«сцены из жизни святителя николая», фра беато анджелико — описание картины

И. Кравченко — Музеи Ватикана

Микеланджело Буонарроти(1475–1564) Обращение апостола Павла. Около 1542–1546. Фреска. 625×661

На другой стене Микеланджело изобразил сцену обращения святого Павла. В Новом Завете рассказывается, как иудей Савл, гонитель христиан, отправился на их поиски, чтобы привести в Иерусалим и там подвергнуть наказанию.

«Когда же он шел и приближался к Дамаску, внезапно осиял его свет с неба. Он упал на землю и услышал голос, говорящий ему: Савл! Савл! что ты гонишь Меня?» (Деяния святых апостолов, 9:3–4).

На три дня Савл ослеп и был исцелен по слову Божьему Его учеником, после чего крестился и вскоре стал апостолом Павлом.

Микеланджело изобразил момент, когда Господь проливает свет на Своего будущего последователя, и тот, ослепленный, падает с коня наземь. Земля, словно увиденная художником сверху, выглядит вздыбленной, к тому же ее поверхность слегка наклоняется влево, и кажется, что главный герой продолжает падать.

Но в то же время отчаянный жест вскинутой руки намекает, что Савл готов подняться и идти к новой жизни. Люди вокруг него напуганы, кто-то убегает, кто-то закрывается щитом от слепящего небесного сияния, кто-то сдерживает вставшего на дыбы коня, кто-то бросается к упавшему.

При этом все здесь словно замерло — так бывает, когда яркая вспышка света выхватывает из темноты какую-то картину. Сочетание динамики и статичности вносит в изображенное особое напряжение. Некоторые фигуры, например расположенные внизу, срезаны краем фрески, и кажется, будто происходящее продолжается за ее пределами.

Кроме того, Микеланджело вводит в композицию увиденный словно из поднебесья пейзаж, что придает сцене космический масштаб.

Помпео Батони. Портрет папы Пия VI. 1775

Джотто (Джотто ди Бондоне) (около 1267–1337) Триптих Стефанески. Лицевая сторона Между 1315–1320. Дерево, темпера. Центральная панель — 178×89, боковые — 168×83

Триптих был заказан Джотто кардиналом Якопо Каэтани дельи Стефанески, от которого и получил свое название. Он предназначался для старой базилики святого Петра в Риме, к работе над ним художник привлек учеников.

Для того чтобы во время богослужения этот живописный алтарь был обращен одновременно и к священнику, и к зрителю, изображения на нем размещены с обеих сторон.

На той, что смотрела на абсиду, представлены следующие сцены: в центре — Христос на троне в окружении ангелов с поклоняющимся Ему кардиналом Стефанески, в одной из боковых створок — распятие святого Петра, в другой — казнь святого Павла.

В пределле художники изобразили Богоматерь с Младенцем, сидящую на троне, а по сторонам от Нее — двух ангелов и апостолов.

На другой стороне триптиха, которая представала перед взором молящихся, написаны святой Петр, покровитель собора, тоже на троне, а перед ним — кардинал Стефанески, на коленях, с уменьшенной копией алтарного образа в руках, и папа Целестин I. В левой створке стоят святые Иоаким и Павел, а в правой — святые Иоанн Евангелист и Андрей.

Чистые, сияющие цвета создают праздничный колорит, придающий триптиху декоративность, которая тем не менее сочетается с элементами реалистической трактовки изображения. Пластически вылеплены фигуры Христа, апостола Петра и написанных Бернардо Дадди на боковых панелях святых, объемны складки их одеяний.

Для того чтобы передать глубину пространства, Джотто прибегнул к приемам, напоминающим использованные им в алтарном образе «Мадонна Оньисанти» (около 1306–1310, Галерея Уффици, Флоренция): балдахин, ограждения трона и ведущие к нему ступеньки выполнены в перспективном сокращении, ангелы расположены так, что одни стоят позади других.

Джотто (Джотто ди Бондоне) (около 1267–1337) Триптих Стефанески. Обратная сторона Между 1 315-1320. Дерево, темпера. Центральная панель — 178×89, боковые — 168×83

В боковых створках на обращенной к абсиде стороне представлены многофигурные сцены со сложной композицией. Характерно для Джотто, что персонажи наделены разнообразными, иногда бурно выражаемыми эмоциями.

Сцены распятия святого Петра и убийства святого Павла, где некоторые участники открыто сочувствуют апостолам, напоминают фрески из Капеллы Скровеньи (Капелла делль Арена) в Падуе, расписанной художником в 1303–1305.

В «Триптихе Стефанески» людское сострадание сталкивается со спокойствием палача, убирающего меч в ножны, что вносит в изображенное психологизм, который не был свойственен искусству того времени.

Джотто любил передавать состояние молитвенного поклонения, в котором видны душевный трепет и умиление; в данном произведении это взволнованное чувство выражают ангелы, кардинал и папа, стоящие вокруг Христа и Петра.

Беато Анджелико (Фра Джованни да Фьезоле) (1395/1400-1455) Сцены из жизни Святителя Николая Около 1437. Дерево, темпера. 35×61,5

Беато Анджелико, живопись которого проникнута светлым, молитвенным настроением, написал этот алтарный триптих для капеллы Сан Никколо церкви Сан Доменико в Перудже. Две живописные дощечки, составлявшие пределлу алтаря, посвященную историям из жизни Святителя и Чудотворца Николая, хранятся в Ватиканской пинакотеке.

Художник, что было типичным для него, выстроил даже в небольшой композиции четкое архитектурное пространство, делящее изображение на три части. В первой (слева) представлена сцена рождения Святителя, во второй (в центре) — его проповеди и в третьей (справа) — история о том, как Николай подарил приданое трем бедным девушкам. Беато Анджелико — замечательный рассказчик.

В комнате, у дальней стены — художник даже в произведении малого размера умеет подчеркнуть глубину интерьера — стоит кровать, на которой лежит роженица. Здесь же, ближе к входу, служанка омывает новорожденного. В средней части композиции изображен юный Николай, слушающий церковную проповедь.

Действие происходит на зеленой усыпанной цветами лужайке, перед церковью, с кафедры которой произносит слова священник.

Слева представлена сцена с чудом Святителя Николая: Бог возвестил ему, что некий обедневший человек собирается сделать трех своих дочерей блудницами, дабы заработать денег, и святой ночью тайно подбросил им мешок с золотом.

Здесь снова изображена комната дома, в раскрытую дверь которого видны три спящих на кровати невинных девушки и их задремавший, сидя на стуле, несчастный отец.

Николай, согласно преданию, изображен бросающим мешок в окно, а дверь открыта только для того, чтобы молящимся была видна история.

Средневековая традиция подробной, красочной живописи соседствует у Беато Анджелико с передачей пространственной перспективы и объемно выписанными фигурами персонажей. К тому же много работая над стенными росписями, художник перенес величественность изображения в свои станковые работы.

Беноццо Гоццоли (1420–1497) Мадонна с поясом 1450–1452. Дерево, темпера. 133×164

Флорентийский художник Беноццо Гоццоли написал данный алтарный образ для церкви Сан Фортунато в Монтефалько.

Он изобразил сцену, когда Мадонна спускается с неба и дарит апостолу Фоме, не присутствовавшему при Ее кончине, погребении и вознесении на небо и потому не верившему в случившееся, пояс от своего платья.

Читайте также:  Сусанна и старцы, питер пауль рубенс, 1607-1608

В пределле живописец поместил шесть композиций с эпизодами из жизни Марии: Ее Рождество, бракосочетание с Иосифом, Благовещение, Рождество Христово, Обрезание Иисуса и Успение Богоматери.

Ученик Беато Анджелико, Гоццоли воспринял от своего наставника любовь к светлым, лиричным композициям, написанным сияющими, прозрачными красками. Мария сидит на облаке в окружении ангелов, один из которых играет на лютне.

Святой Фома, упав на одно колено, с благоговением принимает пояс из Ее рук. Золотой фон словно проникает повсюду, насыщая нежные и сочные цвета — голубой, розовый, красный — сиянием.

Изображенная сцена наполнена воздухом и отмечена тем приподнятым настроением, в котором находится апостол.

Сцены из жизни Богоматери, помещенные внизу, разнообразны по своему решению. В «Рождестве Христа» хлев, занимающий все пространство, освещен исходящим от Младенца сиянием.

Мария стоит на коленях перед Сыном, молитвенно сложив руки и глядя на Него с нежностью, Иосиф сидит, подперев щеку рукой, и с умилением смотрит на Иисуса, а вол с ослом склоняются к Нему, чувствуя священность происходящего.

Благодаря краскам, живым позам, жестам и тонко переданному настроению персонажей эти изображения вызывают ощущение волшебства.

Источник: https://profilib.org/chtenie/43739/i-kravchenko-muzei-vatikana-9.php

История — Храм Святителя Иоанна Златоуста г. Воскресенск

Храм святителя Иоанна Златоуста Новлянского микрорайона построен в 1761 г. «…тщанием и иждивением Московского Златоустовского монастыря».Первоначально церковь выглядела не совсем так, как сейчас, более скромно: отсутствовала колокольня, и трапезная (притвор) имела другой вид.

За перестройку и достройку церкви принялись лишь в начале 1850 годов, причем вероятно, что в работах принимал участие архитектор Михаил Иванович Бове. В 1855 на средства прихожан была пристроена колокольня и расширена трапезная. В 1856 году при храме выстроена сторожка.

В 1859 году были освящены престолы в трапезной – Рождества Богородицы ( справа) и Святителя Николая Чудотворца (слева). В 1865 году начались работы по обновлению внутреннего убранства церкви. Был возобновлен главный (центральный)престол, заменены иконостасы. Главный иконостас храма – пятиярусный, с позолоченными классическими деталями декора.

На западной стене храма, над входом, изображена сцена» явление народу», на северной стороне – фигура равноапостольной княгини Ольги, над дверью «Моление о чаше». На южной стене – фигура равноапостольного князя Владимира и сцена «Перенесение мощей святителя Иоанна Златоуста». В куполе — Христос, окруженный силами небесными и небесным же воинством.

Подкупольный пояс занимают изображения российских святых – Бориса и Глеба, Сергия Радонежского, Александра Невского и мн. др.( 60 фигур). В алтаре Никольского придела изображены сцены из жизни святителя Николая, в Рождественском – Богородичный цикл. Первым священником тогда еще деревянной церкви был Иван Терентьев.

С 1910 и по 1937 год настоятелем храма Иоанна Златоуста был свящ. Александр Цветков. 21 сентября 1937 года он был расстрелян на полигоне НКВД «Бутово». В этом же году святыню закрыли. Благодаря находчивости старосты села Новлянское, все убранство храма сохранилось.

Женщина и ее помощники засыпали зерном притвор, так что войти во внутрь храма не стало возможным, и когда пришли советские власти, они зайти в церковь не смогли. В 1946 году храм Иоанна Златоуста был открыт, и с тех пор, более 60 лет он является главным храмом города Воскресенска.

На территории храма находится часовня, где покоится схимонахиня Нила. Жизнь подвергла ее суровому испытанию — за то, что она не отдала советским властям церковные ценности, ее сослали в Соловки. После ссылки она жила в Воскресенском районе, служила в храме Иоанна Златоуста, пела на клиросе.

Люди шли к ней со своим горем. Всем она давала мудрый свет, ценное наставление. А ее сильная молитва всегда помогала людям выздоравливать, находить работу, обретать семейное счастье. Они не забывают о ее помощи. Всегда в часовенке живые цветы.

А чудотворный песок с ее могилы не раз помогал страждущим.

Подробно об истории храма можно прочитать в книге благочинного церквей Воскресенского округа проиерея Сергия Зиброва

«ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ИОАННА ЗЛАТОУСТА В СЕЛЕ НОВЛЯНСКОМ».pdf

Клирики храма Настоятель — протоиерей Сергий Зибров; иером. Сергий (Светлов);свящ. Алексий (Крылов); свящ.Георгий(Лобков);свящ. Евгений Доля. Престольные праздники: 1.

Святителя Иоанна Златоуста – 9, 12 февраля , 27 сентября,26 ноября. 2. Рождество Пресвятой Богородицы – 21 сентября. 3. Святителя Николая Чудотворца – 22 мая и 19 декабря. Памятные дни: 1.

Память Иерусалимской иконы Божией Матери – 25 октября.

Почитаемые святыни храма: мощи святых, чудотворные икона БОЖИЕЙ МАТЕРИ ИЕРУСАЛИМСКАЯ

По благочестивому преданию Церкви, образ Иерусалимской иконы был написан апостолом Лукой, причем произошло это на Святой Земле, в Гефсимании, на пятнадцатый год по вознесении Спасителя на небо.

Бронницкий список был сделан еще в XVI веке и до 1771 года находился не в храме, а в кладбищенской часовне. В 1771 году икона прославилась исцелением больных моровой язвой и была перенесена в храм.

В память чудес жители Бронниц решили ежегодно в 10-е воскресенье по Пасхе совершать крестный ход вокруг города. Жители города Воскресенска совершают поклонение образу в 10-й вторник по Пасхе. Множество чудесных исцелений произошло в холерные 1848 и 1864 годы.

После работ по обновлению внутреннего убранства Иоанно-Златоустовского храма города Воскресенска (тогда села Новлянского Бронницкого уезда) в 1865 году сюда из Бронниц и была перенесена Иерусалимская икона Божией Матери.

Композиционные особенности иконы таковы: Богоматерь с Младенцем на правой руке изображена по пояс и смотрит на обращенного к Ней Сына. Мафорий, свободно спадая с головы Богородицы, являет собой яркую, чаще красную, изнанку на отворотах.

Зеркальное отражение данного иконографического типа именуется Богоматерь Грузинская (примечательно, что на противоположном берегу Москвы-реки, от церкви Иоанна Златоуста, где находится образ Иерусалимской иконы, стоит домовая церковь Грузинской иконы Божией Матери в усадьбе Кривякино).

Иерусалимская икона велика в своих размерах (более 2 метров в высоту) и потому тяжела. Во время крестных ходов ее с трудом могут нести восемь человек. Особенной любовью воскресенцев пользуется икона Богоматери, ведь она является покровительницей города Воскресенска.

Ныне в церкви Иоанна Златоуста каждую пятницу перед Иерусалимской иконой Божией Матери читается акафист.

К 245 летию храма воскресенским художником Николаем Ивановичем Башмаковым была написана икона НОВОМУЧЕНИКОВ ВОСКРЕСЕНСКИХ. Воскресенские новомученики были прославлены на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в 2000 году.

Читайте также:  «площадь сан марко», франческо гварди — описание картины

Среди них — священномученики Андрей (Воскресенский), Сергий (Кедров), Алексий (Никитский), Алексий (Лебедев), Николай (Голышев), Константин (Пятикрестовский), священномученик Сергий и мученица Варвара (Лосевы).

На праздновании 70-летнего юбилея города Воскресенска 12 июня 2008 года большую храмовую икону Воскресенских новомучеников, написанную Н.?И. Башмаковым, членом Союза художников России, освятил архиепископ Можайский Григорий.

Приписные храмы:

Крестильный храм Предтечи Иоанна

Время богослужений

Богослужения совершаются ежедневно. Вечернее богослужение – 17.00. Литургия – будни (8.00), по субботам (9.00), в воскресение и праздничные дни (ранняя – 7.00, поздняя – 10.00). Контакты: (496)-44-1-58-38 (496)-44-1 -51-53.

Проезд:От остановки в черте города в сторону Новлянского микрорайона автобусом № 2,4,12

Источник: http://voszlato.ru/istoriya

Художник И. М. Прянишников | oioh.ru

Охотничья тематика привлекала многих русских художников, особенно во второй половине XIX века. Среди этих славных живописцев оказался и Прянишников.

С юношеских лет не расставаясь с ружьем, обладая к тому же тонким пониманием природы, Илларион Михайлович создал целый ряд без преувеличения прекрасных картин об охотничьей и рыболовной жизни. В 1870-е годы написанная им работа «Художник В.

Перов на охоте» была фактически единственным заметным произведением этого цикла, навеянным совместным с ближайшим приятелем путешествием по Подмосковью. Был еще «Егерь» (1872), но эта маловыразительная вещь осталась почти незамеченной.

1880-е годы стали поистине самыми плодотворными для художника в области охотничьего жанра. В одной из первых работ этого времени — «На тяге» — охотник выбрал удобное место и замер в ожидании неповторимых звуков. В пробуждающемся лесу еще кое-где лежит снег.

На фоне весеннего неба видны четкие контуры деревьев. «Воздух так чист, точно его совсем нет…» (И. Бунин). Здесь можно обрести истинное счастье, непостижимое в городской суете серого материального мира. Но не природа волнует сейчас охотника.

Он не один: с ним истосковавшаяся в межсезонье любимая собака, застывшая в нетерпеливой позе. В ее глазах, с мольбой обращенных к хозяину, ясно читается: «Да неужели ты не слышишь, такой жалкий беспомощный человек, что он (вальдшнеп. — В. П.) летит на нас, что он уже близок!» (А. Куприн).

А прозаического вида охотник никакой не барин. Это самый обыкновенный человек из народа, способный не хуже помещика испытать ни с чем несравнимую радость от добытого трофея. Прянишников писал его с отставного солдата — сторожа Училища живописи, вместе с которым неоднократно охотился.

Умелая живописная манера и строгие линии рисунка дополняют достоинства картины, которую Император Александр III без колебаний включил в свою личную коллекцию.

Уже через год Прянишников завершает новое полотно — «Охота пуще неволи» (1882, ГТГ*). Каким глубоким и сильным чувством захвачен его рыболов, стоящий по колено в холодной воде, не обращая внимания на дымящуюся трубу «родного завода». Совершенно особую роль приобретает в охотничьих жанрах Прянишникова пейзаж.

Ни у одного другого жанриста не было такого пейзажа, который из условного фона превращается в естественную среду, органически связанную с образом человека. Работа на пленэре обогатила палитру художника, и тон «Охоты пуще неволи» был найден очень верно.

Ощущение прохладного, сыроватого воздуха, окутывающего фигуру рыбака, передано в гамме с преобладанием холодных, серо-голубых красок. Картина полна покоя и умиротворенности и представляет собой тип однофигурной композиции, широко применявшейся Илларионом Михайловичем. Бесспорно, лучшая картина Прянишникова из охотничьего цикла «Конец охоты» (1884, ГТГ).

Она производит впечатление увиденной в реальной жизни сцены. Тонко и со знанием дела разработан сюжет, заметно бережное отношение автора к натуре. Изображен момент завершения удачной охоты, когда «собрать собак было трудно…» (И. Бунин). Они увлечены не меньше, чем охотники, один из которых трубит в рог, раздувая толстые щеки.

Другой, видимо егерь, отрезает от заполеванного зайца пазанки, чтобы отблагодарить за хорошую работу сбившихся у его ног гончих. Еще один заяц висит у него за спиной. Издали на рог спешат опоздавшие, увлекшиеся гоном собаки. Все прекрасно! Лишь знатоки обратят внимание на разномастность и разнопородность гончих, из которых составлена стая.

Очевидно, владелец собак был не очень богат или просто больше заботился о деловой стороне любимого увлечения, чем о породности стаи. Подлинным шедевром стал пейзаж картины, сливающийся с жанром в единое гармоничное целое.

Улыбается осень сквозь слезы,

В небеса улетает мольба,

И за кружевом тонкой березы

Золотая запела труба…

А. Блок

«Благодаря умело построенной композиции художник сумел передать широкие дали редеющего осеннего леса. Пожелтевшая трава, тонкие стволы деревьев, рыжеющие листья, подернутое осенним холодком небо написаны превосходно, по преимуществу светлыми красками, богатыми оттенками» (Т. Н. Горина).

Эта поразительная точность в выражении поэтического состояния природы заслужила высокое признание со стороны И. Крамского и И. Репина. Критик В. Стасов признал картину «второй после великолепного «Гостиного двора».

Истинные охотники назвали бы ее первой! Во всяком случае, Константин Коровин именно так и сделал.

Друживший с П. М. Третьяковым Прянишников часто бывал в его доме и очень увлекательно рассказывал забавные истории из своей богатой охотничьей практики. Один из таких курьезных случаев запечатлен в картине «Вляпался» (1885).

Пожилой охотник-любитель в пылу охотничьего азарта провалился в болото: вымок, перепачкался, испортил себе настроение. Теперь вот в одних чулках стоит на берегу и выжимает промокшую рубашку. Как хвост болтающиеся подтяжки и раздосадованное лицо с взъерошенными бакенбардами выглядят очень комично.

Это впечатление усиливается печальным видом разбросанных вокруг охотничьих причиндалов. Еще большую экспрессивность сцена приобретает благодаря сидящей перед «героем» собаке, которая сочувственно и виновато смотрит на своего хозяина не в силах ему помочь.

Илларион Михайлович очень любил животных, особенно собак и, прежде всего, охотничьих. Большинство из дошедших до нас рисунков художника представляют собой зарисовки лошадей и собак.

Даже в «Порожняках» нашлось место для непонятной породы стаффажной собачки, присутствие которой в сюжете, откровенно говоря, не вызывалось композиционной необходимостью. Пейзаж тоже хорош: высоко взятый горизонт позволил автору обозначить и поля, и деревеньку, и озерцо, поросшее осокой. Словом, получилась живая картинка, полная юмора и жизненной правды.

И вот опять — собака. На этот раз с охотником-немцем в картине «На болоте» (1887), появившейся после «Утиного перелета»(1885).

С необыкновенным выражением добродушия и заботливости наклонился он к своей собаке, только что схватившей кулика и присевшей в услужливой позе на задние лапы. «Это чудесная комическая сценка.

В технике письма Прянишников достигает все более и более мастерства и теперь надо ждать от него картин с драматическим содержанием — таким, какое однажды было вложено им в его «Гостиный двор», — не терял надежды тогдашний журнал «Родина».

Однако Илларион Михайлович не внял мольбам ценителя «серьезной» живописи и на XVIII передвижную выставку 1890 года вместо драматического жанра выставил «Охоту на медведя».

Читайте также:  Музей военно-воздушных сил россии

Критика встретила эту работу сдержанно. Зато «зритель останавливался пред картиной с удовольствием» («Художественные новости», № 5, 1890). «На охоте, — продолжал журнал, — рассвирепевший зверь подмял одного из охотников; другой же приложился; сейчас раздастся выстрел, и если медведь не будет уложен на месте, то в этом виноват уже не художник».

Далее в отчете содержится, возможно, справедливый упрек Прянишникову в том, что стрелок у него расположен по отношению к медведю не совсем удобно для того, чтобы сразить лесного великана. Автору статьи не понравилась также и чрезмерно легкая для зимы, почти летняя одежда охотника.

Вот такому тщательному разбору подверглась «Охота на медведя» не иначе как искусствоведом-«медвежатником».

Прянишников не забывал и рыболовов. После «Охоты пуще неволи» он создает «Ребятишки-рыбачки», «Ребятишки в луже» («Рыболовы»), «Рыбная ловля с острогой», «Рыболов». Можно сказать, что «охотничье десятилетие» (80-е годы) живописца было в не меньшей степени также и «рыболовным».

Он, без всякого сомнения, наблюдал за ночной рыбалкой с острогой, одним из самых древних и увлекательных ее видов. Рыболовы, бесшумно скользя по освещенной огнем жаровни (иногда факела) водной глади, высматривают желанную добычу.

Нечто подобное и со знанием дела продемонстрировал нам в «Ночных рыболовах» Прянишников.

Чутко воспринимавший действительность Илларион Михайлович не мог не отразить в своем творчестве разнообразные стороны жизни народа. В результате в течение последних лет жизни он создал несколько больших «хоровых» картин, посвященных массовым народным сценам: «Спасов день на Севере», «Общий котел в первопрестольный праздник», «Крестный ход на Севере».

Вполне естественно, что он не был равнодушен к религиозной тематике. В 1870-е годы вместе с другими художниками Прянишников был привлечен к росписи Храма Христа Спасителя в Москве. Организаторы обещали по две тысячи пятьсот рублей за каждую картину, и нуждавшийся мастер принял заказ.

Ему поручили написать в южном крыле собора две сцены из жизни святителя Николая — «Избавление от казни» и «Избавление от бури» и в западном крыле — «Основание Успенского собора» и «Основание Троице-Сергиевой лавры». Художник уже перенес эскизы на стены храма, сделав рекомендованные комиссией исправления, когда она вновь забраковала его труд.

Прянишников отказался вносить новые изменения в свои росписи, заявив, что «ничего лучшего не в состоянии сделать…». Эксперты нашли, что картины Прянишникова написаны неудовлетворительно, и договор был расторгнут.

Каково же было удивление Иллариона Михайловича, когда в ответ на его заявление в Совет МУЖВЗ о предоставлении служебного помещения в мае 1883 года он получил «золотую медаль на Александровской ленте за работы… в Храме Христа Спасителя». Через год Илларион Михайлович вновь обращается в Совет с той же просьбой.

Известный художник, десять лет прослуживший в Училище, ютился с женой в одной комнатенке. Поневоле потянет на свежий воздух, лучше с двустволкой. Жизненные неурядицы компенсировались еще и роскошью человеческого общения. Он был очень популярен как в школьной среде, где молодые за глаза звали его Пряник, так и в Товариществе.

Да и нельзя было не любить этого живого, остроумного и в то же время прямого, принципиального человека. Среди его закадычных друзей сначала был В. Перов, затем он сблизился с В. Маковским. Прянишников играл на гитаре и с увлечением пел. Маковский неплохо играл на скрипке. Вечерами они частенько музицировали. Оба периодически общались с П. М. Третьяковым.

«Павел Михайлович любил и ценил Прянишникова» (А. П. Боткина). Илларион Михайлович никогда не отказывал ему, если тот просил сделать повторение какого-либо ушедшего на сторону оригинала. Несмотря на посредственный заработок, он никогда не торговался о цене своих работ. Илларион Михайлович с уважением относился и к другим собирателям живописи, поддерживая дружеские связи с И. С.

Остроуховым и И. Е. Цветковым. В галерее Ивана Евменьевича насчитывалось по состоянию на ноябрь 1904 года 12 произведений Прянишникова, среди которых карандашные наброски известных картин: «Утиный перелет», «Ночные рыболовы», «Охота пуще неволи». На рисунке «Дети-рыболовы» стоит дарственная надпись художника. Илларион Михайлович был бескорыстным человеком, часто раздаривал свои работы друзьям и знакомым. Только две картины, особенно дорогие ему по воспоминаниям, он оставил у себя — это «Гостья» (написана с жены) и «Базар в Лальске».

Прянишников работал сравнительно немного, но всегда с большим подъемом. И хотя картины давались ему в общем легко, он не любил, когда кто-то мешал творческому процессу. Рассказывают, что однажды к нему зашел князь Мещерский. Рискуя потерять богатого заказчика, живописец не пожелал прервать своего занятия.

Собак он любил самозабвенно и часто в буквальном смысле разговаривал со своей легавой: «Слушай, ты у меня всю дичь перебиваешь». И глаза его увлажнялись при виде пса, который, казалось, понимал, что в этом деле он смышленее и проворнее хозяина.

К началу 1890-х годов у Иллариона Михайловича резко обострился туберкулез легких, и он уехал в Крым, пробыв там до конца 1892 года. Друзья-передвижники не забывали его: писали, навещали. Но он так тосковал по Москве, что после временного облегчения немедленно вернулся в родной город. Улучшение было кратковременным. Болезнь вновь обострилась, и 25 марта 1894 года Прянишникова не стало.

Еще за много лет до смерти художника В. Маковский написал его портрет, запечатлев обаятельный образ своего товарища. В нем легко узнаются те черты Иллариона Михайловича, о которых говорится в воспоминаниях современников.

Типичное русское лицо, высокий могучий лоб, зоркие глаза и внимательный взгляд. В его облике чувствуются душевная мягкость, доброта и внутренняя сосредоточенность. Худая шея и впалые щеки выдают серьезный недуг.

Таким он всем и запомнился!

Очень жаль, что ни В. Перов, ни В. Маковский не изобразили И. Прянишникова на природе. Представляю его на картине, написанной в светлых, радостных тонах. Молодого, полного охотничьего задора, конечно, с ружьем на плече. Стоит на окраине подмосковного осеннего леса. Вдали чуть различимы очертания старого Хотьковского монастыря. Рядом — непременная собака. Ведь надо же с кем-то поговорить!

Валерий ПАНКРАТОВ

Охота и охотничье хозяйство 2003 г.

Источник: http://oioh.ru/literaturnyie-stranitsyi/hudozhnik-pryanishnikov

Ссылка на основную публикацию