Воскрешение дочери иаира, илья ефимович репин — описание картины

Илья Репин. Воскрешение дочери Иаира. — Журнал «Культурная Столица»

Главная › Каталог статей › Культура & Искусство › ЖивописьИлья Репин. Воскрешение дочери Иаира.

Илья Ефимович Репин. Воскрешение дочери Иаира.

Успели б вмешаться законы природы. Но чудо есть чудо, и чудо есть Бог. Когда мы в смятеньи, тогда средь разброда Оно настигает мгновенно, врасплох.

Эти строки принадлежат перу Бориса Пастернака и посвящены бесплодной смоковнице, испепеленной Христом. Но можно их отнести и к творчеству великого русского живописца Ильи Репина.

«Искусство я люблю больше добродетели, больше, чем людей, чем близких, чем друзей, больше чем всякое счастье и радости жизни нашей. Люблю тайно, ревниво, как старый пьяница, — неизлечимо.

Где бы я ни был, — оно всегда и везде в моей голове, в моем сердце, в моих желаниях — лучших, сокровеннейших. Часы утра, которые я посвящаю ему, — лучшие часы в моей жизни». Илья Репин, 1899 год.

Репин Илья Ефимович. 1909 г.

«Воскрешение дочери Иаира»- искусствоведы называют самой загадочной и таинственной картиной.

Илья Ефимович Репин.Воскрешение дочери Иаира

Шел 1871 год. Илья Репин заканчивал Санк-Петербургскую Академию художеств. Был объявлен конкурс на большую золотую медаль.

Но Репин увлекаясь, как и вся интеллигентная молодежь того времени, народовольческими идеями, Илья Репин зарисовывал то лицо казненного Каракозова, который в 1866 устроил покушение на Александра II, то образы бурлаков, замеченных им на берегу Волги. Тогда вся творческая Россия бредила идеями Н.Г.Чернышевского.

Основным лозунгом была мысль о том, что прекрасное есть жизнь. Репину хотелось обличать язвы и пороки общества, а красоту искать в самом обыденном и неприхотливом, в том, что окружает человека. И «Бурлаки» были для художника как раз такой темой…

 Для выпускной конкурсной работы в Петербургской академии художеств была предложена тема «Воскрешение дочери Иаира». Победитель награждался Большой золотой медалью и правом шесть лет жить за границей на казенный счет.

Главными претендентами были два товарища: Илья Репин и Василий Поленов. Кроме страсти к учебе, и одинакового возраста – оба родились в 1844 году – они были совершенными противоположностями. Невысокий, Репин. Высокий, рассудительный Поленов.

Сын военного поселенца из Харьковской губернии, приехал в столицу со ста рублями. И коренной петербуржец из дворянской семьи. Отец Поленова был известным дипломатом и археологом. Да и сам Василий Дмитриевич параллельно с Академией учился в университете на юриста.

Для Репина другого пути, кроме как стать художником, не было: выиграет он в этом конкурсе или нет. Для Поленова, наоборот…

Иаир был начальником синагоги. Это приблизительно как у нас протоиерей, настоятель храма. У Иаира была дочь, которую он любил и которая заболела какой-то тяжкой болезнью. Врачи не могли ничего сделать, и она стояла уже на пороге смерти.

По-человечески помочь ей было нельзя, и вот в своем горе, в безвыходной ситуации несчастный отец решил обратиться за помощью ко Христу, о Котором слышал, что Он исцеляет больных. Находясь в великой скорби, он пришел к Иисусу, со смирением поклонился до земли и просил Его прийти и помочь умирающей дочери. И Христос сразу пошел с ним…

Однако, чтобы помочь Иаиру, нужно было сотворить великое чудо, а для этого нужна была великая вера. Без веры Господь не совершает чудес. Какая-то вера у Иаира, конечно, была, иначе он не пришел бы ко Христу за помощью.

Но, видимо, эта вера была недостаточной, и потому Христос, чтобы ее укрепить, на пути в дом Иаира совершает чудо исцеления женщины, страдавшей долгие годы внутренним кровотечением. И вот она, услышав о Христе и имея веру в Него, потихоньку в толпе приблизилась и прикоснулась к Нему.

И как только она это сделала, то сразу же по вере ее совершилось чудо — она исцелилась от своей многолетней болезни. Женщина хотела это чудо утаить, но тогда о нем не узнал бы Иаир, нуждающийся в укреплении веры, и потому Господь громко спрашивает: «Кто прикоснулся ко Мне?» И тогда женщина, видя, что она не может скрыть свой поступок, падает к ногам Христа, как говорит Евангелие, «в страхе и трепете».

Приходит некто из дома начальника синагоги и говорит ему: дочь твоя умерла; не утруждай Учителя. Но Иисус, услышав это, сказал ему: не бойся, только веруй, и спасена будет. (Лк. 8; 49-50).

Что такое смерть родного человека и связанные с ней переживания, Василий Дмитриевич по-настоящему узнает лишь через десять лет, потеряв свою любимую сестру-близнеца Веру Дмитриевну. Он будет страшно переживать.

Кое-как придет в себя, женившись, а потом похоронит не прожившего и сына… Сейчас он ничего этого не знал, и сразу решил отказаться от изображения мертвой девушки. Он выбрал само мгновение чуда… В семье профессора архитектуры Шевцова Илье Репину в невесты прочили старшую дочь. Но не понимали: почему жених медлит с предложением.

А Илья Ефимович тайно был влюблен в младшую Шевцову, Веру. Они познакомились, когда ей было девять. Теперь она стала шестнадцатилетней барышней, но родители считали ее совсем ребенком. Репин решил, что сделает предложение только когда закончит Академию. В мастерской Репина все было заставлено этюдами и набросками к «Бурлакам».

Но вот уже четыре месяца он запрещал себе подходить к Бурлакам, а занимался только «Дочерью Иаира». «Сначала я компоновал картину: переставлял фигуры, изменял их движение и главным образом искал красивых линий и классических форм.

И в тоже время, под влиянием разговоров с Крамским, все более устанавливался в отрицании и классического направления, и академической школы во имя нашей русской самобытности. Наконец, дошло до того, что я решил совсем бросить академию и начать жизнь по-новому». Но это значило на год отложить помолвку. Он был в отчаянии.

И вот однажды, когда до конкурса оставалось уже мало времени, Репин возвращался от Крамского и вдруг совершенно ясно увидел эту сцену. «Мне представилось то настроение, когда умерла моя сестра Устя, как это поразило всю семью и дом и комнаты – все как-то потемнело, сжалось в горе и давило». Наутро он стер тряпкой всю свою четырехмесячную работу. Взял уголь и стал писать заново.

«Холст начал втягивать меня своим мрачным тоном. К вечеру моя картина была уже столь впечатляюща, что у меня самого проходила какая-то дрожь по спине». Чтобы постоянно пребывать в нужном трагическом состоянии, он просил брата Василия, ученика консерватории, играть ему Бетховена.

«Музыка переносила меня к моему холсту, я наслаждался этими звуками до бесконечности, они трогали меня до слез».

Придя же в дом, не позволил войти никому, кроме Петра, Иоанна и Иакова, и отца девицы, и матери. Все плакали и рыдали о ней. Но Он сказал: не плачьте; она не умерла, но спит. И смеялись над Ним, зная, что она умерла. (Лк. 8: 51-53).

Репин вспоминал, как отец с матерью оплакивали его умершую маленькую сестру, и их дом наполнился скорбью.Дочери Иаира было 12. Устя умерла почти в том же возрасте.

Теперь, когда пережитое было на некотором отдалении, Репин был поражен тем, как мало, в сущности, изменились люди со времен Христа. Мы по-прежнему «знаем», что есть смерть, и не верим в Воскресение, горько усмехаемся, когда нам говорят про вечную жизнь.

Иаир пытается верить изо всех сил. Но только он один. На лицах его родственников нет надежды. «Незачем было приходить! Девочка все равно уже умерла».

Но Он, выслав всех, берет с Собою отца и мать девицы и бывших с Ним и входит туда, где девица лежала. И, взяв девицу за руку, говорит ей: «талифа куми», что значит: девица, тебе говорю, встань. (Мк. 5; 40-41).

Окончить картину к сроку Илья Ефимович не успел. Но и в таком виде она вызвала фурор на конкурсе. Причем в оценке ее сходились и профессора Академии, и противники академической живописи.

Поленов вспоминал: «Я прошел в мастерскую к Репину и сел на кушетку в ожидании судьбы».

Тут дверь распахнулась, и вошел их общий друг: «Ну, братья, поздравляю!» Они оба получают Золотые медали и могут оба ехать за границу.

В.Д. Поленов «Воскрешение дочери Иаира» (1871 г.)

Бетховен написал свою знаменитую сонату в 1830 году. В это время у него появляется ученица графиня Джульетта Гвиччарди, легкомыслие которой он принимает за легкость характера. Ей было 14 лет ему-30. Он влюбляется в нее без памяти и делает ей предложение. В том, что она станет его женой, Бетховен не сомневался.

Однако он получил отказ, а через некоторое время Д.Гвиччарди вышла замуж за князя. И до сих пор в начале каждого нотного издания сонаты мы можем прочитать посвящение графине Джульетте Гвиччарди. Соната начинается с мерных триолей, на которые накладываются интонации похоронного марша.

И если мы попробует следить за развитием этих интонаций, то услышим, как человек, попавший в бездну отчаяния, пытается выбраться из нее, но волею обстоятельств возвращается на круги своя. Вот под эту музыку создавал Репин свою загадочную и таинственную картину.

И если музыка Бетховена сыграла в создании этого произведения такую важную роль, то, возможно, мы увидим ее влияние в композиции картины.

Тогда плавные триоли, которыми начинается соната – это не прописанные художником фигуры заднего плана, также мерно расположенные, как в музыке великого композитора. А трагические интонации мы видим в треугольнике, который образуют огоньки свечей, лицо Христа и Его руки, положенные на руки девочки…

Источник: http://kstolica.ru/publ/kultura_iskusstvo/zhivopis/ilja_repin_voskreshenie_docheri_iaira/42-1-0-766

Воскрешение дочери Иаира

Картина является первым крупным произведением молодого Репина. Это его дипломная работа, за которую он получил первую золотую медаль, звание художника и заграничную командировку.

Картина писалась в 1870—1871 годах и осталась неоконченной, главным образом в аксессуарах первого плана (столик, чаша и нижняя часть светильника, каменный пол, свернутый ковер, домашняя утварь, стул справа), а также в нижних частях фигур Христа и родственников умершей.

Значительная сама по себе, картина эта интересна также тем, что позволяет представить, какие навыки приобрел Репин за годы своего ученичества, с каким художественным багажом приступал он к самостоятельному творчеству. Одновременно с этой программой писался первый вариант «Бурлаков на Волге».

Картина «Воскрешение дочери Иаира» трактует традиционный «программный» сюжет, сцену евангельского чуда, как живую картину жизни.

Художник естественно передал ситуацию — приход Христа в дом, где только что умерла девушка, изобразил удивление и некоторый испуг родителей, соединенный у них с робкой надеждой.

Вместе с тем картина свободна от бытовизма, жанровой будничности. Живая сцена передана, как важное и значительное событие.

Такая трактовка картины показывает, что молодой Репин сумел счастливо сочетать обучение в Академии художеств с советами и рекомендациями Крамского. Академия дала Репину не только высокое формальное мастерство рисунка и композиции, умение пластически передавать людей, ткани, предметы.

Репин сумел воспринять в Академии и традиции искусства «большого стиля», монументальной картинной композиции, ее величавости. Это были традиции, которым в 20—40-х годах К.П. Брюллов и А.А.

Иванов дали новую жизнь, но которые в самой Академии к 60-м и началу 70-х годов уже омертвели и только сохранили свою живую силу в педагогической системе П.П.Чистякова.

Советы Крамского помогли Репину не только стать на путь нового искусства, но и осмыслить в самих академических традициях их цецные внутренние качества. Эти традиции, в свою очередь, способствовали тому, что реалистические задачи воспринимались Репиным в духе «большого искусства».

Известно, что Репин первое время не хотел браться за сюжет «Воскрешение дочери Иаира», считая его для себя совершенно чуждым.

Он проникся им лишь тогда, когда, вспомнив о смерти своей сестры Усти, представил традиционный академический евангельский сюжет как жизненную сцену.

Об этом переходе от отвлеченного традиционного к новому реалистическому представлению сюжета и свидетельствует процесс работы над композицией, как он рисуется нам по дошедшим рисуночным и живописным эскизам.

В своем окончательном виде композиция картины представляет собой умелое сочетание строгого классического построения по планам с помещением главного действия на основном втором, то есть на среднем плане, и передачи интерьера с его глубиной. Превосходно использовано освещение. Затененность интерьера в глубине и справа создает атмосферу тишины, скорби и вызывает ощущение ожидания.

В тень погружены второстепенные действующие лица — родные девушки, в то время как она сама, лежащая на ложе, и стоящий около нее Христос освещены светом светильника. Этим они выделены и акцентированы в композиции; на них, как на наиболее светлое место в картине, направляется прежде всего взгляд зрителя.

Читайте также:  Мадонна с младенцем (мадонна литта) - леонардо да винчи

Свет объединяет группу, в которой художник мастерски решил трудную задачу сочетания горизонтально и вертикально расположенных форм. Светильник как бы «поддерживает» своим вертикализмом фигуру Христа.

Вместе с тем психологический «узел» композиции — лица девушки и Христа, их соприкасающиеся руки — помещен как бы в особом, отграниченном, более интимном пространстве, чем все большое пространство картины. Центральная группа выделена и тем, что она написана наиболее рельефно.

Фигура Христа полна внутренней сосредоточенности и наиболее «классична» в спокойной величавости своей позы, в строгой красоте и ритмичности драпировок. Высказывалось правильное положение, что Репин в трактовке Христа, реальной и вместе возвышенной, следует ивановской традиции.

Лицо Христа — живое и естественное в своем спокойствии и величии мудреца, его руки — это руки простого человека с набрякшими жилами; жест их предельно прост и вместе с тем торжествен. Ту же реальность без бытовизма, жизненность и классическую обобщенность видим и в трактовке головы девушки. Мертвая изображена, как спящая.

Здесь перед нами начало той лирической темы сна и пробуждения в творчестве Репина, которая привлекала Репина на протяжении всего его творческого пути.

Этот интерес художника к изображению спящих, который засвидетельствован подготовительным рисунком лежащей девушки для картины, далее проявляется в таких работах, как «Надя Репина» (1881), «Отдых» (1882), рисунок «Во время сна» (1901) и др.

Одежды Христа и драпировки ложа написаны пластически сильно и красиво.

В них Репин обнаруживает свободное владение классическим мастерством изображения драпировок, гармонии и эмоциональной выразительности их складок, переходов от больших поверхностей к то глубоким, то мелким складкам, музыкальности их плавного ритма.

Он хорошо использует контраст более сложных и многочисленных складок гиматия Христа и широких простых складок белой ткани, покрывающей ложе, чтобы усилить рельеф фигуры, придать ей спокойную величавость.

Даже частично недописанный натюрморт у изголовья умершей выразителен силой передачи вещественности, материалов скатерти с бахромой, тяжелого металла чаши и светильника, лишь верхняя часть которого и огонь полностью написаны.

Редкой красоты игра теплого желтого света на холодном, приглушенном серовато-белом цвете драпировки ложа свидетельствует не только о мастерстве будущего великого колориста, но и о содержательности его живописных исканий и достижений. Свет использован психологически.

Своей теплотой, разливающейся по холодному белому драпировки, он знаменует вновь вливающуюся в омертвевшее тело жизнь.

Разделяя картину освещением по диагонали на более светлую левую и погруженную в тень правую сторону, Репин вместе с тем достигает колористической обобщенности полотна.

Он пишет белую драпировку ложа в полутоне; освещенный светом светильника, красный хитон Христа находит отклик в темно-красном занавесе и далее в одеждах старика и стоящего справа от него молодого человека. Точно так же на металле утвари на полу справа как бы замирают последние отблески света, который сосредоточен на ложе.

Вся красочная гамма картины хорошо сгармонирована, и сдержанностью звучания цветовых пятен соответствует тому общему чувству возвышенности и величавой сдержанности драматической сцены, которым проникнута картина.

Репин вспоминал впоследствии, что когда он делал подмалевок картины, располагая основные массы светотени, то «общее впечатление было почти музыкальным».

Он сумел сохранить эту музыкальность и в дальнейшем как в расположении света и тени, так и в красочной гамме картины и в ее ритмическом построении.

Уже в этом раннем произведении Репина счастливо проявилось то, «что зрительные представления часто облекались у него в музыкальные образы и, наоборот, образы музыкальные в сознании художника перевоплощались в чисто живописные».

Среди персонажей картины кроме Христа и умершей следует особенно отметить старика отца. В изображении его головы мы можем видеть одно из самых первых проявлений того репинского психологизма, который мы найдем позднее и в портретах и в персонажах сюжетных композиций. Вместе с тем Репин здесь увлечен передачей особой скорбной красоты старости.

Это то, что позднее обнаружится в «Еврее на молитве» (1875). В этом психологизме, красоте старости и интересе к восточным типам воплощается увлечение Репина Рембрандтом, которого он копировал.

Это «рембрандтовское» начало в картине сочетается с «ивановским» на редкость удачно, свидетельствуя и о познаниях молодого художника и о его умении найти нужные традиции для решения сложной задачи реалистической трактовки старого традиционного сюжета.

А. Фёдоров-Давыдов

Источник: http://ArtPoisk.info/artist/repin_il_ya_efimovich_1844/voskreshenie_docheri_iaira_001/

Евангелие в живописи. «Воскрешение дочери Иаира»

Евангелие в живописи. «Воскрешение дочери Иаира» 

erdes
1871 год, Петербургская Академия художеств. Тема выпускной конкурсной работы — «Воскрешение дочери Иаира». Главными претендентами на победу (то есть на Большую золотую медаль и на право шесть лет жить за границей за казённый счёт) были Илья Репин и Василий Поленов.
(В полном размере — см. ниже, под катом)Этот эпизод в Евангелии:

Эту тему Репин и Поленов решили совершенно по-разному.

Репин выбрал для картины момент до того, как произошло чудо. Вначале он хотел изобразить само чудо, как и Поленов, вот первоначальный эскиз:Но работа почему-то «не шла».

Репин писал: «Нельзя ли эту же тему – «Смерть дочери Иаира» — на этом же большом холсте сейчас же, то есть завтра, и начать по-новому, по живому, как мерещится у меня в воображении эта сцена? Припомню настроение, когда умерла моя сестра Устя, и как это поразило всю семью. И дом и комнаты – все как-то потемнело, сжалось в горе и давило».

И дальше: «Итак, я перед большим холстом, который начинает втягивать меня своим мрачным тоном. Смелая постановка реальной сцены обуревала меня ускоренным темпом, и к вечеру я уже решил фиксировать уголь Утро. Краска – простая черная кость (Beinschwarz) – особенно отвечает моему настроению, когда по зафиксированному углю я покрывал ею темные места на холсте.

К вечеру картина моя была уже так впечатляюща, что у меня самого проходила какая-то дрожь по спине». Репин даже просил играть ему Бетховена во время работы, чтобы проникнуться нужным настроением.Эскиз нового варианта:И картина:
И.Е.Репин.

Воскрешение дочери ИаираПомню, в детстве эта картина Репина всегда казалась мне немного странной — в том смысле, что в воскресение девочки именно здесь, на этой картине, упорно не верилось… А сейчас, глядя на неё, я понимаю, что она действительно не даёт зрителю веры — она показывает смерть, но ещё не воскресение. Просто в самом сюжете заложено чудо.

Его можно либо почувствовать, «достроить» собственной верой — либо нет.В композиции, гамме и светотеневом решении очень заметно влияние Рембрандта. Также в период работы над «Воскрешением дочери Иаира» Репин находился под сильным влиянием Крамского (ярого противника академизма, автора знаменитой картины «Христос в пустыне»), в том числе под философским, мировоззренческим влиянием.

Крамской писал: «Мой Бог – Христос, величайший из атеистов, человек, который уничтожил бога во вселенной и поместил его в самый центр человеческого духа и идёт умирать спокойно за это». В то время, в конце XIX века, вообще был популярен социально-политический взгляд на Иисуса, и за всем этим брезжили демократы, народовольцы, ХХ век…

*А на картине Поленова изображено именно чудо: девочка воскресла. Здесь всё другое — цветовая гамма, свет, настроение, здесь много воздуха и прохлады. Если у Репина эмоции драматические, даже несколько мистические, потусторонние, то доминанта Поленова — простота и открытость.

Поленов писал: «Я несказанно люблю Евангельское повествование, люблю этот наивный правдивый рассказ, люблю эту чистоту и высокую этику, люблю эту необычайную человечность, которой насквозь проникнуто все учение Христа». Поленов не ставил себе задачи изобразить нечто заведомо неземное, его картина выдержана в духе простоты, с которой ведётся сам евангельский рассказ.

Поэтому и переход от смерти к жизни у него не показан — чудо уже совершилось — а лишь условно обозначен через эмоции героев. Поленов не собирался пугать зрителя, вызывать у него потрясение — он просто говорит о любви, свете и милосердии как о естественных качествах Христа, показывая проявление этих качеств. Эскизы:И сама картина:
В.Д.Поленов. Воскрешение дочери ИаираЗа свои картины и Репин, и Поленов получили награды — медали и шесть лет жизни за границей на казённый счёт. Искусствоведы часто сравнивают их выпускные картины и, как правило, отдают предпочтение Репину — а мне гораздо ближе вариант Поленова.

В посте использованы репродукции с сайта graphic.org.ru.

________________________________________А в качестве дополнения, для настроения — сцена воскрешения дочери Иаира из фильма Франко Дзеффирелли «Иисус из Назарета»:

  • 2 комментария
  • Оставить комментарий
  • Ссылка

Оставить комментарий к записи

This page was loaded окт 26 2018, 1:52 pm GMT.

Источник: https://erdes.livejournal.com/358403.html

Владислав Лебедько, Лариса Титова «Архетипическое исследование картины Репина «Воскрешение дочери Иаира»». — Кафедра архетипических исследований, второе высшее образование, психология

Картину Репина «Воскрешение дочери ИАИРА» искусствоведы называют самой загадочной и таинственной. Она находится в Государственном Русском музее. Оказывается, Репин не дописал свою картину в правой части, но и в таком виде она получила большую золотую медаль, а он пансион в Италию на три года.

Картина была написана на евангельский сюжет, который наиболее подробно раскрыт в Евангелии от Марка. Проповедуя и творя чудеса, Иисус Христос ходил по Галилее. И вот Он «возвратился из страны Гадаринской, а народ уже ждал Его частию ради учения, а частию ради чудес.

Пришел и один начальник синагоги, ни бедный, ни отверженный, но из первых». Он просит исцелить его дочь, ей было двенадцать лет, и она была при смерти. Иисус согласился. Однако через некоторое время приходят люди от начальника синагоги и говорят ему, что девица умерла.

«Но Иисус, услышав сии слова, тотчас говорит начальнику синагоги: не бойся, только веруй. И не позволил никому следовать за Собою, кроме Петра, Иакова и Иоанна, брата Иакова. Приходит в дом начальника синагоги и видит смятение, и плачущих и вопиющих громко.

И вошед говорит им: что смущаетесь и плачете? девица не умерла, но спит. И смеялись над Ним. Но Он, выслав всех, берет с Собою отца и мать девицы и бывших с Ним и входит туда, где девица лежала. И взяв девицу за руку, говорит ей: «талифа-куми», что значит: «девица, тебе говорю, встань».

И девица тотчас встала и начала ходить, ибо была лет двенадцати. Видевшие пришли в великое изумление. И Он строго сказал им, чтобы никто об этом не знал, и сказал, чтобы дали ей есть». Как видим из Евангелия – воскресение произошло быстро. Иисус «берет девицу за руку, чтобы сообщить ей силу».

«И возвратился дух» (Лука) отроковицы». Именно этот момент изображен художником.

Используя метод «архетипического исследования сновидений», можно исследовать картину и понять, что эта картина рассказывает о том, что Вера, Надежда и Любовь побеждают все.

В начале мне хотелось бы сказать про ощущения, которые я испытала, когда была рядом с картиной. Рядом с фигурой Иисуса – почувствовала мощь, силу, величие, захотелось плечи расправить, вся энергия очень легко идет по всем чакрам.

Напротив фигуры девушки – мое тело сильно разворачивало влево, как будто картина показала мне, где выход, куда идти. У фигуры женщины – может быть, матери, какой-то близкой женщины — возникло чувство страха, холод, мурашки побежали по телу.

У фигуры отца девушки – возникло ощущение неустойчивости, ноги подкашивались, почувствовала неуверенность, страх. И рядом с фигурой молодого человека справа – почувствовала полное спокойствие и уверенность.

Свободный поток ассоциаций: свет и тьма, жизнь и смерть, движение и покой, кровь.

Хочется выделить неодушевленные предметы на картине.

Привлекает внимание светильник и окошко, как будто там что-то важное, может быть, это путь в новую жизнь, новые возможности. Стол, на него можно встать и выбраться в окно, это помощь. Пол, каменные плиты — основа, фундамент, связь с корнями, со своим родом. Ложе, на котором лежит девушка, яркое, белое, красивое, но как будто за этим что-то скрыто, тень, то, что связано с девушкой.

Если вжиться в образ Иисуса Христа, можно почувствовать силу, спокойствие, уверенность. Эта та часть во мне, которая помогает мне менять себя, которая говорит: « Все в твоих руках! Почему ты отказываешься от борьбы, от того чтобы идти вперед? Знай, все возможно!»

Я вживаюсь в образ девушки, она моя женская часть.

Она приняла решение умереть, возможно, это попытка привлечь внимание, потому что ей не хватило сил, она не увидела пути решения ситуации, возможно, она ждет, что придет какая-то сила и ее спасет.

Правый угол картины… внизу ковер, будто его задрали и только сейчас стало возможно увидеть связь с корнями, скорее всего, девушка не чувствовала опоры, связи, поддержки от своего рода.

Правую часть картины трудно рассмотреть, требуется усилие, хочется осветить и посмотреть, что там? Правая часть – женская находится в тени, а в другой части картины некий символ женского находится на смертном одре , за всей красотой белого что-то скрывается. Это травмы , глубокие, связанные с семейными вопросами. Об этом говорят фигуры женщины и отца, они как будто виноватые, в ожидании, что что-то откроется.

Я вхожу в образы женщины и отца. Эти фигуры олицетворяют во мне ту часть, которая осознала, увидела, как я жила, как относилась к себе, к своей женской части, которая находилась в состоянии жертвы. Это привело к тому, что моя женская часть пребывала в летаргическом сне, у нее не было сил бороться, осознавать.

Иисус Христос – моя мужская часть, сила, анимус совершает оживление, видно, что выход есть, несмотря на то, как бы ужасной ни была жизнь.

Я — Отец – моя часть, которая понимает, что жизнь зашла в тупик и чувствует из-за этого неописуемый ужас, потому что я не осознавала, как мои поступки могли привести к такому удручающему финалу.

Отец — это та часть, которая ведет по пути инстинктов, не прислушивается к разуму, это глубокие, сильные, могучие инстинкты. Ты идешь вперед, есть цель, ты не хочешь ничего осознавать. Это сексуальный инстинкт, он в образе старца. Когда-то он был молодым, но он сбился с пути, его краски выцвели.

Женщина — это не мое настоящее, это заместитель женской части, двойник женской природы, который холоден, она связана с фигурой внутренних инстинктов, которые сбивают и пути.

Как случилось, что инстинкт постаревший Эрос сбивает с пути? Обычно он наставляет. В моей жизни произошла путаница. Что символизирует эту путаницу? Эта пара. Женщина слишком молода для старика, не подходит ему, но дело не в возрасте, просто он так выглядит.

В чувствах отца можно распознать удивление, непонятную надежду, опасение, неверие. Именно из-за неясности чувств, выраженных в его лице, создается это противоречие в образе.

И третья фигура между ними, некто, судя по позе, безучастно наблюдающий, разделяет этих двоих.

Можно сказать, что эти, двое мужчина и женщина олицетворяют некое ложное эго, которое заменило собой истинное эго, настоящую жизнь, в силу травм, которые кроются за этим ложем, и прорвавшаяся самость, Иисус, воскрешает женщину к жизни и приводит ложное эго к недоумению, страху, ощущению вины и распаду. Хлам и хаос в правом нижнем углу олицетворяют это.

Важно, что завернули ковер, который скрывал связь с корнями. Это позволило прорваться самости.

Я — ковер – что-то сладкое, приторное, часть во мне, которая говорит: « Да все хорошо, все нормально! Да этого не может быть!? И давай все так и будет!». Это часть, которая не хочет видеть реальность.

Низ правого угла, морда льва – напоминает подавленную агрессию, злобу, гнев девушки. Они служат основой для ложного эго, старого неестественного соединения мужского и женского.

Светильник – потрясающий, показывает выход, это внутренняя часть, которая говорит: «Давай разберемся, давай посмотрим, давай осветим, давай поднимем ковер!» Это внутренний поиск, он привел к тому, что все стало ясно видно, что выход есть. Свет самопознания.

Стол – за ним что-то скрывается. Это слабость, страх,. Эта часть говорит: «Все в моих руках! Как я захочу, так и будет!» Это сильная часть, он связан с правой частью картины.

Кровать, на которой лежит девушка — это опора. «Доверься мне, расслабься, не всегда нужно напрягаться, нужно верить».

«Темные» части т помогли понять, прочувствовать, осознать, что происходит и выйти на новый уровень. Необходимо уважать их, принимать.

Я — девушка, эта часть во мне, которая олицетворяет чистоту и красоту. Необходимо было пройти испытание, чтобы научиться пользоваться своей красотой и силой.

Испытание было слишком тяжелым, она уснула или может быть, она взяла паузу накопить силы, потому что трудно все увидеть, как есть, требуется мужество.

Сейчас она готовится к чему-то хорошему, откроет глаза и увидит, что мир прекрасен и полон прекрасных возможностей.

Центральная фигура Христа дает силу и уверенность, что все будет хорошо, она справится с испытанием, хватит сил, есть шанс прожить еще одну жизнь, совершенно иначе.

Главный вопрос, что дало возможность отодвинуть ложное эго?

Человек может прожить всю жизнь с ложным эго. Благодаря чему это стало возможным?

Есть еще одна часть на картине, это — чувство собственного достоинства. Девушка долго терпела, но эта часть сказала: « Нет, все, так больше не будет!» Это фигура мужчины за стариком, он как будто привел всех на очную ставку и он развернул вспять сюжет.

В качестве архитипического сюжета видится египетский миф «Об Осирисе и Изиде», в котором говорится о четырех божествах: Осирисе , Изиде, Сете и Нефтиде.

Изида, в египетской мифологии богиня плодородия, воды и ветра, символ женственности и супружеской верности, богиня мореплавания, дочь Геба и Нут, сестра и супруга Осириса.

Изида помогала Осирису цивилизовать Египет и обучила женщин жать, прясть и ткать, лечить болезни и учредила институт брака. Когда Осирис отправился странствовать по свету, Изида заменила его и мудро правила страной.

Услышав о смерти Осириса от руки бога зла Сета, Изида пришла в смятение. Она обрезала волосы, надела траурные одежды и начала поиски его тела. Дети рассказали Изиде, что видели плывущий по течению Нила ящик с телом Осириса. Вода вынесла его под дерево, росшее на берегу близ Библа, которое стало стремительно расти и вскоре гроб полностью скрылся в его стволе.

Узнав об этом, царь Библа приказал срубить дерево и привезти во дворец, где его использовали как опору для крыши в виде колонны.

Изида, догадавшись обо всем, устремилась в Библ. Она бедно оделась и села у колодца в центре города. Когда служанки царицы пришли к колодцу, Изида заплела им волосы и окутала таким благоуханием, что вскоре царица послала за ней и взяла воспитательницей своего сына.

Каждую ночь Изида помещала царское дитя в огонь бессмертия, а сама, обернувшись ласточкой, летала вокруг колонны с телом мужа. Увидев сына в языках пламени, царица издала такой пронзительный крик, что ребенок утратил бессмертие, а Изида раскрыла себя и попросила отдать ей колонну.

Получив тело супруга, Изида укрыла его в болоте. Однако Сет нашел тело и разрезал на четырнадцать кусков, которые рассеял по всей стране. С помощью богов Изида нашла все куски, кроме пениса, проглоченного рыбой.

По одной из версий, Изида собрала тело и возродила Осириса к жизни, используя свою целительную силу, и зачала от него бога неба и солнца Гора.

Изида была настолько популярна в Египте, что со временем приобрела черты других богинь. Ее почитали как покровительницу рожениц, определяющую судьбу новорожденных царей. Культ богини был также распространен в Древней Греции, Риме и даже повлиял на христианское искусство.

В картине за фигурой старого ложного его стоит Сет. Если обратиться к Сету, действительно ли он участвует в этой истории, в которой образуется ложное эго , отделяющее человека от жизни? Почему это происходит?

Чтобы на контрасте я увидела, можно жить, как все живут, а можно сделать шаг в неизвестность, да это страшно, но есть шанс жить иначе. Сет выступает, как «черный» учитель. Кто за ним стоит? Изида, Осирис, Нефтида, может быть Гор?

Изида – богиня любви. За достоинством стоит Изида. 

О чем эта картина? Здесь трагедия и надежда. Смирение с неизбежностью и вера в чудо. Все на картине застыло в ожидании. Вокруг события — трагическая тишина. Борьба прошлого и будущего. Эта картина о возможности женщины любить и принимать любовь, жить счастливой и радостной жизнью, но она должна выйти на другой уровень. И весь этот процесс запускает чувство собственного достоинства.

Свободные ассоциации после работы с картиной: жизнь, рождение, новые возможности, свет, доверие. «Я готова!!! Все хорошо!!! Я буду помнить этот опыт и уважать его». Все не такое страшное стало, видится более четко правая часть картины, тень осветилась. Четко вижу фигуру справа — чувство собственного достоинства, моя поддержка.

Вот что рассказывает сам Репин о работе над картиной в своей книге «Далекое близкое»: «Есть особое, поглощающее очарование в трагизме. Я испытал это, когда писал академическую программу «Воскрешение дочери Иаира».

Более месяца сначала я компоновал картину: переставлял фигуры, изменял их движения и главным образом искал красивых линий пятна и классических форм в массах.

В то же время под влиянием разговоров с Крамским, я все более устанавливался в отрицании и классического направления и академической школы живописи, во имя нашей русской реальной самобытности в искусстве. Наконец дошло это до того, что я решил совсем бросить Академию художеств, выйти из Академии, на свой страх, в жизнь и начать по новому».

Когда Репин шел от Крамского к себе, он вдруг подумал: нельзя ли эту же тему — смерть дочери Иаира, начать писать так, как у него в воображении хранится сцена смерти его двоюродной 14-летней сестры Усти, как это поразило его и семью. На следующее утро Репин стал стирать тряпкой с холста плод четырехмесячной работы.

Он вытирал только светлые места и обнаружил то, что ему показалось очень замечательным — сильные контрасты света и тени. Стерев все ненужное, Репин начал работать углем, размещая фигуры и предметы. Затем он зафиксировал уголь и стал работать краской «черная кость». Он покрывал ею темные места на холсте.

И к вечеру то, что получилось, его так впечатлило, что, как он пишет, вызвало дрожь по спине.

По свидетельству его двоюродного брата, Репин во время работы над этим произведением просил играть ему первую часть «Лунной сонаты» Л.В.Бетховена. И искусствоведы, рассказывающие об этом, добавляют, что картина получилась такой по-бетховенски мощной.

Бетховен написал свою знаменитую сонату в 1830 году. В это время у него появляется ученица графиня Джульетта Гвиччарди, легкомыслие которой он принимает за легкость характера. Ей было 14 лет ему-30.

Он влюбляется в нее без памяти и делает ей предложение. В том, что она станет его женой, Бетховен не сомневался. Однако он получил отказ, а через некоторое время Д.

Гвиччарди вышла замуж за князя, который был посредственным композитором, но очень богатым человеком.

Бетховен страшно переживал, он серьезно заболел. Друзья даже опасались за его жизнь. Но он выжил и создал произведение, ставшее известным практически каждому. И до сих пор в начале каждого нотного издания сонаты мы можем прочитать посвящение графине Джульетте Гвиччарди.

Соната начинается с мерных триолей, на которые накладываются интонации похоронного марша. И если мы попробует следить за развитием этих интонаций, то услышим, как человек, попавший в бездну отчаяния, пытается выбраться из нее, но волею обстоятельств возвращается на круги своя.

Спаситель не может прийти к нам и спасти все человечество по одному своему желанию. Спасители, приходившие в мир уже не раз, могут быть лишь учителями человечества, они могут лишь указывать пути, идя которыми каждый из нас должен спасти себя сам.

Когда мое «Я» побеждает мою низшую природу, отказываясь от гордыни, злобности, мщения, когда «Я» готово чувствовать себя вечным учеником, изучающим себя, постигающим свою низшую и высшую природу, природу тела и природу духа, а вместе с ними и природу Вселенной (ибо «познай себя, и ты познаешь мир»), вот тогда истинный спаситель и приходит ко мне. Истинный спаситель, моя высшая природа, побеждает Сета внутри меня. Только тот достоин спасения, кто не перекладывает ответственность за себя, а значит и за весь мир, на чьи-то плечи (даже если это плечи Бога). Он готов пройти сто дорог, превозмочь все дьявольские искушения и спасти себя. Вспомним Иисусово: «Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи».

Миф рассказывает нам про нас. Как Гор, мы в какой-то период своей жизни желали учиться, чтобы изменить в этом мире что-то к лучшему. Как Осирис, мы испытывали когда-то волну прилива успеха.

Как Изида, страдали, спасали, любили. Как Нефтида, ждали прекрасной, необыкновенной любви.

Как Сет, желали власти над чем-то, над кем-то, злились, совершали неблаговидные поступки, стремились обогатиться любым способом, добиться желаемого любой ценой.

Каким путем мы идем сегодня: дорогой Изиды — дорогой любви или дорогой Сета — дорогой порока? Куда придем при этом? Абсурдно думать, что, идя дорогою Сета, я могу прийти к счастью, к победе Гора (если сегодня я живу как Сет, то завтра мне не стать Гором). Если я добиваюсь любви как Нефтида, мне никогда не стать Изидой, не познать счастья духовной любви, высшего единения «двух половинок».

Источник: http://www.kafedramtai.ru/almanac/67-almanac-issue-4/concept/497-vladislav-lebedko-larissa-titova-qarchetypal-study-repin-paintingq-the-raising-of-jairus-daughter-q

Воскрешение дочери Иаира в картинах Репина и Поленова

любили более всего на свете и желали жизнь посвятить ему, также были они просто красивыми молодыми людьми, которым открывался мир, у которых только начинался самостоятельный творческий путь.

Поленов происходил из старинного дворянского рода. Репин был сыном военного поселянина, кантонистом, то есть ребенком солдата.

Разные пути к Академии художеств, различное воспитание, но похожая жажда знаний, а главное любовь к творчеству объединяет художников.

Исторический жанр в живописи. Две картины на одну тему

сегодня, 22:23 

Восрешение дочери Иаира. Репин.

И Поленов, и Репин были увлечены человеческим пониманием Христа.

Репин  позже записал в воспоминаниях: «Все это было для меня такой новостью  конечно, все это я читал, даже учил когда-то со скукой и без  всякого интереса слушал иногда в церкви… Но теперь! Неужели же это та  самая книга? Как это все ново и глубоко, интересно и поучительно!»  Академия художеств задала тему на известный евангельский сюжет: воскрешение  дочери Иаира. Наиболее подробно сюжет раскрыт в Евангелии от Марка.  Проповедуя и творя чудеса, Иисус Христос ходил по Галилее. И вот Он  «возвратился из страны Гадаринской, а народ уже ждал Его частию ради
учения, а частию ради чудес. Пришел и один начальник синагоги, ни  бедный, ни отверженный, но из первых». Он просит исцелить его дочь, ей  было двенадцать лет, и она была при смерти. Иисус согласился. Однако  через некоторое время приходят люди от начальника синагоги и говорят  ему, что девица умерла.

«Но Иисус, услышав сии слова, тотчас говорит начальнику синагоги: не бойся, только веруй.  И не позволил никому следовать за Собою, кроме Петра, Иакова и Иоанна, брата Иакова. Приходит в дом начальника синагоги и видит смятение, и  плачущих и вопиющих громко.

И вошед говорит им: что смущаетесь и  плачете? девица не умерла, но спит.  И смеялись над Ним. Но Он, выслав всех, берет с Собою отца и мать девицы и бывших с Ним и входит туда, где девица лежала.  И взяв девицу за руку, говорит ей: «талифа-куми», что значит: «девица, тебе говорю, встань».

 И девица тотчас встала и начала ходить, ибо была лет двенадцати. Видевшие пришли в великое изумление. И Он строго сказал им, чтобы никто об этом не знал, и сказал, чтобы дали ей есть». Как видим из Евангелия – воскресение произошло быстро. Иисус «берет девицу за руку, чтобы сообщить ей силу».

«И возвратился дух» (Лука) отроковицы». Именно этот момент изображен художниками.

 Воскрешение дочери Иаира.1871. В. Поленов.

Иисус Христос и в картине Репина, и у Поленова изображен в профиль. Лица внешне схожи, общее движение –  протянутая рука к руке девочки.

Схожи и интерьеры комнаты – каменные  стены, плиточный пол, в священном углу – лампада и надпись с именем  Бога; одежды персонажей также у обоих художников традиционны.

Обычна

иконография апостолов – молодой безбородый Иоанн; постарше, темноволосый – брат его Иаков; и уже старик – Пет.

Работая над эскизами к «Воскрешению», Поленов, в отличие от Репина недалеко отошел от первоначальной  композиции. Окончательная его работа стала только гармоничнее, вывереннее, из нее исчезла суета, намечавшаяся в эскизах.

В. Д. Поленов. Воскрешение дочери Иаира. 1871. Х., м. 173х280. Научно-исследовательский музей Академии художеств.

Картина написана в холодноватой гамме, цвета приглушенные, но чистые; солнечности, которая наблюдается почти во всех

воспроизведениях – нет.

Действие происходит в небольшой комнате, в каменном доме; окно закрыто шторой, а через дверь, благодаря перспективному сокращению, улица и дневной свет не видны. Освещение на сцену падает из окон, внутренних
светильников нет.

Поэтому картина воспринимается более открытой, реальной, чем у Репина, где за счет освещения достигается впечатление таинственности, оторванности происходящей сцены от мира. У Поленова же действие, происходящее в доме, выглядит как продолжение того, что было на улице.

Только что Христос вошел в дом, выгнал праздную толпу и за ним вереницей вошли остальные действующие лица. Иных лиц, кроме семерых, здесь представленных, нет, но они присутствуют за рамой картины.  Работа Репина представляется в этом смысле более застывшей, статичной, действие остановилось в ней и все ушло в ожидание, во внутреннее напряжение.

Из-за двух источников освещения – левого окна, двери и расположенного вне картины – бросающего свет фронтально, на основную группу, картина не имеет единого светового объединения. Наиболее яркое пятно света ложится на одр с девочкой, освещая ее лицо, руки, предметы вокруг.

И.Е. Репин. Воскрешение дочери Иаира. 1871. Х., м. 229х382. Гос. Русский музей.

Фигура Христа в полутени, но на фоне высветленной стены выглядит контурно и несколько сдавливается темными сгустками сумрака, тенями на сером камне сверху. Картина имеет два плана, гармонично соотносящихся, как бы перетекающих друг в друга. На первом изображено чудо, на втором – его свидетели.

Лица второго плана также тщательно написаны, подробность даже в прописке затененных деталей: красного кувшина в левом углу, столика, случайной зеленой ветки в окне. Черно-зеленая штора, почти слившаяся с фоном, написана за спинами апостолов.

Иудейские одеждывыписаны в условной академической манере, лицам Поленов предал восточный тип лица, но тем не менее они классичны, даже каноничны – являя собой скорее греческую красоту, чем иудейский тип лица. Группа апостолов и отец-фарисей,

находящийся в той же группе, поставлены в сентиментально-романтических позах, лица всех персонажей картины единообразны, в них нет различая характеров. Только Христос несколько более глубокомысленен, и вместе с тем, светло печален, торжественен, академически красив.

В правой части картины Репина собрались родственники умершей и ученики Христа. В центре группы – старик-отец в одежде фарисея. Слева от него – мать девицы, лицо ее наподобие греческой трагической маски, волосы нечесаные, зеленоватого оттенка. Она выражает чувства противоположные тем, что испытывает мать у Поленова.

Она как бы в отчаянии, без надежды на какое-либо может быть случайное оживление ее дочери. Это и понятно, в иудейской истории Ветхого Завета еще не было такого пророка, кто столь легко и обильно мог творить чудеса, так просто воскрешать мертвых. Как пишет свят. блаж.

Феофилакт Болгарский, отец девицы был неверующий иудей (следовательно, такова и его жена) и «когда Господь сказал, что девица не умерла, но спит, и смерть назвал сном , то слышавшие сие засмеялись над Ним Ибо смерть девицы была так явна, что засмеялись над ним, когда сказал, что она не умерла». Так вот и в лице матери нет надежды на оживление мертвого дитя.

Отец смотрит словно бы в удивлении, открыв рот и подняв брови. Вид у него почтенный, руки сложены на груди, так что он походит и на наших священников – он и был священнослужителем – начальником синагоги. Чувства старика можно описывать по-разному, многогранно и живо изображает его Репин.

Это слияние удивительного и непонятного чувства надежды с опасением или неверием, или он видит будто начавшиеся воскресение, и словно внутренне зажигается в нем радость по мере «оживания» его дочери (как отмечалось некоторыми искусствоведами).
Противоречивый образ отца удался Репину именно из-за этой неясности чувств, выраженных в его лице.

Поленов напишет позже.

Так у Репина священник воплощает собой образ красоты старости, мудрости и доброты; у Поленова же это холодный судья и его холодность и вместе с тем удивление: неужели воскресил? противопоставлены теплоте чувств матери, обращенной к дочери как бы в молитвенной позе, и воскресшей девочке, радостно глядящей на Христа.  В эскизе отец девицы изображен удивленным, он раскинул руки, активно сочувствует происходящему, как и остальные, но этот образ менее глубок и целен, чем тот, который сумел дать Поленов в оконченной картине.

Интересно написаны образы апостолов. Иаков и Петр у обоих художников оказались на третьем плане и в полутени. Но Иоанн, любимый ученик Христа, как он называл себя, самый молодой и еще безбородый, изображен художниками в группе отец-мать.

Иоанн Поленова – приятный молодой человек, бодрый и активный с умилением взирает на сцену чуда.У Репина мы видим Иоанна стоящим возле сидения с высокой спинкой в правой части картины, он полностью в полутени.

Но он не похож на любящего ученика, скорее

походит на левита (например, с картины А. А. Иванова), таким холодным и осуждающим написано его лицо. Можно предположить, что художник просто не умел или не хотел прорабатывать образы апостолов. Как в эскизах, так и в картине – изображены отрешенные от события люди. Но эти три апостола – ближайшие ученики Христа.

Они первые  Его последователи и именно им была явлена божественная и человеческая сущность Христа. Одни из первых узнали они о его Воскресении. А воскрешение дочери Иаира было вторым воскрешением Спасителя, прежде Он воскресил сына вдовы в Наине.

Поэтому такое безразлично-судейское отношение апостолов не может быть объяснено их действительным безразличием, но оно оттеняет теплоту чувств отца и горя матери и глубину сосредоточенности в образе Христа.

Источник: https://alindomik.livejournal.com/1654730.html

Воскрешение дочери Иаира. И.Е. Репин — Сокрытое Сокровище

Илья Ефимович Репин родился 24 июля 1844 г. в семье военного поселенца в городе Чугуев Харьковской губернии. С 13 лет обучался живописи в Чугуеве у И. Бунакова; в 1863 г. поступил в Академию Художеств в Петербурге.

Христианские сюжеты, к которым Репин всегда относился с исключительным вниманием и серьезностью, занимали видное место в его художественных исканиях. Об этом говорит написанная в 1869 г. картина «Иов и его друзья», за которую он был награжден малой золотой медалью. В 1872 г. Репин получил большую золотую медаль за картину «Воскрешение дочери Иаира».

В этом произведении Репин ставит и решает  труднейшую для всякого художника задачу: передать средствами реалистической живописи  момент совершения чуда, когда девушка-подросток со все еще неживым и холодным телом под влиянием доброго взгляда Христа, исполненного несокрушимой силы, любви и тепла, делает первый медленный вдох и, кажется, вот-вот откроет глаза, как бы очнувшись от тяжелого сна, в то время как на ее правой руке уже начинает прощупываться пульс. Об этом ясно говорит выражение лица старика-отца с полуоткрытым ртом и слегка округлившимися от удивления глазами.

Со всей определенностью можно сказать, что во всем русском изобразительном искусстве нет другого отображения этой сцены, данного с такой потрясающей внутренней правдой и реализмом. Это, несомненно, одно из самых сердечных и вдохновенных произведений молодого Репина, служащее своеобразным исповеданием его искренней христианской веры.

Пристальное внимание к работам своих великих предшественников сочеталось у молодого Репина с ранней самостоятельностью в выборе собственного творческого пути. Это бросается в глаза при сравнении образов Христа в картинах Репина и Иванова.

В отличие от самодостаточного ивановского Христа, изображенного на фоне далеких голубоватых гор, Христос у Репина не замкнут, не погружен в Себя и не отделен от мира, но, напротив, открыт и по-настоящему доступен каждому отдельному человеку.

Это именно Тот живой, любящий и сострадающий Христос четырех Евангелий, Который ел и пил с грешниками, входил в их дома, исцелял, воскрешал, творил чудеса и прощал…

Не будет преувеличением сказать, что это один из самых реальных простых, человечных и в то же время духовно прекрасных образов Иисуса Христа во всем русском, а, быть может, и мировом искусстве. В этом и состоит подлинное торжество любви и христианской веры в картине И. Е. Репина «Воскрешение дочери Иаира».

В настящее время эта картина занимает почетное место в экспозиции Русского музея г. Санкт-Петербурга.

Подготовила З. Соколова

Газета «Сокрытое Сокровище» № 5 (133) май 2008 г.

Источник: https://sokrsokr.net/voskreshenie-docheri-iaira-i-e-repin/

Ссылка на основную публикацию