я не согласилась бы расстаться и за сотню фунтов, несмотря на нынешний всеобщий денежный кризис… Эта голова с покойной улыбкой воплощает мудрость и безумие, глубокое милосердие и легкую чувствительность, оцепенение и сладострастие, иллюзии и разочарование, замкнув все это в себе как предмет вечного размышления. Этот камень читается так же ясно, как Экклезиаст, только его язык утешительный, потому что нет мрачной безнадежности в этой чуждой всякой угрозы светлой улыбке мудрого равновесия».

Беатрис сбежала от Модильяни в 1916 году. С тех пор они больше не виделись. 

Информация с литературного портала

Источник: https://subscribe.ru/group/mir-iskusstva-tvorchestva-i-krasotyi/13170415/

Женщины с лебедиными шеями

Амадео Модильяни (1884-1920)

Читайте также:  Мадонна с младенцем, витторе карпаччо

«Счастье – это ангел с печальным лицом»

Амадео Модильяни.Франция. Старое кладбище Пэр-Лашез-одно из самых поэтических кладбищ мира. Здесь похоронены великие писатели, философы, артисты, художники, ученые, герои французского Сопротивления. Мрамор и гранит. Их почти всюду оживляют цветы, искусно подобранные по краскам.

Но есть на этом кладбище большой участок, где все выглядит совсем по-другому, однообразно и прозаично. Здесь в прежние годы хоронили бедноту Парижа. Бесчисленные ряды низких каменных ящиков, чуть приподнятых посередине продольным ребром крышки; унылый, приземистый, безликий городок.На одном из надгробий высечена надпись:Амедео Модильяни,художник.

Родился в Ливорно 12 июля 1884.Умер в Париже 24 января 1920.Смерть настигла его на пороге славы.И чуть пониже на той же доске: Жанна Эбютерн.Родилась в Париже 6 апреля 1898.Умерла в Париже 25 января 1920.Верная спутница Амедео Модильяни,не захотевшая пережить разлуку с ним.Амадео МодильяниАмадео Модильяни принадлежал к «Парижской школе».

Парижская школа (франц. Ecole de Paris), условное название интернационального круга художников, сложившегося в основном в 1910—20-х гг. в Париже. В узком смысле, термином «Парижская школа», обозначают группу художников, выходцев из разных стран (А. Модильяни из Италии, М. Шагал из России, Сутин из Литвы, М. Кислинг из Польши и др.).

Термином «Парижская школа» определяют группу художников иностранного происхождения, приехавших в начале XX века в столицу Франции в поисках благоприятных условий для развития своего таланта.Направление, в котором работал Модильяни, традиционно относят к экспрессионизму. Однако в этом вопросе не всё так однозначно.

Не зря Амедео называют художником парижской школы — за время проживания в Париже он испытал влияние различных мэтров изобразительного искусства: Тулуз-Лотрека, Сезанна, Пикассо, Ренуара. В его творчестве присутствуют отголоски примитивизма и абстракции..Экспрессионизм в творчестве Модильяни.

Собственно экспрессионизм в творчестве Модильяни проявляется в выразительной чувственности его картин, в большой их эмоциональности.В работах Модильяни сочетаются чистота и утонченность стиля, символизм и гуманизм, языческое чувство полноты и безудержной радости жизни и патетическое переживание мук всегда неспокойной совести.

«Человек — вот что меня интересует. Человеческое лицо — наивысшее создание природы. Для меня это неисчерпаемый источник. Человек — это мир, который иногда стоит любых миров…» (Амадео Модильяни)

Он создает огромную серию женских портретов, постоянно варьируя один и тот же, новый для него тип лица, характерные черты которого повторяются в скульптурных портретах и в кариатидах: от сразу узнаваемых до бесконечных трансформаций. Лица на многих рисунках имперсональны, в них только условно намечены какие-то черты.

Основное внимание он уделяет позе, пытаясь найти самую выразительную и точную линию задуманного движения.Таким же образом он делал рисунки головы и профиля. Рисовал он со скоростью разговорной речи, как вспоминали его друзья.Амедео Модильяни по праву считается певцом красоты обнаженного женского тела.

Он одним из первых начал изображать ню более реалистично в эмоциональном плане.. Обнаженная натура в творчестве Модильяни — это не абстрактные, рафинированные образы, а реальные портретные изображения.Амадео Модильяни. Лежащая обнаженная с руками, скрещенными за головой. Техника и теплая световая гамма в картинах Модильяни «оживляет» его полотна.

Картины Амедео, выполненные в жанре ню, считаются жемчужиной его творческого наследияАмадео Модильяни. Обнаженная. Около 1918. Модильяни мечтал создать свой храм Красоты, создавая образы прекрасных женщин с вытянутыми лебедиными шеями.

Женщины всегда любили и искали любви невероятно красивого итальянца, но он мечтал и ждал одну-единственную женщину, которая станет его вечной, настоящей любовью. Ее образ не раз приходил к нему во сне.Лилия ты, лебедь или дева, Я твоей поверил красоте, — Профиль Твой Господь в минуту гнева Начертал на ангельском щите.

О, не вздыхайте обо мне, Печаль преступна и напрасна, Я здесь на сером полотне Возникла странно и неясно.И нет греха в его вине, Ушел, глядит в глаза другие, Но ничего не снится мне В моей предсмертной летаргии.За плечом, где горит семисвечник, Где тень иудейской стены. Вызывает невидимый грешник Подсознанье предвечной весны.

Весной 1910 года Модильяни познакомился с молодой русской поэтессой Анной Ахматовой. Их страстное романтическое увлечение друг другом продлилось до августа 1911 года, когда они расстались, чтобы никогда больше не увидеться.

«У него была голова Антиноя и глаза с золотыми искрами, — он был совсем не похож ни на кого на свете». Ахматова.

В синеватом Париж тумане, И наверно, опять Модильяни Незаметно бродит за мной. У него печальное свойство Даже в сон мой вносить расстройство И быть многих бедствий виной. Но он мне — своей Египтянке… Что играет старик на шарманке? А под ней весь парижский гул.

Словно гул подземного моря, — Этот тоже довольно горя И стыда и лиха хлебнул.Они провели вместе незабываемых три месяца. В крохотной комнатке художника Ахматова позировала ему. В тот сезон Амадео написал более десяти ее портретов, которые после, якобы, сгорели во время пожара.

Эти двое могли бы быть вместе, однако судьбе было угодно разлучить их. Теперь уже навсегда. Но в те дни влюбленные не думали о том, что им грозит разлука. Они были везде вместе. Он — одинокий и бедный красивый художник с колоритной внешностью, и она — замужняя русская девушка-поэтесса.

Когда Ахматова покидала Париж, прощаясь со своим любимым мужчиной, тот отдал ей свертки рисунков, коротко подписанных его именем.Анна Ахматова Ахматова спустя почти полвека все же решилась описать свои воспоминания о встрече с итальянским художником и их непродолжительном, но очень ярком романе.

Она призналась о нем так:

«Все, что происходило, было для нас обоих предысторией нашей жизни: его — очень короткой, моей — очень длинной».

В июне 1914 года Модильяни познакомился с талантливой и эксцентричной англичанкой Беатрис Гастингс, которая уже успела попробовать себя на поприще цирковой артистки, журналиста, поэтессы, путешественника и искусствоведа. Беатрис стала спутницей Амедео, его музой и излюбленной моделью — он посвятил ей 14 портретов.

Связь с Беатрис продлилась более двух лет.Беатрис ГастингсВ 1915 году Модильяни переехал вместе с Беатрис на улицу Норвейн на Монмартре, где он написал портеры своих друзей Пикассо, Сутина, Жака Липшица и прочих знаменитостей того времени. Именно портреты сделали Модильяни одной из центральных фигур парижской богемы.

В 1917 году — он встретил Жанну Эбютерн.Жанна ЭбютернУвидев ее, как гласит легенда, он сразу же стал писать ее портрет. Амедео было тридцать три, Жанне девятнадцать. Жанна полюбила Моди, и пошла за ним и на жизнь и на смерть. Она стала его последней и верной спутницей жизни.

Самой страстной любовью Модильяни стала 19-летняя художница.Амадео Модильяни. Портрет Жанны Эбутерн. 1919. Родители были против брака дочери с молодым нищим художником,а Жанна была верной спутницей Модильяни и любила его до конца жизни.У Жанны Эбютер и Амадео Модильяни родилась дочь.

Амадео Модильяни умер в 36 лет в госпитале для нищих от туберкулeзного менингита.Жанна не захотела жить без любимого и выбросилась из окна.Увидев ее, он сразу же стал набрасывать на листке бумаги ее портрет.

Модильяни наконец встретил ту, о которой когда-то говорил своему близкому другу скульптору Бранкузи,что

«ждет одну-единственную женщину, которая станет его вечной настоящей любовью и которая часто приходит к нему во сне».

«Она была похожа на птицу, которую легко спугнуть. Женственная, с застенчивой улыбкой. Говорила очень тихо. Никогда ни глотка вина. Смотрела на всех как будто удивленно».

Жанна была маленького роста, с каштановыми волосами рыжего отлива и очень белой кожей. Из-за этого яркого контраста волос и цвета лица друзья прозвали ее «Кокосовый орех».Амедео было тридцать три. Худой, на бледных ввалившихся щеках временами горел болезненный румянец, зубы почернели.

Это был уже не тот красавец, с которым Анна Ахматова гуляла по ночному Парижу, — «голова Антиноя с золотыми искрами». Он жил в мастерской Хаима Сутина, где ему приходилось поливать водой пол, чтобы спастись от клопов, блох, тараканов, вшей, и только потом ложиться спать. Поздней ночью его можно было увидеть на скамье перед «Ротондой».

Рядом сидела Жанна Эбютерн, молчаливая, хрупкая, любящая, настоящая Мадонна рядом со своим божеством…».Хотя в последние годы он писал почти одну Жанну, он изобразил её на своих полотнах не менее 25 раз. Вытянутые пропорции. Обостренные ломкие черты. В позах — болезненная нервная тонкость.

Про нее говорили, что она со своим бледным лицом с совершенными чертами и длинной шеей напоминала лебедя. 19 января 1920 года.В тот вечер холодный, бурный и ветреный он бродил по улицам, и надрывно кашлял. Ледяной ветер раздувал за спиной его куртку. Он был беспокоен, шумен и почти опасен.

Друзья советовали отправиться домой, но он продолжал бессмысленное ночное кружение. На другой день ему стало совсем плохо, и он слег. Навестившие Моди соседи по мастерской увидели его лежащим в горячке в постели. Беременная на восьмом месяце Жанна примостилась тут же рядом. В комнате было ужасно холодно. Бросились за врачом. Положение все ухудшалось.

Он был уже без сознания.22 января 1920 года Моди положили в больницу Шаритэ для бедных и бездомных. Через два дня его не стало. На рассвете следующего дня в четыре часа утра беременная Жанна выбросилась из окна шестого этажа и разбилась насмерть.Амадео Модильяни. Портрет Жанны Эбутерн в желтом пуловере. 1918.

Модильяни скончался 24 января 1920 года от туберкулёзного менингита в одной из парижских клиник. Днём позже, 26 января, покончила жизнь самоубийством Жанна Эбютерн, находившаяся на 9-м месяце беременности.

Амедео был похоронен в скромной могиле без памятника на еврейском участке кладбища Пер-Лашез; в 1930 году, через 10 лет после гибели Жанны, её останки были захоронены в соседней могиле.Амедео МодильяниА слава пришла буквально на следующий день после смерти. Похороны были многолюднейшими. Казалось, весь Париж знал и любил творчество Моди.

(Вот если бы при жизни!) Хоронили на Пер-Лашез. У гроба стояли Пикассо, Леже, Сутин, Бранкузи, Кислинг, Жакоб, Северини, Дерен, Липшиц, Вламинк, Зборовский и многие другие – элита художественного Парижа.Самоубийство Жанны Эбютерн стало трагическим постскриптумом к жизни Модильяни.

Модильяни похоронили 27 января в скромной могиле без памятника на еврейском участке кладбища Пэр-Лашез. На кладбище его провожали все художники Парижа, среди которых был Пикассо, а также толпы его безутешных натурщиц. Жанну похоронили на следующий день — в парижском предместье Банье. Вместе они оказались под одной плитой только через 10 лет. Родственники, обвинявшие в её гибели Модильяни, позволили перенести её останки на кладбище Пер-Лашез.

«Его холсты не случайные видения – это мир, осознанный художником, обладавшим необычайным сочетанием детскости и мудрости, непосредственности и внутренней чистоты.» — Эренбург

«Он очень много работал. Чтобы оставить такое наследие, чтобы создать такой пантеон шедевров, нужны были часы и часы у мольберта, трудиться надо было не покладая рук, да и голову имея свежую и душу распахнутую, потому что модели свои он будто просвечивал, рассказывая о них все.

Это не только ставит под сомнение легенду о вечном пьянице и бродяжке, но опровергает ее. Был Модильяни не просто очень хорошим портретистом, он был воистину гениальным психологом и аналитиком, к тому же провидцем – в целой череде написанных им портретов буквально предсказана судьба тех, кого он писал.

» Пабло Пикассо.

Модильяни, Пикассо и Андре Сальмон у входа в «Ротонду». 1916 годМир признал Модильяни великим художником, лишь когда прошло со дня его смерти три года. Сегодня его картины на различных аукционах оцениваются в баснословные цены, от 15-ти и больше миллионов долларов.

В начале 1990-х годов прошлого столетия в Италии состоялась выставка работ итальянского художника Амадео Модильяни.Кадры из фильма Майкла Дэвиса МодильяниБыл снят знаменитый французский фильм «Монпарнасс 19», посвященный Амадео Модильяни, в котором проникновенно сыграл роль художника гениальный французский актер Жерар Филипп.

«Жизнь — это дар немногих многим, тех, кто знает и умеет, тем, кто не знает и не умеет.» Амадео Модильяни.

«Я забыл Вам сказать, что я — еврей» Амадео Модильяни.

Читайте также:  Мужчина-модель (натуршик) - анри матисс, 1900

Источник: https://ngasanova.livejournal.com/121779.html

Алкогений: Амедео Модильяни

Художник Амедео Модильяни, не признанный при жизни и прославившийся сразу после смерти, был суперзвездой и символом парижской богемы начала XX века. Вечно нищий творец, скандалист, алкоголик, наркоман, он провел добрую половину отведенных ему 36 лет, смешивая краски и коктейли.

Парижская жизнь Модильяни протекала так. Днем он сидел в кафе и рисовал портреты завсегдатаев на салфетках. За портрет Модильяни брал стакан вина. Вечером он перебирался в другое кафе — легендарный артистический шалман «Ротонда», где спорил об искусстве с местными знаменитостями типа Пикассо и Жана Кокто, подкрепляясь солидными дозами спиртного и гашиша.

Достигнув за день возлияний алконирваны, Модильяни нередко срывал с себя одежду и словно призрак голышом бродил по ночным парижским улицам. За что и получил от друзей колоритное прозвище Моди (maudit — проклятый).

Главным объектом художественного изучения Модильяни были женщины. Живописец утверждал, что все изображенные им дамы были его любовницами — «А как бы я иначе смог изобразить загадочные ритмы женского тела и все волнующие выпуклости и впадины?» Пережив роман с одной из своих моделей, работавшей на Монмартре проституткой Кикой, Модильяни прочно сел на гашиш.

Не чурался Амедео и девушек более возвышенных, например русских поэтесс.

Так, приехавшая в Париж в свадебное путешествие Анна Ахматова была не на шутку увлечена Модильяни и тайком от Гумилева бегала к нему в мастерскую.

Ахматова вспоминала: «Беден он был так, что в Люксембургском саду мы сидели всегда на скамейке, а не на платных стульях». Гумилев, естественно, страшно невзлюбил художника и называл его пропойцей.

Зарабатывать своей живописью Модильяни не умел патологически, и только в самый последний год жизни ему удалось пару раз продать свои портреты за приличные деньги.

К тому времени, однако, туберкулез, наркотики, пьянство и безденежье изрядно потрудились над здоровьем художника. Модильяни умер в больнице для бедных и бездомных.

В прошлом году картина Модильяни «Лежащая обнаженная» была продана за 26 887 500 долларов.

1902 Учится в Венецианском институте изящных искусств, где начинает пить и пробует разнообразные наркотики.

1906—1907 Переезжает в Париж, где знакомится с художником Утрилло, вместе с которым составляет алкогольный дуэт. Парочка веселых художников любила пугать народ на кладбище, устраивать погромы в кафе, бить окна и ночевать в полиции.

1908—1909 Выставляется в Салоне независимых. Ночами ворует камень со строек для занятий скульптурой. Допивается до того, что друзья отсылают его отдохнуть к матери. На свадьбе приятеля пьяный Модиль­яни заявляет: «А я буду изображать призрака!» — заматывается в простыню и фату невесты, с воплями носится по студии, пока не падает с лестницы.

1910—1911 Знакомится с Ахматовой. «Пьяным я его никогда не видела, от него никогда не пахло вином. Но под влиянием гашиша видела один раз». Под Рождество 1911 года, нарядившись Санта-Клаусом, Моди бесплатно раздает пастилки из гашиша у дверей «Ротонды».

1912—1916 Выставляет скульптуры. С началом Первой мировой войны Амедео возвращается к живописи, потому что материал для ваяния стало невозможно достать. Под влиянием алкоголя у Модильяни обостряется начавшийся еще в юности туберкулез.

Встречает анг­лийскую писательницу Беатрис Гастингс, с которой переживает бурный членовредительный роман. Беатрис имела привычку швырять в Амедео глиняные горшки и лупить его метлой, после чего смачивать раны джином.

Амедео в ответ плевал ей в лицо масляной краской.

1917—1919 Первая персональная выставка Модильяни имеет скандальный успех. Летом 1919-го на выставке в Лондоне продает несколько картин за большие деньги, на которые покупает квартиру. Знакомится с любовью своей жизни Жанной Эбютерн, которая рожает eму дочь. Амедео на радостях напивается так, что не может зарегистрировать ребенка.

1920 Модильяни возвращается в Париж после лечения на Лазурном берегу. Ему ставят диагноз: туберкулез в последней стадии. Смерть настигает Модильяни в больнице Шарите 24 января. Утром следующего дня беременная Жанна Эбютерн кончает с собой, выбросившись из окна. Модильяни хоронят на деньги, собранные завсегдатаями кафе «Ротонда».

МОРИС УТРИЛЛО
Утрилло и Модильяни спорили: «Ты лучший художник!» — «Нет, ты, и не спорь, а то получишь». В процессе выяснения они подрались, напились и уснули на бульваре. Проснувшись, живописцы обнаружили, что их ограбили.

ПАБЛО ПИКАССО
Однажды Модильяни, Пикассо и Кокто разгромили «Ротонду», выясняя отношения с поэтом Жакобом. Пикассо был обижен на него за то, что тот, напившись на похоронах его подруги, грязно приставал к водителю катафалка.

ХАИМ СУТИН
Много лет спустя после смерти Модильяни художника Сутина спросили: «Вы были его лучшим другом?» Тот ответил: «Нет, мы не были друзьями. Пили вместе, это верно. Но кто не пил в Париже с Модильяни?»

Источник: https://www.MaximOnline.ru/guide/music/_article/alcogenius-modiliani/

Портреты Амедео Модильяни

ПодробностиКатегория: Изобразительное искусство и архитектура XX векаОпубликовано 01.12.2017 15:35Просмотров: 556

В историю живописи Амедео Модильяни вошёл прежде всего как портретист.

«Человек – вот что меня интересует. Человеческое лицо – наивысшее создание природы», – считал он. Но его интересовало не столько конкретное лицо, сколько типы лиц. Картины художника очень узнаваемы по его особому стилю – «фирменным модильянинским» чертам. 

Из биографии А. Модильяни (1884–1920)

Амедео Модильяни – выдающийся итальянский живописец и скульптор. Он родился в 1884 г. в Ливорно в богатой еврейской семье, но к моменту рождения Амедео разорившейся. В семье было четверо детей.Когда семья оказалась бедной, мать стала давать уроки английского и французского.

Дед маленького Амедео был энциклопедически начитанным полиглотом, он разбирался в искусстве, был шахматистом. Детство Модильяни прошло под благотворным влиянием деда и сочувственном отношении матери к его рано проявившемуся артистизму. Он получил хорошее домашнее образование, знал античную и современную литературу, свободное владел французским.

Но когда ему было 10 лет, умер дед, а в возрасте 11 лет он заболел плевритом, что самым трагическим образом сказалось впоследствии на его здоровье.

Учился в школе живописи у Г. Микели. В 1902 г. поступил в Академию художеств во Флоренции, а позже – в Академию в Венеции. Изучал античное искусство и творчество мастеров эпохи Возрождения.

В начале 1906 г. приехал в Париж, испытал влияние П. Сезанна, Тулуз-Лотрека, П. Пикассо, фовизма и кубизма, но всегда писал в своём собственном стиле, отличавшемся богатым и плотным цветом.Первым коллекционером его работ стал доктор Поль Александер, с которым он познакомился в ноябре 1907 г. Он же снял для художника студию. В 1909 г. Модильяни познакомился со скульптором Константином Бранкузи, и это знакомство сыграло большую роль в его скульптурном творчестве. В 1912 г. Модильяни выставил 7 своих скульптурных произведений на Осеннем Салоне.С началом Первой мировой войны многие друзья Модильяни стали покидать Париж, он стал испытывать материальные трудности, его тяготили безработица и нищета. Но через некоторое время у него появился новый покровитель – Леопольд Зборовский. Модильяни вернулся к живописи.

Амедео Модильяни с детства имел слабое здоровье, часто страдал от заболеваний лёгких и умер в возрасте 35 лет от туберкулёзного менингита.

Жанна Эбютерн (1898-1920). Фотография
В 1917 г., уже очень больной и склонный к алкоголизму, он познакомился с Жанной Эбютерн, ставшей его спутницей и ангелом-хранителем в последние годы жизни. В 1918 г.

Зборовский организовал персональную выставку художника в галерее Берты Вейль.

Хотя она и не имела успеха и вызвала скандал несколькими изображениями обнаженной натуры, некоторые французские и иностранные коллекционеры проявили интерес к работам Модильяни.

Амедео Модильяни «Обнажённая, сидящая на диване» (1917). Холст, масло. 100 × 60 см. Частная коллекцияИменно эта картина стала одной из самых скандальных на выставке в Париже.

В 1918 г. художник поехал на Лазурный берег для отдыха и лечения, продолжая упорно работать. 24 января 1920 г., вскоре после возвращения в Париж, он умер. А утром следующего дня Жанна Эбютерн покончила с собой.

А Модильяни. Портрет Жанны Эбютерн

А. Модильяни. Портреты Жанны ЭбютернВсего художник написал 25 портретов Жанны.

Творчество Модильяни нельзя отнести ни к одному из современных направлений того времени, хотя часто пишут о нём как о представителе экспрессионизма. Творчество художника правильнее рассматривать отдельно от основных течений того времени.

При жизни работы Модильяни не имели успеха и стали популярными лишь после смерти художника.

Творчество А. Модильяни

На выставке в Салоне независимых в 1908 г. он выставил 5 своих работ. В их числе – портрет молодой еврейской женщины.

А. Модильяни «Еврейка» (1908)
В этом портрете ещё ощущается влияние Сезанна и Пикассо голубого периода. Модильяни, всегда требовательный к себе и неудовлетворённый своими работами, очень любил этот портрет.

Амедео Модильяни «Невеста и жених» (1915-1916). Холст, масло. 55,2 × 46,4 см. Музей современного искусства (Нью-Йорк)Обычно художник писал индивидуальные портреты. Эта картина является одним из редких исключений.На картине изображена элегантно одетая пара: мужчина в вечернем костюме с высоким белым воротничком и галстуком-бабочкой.

Под верхним краем картины виден ободок его шляпы.Наряд женщины не виден, но заметна разница в возрасте персонажей. Пара из стареющего повесы и молодой содержанки – распространённый мотив в живописи.

Композиционный приём необычен: видны только голова и плечи женщины, а мужчина изображён от груди до головы, только его макушка не умещается на холсте.

Геометрические упрощения лиц говорят о влиянии кубизма и в то же время напоминают строгость африканских масок – страстного увлечения Модильяни. Подпись художника в правом нижнем углу выполнена заглавными буквами и обведена рамкой как отдельный изобразительный элемент.

Амедео Модильяни «Сидящая обнажённая» (1916). Холст, масло. 92 × 60 см. Институт искусства Курто (Лондон)В период с 1917 по 1919 гг. Модильяни создал серию полотен в жанре ню («нагота, обнажённость»). Женщина изображена в мягкой манере, её кожа создаёт впечатление юности и красоты, волосы тщательно прорисованы, что необычно для Модильяни. Её глаза закрыты, подбородок лежит на плече.

В лице женщины обнаруживают черты Беатрис Гастингс – излюбденной модели Модильяни и его спутницы жизни в течение 2 лет. Ей он посвятил 14 портретов. Её удлинённое лицо напоминает африканскую маску.

Амедео Модильяни «Алиса» (ок. 1918). Холст, масло. 78,5 × 39 см. Государственный музей искусств (Копенгаген)
Портрет сидящей девочки, одетой в голубое воскресное платье с золотым крестом на груди.

Её большие миндалевидные глаза обращены к зрителю, тёмные волосы падают на платье. Лицо девочки также стилизовано под африканскую маску. Картина наполнена гармонией цвета и состояния.

Неклассический идеал пропорций берёт начало в набросках Модильяни по работам итальянского Ренессанса, например, Боттичелли.

Амедео Модильяни. Портрет Марии Васильевой (1918)
Мари́я Ива́новна Васи́льева (1884-1957) – французская художница русского происхождения. Родилась в Смоленске, училась в частной художественной школе в Петербурге. Благодаря стипендии уехала в 1907 г. в Париж, где посещала студию Анри Матисса.

Скульптуры А. Модильяни

Амедео Модильяни. Женская голова (1912). Музей искусств МетрополитенКак мы уже говорили, одно время Модильяни увлёкся скульптурой. Он и в Париж приехал ради этого.

Встреча с румынским скульптором Константином Бранкузи утвердила его в этом решении. Постепенно он вырабатал стиль, где жесткость геометрических пропорций уживалась со свободой европейской портретной живописи.

Его стиль (узкие «слепые» глаза, вытянутые лица, длинные шеи) сохранился затем и в живописи.

Но мрамор был дорогим, к тому же каменная пыль при работе раздражала его и без того слабые лёгкие, он сильно кашлял. Поэтому занятия скульптурой ему прищлось бросить.

Амедео Модильяни. Каменная голова (1911-1912). Известняк

Амедео Модильяни. Портрет Жанны Эбютерн

Амедео Модильяни. Кариатида (1914). Известняк

Амедео Модильяни и Анна Ахматова

В 1910 г. Модильяни познакомился с молодой русской поэтессой Анной Ахматовой. Их романтическое увлечение продлилось до августа 1911 г: они расстались, чтобы никогда больше не увидеться.Но остались его рисунки. Их было 16, но сохранились только 4.

По поводу рисунков ню Анна Андреевна объясняла так: «Рисовал он меня не с натуры, а у себя дома, и эти рисунки дарил мне. Их было шестнадцать…»

Анна Ахматова. Рисунок А. Модильяни (1911). Этот портрет Анна хранила всю жизнь.

«Обнаженная» (А. Ахматова). Рисунок А. Модильяни (1911) 

«Обнаженная» (А. Ахматова). Рисунок А. Модильяни (1911) г. 

Источник: http://ency.info/mirovaya-khudozhestvennaya-kultura/izobrazitelnoe-iskusstvo-i-arkhitektura-xx-veka/758-portrety-amedeo-modilyani

Ссылка на основную публикацию