Зонтик, франсиско де гойя — описание картины

Зонтик — 1777 Картины Гойи

Февраль 07, 2012

«Композиции Гойи окутаны глубокой ночью, из которой внезапные вспышки света выхватывают бледные лица и размытые контуры странных, а временами и страшных существ» Теофиль Готье «Путешествие по Испании», 1840

Зонтик

1777; 104х152 см
Прадо, Мадрид

С восемнадцатым столетием связан первый период расцвета творчества мастера — «эпоха гобеленов» (1774-1792). В это время Гойя создает более шестидесяти монументально-декоративных панно, служивших образцами для тканых ковров.

По словам одного из исследователей творчества Гойи, «эти панно — пронизанная солнцем, блещущая и переливающаяся полнозвучными красками, увлекающая живописной свободой утопия счастливого и естественного бытия, воплощенная исключительно в народных образах.

Здесь, как нигде больше, проявилась страсть художника к многообразию явлений, форм и красок, жадность к жизни, острота ее переживания. Проявилось также и вообще свойственное Гойе чувство«играющей жизни» — изменчивой, прихотливой, пока еще безоблачной».

«Зонтик» — самая красивая сцена из второй серии проектов гобеленов, которые молодой Гойя создает для королевской мануфактуры. На панно из первой серии были изображены эпизоды из охотничьей жизни. А вот вторая, предназначенная для столовой в мадридском дворце Прадо, представляла народные игры, или сцены, изображающие махо и мах на природе или в танце.

«Маха» — женский род от «махо». Сегодня это слово трансформировалось в нашем языке в «мачо» — этакого самца, сексуального супермена.

В Испании же того времени махо были представителями городских низов со значительным вкраплением уголовного элемента, гуляками, пьяницами и в то же время — хранителями национальных традиций во всем, даже в одежде: они носили обычно длинный плащ, широкополую шляпу или головной платок.

Святой Франциск Борджиа
у ложа умирающего грешника

1788; 350х300 см
Кафедральный собор Венеции

Маха — подруга махо, женщина веселого нрава и легкого поведения — в отличие от «манолас» — элегантных, уверенных в своей привлекательности дам строгих правил.

Иными словами, манолас — это махи благородных кровей: неспроста представительницы испанской аристократии так любили рядиться в традиционные для манолас костюмы и представляться ими во время светских вечеринок и особенно пасхальных карнавалов.

Изображения махо, мах и манолас в декоративном искусстве Испании были очень популярны. Как и обожаемые французами «пастухи» и «пастушки», сцены с участием махо и манолас украшали собой самые разные предметы — как обихода, так и интерьера.

Картина «Святой Франциск Борджиа у ложа умирающего грешника» примечательна тем, что здесь Гойя впервые изобразил демонов, которые позже будут часто встречаться в его творчестве — особенно в сериях офортов.

Черные чудовища на фоне алого зарева контрастируют с белизной простыней и бледностью лица умирающего.

Свет, который излучает образ святого Франциска Борджиа, а также струйки Христовой крови из распятия, которое он держит в руке — это то самое чудо, благодаря которому грешник покается и избежит ада…

«Святого Франциска», как и многие другие картины, Гойе заказал его давний поклонник герцог Осуна.

(1746-1828) Франсиско Гойя

Поделиться ссылкой в социальных сетях

«Философия Жизни» — это познавательный онлайн-журнал. В нем собраны интересные статьи из разных областей жизни: культура и искусство, наука и религия, история и приключения, география и астрономия, рассказы о знаменитых людях.

«ФЖ» является своеобразным путеводителем по интеллектуальной и культурной жизни. Тематический архив статей поможет легко ориентироваться в выборе интересующего материала. Сетевой журнал «Философия Жизни» может быть интересен широкому кругу читателей.

Добавляйте знания
и делитесь ими!

Знаете ли вы …
…о такой глубине?

В самой глубокой точке мирового океана (Марианская впадина или Марианский желоб, 11,034 м) железному шарику, брошенному в воду, потребуется больше часа, чтобы достигнуть океанского дна. Эта «пропасть» — любимая тема фантастов.

Источник: http://www.filoli.ru/artists/030-goya/zontik.php

Известные картины Франсиско Гойи

Ряд знаковых произведений знаменитого испанца.

Гойя

Франсиско де Гойя — знаменитый испанский художник и гравер.

Свою первоначальную известность он приобрел как создатель прекрасных гобеленов, но подлинная слава к нему пришла уже как к придворному художнику испанской короны.

Уникальность произведениям Гойи придают творческий подход и смелое использование красок. Стиль мастера вдохновил многих подражателей и оказал серьезное влияние на мир искусства.

Зонтик (1777)

Это произведение входит в серию из 63 работ, которую художник создавал в начале своей карьеры. Считается, что работа над этим циклом помогла мастеру изучить способы взаимодействия людей, что впоследствии оказалось важным при создании более поздних шедевров. «Зонтик» сочетает в себе мотивы французской и испанской моды.

Собака (1823)

В группу известных «Черных картин», созданных Франсиско в поздние этапы творчества, входит и изображение собаки, которую легко потерять в художественном пространстве картины. Обычно работа интерпретируется как символ борьбы человека с неприятностями и злыми силами.

Махи (1797–1805)

Оба произведения («Маха обнаженная» и «Маха одетая») расположены рядом в одном зале музея Прадо (Мадрид).

Среди художников, создавших картины под впечатлением от этих работ Гойи, следует отметить Игнасио Сулоага и Эдуарда Мане.

По сей день неизвестно, кто послужил моделью для главной героини картины, но традиционно в качестве источника вдохновения художника называют 13-ю герцогиню Альба.

На постаменте памятника художнику, установленному перед зданием музея Прадо, помещено скульптурное изображение по мотивам картины «Обнаженная Маха».

Великий козел (1821–1823)

«Черная картина» часто рассматривается искусствоведами как сатира на тему суеверности и изображает Сатану, выступающего перед группой ведьм.

Карл IV и его семья (1801)

Портрет демонстрирует нарочито пышно одетого короля Испании и его семью. Следует заметить, что нежелание художника льстить и привирать привело к тому, что Гойя, как считают современные исследователи, показал в портрете монарха и его семьи коррупционный характер их власти. Вероятно, едва видимый слева человек — автор работы.

Бедствия войны (1810–1820)

Эта серия из 82 гравюр входит в число наиболее значительных работ Гойи. Искусствоведы разделяют серию на три части:

  • Первые 47 гравюр демонстрируют ужасы войны.
  • Вторые 18 работ изображают последствия голода.
  • Последние 17 отражают разочарование, связанное с восстановлением монархии Бурбонов.

Данная серия — феноменальная визуализация авторской позиции, в которой содержатся негодование и смелые политические заявления.

Бедствия войны. 39 работа из серии.

Сон разума рождает чудовищ (1799)

Частью серии «Капричос», состоящей из 80-ти работ, является и эта композиция. Спящий среди инструментов художник находится в окружении монстров, которые символизируют невежество и другие пороки общества.

Сатурн, пожирающий сына (1819–1823)

Этот шедевр базируется на римском мифе, согласно которому титан Сатурн съедал своих детей, поскольку ему было предсказано погибнуть от руки одного из сыновей. Однако пророчеству было суждено сбыться.
«Сатурн, пожирающий сына» — тревожный портрет, входящий в серию «черных картин».

Третье мая 1808 года (1814)

Второго мая 1808 года народ Мадрида восстал против французских оккупантов. Гойя изображает эту сцену в картине «Третье мая 1808». В центре полотна — ответный удар французских войск, в результате которого сотни испанцев были расстреляны. Революционная по стилю и уровню символизма картина вдохновила Пабло Пикассо на создание знаменитой «Герники».

Похороны сардинки (около 1808–1814)

Академия Сан Фернандо, Мадрид Гойя представляет народный карнавал демоническим праздником. Под давлением инквизиции художник был вынужден изменить первоначальный вариант картины и заменить надпись на хоругви mortus (умер) на гримасу маски.

Клокочущее веселье и искаженная радость разнузданной толпы являются гротескной аллегорией на существующий общественный порядок.

В своем произведении Гойя бунтует против порядков, установленных инквизицией, и демонстрирует бессилие своих современников перед их лицом.

Портрет Франсиско Байе (1795)

После 1794 Гойя создает ряд портретов с натуры. Благодаря острой наблюдательности и точной технике художника, его работы отличают глубокий психологизм и проникновение во внутренний мира человека.

Здесь представлен портрет придворного живописца и шурина Гойи Франсиско Байе (1734–1795) незадолго до смерти. Усталое, слегка раздраженное выражение лица и небрежно застегнутый сюртук характеризуют личность модели.

Вместе с этим застывшая поза, характерный изгиб руки, внимательный взгляд подчеркивают внутренние достоинства портретируемого.

Суд инквизиции (около 1800)

Гойя неоднократно обращался к теме суда инквизиции, подчеркивая жестокость церемонии и трагическую судьбу его жертв, на которых надевали колпаки еретиков. Световые эффекты и манера наложения красок помогают изобразить судебный процесс, которым руководят мракобесы. Лица судей — монахов и священников — искажены гримасами смерти, а их фигуры сливаются в единую аморфную массу.

Игра в жмурки (1791)

Сцены повседневной жизни и народных развлечений, для которых характерны насыщенность цветов и непринужденность композиции, проявили новые тенденции в творчестве художника. Гойя раскрывает реальный мир во всем его бесконечном многообразии.

Привлекательность этого эскиза для гобелена, предназначенного для отделки кабинета во дворце Эскориал, проявляется в ярких красках, в непринужденности движений персонажей.

Для Гойи типично изображение фигур в нежном, акварельном колорите, фигуры персонажей словно растворяются в тонкой дымке.

Источник: https://artrue.ru/style/romanticism/goya/izvestnye-kartiny-fransisko-goji.html

Картины Франсиско Гойя. Биография, творчество художника :

Творческое наследие Франсиско Гойя – произведения, картины – многообразно и многогранно. Он оставил после себя около 700 работ, выполненных в разных жанрах. Приближение к закату жизни и одиночество заставили создать Франсиско Гойя «черные картины». Взглянем на один из последних шедевров мастера.

«Сатурн, пожирающий своего сына»

Сатурн узнал о том, что его свергнет один из сыновей. Чтобы этого не случилось, бог пожирал их. В полном безумии, со спутанными седыми волосами, вытаращив совершенно сумасшедшие глаза, Сатурн уже съел голову и ручку младенца.
Его руки впились в нежное тельце и проткнули его до крови.

Некоторые искусствоведы рассматривают это произведение как аллегорию. Возможно, она символизирует Испанию, пожирающую своих детей. По другим мнениям, Сатурн – это французская кровавая революция или даже Наполеон. К «черным картинам» мы еще вернемся. Пока обратим взгляд на биографию Франсиско Гойя.

Картины с описанием будут представлены ниже.

Детство

Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес родился 30.03.1746 г. в деревушке Фуэндетодос, под Сарагосой. Семья не была ни богатой, ни совсем нищей. Франчо был младшим из троих сыновей Хосе Гойя и Грасии Лусьентес. Его отец занимался позолотой алтарей. В Сарагосе дети получили только начальные азы образования. Франчо вскоре отдали учиться рисованию художнику Лусано-и-Мартинесу.

Юность в Арагонии

В мастерской юный Гойя занимался копированием Веласкеса, Рембрандта. Он одновременно успевал разучивать серенады и темпераментные танцы – фандаго и арагонскую хоту, а также проявлять свой бурный темперамент в уличных драках с применением навахи. В результате одного из столкновений ему приходится бежать в Мадрид в 1766 году.

На автопортрете мы видим благообразного молодого человека, по которому не скажешь, что это драчун, забияка и соблазнитель.В столице свои работы Гойя отправляет на конкурсы, которые организует Академия искусств. В это время он знакомится с Франсиско Байеу, который впоследствии окажет немалое влияние на жизнь художника.

Ожидаемой премии картины Франсиско Гойя не получают.

Рим, Неаполь и Парма

Тогда живописец решает отправиться в Италию. Там он изучает работы мастеров и пишет картины. Франсиско Гойя заслужил в Парме 2-ю премию за полотно «Ганнибал с высоты Альп взирает на покоренные земли».

Легенды рассказывают, что Франсиско влюбился в молодую монахиню и решил ее похитить. Эта эскапада раскрылась, и молодой авантюрист в 1771 году возвращается на родину.

Трудное становление

Сначала Гойя очень успешно работает в родной Сарагосе. Он расписывает фресками капеллу, затем ему предложено расписать молитвенный дом при дворце. Франсиско Байеу, о котором упоминалось выше, предлагает ему заказ на роспись монастыря недалеко от Сарагосы и знакомит художника со свой красавицей-сестрой, золотоволосой Хосефой.

Женитьба

Пылкий Гойя соблазняет девицу и вынужден идти под венец. Роды состоялись спустя 4 месяца после брака, но ребенок не выжил. Художник, проведя в браке 39 лет, напишет всего лишь один портрет жены.

Хосефа Байеу

Мы видим явно спокойную, выдержанную и немного печальную женщину, которая могла переносить все выходки своего непредсказуемого супруга. Впоследствии она родит еще пятерых детей, из которых выживет только один. Он, как и отец, станет художником, но такого дара и таланта ему не достанется.

Известность

Шурин начинает помогать карьере даровитого художника. При его помощи Гойя получает от графа Флоридабланка заказ на портрет. Затем Гойю представляют опальному брату короля Дону Луису.

Придворный художник

Дон Луис приглашает Гойю написать портрет его семьи. После этого к Гойе приходит слава портретиста среди приближенных короля. Все чаще получает заказы на картины Франсиско Гойя после того, как он поработал для герцога Осуны. Им также заинтересовался сам Карл III, который сделал его придворным художником.

Читайте также:  Эдип и сфинкс, гюстав моро, 1864

Следующий король, Карл IV, оставляет Гойе его должность и даже прибавляет ему жалование. В это время Гойя присоединяет к своей фамилии дворянскую приставку «де».

Тем не менее, исполняя портрет безвольного Карла IV в кругу семьи с отсутствием всякого желания льстить высокому семейству, в центр картины Франсиско Гойя ставит королеву Марию-Луизу, так как именно она управляет Испанией с помощью своего фаворита.Слева, у мольберта, художник рисует свой автопортрет.

Эта картина – безусловный шедевр мастера, где все пространство полотна заливает мягкий свет. Мужчинам художник предложил одеться в яркие костюмы, а женщинам – в светлые тонкие полупрозрачные платья. Их лица реалистично и с большой виртуозностью выписаны. Драгоценности выполнены в технике импасто и сверкают при пламени свечей.

Болезнь и напряженная работа

Непонятная болезнь вызвала глухоту и частичную потерю зрения у Франсиско Гойя. Известные картины он написал еще до болезни, будучи полным сил и радости. Это картоны для шпалер (их примерно 60) для принца Астурийского: «Танец на берегу Масанареса», «Маха и маски», «Драка в харчевне», «Зонтик», «Запуск змея». Самые замечательные свои творения художник создаст в зрелом возрасте.

Молодая пара

Картина «Зонтик» была написана среди серии жизнерадостных гобеленов. Молодой человек закрывает от яркого солнца свою прелестную даму китайским зонтиком. Сцена довольна статична.Динамику ей придает композиция: в одну сторону направлено движение тонкого деревца, в другую – зонтика.

Ее усиливают руки молодых людей: направление руки юной дамы с веером и локтя юноши, а также складки желтой юбки кокетливой особы. Это полотно пленяет своим сочным жизнерадостным колоритом. Он оттеняет молодую ничем незамутненную радость, которой проникнуто это безоблачное счастье.

Как сильно «Зонтик» отличается от более позднего Франсиско де Гойя, картины которого созданы под влиянием герцогини Альбы! После беспорядков в стране появится сатирическая серия «Капричос».

Кто такие махи

Так назывались мужчины и женщины, которые вышли из простого народа, обедневшие жители провинций, выходцы из мадридских трущоб. Но женщины-махи нас интересуют в большей степени, так как Франсиско Хосе де Гойя картины напишет с представителями аристократии, одетыми в костюмы мах.

Например, королеву Марию-Луизу Пармскую или герцогиню Альбу. Маха из простонародья – женщина с чувством самоуважения, которая может постоять за себя. Под ее одеждой скрыт нож. Танцы и песни мах, как своеобразная национальная экзотика, притягивали представителей высших классов.

Испанская аристократия была не прочь поиграть в игры с переодеваниями. Это не мог пропустить Франсиско Хосе де Гойя. Картины «Махи на балконе» (Метрополитен-музей, 1816 год) и портрет донны Исабель Порсель он написал под этим впечатлением и в память о герцогине Альбе.

Это очень известные картины живописца.

Две махи

Свободных и гордых горожанок любил изображать художник Франсиско Гойя. Картины «Маха обнаженная» и «Маха одетая» составляют парный портрет. Произведения долгое время находились в будуаре герцогини Альбы.

После ее смерти в 1802 году они перешли к всесильному министру Мануэлю Годою, а сейчас экспонируются в Прадо. Родственники герцогини категорически отрицали, что именно 13 герцогиня Альба была натурщицей.

Искусствоведы все больше начинают думать, что на портретах изображена любовница Мануэля Годоя, Пепито Туда. Изображение двух загадочных мах у Франсиско Гойя – самые известные картины, не считая, конечно, «черных».

Легенда о любви художника и аристократки осталась и не опровергнутой, и не подтвержденной. До сих пор продолжают ходить слухи об их бурном романе, продолжавшемся семь лет.

«Капричос», что переводится как «причуды»

После кровавой французской революции характер творчества художника меняется.

Его графика в виде 80-ти сатирических офортов была создана в 1799 году. В ней нет ни одной светлой картины, только мрак и трагедия. Штрихи его иглы острые, царапающие.

Политику, социальные вопросы и религию – все затронул художник в своих произведениях: легкость вступления в брак, запугивание детей при воспитании, их избалованность родителями, распутство и разврат мужчин и женщин, шарлатаны от науки. Тем было освещено великое множество.

Самым известным произведением этого цикла является «Сон разума порождает чудовищ». Фантазия сонных грез приносит человеку непереносимые ужасы.

Трудные годы

Когда в 1808 Карл IV, которого ненавидел народ страны, отрекся от власти и передал престол сыну Фердинанду VII, тот недолго, всего несколько недель, управлял страной. Его хитростью завлекли во Францию.

Наполеон, пленив короля, вторгся в Испанию и с чрезвычайной жестокостью подавил народное сопротивление. Пять лет его брат Жозеф занимал королевский трон, а Гойя сохранял положение придворного художника. Это не помешало ему написать в 1812 году портрет Веллингтона.

Так он вызвал ненависть Жозефа. После того как французов разбили в 1813 году португальцы, испанцы и британцы под командованием герцога Веллингтона, Фердинанд VII вернулся на родину в 1814 году.

Он считал, что живописец сотрудничал с оккупантами и начал все хуже относиться к Гойе. В 1819 году художник покупает себе дом в пригороде Мадрида.

Странное здание

Этот дом старый 74-летний художник назвал «Дом глухого». Гойя любил писать по ночам, при тревожном колеблющемся пламени свечей. Его болезнь прогрессировала и заставляла думать о смерти. Стены двух больших комнат живописец расписал маслом по гипсу сюжетами, как будто взятыми из ночных кошмаров. Это 14 картин.

Темы он брал как мифологические, так и религиозные. В них, блеклых и мрачных, все говорит жестко и прямо о тщетности человеческих надежд и смерти. Картины Гойя рисовал для себя. Об этом говорит тот факт, что писал их не на холстах, а на стенах, не предполагая, что они когда-нибудь будут выставляться.

Художник работал быстро, используя широкие мазки, мастихин, губки. Одно произведение показывает, как несчастная собака почти полностью погребена под зыбучими песками. Ей никогда не выбраться. Видна лишь поднятая голова с тоской в глазах. Жить ей осталось недолго. Этот дом был сплошным царством ужаса и мрака.

В 1878 году, когда дом купил немецкий банкир Эмиль Эрлангер, картины перевели на холст. Сначала их показали в Париже, а затем подарили музею Прадо.

Поздние беспокойные годы

После смерти жены в 1812 году судьба дарит художнику прощальную улыбку: он завязывает знакомство с Леокадией де Вейс. Она моложе его на 35 лет. Леокадия разводится с мужем. У них родилась дочь Росарита. Король Фердинанд VII прямо говорит художнику, что он достоин только повешения.

Дожидаться такой перспективы Гойя не стал и вместе с семьей уехал в Бордо, якобы для лечения.Он напишет портрет Леокадии, полный восхищения. В истории живописи Гойя навсегда останется мрачным романтиком.

В 1828 году великий испанец умер, в 82 года. Всего 17 дней назад отмечали его день рождения.

Прах живописца вернется в Испанию лишь в 1919 году и будет захоронен в церкви Сан-Антонио-де-ла-Флорида в Мадриде, которую он сам расписывал.

Источник: https://www.syl.ru/article/296061/kartinyi-fransisko-goyya-biografiya-tvorchestvo-hudojnika

Гобелены

ГАЛЕРЕЯ

«Зонтик» – декоративное панно Francisco Goya, представленное в мадридском Прадо,
которое служило эскизом для гобелена.

Франсиско Гойя Зонтик 1777 (фрагмент)

«Санта-Барбара» – это не только бесконечная американская мыльная опера. В ИспанииXVIII века так же называлась королевская ковровая фабрика – мануфактура«Санта-Барбара» (или, сказать проще, фабрика святой Варвары). «Совпадение? Не думаю»,– так и тянет пошутить, тем более что и задача у обеих Санта-Барбар была примерноодинаковой: на длительное время сделать людям красиво, а также приятно, весело иинтересно.Испанская «Санта-Барбара» для этой цели выпускала гобелены – большие безворсовыековры ручной работы с жизнерадостными сюжетами и исполненными изящества харизматичнымигероями. Такие гобелены могли занимать почти всю стену, и ими с удовольствиемдекорировали не только частные дома, но и королевские покои. Королевская мануфактура,

например, выпускала гобелены, которыми украшали помещения Эскориала.

Франсиско Гойя Автопортрет

Вот на такую фабрику гобеленов и устроился работать приехавший в конце XVIII века вМадрид из Сарагосы молодой художник Франсиско Гойя (справедливости ради скажем –попал он туда не с улицы, а по протекции Франсиско Байеу, придворного художника истаршего брата жены Гойи Хосефы). Задачей Гойи было создавать рисунки, на основе

которых «Санта Барбара» будет ткать гобелены. Какие же сюжеты могут подойти?

Кстати сказать, во Франции примерно в это же время или чуть раньше фабрику
гобеленов  возглавлял коллега Гойи – знаменитый художник Франсуа Буше.

Портрет Франсуа Буше кисти Густафа Лундберга

Франсуа Буше (фр. François Boucher; 29 сентября 1703, Париж — 30 мая 1770, Париж)
— французский художник эпохи рококо.

Темы для гобеленов выбирались идиллические: у французов это были резвящиеся на лонеприроды пастухи и пастушки, в Испании персонажами гобеленов тоже были люди изпростонародья – махо и манолас. Махо – это представители испанских городских низов,весёлые, темпераментные и витальные.

Они готовы в любой момент схватиться за нож,не дураки выпить и вообще довольно криминализированы (как всякие социальные «низы»)и в то же время остаются хранителями народных традиций.

Их страстных подруг называют

«махи» (отсюда – название известных картин Гойи «Обнажённая маха», «Одетая маха»).

Франсиско Гойя Обнаженная Маха XIX век

Франсиско Гойя Маха одетая XIX век

«Махи» – женщины легкого нрава и таких же правил, что отличает их от «манолас» –приличных девушек строгих правил, этаких «благородных мах», впрочем, столь же

безоглядно уверенных в собственной неотразимости.

Во времена Гойи изображения махо, мах и манолас были чрезвычайно популярны.

Ихнациональные наряды были так выразительны, ярки и красивы, что даже аристократки,женщины из знатных родов, очень любили время от времени, особенно во времякарнавалов и светских вечеринок, наряжаться в народном духе. Это было модно, а

в текущей политической ситуации еще и помогало сохранять национальную идентичность.

Франсиско Гойя Портрет Марии Терезы Кайетана де Сильва, герцогини Альба 1795

Особой приверженностью к испанскому народному костюму отличалась небезызвестнаягерцогиня Альба. На ростовых портретах Гойи она, аристократка, как раз одета в

испанском народном стиле

Франсиско Гойя Портрет герцогини Альба 1797

Всего Гойя выполнил не менее шестидесяти монументально-декоративных панно, служащихэскизами для гобеленовой мануфактуры.

Их отличает удивительная, не представимая вдальнейшем творчестве Гойи искрящаяся жизнерадостность, многообразие и звучностьпалитры.

Гойя вдохновенно создаёт счастливую утопию «естественного человека» с опоройна глубоко народные образы и представления о мире – образы той среды, откуда вышел

и он сам.

Картоны Гойи едва не были утрачены. После создания шпалер эскизы, на основе которыхделались гобелены, становились не нужны.

Сам Гойя, чей ранний период исследователиназовут «гобеленовым», не очень любил эти работы, справедливо полагая, что способенна большее, и не собирался их хранить.

Картоны были забыты и некоторое время ихместонахождение оставалось не известным. В 1860-х они были случайно обнаружены в

каком-то подвале и переданы в Прадо.

Франсиско Гойя Зонтик 1777

«Зонтик» – один из самых жизнерадостных и красивых картонов Гойи. Он изображаетмолодую манолас, сидящую на траве с маленькой собачкой на коленях. День солнечный,и чтобы красотка не обгорела, её услужливо прикрывает зонтиком юный махо в бархатномкостюме и головном платке, которые, наряду с широкополыми шляпами, любили носить

молодые испанцы.

Сравнительно небольшой формат работы указывает на то, что, скорее всего, она должнабыла размещаться над окном.

Пирамидальная композиция с фигурами на переднем плане,а также использование звучных красок и выразительной игры света и тени обозначаетвлияние итальянской классической живописи на творчество Гойи (действительно,незадолго до начала работы на королевской мануфактуре Гойя побывал в Италии и даже

успел получить там вторую премию Пармской академии художеств).

Этот гобелен предназначался для столовой принца и принцессы Астурии (будущих Карла IVи его жены Марии Луизы Пармской) в Эскориале. «Зонтик» является частью декоративнойсерии из десяти картонов с изображением сельских видов и сцен народной жизни, средикоторых «Танец на берегу Мансанарес», «Маскарад в Андалусии», «Драка в Вента Нуэва»,

«Воздушный змей» и др.

Читайте также:  Картина «лаокоон», эль греко — описание

Франсиско Гойя Танец на берегу реки Мансанарес 1777

Франсиско Гойя Маскарад в Андалусии

Франсиско Гойя Драка в Вента Нуева 1777

Франсиско Гойя Воздушный змей 1778

Источник: https://ngasanova.livejournal.com/1702921.html

Гойя Франсиско Хосе де (1746 — 1828)

Франсиско де Гойя-и-Лусиентес — великий испанский художник, член Академии и придворный живописец.

В его творчестве были черты и классицизма, и романтизма, но этого художника нельзя было отнести к какому-нибудь стилю полностью, настолько его картины были не похожи ни на чьи другие.

Он начинал в стиле рококо, а в позднейших работах достиг беспощадной правдивости, создавал фантастические образы потрясающей силы.

Гойя родился в Сарагосе, в семье позолотчика алтарей. Мать была дочерью бедного идальго из тех, кто, как писал Сервантес, «имеет родовое копье, древний щит, тощую клячу и борзую собаку». Юноша начал учиться живописи в родном городе. Здесь он дружил с семейством Байеу, старший брат которых стал учителем Гойи уже в Мадриде, куда переехал и Гойя.

В 1771 году художник получает вторую премию Академии в Парме за картину о Ганнибале. Тогда же он возвращается в Сарагосу, и начинается его профессиональный творческий путь. Гойя развивается медленно, его яркая индивидуальность полностью проявила себя только к сорока годам.

В Сарагосе мастер расписывает одну из церквей фресками, в которых было видно влияние Тьеполо. В 1775 году он женится на Хосефе Байе и уезжает в Мадрид. Здесь он получает большой заказ на картины для шпалер и работал над ними до 1791 года, выполнив 43 заказа.

В свои композиции он включал жизнь улицы, игры в празднества, драки перед деревенским трактиром, фигуры нищих, разбойников и конечно самые разные женские образы.

В эти же годы Гойя начинает заниматься графикой и в гравюре выбирает технику офорта.

В 70-80-е годы художник активно занимался и живописным портретом. Гойя не стремился приукрасить модель, какую бы ступень в обществе она ни занимала.

Иногда он даже подчеркивал некоторые черты в портрете, совсем не украшающие его.

Но делал это Гойя совсем необидно, потому что он всегда находил и запечатлевал в образе какуя-то наиболее яркую, индивидуальную изюминку, делающую образ интересным.

Гойя много принимает заказов от представителей высших слоев общества Мадрида. Он любил светский успех, его приглашали на все великосветские мероприятия. Ему покровительствовал дон Мануэль, герцог Алькудиа, фаворит королевы, первый министр Испании. Его любили женщины, и он имел постоянную любовницу.

Он жил на широкую ногу, особо не задумываясь о тратах. В те годы Гойя не интересуется политикой и с радостью принимает официальные должности: его избирают членом Академии Сан Фернандо (Академии художеств), он становится главным художником шпалерной мануфактуры, затем получает звание придворного художника.

С этого времени заказы на Гойю посыпались со всех сторон.

У Гойи было много детей, он по-своему любил и очень уважал свою жену Хосефу.

Однако самой большой его страстью, огромной любовью стала связь с одной из самых удивительных, самых непредсказуемых, ни на кого не похожих женщин — с герцогиней Каэтаной Альба из старинного рода знаменитых Альба, мужем которой был маркиз де Вильябранка. Гойя много раз писал донью Каэтану, особенно в образе махи, девушки из народа.

В 90-х годах Гойя исполняет ряд блестящих по технике и тонких по характеристике портретов, свидетельствующих о расцвете его живописного мастерства (портрет Ф.Байе). В них и интеллект, и испанский характер, и индивидуальность личности.

Потрясает откровенностью характеристик групповой портрет королевской семьи Карла IV и Марии Луизы. Соперником лучших мастеров венецианского Возрождения выступает Гойя в своих знаменитых «Махах» — портретах Каэтаны Альба. В них он нанес удар академической школе.

Его обвиняли, что неверно написана грудь, что маха слишком коротконога и пр. Особенно его обвиняли в том, что образы махи чересчур чувственны.

В середине 90-х годов обостряется давняя болезнь Гойи, последствием которой становится глухота. Постигшее его несчастье заставило по-новому посмотреть на многие события в стране. В отличии от других европейских стран, в Испании еще процветает инквизиция.

И очень тяжелые отношения с Францией. Все это не могло не наложить отпечаток на творчество художника: картины, полные карнавального веселья («Игра в жмурки», «Карнавал»), сменяются такими, как «Трибунал инквизиции», «Дом сумасшедших», офорты «Капричос».

Вторжение французов в Испанию, борьба испанцев с французской армией, борьба, в которой маленький народ проявил большое мужество — все эти события нашли отражение в творчестве Гойи ( «Восстание 2 мая», «Расстрел 3 мая в Мадриде»).

В 1814 г. Фердинанд VII вернулся в Испанию. Начался период реакции. Многие были брошены в тюрьму. Гойя был совершенно один. Умерла его жена. Его друзья или умерли, или были изгнаны из Испании.

Многие портреты этих лет были отмечены чертами подлинного трагизма. Художник живет одиноко, замкнуто, в доме, который соседи называли «дом глухого». Его живопись порой понятна только ему самому.

Живопись темная, оливково-серых и черных тонов, с пятнами белого, желтого, красного.

В 1821 — 1823 годах произошло восстание испанцев против реакции, которое было разгромлено войсками. Поскольку Гойя поддерживал повстанцев, король так высказался о нем:»Этот достоин петли».

В 1824 году жизнь художника становится невыносимой, и он под предлогом лечения уезжает во Францию. Здесь он находит друзей. Здесь он пишет свои последние прекрасные произведения («Молочница из Бордо» и пр.).

В 1826 году Гойя ненадолго приезжает в Мадрид, где его принимают благосклонно:»Он слишком знаменит, чтобы ему вредить, и слишком стар, чтобы его бояться».

Гойя умер в Бордо в 1828 году. В конце века останки его были перевезены на родину.

Источник: http://cvetamira.ru/goyya-fransisko-hose-de-1746-1828

Франсиско Гойя (1744 — 1828)

26.07.2008

Публикации

Путешествуя в 1824 году по Испании, Эжен Делакруа записал в своем дневнике «Вокруг меня трепетал Гойя». Гойя — не только самый национальный художник Испании, с его именем связано становление искусства Нового времени.

Творчество Гойи, современника французской революции, национально-освободительной войны Испании с наполеоновской Францией, бурного подъема общественных сил и жестокой реакции, пришлось на один из самых драматических периодов испанской истории.

Оно сочетало передовую мысль эпохи и отзвуки устойчивых народных представлений, широту общественных позиций и сильнейший отпечаток его субъективных переживаний, огненного темперамента, импульсивной натуры, безграничного воображения. От искусства Гойи исходит волнующая сила, оно поистине неисчерпаемо и не подвластно холодному анализу.

Его художественный язык остро обнажен, беспощадно резок и в то же время усложнен, зашифрован, изменчиво подвижен, подчас трудно объясним.

Осень. Сбор винограда. 1786

Гойя родился в селении Фуэндестодос близ Сарагосы в семье ремесленника-позолотчика. Учился в Сарагосе у Х. Лусана Мартинеса, затем в Мадриде, у Ф. Байеу, на дочери которого, Хосефе, женился в 1773 году.

Бурная, насыщенная приключениями молодость Гойи мало известна. Он посетил Италию, где участвовал в конкурсе Пармской академии и получил вторую премию.

С 1773 года жил и работал в Мадриде, в 1786 году был назначен придворным живописцем.

Как крупный художник Гойя сложился сравнительно поздно.

Первый значительный успех ему принесли две серии (1776—1791) многочисленных панно (картонов для ковров) для Королевской мануфактуры Санта Барбара в Мадриде, на которых изображены прогулки, пикники, танцы, пиры городской молодежи, сцены на рынках, прачки на берегу Мансанареса, бедняки у колодца, слепой гитарист, деревенская свадьба.

Декоративную живопись Гойя обогатил новшествами композиции, укрупнением фигур, красочностью колористических находок, а главное — непосредственным ощущением национальной жизни, воспринятой им не взором постороннего наблюдателя, а как бы изнутри; эта среда была ему знакома с молодости.

Зонтик. 1777

В написанном в 1777 году «Зонтике» (Мадрид, Прадо) нет развитого сюжета.

Модный в ту пору в жанровой живописи мотив вдохновил его на создание пленительного живописного образа, в котором лицо девушки и часть ее фигуры, затененные зеленым зонтиком от лучей солнца, полны легких красочных отсветов. Здесь можно убедиться, сколь многим Гойя обязан Веласкесу, которого, наряду с природой и Рембрандтом, считал своим учителем.

Портрет герцогини Каэтаны Альба. 1795

Король Фердинанд VII Испанский. Ок. 1814

Гойя стал модным портретистом, заваленным заказами. Трудно найти другого великого портретиста, который столь решительно проявлял бы свое личное отношение к изображаемым им людям. К иным из них он оставался совершенно равнодушным, и тогда его заказные портреты кажутся странно безжизненными, одеревенелыми.

Художник, безупречно владеющий пластической формой, становится неожиданно беспомощным, допускает небрежность в рисунке и композиции. Не случайно, в письме к другу Гойи директор Королевской академии истории просит воздействовать на художника, чтобы он написал его портрет так «как он может, когда хочет».

Портрет Исабель Кобос де Порсель. 1806

В портретах Гойи во всей широте представлено общество того времени. Поразителен размах его творческой эволюции от парадных портретов в традициях XVIII века до произведений, предвосхищающих самые смелые завоевания искусства XIX столетия.

Близость Гойи к передовым людям Испании наполняла его искусство новым ощущением жизни. Среди его друзей — писатели, поэты, политики, актеры. Он относится к их портретам с особым бережным вниманием (портреты художника Ф. Байеу, доктора Пераля, общественного деятеля Ховельяноса, поэта Л. Моратина).

В начале XIX века в портретных образах Гойи, полных энергии, уверенности в своих силах, появляются черты, близкие идеалам эпохи романтизма.

В прославленном портрете Исабель Кобос де Порсель (1806, Лондон, Национальная галерея) облик молодой цветущей женщины с огненным взором и в черных испанских кружевах, отмечен острой национальной характерностью.

К концу столетия придворная карьера Гойи, достигшая своего зенита в 1799 году, когда он стал первым живописцем короля, принесла ему немало горечи и разочарований.

В конце 1790-х годов все отчетливее и резче воспринимая темные и уродливые стороны окружающей жизни, Гойя пережил душевный кризис, усугубленный в результате тяжелой болезни потерей слуха. Свою глухоту художник переносил с редким мужеством, стараясь найти средства общения с окружающим миром.

Из серии офортов «Капричос». Сон разума рождает чудовищ. 1797—1798

Могучие импульсы творческого вдохновения властвовали над противоречивой натурой Гойи. Конец XVIII столетия ознаменовался в его творчестве высокими художественными свершениями.

Он закончил работу над серией офортов Капричос, включившей его в число крупнейших мастеров мирового графического искусства.

В этом непревзойденном образце трагического гротеска Гойя обнажил язвы феодально-католической Испании.

В 1798 году Гойя создал фрески для мадридской церкви Сан Антонио де ла Флорида. В них торжествует светлое жизнеутверждающее начало. В росписи купола изображена средневековая легенда о чудесном воскрешении в Лиссабоне Святым Антонием Падуанским убитого человека, назвавшего имя своего настоящего убийцы.

Чудо перенесено художником в обстановку современной ему жизни, происходит на фоне вольной кастильской природы, под открытым небом, в присутствии разноголосой толпы. Росписи церкви — грандиозное завоевание Гойи как мастера монументальной живописи.

Они были встречены с восторгом и энтузиазмом; один из его биографов писал, что в Мадриде произошли два чуда, одно — совершенное Антонием Падуанским, другое — художником Гойей.

Портрет семьи короля Карла IV. 1800

В июне 1800 года Гойя приступил к «Портрету семьи короля Карла IV» (Мадрид, Прадо), объединившему четырнадцать фигур. Застывшие особы королевского дома, выстроенные в ряд в одном из дворцовых покоев Аранхуэса, заполняют полотно от края до края. Все во власти господствующей напряженности и взаимной неприязни.

Портрет переливается волшебным сиянием красок, он кажется сложенным из драгоценных камней. Из этого царственного великолепия выступают оцепенелые фигуры, но особенно обнаженно и остро написаны лица — ничтожные, оплывшие, самодовольные. Знаменитое произведение Гойи не имеет аналогий в мировой живописи.

Оно разрушает традицию парадных официальных изображений. Было бы крайним упрощением видеть в нем карикатуру, ибо здесь все — самая жестокая правда. Заказчикам, вознесенным на вершину власти, не было дано понять его разоблачительную силу. Портрет понравился и был благосклонно принят.

То же произошло и в 1803 году, когда Гойя, опасаясь инквизиции, решился на смелый шаг и почтительно преподнес королю офортные доски «Капричос».

Маха одетая. Ок. 1800

Особое место среди его произведений начала XIX века занимает изображение молодой женщины, запечатленной дважды — одетой и обнаженной. Оно не принадлежит строго к портретному жанру. Здесь воплощен привлекавший художника национально-характерный тип чувственной женской красоты, бесконечно далекий от академических канонов.

В неправильности нежного бледно-золотистого и словно ощутимо живого обнаженного тела состоит его волнующая привлекательность. Текучая и плавная живопись пластична и безупречна.

Читайте также:  Утро, клод лоррен, 1666

И по сей день многое остается неясным: обстоятельства заказа двух картин, их точная датировка и окончательное название, вопрос о том, кто эта женщина, столь смело в нарушение инквизиционного запрета изображенная художником обнаженной. Обычно двойные картины называют «Маха одетая» и «Маха обнаженная» (обе — ок.

1800, Мадрид, Прадо), однако само слово «маха» — «городская щеголиха» — применительно к ним появилось только в 1831 года, а в старых описях речь шла о Цыганке, Венере. Предположение о том, что Гойе позировала его возлюбленная герцогиня Каэтана Альба было отвергнуто из-за физического и возрастного несходства герцогини с неизвестной девушкой, послужившей художнику моделью.

Инквизиция заинтересовалась этими картинами, и в 1815 году художник был вызван в Мадридский трибунал, где должен был опознать их и объяснить для кого и с какой целью они были созданы. Но протокол допроса не сохранился. Обе Махи принадлежат к числу самых известных произведений Гойи, окруженных романтическим ореолом и разнообразными домыслами.

Маха обнаженная. Ок. 1800

В стране бушевала кровопролитная война против тех, кого Гойя и его «офранцуженные» друзья еще так недавно считали носителями долгожданной свободы. Испанской патриот, он глубоко страдал и негодовал.

В небольшой картине «Колосс» (1810—1812, Мадрид, Прадо) возникает зрелище всеобщего хаоса, порожденного неожиданным появлением колоссальной фигуры обнаженного гиганта, которая жутко вырастает за очертаниями гор и касается облаков. Фантастический образ истолковывался по-разному.

Вероятно, колосс, грозно сжавший кулак и повернувшийся спиной к долине, где в диком смятении разбегаются люди и животные, падают всадники и повозки, олицетворяет беспощадные силы войны, несущие всеобщее разорение, панику и гибель.

То, что Гойя — свидетель наполеоновского нашествия — пережил в оккупированном Мадриде, в многострадальной Сарагосе, разрушенной французскими осадами, которую он посетил осенью 1808 года, придало новый могучий импульс его творчеству как в живописи, так и в графике, привело к созданию произведений трагического и героического звучания. Заключенная в его творчестве сила драматизма достигла высшего накала.

Расстрел повстанцев в ночь на 3 мая 1808 года. 1814

Навсегда остаются в памяти большие полотна в Прадо, которые составляют исторический диптих и изображают «Восстание на Пуэрта дель Соль 2 мая 1808 года» и «Расстрел повстанцев в ночь на 3 мая». Композиция первой картины завязана в один упругий узел. Схватку мадридцев с французской конницей на Пуэрта дель Соль Гойя наблюдал из дома своего сына.

Вторая картина пользуется мировой известностью. Над Мадридом и окружающими его голыми холмами стоит глухая и словно вечная ночь. Под черным небом затаился порабощенный и растоптанный Мадрид. От него, подобно темной реке, вдоль холмов движется к месту казни толпа жертв. Осталось последнее мгновение перед залпом.

Зловещий желтый свет фонаря вырывает из темноты прижатую к склону холма группу повстанцев, на которых направлены вскинутые ружья безликой шеренги французских солдат. Неумолимости надвигающейся гибели резко противопоставлена сила человеческих чувств.

Художник просто, жестко, обнаженно и вместе глубоко человечно передает чувство обреченности, граничащий с безумием страх, волевую собранность, испепеляющую ненависть к врагу.

https://www.youtube.com/watch?v=g6J9JmHQNmg

Из серии офортов «Бедствия войны». Какое мужество! 1808—1820

Присущая Гойе способность со всей страстью темперамента откликаться на события современности нашла ярчайшее выражение в серии офортов, известной под названием «Бедствия войны», данном ей Академией Сан Фернандо при издании в 1863 году. Национальная трагедия показана здесь во всей своей беспощадности. Это горы трупов, казни партизан, яростные схватки, бесчинства мародеров, муки голода, карательные экспедиции, опозоренные женщины, осиротевшие дети.

Шабаш ведьм. Фреска «Дома глухого». 1820—1823

Позднее творчество Гойи совпадает с годами жестокой реакции после разгрома двух испанских буржуазных революций. В состоянии душевного смятения и мрачного отчаяния поселился в новом доме, известном как «Кинта дель Сордо» («Дом глухого»).

Стены двухэтажного дома Гойя покрыл четырнадцатью темными, исполненными маслом росписями фантастического характера. Полные иносказаний, намеков, ассоциаций, они совершенно уникальны по образному строю и мощному художественному воздействию.

«Черным картинам» — так принято их называть — грозило полное исчезновение, ибо «Кинта дель Сордо» была снесена в 1910 году. К счастью, живопись Гойи была перенесена на холст, отреставрирована и находится в Прадо.

В росписях господствует дьявольское, устрашающее, противоестественное начало, зловещее изображение возникает как в кошмарном сне.

Беззубые мегеры или старцы с голыми черепами — подобие самой Смерти — жадно хлебают похлебку, орущая исступленная толпа уродов шествует к источнику Сан Исидро, дьявол в виде громадного черного Козла в монашеской рясе возглавляет сборище гнусных ведьм.

Набор красок суров, скуп, почти монохромен — черное, белое, рыже-красноватое, охра, цвета словно вобрали в себя оттенки испанской земли, сожженной солнцем, ржавчину горных пород, тлеющий пламень красноземов, мазки размашисты и стремительны. Графической параллелью росписям Кинты стала серия «Диспаратес» («Пословицы», 1820—1823) с еще более сложными зашифрованными образами.

Молочница из Бордо. 1826

В 1824 году в годы реакции Гойя вынужден был эмигрировать во Францию, в город Бордо, где скончался. Неисчерпаемая жажда творчества не покидала его до последних лет жизни. Совсем глухой, слепнущий художник продолжал создавать картины, портреты, миниатюры, литографии. «…Только воля поддерживает меня», — писал он друзьям.

В самых поздних произведениях Гойя возвращается к образу торжествующей молодости (Молочница из Бордо, 1826, Мадрид, Прадо).

Жизни Гойи посвящены литературные произведения, беллетризированные биографии и кинофильмы.

Его искусство оказало колоссальное воздействие на испанскую художественную культуру XIX—XX веков, не только на живопись и графику, но также и литературу, драматургию, театр, кино.

К Гойе обращались многие мастера мировой культуры, от Делакруа до Пикассо, от Эдуарда Мане до мексиканских мастеров народной графики. И сегодня Гойя остается неувядаемо современным.

Татьяна Каптерева

Источник: http://www.art-catalog.ru/article.php?id_article=604

История любви и женщины художника Франсиско Гойя (1746-1828)

Не один десяток биографов, историков, искусствоведов и медиков пытались разгадать секрет творчества великого испанского художника Франсиско Гойи (1746–1828), автора великолепных портретов, картин, картонов для шпалер, настенных росписей, графических серий «Капричос» и «Бедствия войны».

Маха одетая, 1798 — 1805

И.С. Бах — Сарабанда из Сюиты № 2 си минор

Одни считали, что талант и гениальность художника были столь велики, что не могли существовать в рамках возможного и помогли художнику достичь подобных высот. Другие утверждали, что тяжёлая болезнь и полное расстройство психики поспособствовали ему сотворить величайшие шедевры.

Но нашлись и те — кстати, их было немало, — которые были глубоко уверены в том, что великим художником Гойю сделала женщина — таинственная и загадочная герцогиня Альба (1762–1802).

Герцогиня Альба в черном, 1797

Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес родился 30 марта 1746 года в небольшой деревушке близ Сарагосы. Его отец был мастером-позолотчиком, мать происходила из известного, но давно обедневшего дворянского рода.

Обучаясь в школе, мальчик с трудом освоил арифметику и грамоту, зато в рисовании с детства проявлял блестящие способности.

Когда Франсиско исполнилось семнадцать лет, отец, желавший помочь сыну в его стремлении стать живописцем, отправил юношу в Мадрид.

Мария Тереза Валабриджа, 1783

Одновременно с обучением мастерству живописца в столице Гойя успевал уделять немалое внимание и женщинам, к которым с юности испытывал страстные и необузданные чувства. Его любовницами становились и богатые аристократки, и простые крестьянки, и известные в городе красотки из публичных домов.

Говорили даже, что однажды в деревне, заметив красивую монашенку, темпераментный художник влез к ней в келью и похитил её, после чего спровоцировал жестокую драку с деревенскими крестьянами, в которой чуть не был убит.

Имел ли этот факт место или нет, доподлинно неизвестно, однако при весьма странных обстоятельствах Гойя бежал в Италию, присоединившись к уличным бродягам

Портрет Нарсисы Бараньяна де Гойкоечеа

Три года спустя, в 1773 году, художник вернулся в Мадрид, где встретил своего давнего друга Франсиско Байеу. Тот познакомил Гойю с сестрой, красавицей Жозефиной.

Пылкая и страстная любовь привела вскоре к тому, что девушка забеременела, и не помышлявший о женитьбе Гойя был вынужден скрепить свои отношения с возлюбленной семенными узами.

Всего жена подарила живописцу пятерых детей, однако вырос только Хавьер — другие дети умерли в младенчестве.

Портрет жены художника, 1800-08

В 1792 году Гойя серьёзно заболел. Недуг, который сломил художника, до сих пор вызывает бесконечные споры среди биографов и врачей, исследующих его болезнь. Одни полагают, что это было венерическое заболевание, предположительно сифилис.

Другие считают, что причиной паралича и потери слуха могли явиться маниакально-депрессивный синдром и шизофрения.

Современники отмечали, что у художника наблюдались панический страх преследования, крайняя невоздержанность и даже истеричность, тяга к одиночеству и некоторые другие странности в поведении.

Около двух месяцев Гойя неподвижно лежал, затем у него восстановилось зрение, и он впервые за долгие недели страданий смог подняться на ноги и пойти. Однако слух был потерян навсегда. 

Жена букиниста

Тем не менее художник опять вернулся к своей прежней жизни. Супружеская верность не была добродетелью великого мастера.

Бесчисленные романы продолжались: их было столько, что иногда художник даже не помнил имени любовницы, с которой провёл ночь.

Он покорял сердца знатных дам и бедных простушек, красавиц и обычных, ничем не приметных женщин. Казалось, это доставляло ему полное, ни с чем несравнимое удовольствие.

Молочница из Бордо

Так продолжалось до тех пор, пока в жизни непревзойдённого любовника не появилась двадцатилетняя герцогиня Альба, ставшая самой желанной женщиной в жизни художника и самой роковой музой в его судьбе. Его познакомили с Каэтаньей Альбой придворные аристократки, бывшие близкими подругами мастера.

Желающая увидеть своими глазами «необыкновенного Гойю», Альба пришла к нему в мастерскую. Она была высокомерна, красива, женственна и чувственна.

После её визита, летом 1795 года, художник, не сдерживая чувств, рассказывал другу о встрече с новой знакомой и восклицал: «О, наконец теперь я знаю, что значит жить!»

Портрет герцогини Альба

Их страстный роман продолжался семь лет. На все эти годы Франсиско Гойя забыл о других женщинах, и лишь одна — самая красивая женщина Испании того времени — Каэтанья Мария дель Пилар, герцогиня Альба, — оставалась его музой, вдохновлявшей художника на создание великих шедевров.

Герцогиню нельзя было назвать благопристойной и скромной дамой — общество знало о её многочисленных порочных связях, впрочем, Альба и не думала их скрывать. В числе её любовников называли самых знатных и влиятельных мужчин страны.

Маха обнажённая, 1800

Её замужество в тринадцать лет с уже немолодым герцогом, представителем одного из самых могущественных аристократических родов Европы, не принесло Каэтанье душевного спокойствия. Юное сердце желало пылких чувств, а тело стремилось познать все наслаждения и ласки.

Одержимая страстью, отдававшаяся каждому чувству, молодая герцогиня в двадцать лет стала опытной, многое познавшей, коварной обольстительницей. Современники вспоминали, что её желали все мужчины Испании.

«Когда она шла по улице, — писал один французский путешественник, — все выглядывали из окон, даже дети бросали свои игры, чтобы посмотреть на неё. Каждый волосок на её теле вызывал желание».

Портрет маркизы Вильяфранка

Герцог Альба предпочёл не обращать внимания на любовные связи своей темпераментной жены, а в 1796 году он скончался от продолжительной и тяжёлой болезни. Его неверная супруга, облачившись в траурный наряд, отправилась оплакивать мужа в замок в Андалусии и провела там чуть больше года. Примечательным явился тот факт, что всё это время с опечаленной вдовой жил Франсиско Гойя.

Маха на балконе

Когда через год парочка вернулась в Мадрид, герцогиня бросилась в объятия нового возлюбленного — очень знатного и храброго воина. А Гойя, оскорблённый и озлобленный, продолжал писать её портреты. Но теперь он изображал предательницу то глупой дамой, то продажной девицей, то страшной ведьмой.

Источник: https://kolybanov.livejournal.com/6946389.html

Ссылка на основную публикацию