Автопортрет с желтыми лилиями, н. с. гончарова, 1907

Наталья Гончарова. Жизнь и творчество

Известные картины современной художницы, ее творческий путь и интересные факты их жизни.

Натюрморт с туфлей и зеркалом

Наталья Гончарова

Для понимания особенностей творчества Натальи Гончаровой следует обращать внимание на два обстоятельства: эта прославленная русская художница, — наследница классической культурной российской традиции (ее отец, архитектор и математик С. М. Гончаров, был внучатым племянником Натальи Николаевны Гончаровой, жены А. С. Пушкина), также, ее недаром прозвали «амазонкой авангарда», создательницей нового слова в современной живописи.

В союзе со своим мужем и единомышленником М. Ф. Ларионовым (1881–1964) Наталья Гончарова сделала много для развития авангарда, чему способствовала общая тяга к новаторству.

Вместе с ним художница принимала участие в организации футуристских русских выставок разных объединений: «Бубновый валет»,»Синий всадник», «Ослиный хвост».

Хоровод

Творческое наследие Н. С. Гончаровой представлено многочисленными картинам, иллюстрациям, набросками к спектаклям, декорациями, одеждами и ткани для зарубежных домов моды.

В 1913 году именно Гончарова совершила подлинную революцию в мире моды, создав новый образ: черно-белые и оранжево-синие платья-рубашки.

Она изображала на лице цветы, покрывая его ультрамариновым тоном — этой экстравагантной моде стали подражать аристократки Санкт-Петербурга и Парижа.

Сергей Дягилев пригласил ее для участия в оформлении спектаклей популярных «Русских сезонов» в Париже — и ее театральные работы имели успех у публики.

Произведения Гончаровой служат украшением различных музеев и частных коллекций и пользуются огромным спросом у богатых собирателей произведений авангардного искусства, а также у мастеров по изготовлению фальшивок (специалисты насчитывают около трех сотен подделок, якобы принадлежавших кисти художницы).

Особенности творчества

Для творчества Натальи Гончаровой характерны стремительные скачки от фигуративных к беспредметным формам (в том числе кубизму, лучизму и другим абстрактным направлениям), сопровождающие резкие смены стилей, разделение вместе с мужем Михаилом Ларионовым идеи «всёчества», когда все стили признаются годными для творчества.

Формально творчество художницы можно разделить на три этапа:

  1. «Россия» (фигуративная живопись и графика, созданные художницей в период 1907–1915 гг.);
  2. «После России»;
  3. Поиск новых художественных форм.

Автопортрет

Это произведение, прежде всего, автопортрет художника: автор изобразила себя на фоне увешанных картинами стен мастерской. Энергичная экспрессивная живопись создает образ спокойной, уверенной в себе сильной женщины. Цветовой акцент картины — яркие теплые краски оранжево-желтых лилий на фоне холодных бело-голубоватых тонов блузы.

Стул, изображенный на заднем плане, можно рассматривать как отсылку к знаменитым «портретам» стульев авторства Ван Гога.

В зале здания Третьяковской галереи на Крымском валу автопортрет Гончаровой висит рядом с автопортретом Михаила Ларионова, композиционно повторяющим портрет жены, а также напоминающим о нем своеобразным головным убором в форме небрежно повязанного тюрбана.

Павлин (стиль египетский)

Эта картина является одной из пяти композиций серии «Художественные особенности по поводу павлина» (1910–1911), в которой каждый из трудов основан на отдельном направлении. В Третьяковской галерее представлено две картины этой серии (вторая посвящена стилю русской вышивки).

Несмотря на отсылки к восточному языку египетского искусства, насыщенное и полное изобразительной энергии полотно имеет много общего и с традициями русского народного творчества. Полотно насыщено первозданной энергией, не случайно в восточных традициях павлин рассматривается как символ изобилия, бессмертия, царской роскоши.

Разворот хвоста павлина также напоминает палитру художника. В этой картине как нельзя лучше выражено чувство цвета, свойственное Гончаровой.

Портрет М. Ф. Ларионова

Портрет мужа художницы создан в технике «лучизм», к которому Н.С. Гончарова обращалась в 1912–1913-е годы. Они познакомились в училище, где вместе осваивали мастерство художника. Данная встреча стала знаковой как для художницы, так и для ее творчества.

 Ларионов стал для Гончаровой не только наставником, но и жизненным спутником. Вместе они участвовали в художественных манифестах и перфомансах, создав особый творческий союз.

Данный портрет служит отражением идеи «всёчества» и поиском новых изобразительных средств для передачи характера и особенностей личности.

Завтрак

Об этой картине поклонница творчества художницы Марина Цветаева высказалась следующим образом: «Либо семейный портрет, либо гениальная сатира на буржуазную семью. Впрочем — то же».

Эта работа, созданная во время французского периода жизни художницы, является новой для нее мотивам и темам: здесь обращение к психологии персонажа сопутствует ироничному взгляду на человека (мужчина изображен вместе с обманутой женой и обманщицей «не-женой»).

Испанки

Тема испанской красавицы занимает важное место в творчестве Гончаровой после поездки художницы в Испанию в 1916 году. Она не только обращается к испанской теме в своем творчестве для европейских домов моды, но и создает ряд работ в разных техниках: от ар-деко и позднего декоративного кубизма к авторской неоклассике. Для работ этого цикла свойственна сдержанная цветовая палитра.

Источник: https://artrue.ru/style/abstract/natalya-goncharova-zhizn-i-tvorchestvo.html

История любви в картинах: Михаил Ларионов и Наталья Гончарова — Персональный блог Маргариты Горских

Леонид Мясин,Наталья Гончарова,Михаил Ларионов,Игорь Стравинский(сидит), Леонид Бакст. 1915 год

Вместе с балетом художники едут в Италию,затем — в нейтральную Испанию. Масса впечатлений,музеи,новые люди… Ларионов обнаруживает склонность к хореографии,и Дягилев доверяет ему постановку нескольких балетов. А Гончарова,которая эти балеты оформляет,обнаруживает,что мужу нравится не только хореография,но и некоторые балерины… Впрочем,их творческий и семейный союз по-прежнему крепок.

В конце 1917 года художники собрались домой,но из-за Октябрьской революции не отважились на поездку. Год спустя они обосновались в Латинском квартале Парижа,сняв квартиру на улице Жака Калло,43. Популярное угловое кафе«Палитра», в котором обычно столовались художники(Гончарова готовить не любила), существует и по сей день.

После окончания войны Гончарова и Ларионов много путешествуют. Норвегия,Франция,Италия,Англия,опять Швейцария и Испания… И труд,постоянный труд: оформлены десятки балетов,художники ведут большую выставочную деятельность.

Поселившись в Париже,каждый из художников обустроил собственную личную жизнь. Однако семейный очаг они сохранили,соблюдая верность друг другу в творческом союзе. Уважая личную свободу,Ларионов и Гончарова по-прежнему общались,и в переписке всегда передавали поклоны и приветы«половинам» друг друга.

Новым сердечным другом Гончаровой стал Орест Иванович Розенфельд,или Оря,как ласково звала его Наталья Сергеевна; знакомы они были еще с 1917 года. Будучи меньшевиком,в эмиграции Розенфельд был военным атташе правительства А. Ф. Керенскогов Париже. Служил в Иностранном легионе во Франции.

Член Союза русских адвокатов во Франции,Орест Розенфельд публиковался в газете«Populaire», а с 1932 по 1939 годы был ее главным редактором. Преданный друг семьи,Розенфельд не раз в трудные для художников дни оказывал им материальную помощь.

В частности,по заказу Розенфельда Гончарова делала рисунки для его газеты.

В сердце Михаила Ларионова поселилась Сашенька Томилина; выпускница Сорбонны,до встречи с Ларионовым Томилина работала библиотекарем. Для художника она стала секретарем,натурщицей и спутницей жизни на долгие годы.

Через некоторое время она переехала в дом,где жили Ларионов и Гончарова,сняв квартиру этажом ниже. Ларионов много времени проводил в квартире Томилиной,однако ночевать всегда отправлялся домой.

Что ж,Париж видал еще и не такие семейные«обустройства».

Гончарова и Ларионов всегда были востребованными художниками и с радостью откликались на интересные предложения. В 20-х годах,однако,интерес парижской публики к их творчеству несколько поостыл. Ларионов болел — у него начался ревматизм. Гончарова жила на два дома. Но,так или иначе,работу эти мастера себе находили.

Ларионов и Гончарова оформили свои отношения только в 1955 году. Три года спустя Наталья Сергеевна сильно заболела — она страдала артритом,часто падала,ломала руки. Но все равно работала,создав на протяжении 1957−58 годов около 50 полотен. Ее последняя картина датируется 1960 годом. 

Наталья Гончарова скончалась во сне 17 октября 1962 года. Через год Михаил Ларионов женился на своей«спутнице жизни» Александре Клавдиевне Томилиной,которую сделал наследницей их общего с Гончаровой архива. Он поручил верной Шурочке переправить все их наследие на родину,в СССР. Михаила Ларионова не стало 10 мая 1964 года.

Источник: http://www.mgorskikh.com/14-culture/7566-istoriya-lyubvi-v-kartinakh-mikhail-larionov-i-natalya-goncharova

2016-08-08«Всё проходит: любовь, дружба… только труд остаётся»

«Всё проходит: любовь, дружба… только труд остаётся», —

Читайте также:  «инок», константин савицкий — описание картины

эти слова принадлежат нашей землячке – художнице Наталии Сергеевне Гончаровой, одной из ярчайших и смелых представительниц живописи первой половины XX столетия.

Н. С. Гончарова происходила из семьи, богатой талантами. Отец был известным московским архитектором, мать увлекалась живописью. Сергей Гончаров был прямым потомком Наталии Николаевны Гончаровой, жены А. С. Пушкина.

Родилась Наталия Гончарова 21 июня 1881 года в селе Ладыжино (Архангельское) Чернского уезда Тульской губернии, в местах Толстого и Тургенева. Здесь, в чернской деревне, прошло её детство. Это во многом определило темы и характер её творчества.

Наташа с детства была очень любознательна, любила природу, интересовалась ботаникой, жизнью животных.

В 1892 году родители отвезли дочь в Москву, в женскую гимназию, обучение в которой оставило у Гончаровой неприятные воспоминания: «В гимназию поступила прямо из деревни.

От всех доставалось, за всё доставалось…» Город на Наталию произвёл отталкивающее впечатление и до 15 лет она не могла с ним свыкнуться – всё в нём из камня, не растёт трава, нет ни лесу, ни духа деревни… По окончании гимназии Наталия Сергеевна поступает на Исторические курсы, но спустя год их бросает и начинает серьёзно заниматься искусством, поступает в Московское Училище живописи, ваяния и зодчества, в скульптурный класс Паоло Трубецкого. Через три года Н. С. Гончарова вышла из него с серебряной медалью. Во время учёбы  в Училище Наталия познакомилась с художником Михаилом Ларионовым. Более непохожих людей найти было трудно. Экспансивный, шумный, душа любой компании Ларионов – и замкнутая, немногословная, сторонящаяся публичности Гончарова. Все, кто знал её, вспоминали, что от Наталии исходило ощущение строгости и чистоты и что ей была присуща особая мрачновато-суровая доброта. Они различались, как огонь и вода, но никто в Москве не мог бы представить рядом с Гончаровой другого мужчину.

К лету 1903 года относится начало импрессионистических работ Н. Гончаровой. Художницу манила окружающая жизнь, полевые работы крестьян, их быт, одежда. Гончарова, Ларионов и другие близкие им художники опирались на замечательный опыт крестьянского и городского изобразительного фольклора.

Они ценили художественный примитив, подражая ему, шли к воплощению тех эстетических принципов, которыми руководствовались народные мастера.

В наивном взгляде на мир, в смелости, например, простого ремесленника, рисующего яркую уличную вывеску, или ребёнка, не скованного никакими условностями, видели они наивысшее проявление творческой свободы. Эти художники провозглашали отказ от западных традиций.

«Искусство моей страны, — заявляла Гончарова, — несравненно глубже и значительнее, чем всё, что я знаю на Западе… Я заново открываю путь на Восток, и по этому пути, уверена я, за мной пойдут многие».

В конце 1900-х – первой половине 1910-х гг. Гончарова и Ларионов переживают период «бури и натиска».

Они переходят из одного объединения в другое, выдумывают новые системы живописи, организуют выставки: «Бубновый валет», «Мир искусства», «Ослиный хвост», на которых демонстрируют свои новшества.

Наталия Гончарова заразила Москву новой модой: роспись на лице, и сама ходила с нарисованной на щеке розой. В 1913 году в Москве устраивается персональная выставка Наталии Гончаровой, на которой экспонируется 761 работа художницы.

Обращаясь к крестьянской теме, Гончарова пишет самые обиходные явления сельской жизни – уборку картофеля или сбор плодов, мытьё холста, выход косарей на работу или бабий хоровод в деревне, часто обращается к евангельским сюжетам. Живопись Гончаровой очень декоративна. Она любит звучное цветовое пятно, силуэт обычно очерчивается тёмной обводкой.

В начале 1910-х годов Гончарова и Ларионов много сил отдают литографированной книге. В этот же период Наталия Сергеевна увлеклась театром. Ей суждено было сказать новое слово в русской сценографии, но уже не на родной почве, а за рубежом. В 1914 году Михаил Ларионов был тяжело контужен на фронте.

После демобилизации в 1915 году они вместе с Гончаровой уезжают за границу по приглашению Сергея Дягилева как театральные декораторы. Уезжали ненадолго, но вернуться на Родину им  не было суждено. Костюмы и декорации дягилевских  спектаклей, созданные Гончаровой, производили фурор.

Опера-балет «Золотой петушок» и «Царь Салтан» Римского-Корсакого, балет «Богатыри» на музыку Бородина,  «Жар-птица», «Свадебка», «Лиса» Стравинского – вот важнейшие работы Гончаровой для театра, принёсшие ей мировую известность.

Смерть Дягилева, мировой кризис серьёзно пошатнули материальное положение художников, пора хороших заработков подошла к концу, выручали случайные заказы, приходилось экономить на всём… Но каждый день из года в год они с Михаилом работали, невзирая на то, что покупателей на картины не находилось.

Когда артрит изуродовал пальцы Наталии Сергеевны, она рисовала карандашом, сжимая его обеими руками. Из воспоминаний Марины Цветаевой: «Как работает Наталия Гончарова? Во-первых, всегда, во-вторых, везде, в-третьих, всё.

Все темы, все размеры, все способы осуществления: масло, акварель, темпера, пастель, карандаш, уголь, все области живописи, за всё берётся.… Работает терпеливо,  спокойно, упорно, день за днём, мазок за мазком. Нынче не смогу – завтра смогу. Оторвали – вернусь. Вне перебоев.…»

Лишь во второй половине 1950-х годов авангард снова вошёл в моду, известный французский критик написал, что из живописи Гончаровой и Ларионова вышли едва ли не все современные художественные течения. Цены на их работы сразу подскочили.

До самой смерти Н. Гончарова продолжала работать и как живописец, и как график. Она постоянно выставляла свои произведения на различных выставках во Франции и других странах мира.

Умерла Наталия Сергеевна Гончарова в октябре 1962 года в Париже и похоронена на городском кладбище в районе Иври. А её имя заняло прочное место в истории русской и мировой живописи.

Н. Зайцева, зав. отделом краеведения

Чернского районного историко-краеведческого музея

Наталия Гончарова

Наталья Гончарова, Париж, 1917. Отдел рукописей ГТГ

Наталья Гончарова Автопортрет с жёлтыми лилиями, 1907 год

Наталия Сергеевна Гончарова

Наталия Гончарова Уборка хлеба

Наталия Гончарова Стрижка овец

Наталия Гончарова Сенокос

Наталия Гончарова Родное окно

Наталия Гончарова Натюрморт с подсолнухом

Наталия Гончарова Московская зима

Наталия Гончарова Купание лошадей

Наталия Гончарова Крестьянки

Наталия Гончарова Крестьяне

Наталия Гончарова Испанки

Наталия Гончарова Ваза с цветами

Наталия Гончарова Беление льна

Источник: http://rikm-chern.tls.muzkult.ru/news_article/1719397/

Наталья Гончарова: ярчайшая страница авангарда/Классика/Дом Художников

Слыша имя Натальи Гончаровой, мы, конечно же, в первую очередь вспоминаем о возлюбленной Александра Пушкина. Но, не менее известной в их семье оказалась её правнучатая племянница — Наталья Сергеевна Гончарова. Она стала родоначальницей авангарда в России и одним из ярчайших представителей этого течения в мире.

Наталья Гончарова родилась 4 июня 1881 года в селе Нагаево под Тулой. Её отцу принадлежало несколько сёл и усадеб, которые Наташа в детстве часто посещала. Уже в эти годы Гончарова влюбилась в сельский быт, и при возможности предпочитала жить именно в глубинке. Возможно, такая любовь к природе и повлияла на её увлечение искусством, и помогла выбрать свой жизненный путь.

В 20 лет Наталья Гончарова поступает в Московское училище живописи, ваяния и зодчества на отделение скульптуры к Сергею Михайловичу Волнухину и Павлу Петровичу Трубецкому.

Читайте также:  Крещение христа, якопо тинторетто

Но очень скоро Гончарова поняла, что её призвание – живопись, и перешла на курс к Константину Алексеевичу Коровину. Впоследствии она не раз будет вспоминать слова своего учителя: «У вас глаза на цвет, а вы заняты формой.

Раскройте глаза на собственные глаза!».

 Наталья Сергеевна Гончарова

В это же время она знакомится со своим будущим мужем, на тот момент известным уже живописцем Михаилом Федоровичем Ларионовым. Именно этот человек и повлиял на творчество будущей художницы.

В те годы Наталья Гончарова полностью разделяла его художественные взгляды, но, тем не менее, вносила что-то своё в творчество.

Как рассказывала сама Наталья Гончарова, в те годы она «более всего училась у современных французов».

В 1903 году пара отправляется в Крым, где  Гончарова рисует плакаты для сельскохозяйственной выставки, которая проходит в здании, построенном её отцом. Именно во время этого путешествия художница начинает увлекаться импрессионизмом. Михаил Ларионов знакомит её с творчеством Гогена, Ван-Гога, Сезанна и других новаторов того времени.

 «Стрижка овец», 1907 г.

Свои картины Наталья Гончарова выставляла еще с 1904 года, а двумя годами позже уже принимала участие в Осеннем Салоне в Париже.

В 1909 году Наталья Гончарова прекращает вносить оплату за образование и покидает училище, но не искусство. Она постоянно находится в поисках своего направления. В эти годы Гончарова начинает увлекаться стилистикой примитива. Манифестом неопримитивизма стал её «Автопортрет с желтыми лилиями».

 «Автопортрет с желтыми лилиями», 1907 г.

Она также сосредотачивается преимущественно на традициях архаического искусства, древнерусской иконописи и народного лубка, чаще всего церковного.

Написанные в 1911 году картины и по сей день считаются одними из лучших в её творчестве: ансамбль «Евангелисты» из четырех полотен, серии «Сбор винограда» и «Жатва», каждая из девяти картин.

Многие из сюжетов были посвящены религиозной тематике, а в полотнах «Жатвы» ясно  просматривались апокалиптические интонации («Птица-Феникс» и «Ангелы, мечущие камни на город»).

«Ангелы, мечущие камни на город», 1911 г.

Вместе с Ларионовым Наталья Гончарова становится учредительницей общества «Бубновый валет» в 1910 году.

После этого Гончарова начинает входить в различные художественные группы, такие как «Ослиный хвост» и «Мишень».

Но основной её задачей на тот момент становится продвижение своих картин на Запад: Наталья Гончарова выставляет свои картины на лондонских и парижских выставках, мюнхенском «Синем всаднике».

Наталья Сергеевна Гончарова отличалась невероятной трудоспособностью. На одной из выставок в Москве она даже представила 762 произведения. За это её уважали многие коллеги. Благодаря своей харизме Гончарова часто выступала со вступительным словом на различных собраниях и считалась одной из ярчайших ораторов на художественных диспутах.

В 1913 году художница попробует себя в еще одном направлении — беспредметном искусстве («Пустота»).

 «Пустота», 1913 г.

А в 1914 году Наталья Гончарова открывает еще одну грань своего творчества. По заказу Сергея Павловича Дягилева она начинает создавать эскизы оформления оперно-балетной постановки «Золотой петушок».

Так как спектакль был тепло принят на парижских сценах, Дягилев предлагает Наталье Гончаровой постоянное место в антрепризе. Она принимает предложение, и в 1915 году вместе с Ларионовым покидает Москву, с твердым намерением навсегда остаться в Париже.

Но гражданство Наталья Гончарова получит лишь в 1939 году.

Французский период Натальи Гончаровой был сфокусирован, в основном, на декораторской работе в театре. Вплоть до смерти Дягилева (19 августа 1929) она была одним из ведущих художников его антрепризы. Гончарова создала декорации для таких спектаклей как  «Испания» Мориса Равеля, «Ночь на Лысой горе» Модеста Петровича Мусоргского, «Жар-птица» Игоря Федоровича Стравинского и других.

 Эскиз декорации к балету «Золотой петушок», 1914 г.

Но, к сожалению, самая новаторская её театральная работа так и не увидела свет. Это была постановка балета «Литургия», навеянная образами древнерусского искусства. Несмотря на это, Гончарова всё же вносит новшество в театральный мир — передвижные декорации.

Они состояли из плоскостей, задававших движение вдоль сцены. Танцовщик должен был находиться внутри этой конструкции и его движения предопределялись «коробкой» костюма. Некоторые из эскизов таких костюмов дошли и до наших дней: «Архангел», «Волхв», «Апостол Марк».

Эскиз костюма «Архангел»

Но, не смотря на то, что 1920-30-е годы были связаны больше с театром, Наталья Гончарова не забрасывает живопись. Хотя картины её в эти годы стали более декоративными («Магнолия», «Изгородь и ветки», «Чертополохи»). Гончарова также пробует себя в качестве иллюстратора книг, занимаясь оформлением «Слово о полку Игореве».

 «Магнолия», первая половина 1920-х

Стилевые поиски Натальи Гончаровой не  прекратились и в эти годы. Будучи в Париже она находится под влиянием различных течений. Самым ярким циклом Гончаровой в те годы стал «Испанки».

Первая картина из серии была отчетливо вдохновлена стилем арт-деко. Но, в картинах цикла «Испанки» чувствуется и влияние кубизма. Более того, у Гончаровой кубизм лишен радикальности и приобретает декоративный характер.

Также, она достаточно оригинально обыгрывает основную черно-бело-коричневую цветовую гамму этого направления.

Глядя на картины цикла «Испанки», можно выделить и еще одну ярко выраженную черту Гончаровой — стремление к эксперименту. Она никогда не боялась показать публике что-то невообразимое, к примеру, религиозные мотивы православия, переданные с помощью кубизма. Своим циклом «Испанки» художница как бы полностью трансформировала древнерусское искусство. 

 Из цикла «Испанки»

Марина Цветаева в своем эссе о Наталье Гончаровой сравнивает «Испанок» с готическими соборами. «Все от собора: и створчатость, и вертикальность, и каменность и кружевность. Гончаровские испанки – именно соборы под кружевом, во всей прямости под ним и отдельности от него. Первое чувство – не согнешь. Кружевные цитадели».

 Из космического цикла

1950-40-е годы в творчестве Натальи Гончаровой были посвященны, в основном, натюрмортам и полотнам «космического цикла». В эти же годы она много работает над театральными декорациями многочисленных европейских и американских театров.

Кстати, лишь в 1955 году Гончарова с Лариным заключили законный брак. Причиной для этого послужило их творчество. Так как детей у них не было, то наследником творчества каждого из художников мог стать лишь законный супруг.

 Наталья Гончарова и Михаил Ларионов

Начало 60-х годов ознаменовалось для Натальи Гончаровой возвращением к искусству Ларионова. Их совместные выставки были организованы во многих городах Европы и Америки. Но, к сожалению, этот период её творчества длился не так долго. Наталья Гончарова скончалась 17 октября 1962 года в Париж. Но выставки её картин и по сей день пользуются огромной популярностью.

Благодаря своей целеустремленности, трудолюбию и таланту Наталья Сергеевна Гончарова смогла стать одной из самых ярких женщин-художниц русского авангарда.

Её талант не ограничился лишь живописью. Всю жизнь Наталья Гончарова не переставала учиться и открывать в самой себе новые горизонты. Благодаря такой силе характера яркие цвета её фантазий смог созерцать весь мир.

автор: Елена Яковлева

Источник: http://2queens.ru/Articles/Dom-Hudozhnikov-Klassika/Natalya-Goncharova-yarchajshaya-stranica-avangarda.aspx?ID=2675

Блоги / Татьяна Пелипейко: Наталия Гончарова в Третьяковке

Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

Читайте также:  Чем прославились медичи?

В Третьяковской галерее на Крымском валу открылась большая выставка работ Наталии Гончаровой.

Полагаю, нет необходимости объяснять, что речь не о супруге поэта Пушкина, а о художнице ХХ столетия. Хотя и эта Наталия — из тех же Гончаровых (ее отец приходился Наталье Николаевне внучатым племянником).

Этот автопортрет с желтыми лилиями Гончарова написала в 1907 году. Разумеется, сделан он не без иронии и черты лица нарочито огрублены. Вот, во всяком случае, ее фотография примерно того же периода.

Что интересно — начинала одна из самых знаменитых русских художниц ХХ века как скульптор. Посещала скульптурную мастерскую в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, даже была награждена малой серебряной медалью. Но живопись все-таки перетянула ее на свою сторону.

В первых живописных опытах еще отражается весь спектр тогдашних европейских течений.

В этом пейзаже с рябиной — явный пуантилизм. (Кстати, он стал одной из первых работ Гончаровой, приобретенных в 1913 году Третьяковской галереей по решению ее попечительского совета. Вторым стал тогда натюрморт с букетом и флаконом краски.)

А за этим пейзажем 1908 года — несомненный Сезанн.

Но очень скоро Наталия Гончарова — как, впрочем, и многие из ее современников — обращается к стилистике народного искусства — лубку, росписи подносов, народной иконе.

Этот «неопримитивизм» ощутим в ее «крестьянском» цикле ранних 1910-х (хотя многие сравнивают эти работы и с Гогеном).

Интересны работы Гончаровой на религиозные темы. Тут также влияние и старинной, дониконовской, и непрофессиональной народной и старообрядческой иконы.

С одной стороны, такие работы вызывали скандал. С другой — Гончарову пригласили расписать церковь (выстроенную, к слову, по проекту Алексея Щусева). Однако осуществлению этого проекта помешала первая мировая война.

А вот очень эффектная декоративность полиптиха «Сбор винограда».

«Жатва».

«Павлин».

Но всяческие «измы» вокруг продолжают бурлить. Вот эксперимент в футуристическом стиле — «Аэроплан над поездом».

«Гонки гребцов», 1912 год.

Имитируя «лучизм», изобретенный ее спутником жизни Михаилом Ларионовым, Гончарова пишет в такой манере его портрет.

Кубизм — также одно из новаторств эпохи.

Близки к этой манере и некоторые «крестьянские» композиции.

В то же время Ларионов и Гончарова немало работают для театра. Сохранилась их фотография 1914 года — работа над декорациями в Большом театре. (Обратим внимание, что Гончарова здесь в брюках — тоже абсолютное новаторство для того времени, если не сказать хулиганство. :))

Вот некоторые из театральных эскизов Гончаровой. (О важности костюма она впоследствии писала, воспринимая его не только как часть сценического образа персонажа, но скорее режиссерски — как часть общего баланса сцены.)

Именно театр позвал художников в дорогу — их пригласил в 1915 году для работы в Швейцарию Сергей Дягилев. В результате они оказались в эмиграции и впоследствии в Россию уже не вернулись.

В Европе Гончарова обращается к «испанской» теме (уже затронутой ею ранее в театральных работах).

На выставке, кстати, произошло «воссоединение» одного из испанских полиптихов (сейчас эти работы — в разных музеях, один фрагмент — в Третьяковке).

За границей пришлось зарабатывать не только работой для театра, но и для домов моды. Впрочем, у Гончаровой еще в России был опыт сотрудничества с домом Надежды Ламановой

А вот платье, сшитое по ее эскизу в Париже, в модном доме «Мирбор».

Немало было и работы в книжной иллюстрации, в графике.

Живописная манера Гончаровой в 20-х — 30-х годах, между тем, начинает меняться.

Вот французские пейзажи.

«Купальщица с собакой».

Натюрморты — жанр, который Гончарова не оставляла всю жизнь.

Вот и среди работ 50-х годов по-прежнему присутствуют натюрморты (а художнице за 70 лет, у нее болят суставы и она с трудом держит кисть — но продолжает работать).

И вот одна из поздних серий — конец 50-х годов. Эти работы Наталия Гончарова написала под впечатлением от полета в космос первого спутника.

Всего на выставке — около 400 произведений, исполненных за полвека, от 1907 до 1959 года. Из фондов самой Третьяковки, а также еще 16 музеев и 10 российских и зарубежных частных собраний.

До середины февраля.

Источник: https://echo.msk.ru/blog/tatiana_pelipeiko/1178528-echo/

И кудри черные закручены

27.10.2016 00:01:00

О Пушкине, Гумилеве, Цветаевой и стихах художницы

Самая дорогая русская художница, двоюродная правнучка супруги Пушкина Наталия Гончарова Наталия Гончарова. Автопортрет с желтыми лилиями. 1907. ГТГ. Изображение с сайта www.mkrf.ru

Быть потомком известной личности всегда тяжело. Ведь сравнения, за редким исключением, оказываются не в пользу родственника великого человека. Еще хуже, если такой потомок сам стремится к славе. Сколько раз в таком случае он слышал в свой адрес о беспробудно спящем летаргическим сном гении – лучше не считать. Легко можно сбиться.

Поэтому начало карьеры художницы Наталии Сергеевны Гончаровой (1881–1962) нельзя было назвать простым. Фамилия обязывала, и родство – супруга Пушкина Наталья Николаевна Гончарова приходилась ей двоюродной прабабушкой.

Тем не менее одна из первых студенческих работ удостаивается награды (малая серебряная медаль), а вскоре ее картины экспонируются на выставках дягилевского «Мира искусства» и «Осеннего салона» в Париже.

В последующем, после создания совместно с супругом Михаилом Ларионовым концепции «лучизма», согласно которому живопись передает не реальность, а «пересечение отраженных лучей различных предметов», гончаровские полотна приобретали Фонд Соломона Гуггенхайма и правительство Франции, а их автор не без основания считается «самой дорогой русской художницей».

Впрочем, родство с Пушкиным на жизнь Наталии Сергеевны тоже повлияло. Биограф художницы Владимир Полушин подробно описывает ее литературные связи. Да, в значительной степени они были обусловлены профессиональной деятельностью.

Автор знаменитого «Павлина» оформляла или иллюстрировала книги Велимира Хлебникова, Алексея Крученых, Валентина Парнаха. Французский перевод «Словодвига» последнего вышел тиражом в 150 экземпляров. Нарисовала она картины и к «Сказкам» своей тезки, ученицы Алексея Ремизова Кодрянской.

А вот сотрудничество с самим Алексеем Михайловичем, несмотря на инициативу писателя, увы, не сложилось…

Дружила с Николаем Гумилевым и даже стала персонажем его новеллы («сказки») «Черный генерал», а также была знакома с Мариной Цветаевой, написавшей о ней эссе. В свою очередь, она также иллюстрировала Гумилева и Цветаеву.

Владимир Полушин. Наталия Гончарова.
– М.: Молодая гвардия, 2016. – 528 с.

Из неосуществленных «литературных» замыслов Гончаровой следует отметить работу над «Фейными сказками» Константина Бальмонта и «Калевалой», к которым она подготовила эскизы. Впрочем, и автор «Горящих зданий» в долгу не остался, написав стихотворение «Испанка. К картине Н.С. Гончаровой».

Также была знакома художница с Гийомом Аполлинером, Ильей Зданевичем, Владимиром Маяковским. Последнего считала гением – именно этим художница объясняла эпатаж поэта и связанные с ним многочисленные скандалы.

В одном из выступлений она так описала автора поэмы «Во весь голос», кстати, вполне в духе столь любимого им футуризма: «Рост у Маяковского огромный, рот – огромный, особенно во время произнесения речи или стихов. Огромный голос, созданный для произнесения речей перед многотысячной толпой, созданный для чтения стихов перед такой же аудиторией, и особенно его стихов.

Голос многогласных труб, как и его поэзия, говорящая о многогласности жизни: солнце вваливается сквозь щели деревянного забора и говорит с человеком на человеческом языке».

Также имела место и опосредованная связь с литературой – оформление различных театральных постановок классики. Художница работала над «Золотым петушком» и «Сорочинской ярмаркой».

Следует отметить, что и сама Наталия Сергеевна не была чужда писательству.

Сочиняла стихи, а однажды на спор написала пьесу на французском языке «Три парки», посвященную «проблеме человеческой свободы» (к сожалению, от рукописи сохранились лишь наброски).

Естественно, в стихах также не обходилось без Пушкина (ранее она в числе прочего иллюстрировала французское издание «Сказки о царе Салтане»). Вот ее «Портрет поэта»:

Иконный лик

И кудри черные закручены,

Как ветрами степными.

Стан строен – тополь 

молодой:

И на балу, и на параде

Невольно взгляд отыскивал его

И очи дев склонялися пред ним

Скрывая трепетно тревогу

Пред царственным величием 

его.

А как Гончаровой было не писать? Все-таки родство обязывает.

Источник: http://www.ng.ru/ng_exlibris/2016-10-27/7_862_goncharova.html

Ссылка на основную публикацию