Крещение христа, якопо тинторетто

Тинторетто. Как красильщик стал великим художником

Тинторетто. Автопортрет. 1546-1548 гг. Художественный музей Филадельфии, США

Кто сегодня знает художника Якопо Робусти? А вот его звучный псевдоним знаком, наверное, каждому. Тинторетто.

Словно ритмичный аккорд, звонкий, танцевальный. А это всего лишь «маленький красильщик» в переводе. Такое прозвище никак не соответствовало масштабу этого художника позднего Возрождения (Венеция, 16 век).

Понимал ли сам Тинторетто свой гений? Ещё как! Он не очень-то отличался скромностью.

Хорошая реклама – залог успеха

Тинторетто (1518/1519-1594 гг.) родился в семье красильщика тканей. Отсюда и его прозвище. Ещё мальчиком он много рисовал. В ход шло всё, что попадалось под руку – кусок угля, краски для шёлка, стянутые у отца, камень.

Учился ли он у кого-нибудь, когда подрос? О, да! Целую неделю. У Тициана. Предположительно великий Тициан прогнал Якопо из своей мастерской, почувствовав в нём конкурента.

Действительно, пройдёт немного времени, и вся Венеция будет спорить, кто из художников лучше. А после кончины Тициана все клиенты дружно перейдут к Тинторетто.

А пока, 20-летнему юноши надо было с чего-то начинать. Тинторетто открывает свою мастерскую. Но заказчики не выстраиваются в очередь.

Тогда мастер придумывает гениальный рекламный ход – на двери в мастерскую он размещает табличку: «Рисунок – как у Микеланджело, цвет – как у Тициана».

И он не сильно преувеличивал. Сравните фрагмент его картины тех лет “Чудо святого Марка” и одну из сивилл Микеланджело.

Слева: Тинторетто. Фрагмент “Чуда святого Марка”. 1848 г. Галерея Академии, Венеция. Справа: Микеланджело. Ливийская сивилла. 1508-1512 гг. Часть росписи Сикстинской капеллы в Ватикане

Обе женщины написаны в сложных разворотах. А широкие спины и сильные плечи сразу выдают стиль Микеланджело, который Тинторетто заимствует.

А что же с колоритом? Мог ли на самом деле Тинторетто соперничать с великим Тицианом? Здесь все тоже было по-честному:

Слева: Тинторетто. Сусанна и старцы. 1555-1556 гг. Музей истории искусств, Вена. Справа: Тициан. Венера перед зеркалом. 1555 г. Лондонская национальная галерея

То есть он говорит потенциальным клиентам: я собрал всё лучшее, что есть в искусстве.

Заказчики пошли из праздного интереса. А убедившись, что молодой живописец не хорохорится, а действительно владеет мастерством, всё охотнее делают заказы.

Картины, принесшие славу

Прославился Тинторетто картинами на религиозные сюжеты. Потому что именно здесь во всей мощи раскрылись его новаторства.

Он был решительным и напористым в жизни. Такими же были его работы. Он не задумываясь, раз за разом отходил от принятых канонов. Легко соединяя земное и божественное. Бытовые сцены вплетая в священные сюжеты.

При этом его полотна могли быть огромны. Как, например, “Брак в Кане”. 4 на 5 метров. Десятки персонажей. А главные герои … на втором плане.

Тинторетто. Брак в Кане Галилейской. 1561 г. Церковь Санта-Мария делла Салюта

Тинторетто был мастером пространства. До него, да и после него художники размещали главных героев на переднем плане.

У него же это не всегда так. Но за счёт поз фигур и преломленного света мы невольно следуем вглубь картины и сразу находим самое главное.

В работе «Чудо Святого Марка» второй план не играет роли. Но динамика фигур такая же поразительная. Чего только стоит влетающий в пространство святой Марк. По библейскому сюжету он спасёт мученика. Сделав его тело нечувствительным к орудиям пыток.

Тинторетто. Чудо святого Марка. 1548 г. Галерея Академии, Венеция

Кажется, что можно услышать стенания молодого человека, который ещё не осознал своего спасения. А ещё удивленный вздох толпы, которая видит, как копья ломаются о тело христианина, но не пробивают плоть.

Картина произвела большой эффект. Так, что известный искусствовед-острослов Аретино предупредил Тинторетто – не слишком-то зазнавайтесь.

Но Тинторетто не зазнавался на пустом месте. Он на самом деле много и быстро работал. Он понимал, что так просто в истории живописи на века не остаться. Нужно создать как можно больше грандиозных работ. И он делал все для этого.

Тинторетто. Сотворение животных. 1551-1552 гг. Галерея Академии, Венеция

Тинторетто напористый

Вазари, биограф художников Эпохи Возрождения описывает один интересный случай.

Члены благотворительной организации Скуола Сан-Рокко объявили конкурс на оформление потолка в зале принадлежащего им здания. Претенденты должны были принести рисунки. По ним и должны были решить, кто победитель.

Но Тинторетто тайно проник в залу, снял мерки плафона потолка. Затем написал картину на холсте и прикрепил свою работу ещё до начала конкурса.

Тинторетто. Святой Рох во славе. 1565 г. Роспись потолка в Скуоле Сан-Рокко, Венеция

Сначала члены общества негодовали, ведь требовались лишь рисунки. На что Тинторетто парировал, что умеет рисовать только так. И если они не готовы заплатить за его работу, он дарит ее им.

Художник пошёл ва-банк и выиграл. Ему были заказаны все остальные росписи в здании.

Это был не единственный случай, когда Тинторетто брался за заказ бесплатно. Вот так многие его шедевры остались на века в многичесленных дворцах благотворительных организаций Венеции.

Тинторетто магический

У Тинторетто есть необыкновенная работа на один из сюжетов о ранних христианах-мучениках. Похищение тела святого Марка.

Молодой человек, как христианин, был схвачен и замучен до смерти язычниками. Его тело хотели сжечь на площади Александрии. Но тут произошло невероятное природное явление.

Почернело небо, грянул гром и вспыхнула такой силы молния, что собравшиеся на площади люди чуть не обезумели от страха, бросились врассыпную. В это время другие христиане смогли подобрать тело святого Марка, чтобы предать его земле.

Вот этот момент Тинторетто и изобразил. В секунду, когда молния осветила площадь.

Тинторетто. Похищение тела святого Марка. 1562-1566 гг. Галерея Академии, Венеция

Мы видим, как часть душ вылетели из тел язычников. Токи бегут по пространству в виде дымчатых волн. Площадь холодного белого цвета, освещённая вспышкой молнии.

Разряженный воздух, который сделал мир ирреальным. Чувствуется, как заложило уши от резкого перепада давления. Ещё мгновение, и все погрузится во тьму.

Ну кто ещё мог изобразить так это событие в истории живописи? Столько магии на одном полотне даже сюрреалистам не снилось, как выразился художник Григорий Брускин.

Тинторетто – импрессионист

Творчество Тинторетто не было равномерным. В молодости он с предельной внимательностью относился к рисунку, прорабатывал каждый штрих.

Вспомните его ранние работы, например, “Сусанну и старцев”. Насколько досконально выписаны аксессуары красавицы.

Тинторетто. Сусанна и старцы. Деталь. 1555-1556 гг. Музей истории искусств, Вена

В поздний период творчества Тинторетто был вынужден оправдываться: «У меня слишком много заказов, чтобы выписывать каждую мышцу лица».

Но среди этих поздних работ есть невероятные вещи. Которые, наоборот, выигрывают благодаря своей небрежности и быстроте мазка. Как в картине “Крещение Христа”.

Тинторетто. Крещение Христа. 1580 г. Церковь Сан-Сильвестро, Венеция

Трава, вода написаны единичными мазками. Тела героев очерчены небрежно и быстро. Но цвет такой всепроникающий, что можно долго простоять у работы, покрывшись мурашками.

Мастер сделал выбор. Не в пользу деталей, а в пользу света, цвета и пространства. Никакой красивости. Только эмоциональное воздействие на зрителя. Прямо как импрессионисты 300 лет спустя.

Последний шедевр

Нельзя не упомянуть последний шедевр мастера, написанный в последний год перед смертью. Тайная вечеря.

В ней весь Тинторетто. Полупрозрачные ангелы. А рядом кошка заглядывает в корзину, ищет, чем бы поживиться. Соседство удивительное.

А ещё невероятный свет. Такого мастерства Тинторетто добивался всю жизнь. В его мастерской было несколько коморок с маленькими отверстиями, в которые он направлял свет. Так он изучал свет, падающий на предметы под разным углом.

Вот откуда такая невероятная правдивость. Смотришь и понимаешь: да, именно так оно и было. Разве что ангелов было не разглядеть.

Тинторетто. Тайная вечеря. 1592-1594 гг. Церковь Сан-Джорджо Маджоре, Венеция

Тинторетто в России

Несколько картин хранятся в Эрмитаже. Мне больше всего нравится “Святой Георгий убивает дракона”. Она наиболее характерная для Тинторетто. Самый драматичный момент. Эмоции. Каскад событий в одной работе.

Тинторетто. Святой Георгий, убивающий дракона. 1561 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Вообще примечательно, что именно картина со святым Георгием попала в Россию. Произошло это давно. Работа входила в коллекцию барона Пьера Кроза. В 1772 году она и была куплена Екатериной II.

Подведем итог

Тинторетто – великий мастер позднего Возрождения Венеции. По славе он не превзошёл, конечно, Тициана. Но последний не сильно его затмил.

Тинторетто был очень силён в изображении пространства, света и цвета. Его можно назвать предтечей импрессионизма и экспрессионизма.

Тинторетто оставил большое художественное наследие благодаря тому, что часто брался за бесплатные и дешевые заказы, а ещё работал феноменально быстро.

Многие его работы так и остались в церквях и дворцах Венеции. Лишь несколько из них когда-то попали в музеи других стран, в том числе в Россию.

Проверьте свои знания, пройдя онлайн-тест «Мастера Эпохи Возрождения».

Источник: https://arts-dnevnik.ru/tintoretto/

Венеция — Тинторетто, Якопо (Джакопо) Робусти

Якопо (Джакопо) Робусти, впоследствии носящий имя Тинторетто, один из величайших венецианских художников эпохи позднего Возрождения. Наряду с Джованни Беллини, Тицианом и Паоло Веронезе был ярчайшим представителем венецианской школы живописи.

Тинторетто родился в Венеции в 1518 году и был старшим сыном в семье. Имя под которым он стал известен произошло, вероятнее всего, от рода занятий его отца. Tintore по итальянски значит красильщик, а tintoretto — уменьшительно-ласкательная вариация этого слова, «маленький красильщик» или «сынишка красильщика».

О детских годах и даже юности Тинторетто информация очень скудна. Известно только, что имея доступ к краскам, он очень рано проявил свои таланты художника, а так же имел способности к игре на арфе, сохранив любовь к музыке на всю жизнь.

В пятнадцать лет отец показал будущего художника Тициану, но что-то там у них не сложилось. Те кто относится к Тициану не слишком доброжелательно, настаивают на версии зависти признанного мастера к юному гению.

Сам же Тинторетто всегда благоговейно относился как к работам Тициана, так и к самому мастеру.

Почти всю свою жизнь мастер жил в Венеции, в доме на Фондаменто деи Мори, в отдаленном тихом квартале Канареджио в окружении семьи. Исключением стали лишь пара лет проведенных в Риме и Мантуе на заре карьеры.

Специалисты делят творческую карьеру художника на три этапа — ранний период, зрелость и заключительный.

За это время Тинторетто написал великое множество картин, даже перечисление их полного списка слишком перегрузит любую статью.

 Я не искусствовед способный проанализировать манеру письма или что-то еще и не собираюсь писать биографию художника. Я простой обыватель, заинтересовавшийся творчеством художника и статью пишу больше для себя.

Главный акцент я сделаю на местах, где в Венеции есть возможность прикоснуться к великому искусству Тинторетто, что обязательно сделаю в следующий раз.

Я не буду описывать эти места — это требует отдельной статьи для каждого, но укажу адреса и ссылки на сайты.

Остальные картины просто упомяну с уточнением места нахождения, так как в поездках по другим городам Европы мы, бывает, заглядываем и в художественные галереи и музеи.

Тинторетто в Венеции

Скуола Сан Рокко (Scuola Grande di San Rocco)

Самое представительное и самое мощное «собрание» работ Тинторетто в Венеции находится в Скуоле Сан Рокко (Scuola Grande di San Rocco). Адрес простой — Район Сан Поло (San Polo, 3052), неподалеку от собора Санта-Мария Глориоза деи Фрари.

Начиная с 1559 года и до самой своей смерти в 1594 году Тинторетто написал множество картин и произвел роспись стен и потолочных плафонов самого здания Скуолы ди Сан Рокко. Причем работал практически даром, на условиях компенсации затрат на холст и краски и ничтожной платы в 100 дукатов в год.

Читайте также:  Кающаяся магдалина - жорж де латур

К 1565 году Тинторетто закончил живописный декор потолка (21 картина) и стен (6 картин) большого зала Альберго Скуолы Сан Рокко, до сих пор не имеющий равных в Венеции по грандиозности и драматическому пафосу. Работа может быть сравнима только с росписями Микеланджело в Сикстинской капелле.

Духовное родство Тинторетто с Микеланджело проявилось в колоссальном полотне «Распятие». Полотно размером 5.36х12.24 метра полностью заполняет одну из стен зала. Казнь в самом разгаре крест, к которому пригвожден Христос, уже водружен. А ближе к зрителю у нижнего края картины группа близких Христа, среди них теряющая сознание Мария.

В той же манере, что и «Распятие» были написаны два панно на противоположной стене этого зала — «Христос перед Пилатом» и «Несение креста». В 1567 году было закончено полотно «Святой Рох в тюрьме» для церкви Святого Роха, в в 1571 картины «Воскрешение Лазаря» и «Вознесение» для других помещений Скуолы.

В 1575 году Тинторетто приступает к масштабной работе — живописному декору стен (13 картин) и потолка (21 картина) огромного Верхнего зала Скуолы ди Сан Рокко.

Украшающие потолок плафоны посвящены библейским эпизодам, настенные панно — евангельским, охватывает весь библейский цикл истории человечества — от Первородного греха до Вознесения Христа.

Но описывать эту роспись бессмысленно — надо смотреть.

В 1576 году был закончена потолочная роспись «Медный Змей», на следующий год полотно «Моисей высекает воду из скалы». В 1579 — работы «Крещение Христа», более масштабное полотно, чем то что в музее Прадо в Мадриде, «Умножение Хлебов», «Христос в купели Силоамской», «Сатана предлагает Иисусу превратить камни в хлеб», «Гефсиманская молитва», «Воскресение Христа» и еще одна «Тайная Вечеря».

На 1581 год приходится завершение нескольких картин. «Поклонение Пастухов», где удивительно точно передан трепет пастухов приносящих свои скромные дары Марии и младенцу. «Благовещение», на которой Архангел Гавриил буквально врывается в комнату испуганной Марии. «Бегство в Египет» — в отличии от других своих работ, здесь Тинторетто уделил много внимания пейзажу.

1582 год — «Избиение младенцев», выбор сюжета которой был продиктован убежденностью, что невинно убиенные в Вифлееме младенцы сродни жертвам «черной смерти» от которой молились Святому Роху. А в 1588 была написана картина «Встреча Марии и Елисаветы» и закончена стенная роспись «Явление Святого Роха».

Галерея Академии

В музее Галерея Академии Венеции (Campo della Carità Dorsoduro n. 1050) в районе Дорсудоро так же представлено значительное количество работ Тинторетто. 

Зрелый период в творчестве Тинторетто начался с картины «Чудо святого Марка» (1548). Эта картина впервые была представлена в Скуоле Гранде ди Сан Марко и сразу выдвинула художника на первый план, прославила его.

Святой Марк — покровитель Венеции и сцены из его жизни и в дальнейшем будут привлекать Тинторетто. По сюжету этой картины Святой Марк спускается с неба, чтобы своим присутствием спасти мученика от пыток.

Палачи приготовили множество инструментов, но благодаря появлению Святого Марка они все стали ломаться, не причиняя вреда.

Так же здесь находятся  «Успение Богородицы» (1550), «Искушение Адама» (1552), «Сретение» (1554) — классические библейские и евангельские сюжеты. «Сотворение животных» (1552) — момент создания богом мира животных. На небесном своде фигура Создателя, окутанная золотым свечением. Из-под Его рук стремительно вырываются птицы, а на земле уже появились животные, а в воде рыбы.

«Святой Марк, спасающий сарацина» (1566) — композиция построена с использованием пятен тени с фосфоресцирующими краями, с помощью которых передается ощущение хаоса морского шторма.

А так же картины «Перемещение тела Святого Марка», «Св.Марк освобождает раба», «Сон Св.

Марка», «Богоматерь с младенцем», «Пир в доме Левия», «Аллегориия битвы при Лепанто», «Обручение Екатерины», множество портретов.

Палаццо Дукале

Для украшения Дворца Дожей (Palazzo Ducale), адрес которого вряд ли нужно указывать, Тинторетто написал несколько работ.

Самае известная его картина носит название «Рай» (1588) и это пожалуй самое большое полотно (7х22 метра), по крайней мере на момент его написания. Картина была написана совместно с учениками. На переднем плане грандиозного полотна люди, а дальше и выше ангелы в солнечном сиянии.

Для подчеркивания значимости Венеции для Дворца Дожей Тинторетто написал картины «Кузница Вулкана» (1576) символизирующую военную мощь Венеции, «Меркурий и три Грации» (1576) посвященную красоте и богатству республики, «Минерва отстраняет Марса от Мира и Изобилия» (1577) композиция символизирующая ловкость дипломатии Венеции и «Вакх и Ариадна» (1578) отражающую морскую мощь Венеции.

Церковь Мадонна дель Орто

В родной церкви Тинторетто Мадонна дель Орто (квартал Cannaregio, 3512) находятся несколько его работ, самые масштабные из них:

«Введение Марии во храм» (1556). Сюжет картины из «Золотой легенды» о детстве Девы Марии и посещении с родителями храма. Перед ней лестница с пятнадцатью, по числу псалмов, ступенями. Мария поднимается по ступеням самостоятельно и ей явно больше чем три года.

«Видение Святого Петра» (1556) на которой Петр видит предстоящий ему крест.

 «Страшный Суд» (1562) с невыразимым контрастом между восходящими в горняя праведниками и падающими в глубины ада грешниками и четкая граница между светом и тьмой. «Поклонение золотому тельцу» (1562).

Телец и поклоняющиеся ему израильтяне находятся внизу картины, в полумраке. Над ними мрачные тучи, предвещающие несчастья. Зато выше свет, ангелы, несущие Скрижали завета и Моисей.

Другие церкви Венеции

Церковь Сан Закария (Chiesa di San Zaccaria, Campo S. Zaccaria, 4693) — «Рождение Иоана Предтечи» (1553).

Церковь Мария дела Салюте (Basilica di Santa Maria della Salute, Fondamenta Salute, 30123) — «Брак в Кане Галилейской» (1561). Картина имеет очень большую глубину композиции. Христос с матерью как и положено во главе стола, но не переднем плане, а главный акцент сделан на шести водоносах.

Церковь Сан Кассиано (Chiesa di San Cassiano, Calle dei Morti, 30125) в районе Сан Поло. Здесь хранятся три картины Тинторетто — «Воскресение Христа» (1565), «Сошествие в ад» (1568) и «Распятие» (1568) более скромное чем в Скуола ди Сан Рокко.

Церковь Санта-Мария дель Джильо (Chiesa Santa Maria del Giglio) в районе Сан Марко — «Евангелисты Марк и Иоанн» (1557). Церковь Са́нто-Стефа́но (Chiesa Santo Stefano) в районе Сан Марко «Тайная Вечеря» (1570). Церковь Сан-Симеоне Гранде (Chiesa di San Simeon Grande/Profeta) в районе Санта Кроче «Тайная Вечеря».

Церковь Сан-Джорджо Маджоре. 

Последние работы Тинторетто связаны с церковью Сан-Джорджо Маджоре (Chiesa di San Giorgio Maggiore, Isola di S.Giorgio Maggiore). Вклад художника в убранство церкви – семь больших картин, три из которых написаны им лично. Это «Ожидание манны небесной» (1593), «Погребение Христа» (1594) и «Тайная Вечеря» (1594).

Эта «Тайная Вечеря» – лучшая работа в этом ряду. Картина поражает смелостью композиции, в которой искусно переплетены земные и божественные детали, написана с небывалым чувством и мастерством, зрелого художника. На картине изображен момент, когда Спаситель установил Таинство Причащения.

Уверен, что это не весь перечень работ Тициана в Венеции. Буду дополнять по мере возможностей. Что касается остальной Италии и остального мира, то за пределы Венеции ушло не так много картин Тинторетто, тем не менее они есть в Милане, Болонье, Риме, Лондоне, Мадриде, Мюнхене, Дрездене и многих других.

Заключение

Завершив последнюю картину в 1594 году художник умер прожив плодотворные 76 лет. Большая работоспособность Тинторетто, свободные художественные приемы, а так же отсутствие классического художественного образования, давали повод его современникам считать манеру его письма поверхностной и небрежной, но время все расставило по своим местам.

Простым зрителям картины Тинторетто просто нравятся (или не нравятся) а вот искусствоведы так и не пришли к единому мнению считать ли Тинторетто художником эпохи Возрождения или относить к более поздним течениям.

Причина спора — в творчестве мастера присутствуют как черты, однозначно принадлежащие эстетике Ренессанса, так и принадлежащие более поздним художественным направлениям, в частности — маньеризму. К первым однозначно относят полотна на мифологические сюжеты и многие портреты, ко вторым — на сюжеты из Нового Завета.

Впрочем все эти споры — удел специалистов, а наше дело любоваться и наслаждаться образами созданными мастером.

Источник: http://www.allyestate.com/ourtravels/report-italy/734-venice-tintoretto

Якопо Тинторетто. «Рождество Иоанна Крестителя»

Каждый месяц специалисты Государственного Эрмитажа выбирают для наших читателей один из экспонатов с любопытной историей.

Это может быть прославленный шедевр или неизвестный публике предмет из запасников, отреставрированная или недавно приобретенная вещь.

На сей раз о полотне Тинторетто рассказывает Ирина Сергеевна Артемьева, кандидат искусствоведения, ведущий научный сотрудник отдела западноевропейского изобразительного искусства ГЭ.

В XVII веке в собрании кардинала Мазарини эта картина Тинторетто значилась под названием «Рождество Марии».

Позднее, в составе коллекции барона Кроза, и далее при поступлении в Эрмитаж (в 1772 году Екатерина II купила бóльшую часть картинной галереи Пьера Кроза у барона де Тьера, одного из его наследников) полотно называлось уже «Рождество Иоанна Крестителя».

Эрнест Липгарт, директор Картинной галереи Эрмитажа и крупнейший знаток итальянской живописи, совершенно справедливо отмечал, что в центральной женской фигуре, держащей на руках новорожденного, безошибочно узнается Дева Мария — вокруг ее головы распространяется сияние, она одета в традиционные цвета Мадонны (красное платье и синий плащ). Справа стоит Захария, которому вернулся дар речи, и он нарекает младенца Иоанном (Лк.1:57–1:80).

Сцена разворачивается в интерьере богатого венецианского дома со всеми характерными приметами его бытовой обстановки: цветным мраморным узором пола, полосатым шелковым балдахином над роскошной резной кроватью, на которой в глубине просторной спальни лежит немолодая утомленная мать Иоанна — Елизавета. На переднем плане многочисленные служанки хлопочут вокруг новорожденного, готовя для него пеленки и колыбель; к младенцу, лежащему на коленях Девы Марии, склоняется кормилица.

Повествовательный тон не снижает символической многозначности эпизода — во многих из изображенных предметов заключен иносказательный подтекст: пустая купель — знак чистоты рождения Иоанна и его будущей роли Крестителя, молодой петушок — предвестник солнца, подобно тому, как Иоанн — предтеча Христа; крадущаяся кошка — олицетворение ночи и смерти, справа от нее в медном тазу — сожженные кости животных, с помощью которых, по легенде, очищали воды, и кроме того здесь скрыт намек на будущее второе мученичество Иоанна, кости которого после смерти будут сожжены и прах развеян.

Нарядные, яркие одежды служанок сливаются в звучный красочный аккорд, в котором доминируют два акцента: ярко-красное платье Марии и густой винно-розовый тон одежд Захарии.

Очевидно, что на цветовом решении картины сказалось искусство более молодого, только что утвердившегося в Венеции живописца Паоло Веронезе, давшее новый импульс и колористическому дарованию Тинторетто. Выразительность полихромной гаммы сочетается с динамичным, резким пространственным решением, лишенным ренессансной симметрии и равновесия.

Фосфоресцирующие вспышки света, ритмика жестов, неустойчивые позы вытянутых фигур вносят в композицию беспокойство, подчеркивают мистический смысл происходящего.

Источник: http://www.theartnewspaper.ru/posts/1857/

Якопо Тинторетто. (1518–1594)

Творческое наследие Якопо Тинторетто огромно, оно включает около 350 работ. Среди них — алтарные композиции, росписи, монументальные панно, портреты. Мастер обладал огромной работоспособностью и большим дарованием. Художниками стали и его дети, сын Доменико и дочь Мариэтта.

Итальянский живописец Якопо Тинторетто (настоящее имя Якопо Робусти) родился в Венеции, в семье красильщика шелка. Его прозвище Тинторетто (tintoretto) в переводе с итальянского и означает «красильщик». Детство и юность будущего художника прошли в венецианском квартале на Фондамента деи Мори.

Здесь Тинторетто проживал и после того, как обзавелся собственной семьей. Об ученическом периоде его жизни почти ничего не известно, хотя считается, что его учителем был Тициан. Большое влияние на формирование творческой манеры Тинторетто оказали Микеланджело, Пармиджанино и его последователь В.

Читайте также:  Репин: картины, биография. произведения ильи ефимовича репина

Скьявоне.

Художник был равнодушен к богатству и порой трудился ради любви к искусству. Он часто соглашался на небольшую оплату, которой хватало лишь на краски и холсты для будущих работ.

Его интересовали не деньги, а само искусство и науки, изучению которых он отдавал много времени. Тинторетто входил в кружок, членами которого были известные ученые, художники, поэты, мыслители.

Приятелями мастера были Даниэле Барбаро, ученый и переводчик, Царлино, композитор и дирижер, и другие представители венецианской культуры.

Творческий путь мастера можно разделить на три этапа. Ранний (конец 1530-х — 1540-е) совпал с эпохой Высокого Возрождения, годы зрелости (1550–1570) относятся к периоду позднего Возрождения. Третий, завершающий этап охватывает последнее пятнадцатилетие жизни Тинторетто. Именно в это время живописец достиг настоящего совершенства.

Уже в молодые годы проявилась необычная для венецианской школы манера письма художника. Он накладывал краски мощными, динамичными мазками. В дальнейшем Тинторетто стал работать без предварительной загрунтовки на грубых холстах. Благодаря их фактуре краски слегка мерцали.

Свободными, широкими мазками написаны такие ранние работы мастера, как фреска «Тайная вечеря» (1547), украшающая стены церкви Санта-Маркуола в Венеции, а также полотна «Венера и Вулкан» (1545–1547, Старая пинакотека, Мюнхен) и «Омовение ног» (1547, Прадо, Мадрид). Это необыкновенно сложные композиции, включающие множество тщательно выписанных дополнительных деталей.

Я. Тинторетто. «Тайная вечеря», 1579–1581 годы, Скуола Гранде ди Сан-Рокко, Венеция

Настоящим шедевром Тинторетто является картина «Чудо святого Марка» (1548, Галереи академии, Венеция), ставшая завершающим первый период произведением. В ней ощущается влияние искусства Микеланджело: мощные, мускулистые фигуры людей, неожиданные ракурсы, сложные позы, динамичные жесты.

Композиция словно разделена на две части. На первой показан лежащий на земле обнаженный юноша-христианин, которого мучают язычники. Центром второй, верхней части становится фигура слетающего с неба святого Марка, устремившегося на помощь юноше. Он делает тело несчастного неуязвимым для топоров, молотков и палок, обломки которых валяются тут же на земле.

Величественный пафос «Чуда святого Марка» получил продолжение в произведениях, созданных во второй период творчества художника, — «Рождестве Иоанна Крестителя» (начало 1550-х, Эрмитаж, Санкт-Петербург) и «Введении Марии во храм» (около 1555, церковь Санта-Мария дель Орто).

Для Скуола делла Тринита Тинторетто исполнил цикл композиций на библейские сюжеты («Создание Адама и Евы», «Грехопадение», «Каин и Авель», 1550–1553, Галереи академии, Венеция). Этим произведениям свойственны струящиеся ритмы, движения персонажей кажутся необыкновенно легкими и грациозными. Таковы и библейские сцены «Эсфирь и Ассур», «Юдифь и Олоферн», «Сусанна и старцы» и др.

В число самых лучших произведений Тинторетто, созданных во второй период, вошли композиции «Введение Марии во храм» (около 1555, церковь Санта-Мария дель Орто, Венеция) и «Похищение тела святого Марка» (1562–1566, Галереи академии, Венеция).

Последнее произведение написано под влиянием легенды, рассказывающей о том, как тело святого Марка, одного из четырех евангелистов, было похищено язычниками из Венеции и привезено в Александрию. Мощи святого возвратились в Венецию в 828 году и были помещены в собор Сан-Теодоре.

Спустя некоторое время раку с останками Марка поместили в специально построенный собор Сан-Марко. Художник показал тот момент, когда венецианцы похищают тело своего святого из Александрии.

Христианам помогают силы природы: страшная гроза и сверкающие в небе молнии заставляют язычников в ужасе покинуть площадь. В это время похитители беспрепятственно уносят тело Марка.

В 1566 году художник создал произведение «Тайная вечеря» (церковь Сан-Тровазо, Венеция).

Этот евангельский эпизод был очень популярным, к нему неоднократно обращались многие итальянские художники Возрождения. Каждый из них предлагал свою трактовку, и Тинторетто не был исключением.

Он создал не одно, а несколько произведений, на которых показал момент беседы Иисуса Христа и двенадцати апостолов в различной обстановке и с разных ракурсов. Например, в данной работе наиболее впечатляет соединение бытового, обыденного и чудесного, таинственного.

Действие происходит в помещении, напоминающем городскую таверну. Повернутый к зрителю одним из углов длинный стол заставляет зрителя почувствовать себя рядом с апостолами, слушающими Христа.

Я. Тинторетто. «Благовещение», 1583–1587 годы, Скуола Гранде ди Сан-Рокко, Венеция

В 1560-х годах Тинторетто начал работать над крупным заказом по украшению Скуола Гранде ди Сан-Рокко, принадлежавшего венецианскому религиозно-филантропическому братству Святого Роха. Он выполнил тридцать шесть плафонов и монументальных панно, а также множество небольших декоративных композиций — вставок.

Создавая этот грандиозный декоративный цикл, Тинторетто использовал сюжеты Ветхого Завета, эпизоды из жизни Христа и Богоматери. Одна из наиболее значительных работ цикла — «Распятие» (1565), имеющее колоссальные размеры — 5,36 ? 12,24 м — и занимающее почти всю стену зала Альберго.

Художник изобразил Голгофу с распятыми разбойниками и Христом, апостолов и бесчисленные толпы жителей Иерусалима. От раскинутых рук Христа и земли вокруг креста исходит бледное таинственное свечение, пронизывающее ночные сумерки.

Впечатление от этого произведения усиливается двумя располагающимися напротив картинами — «Христос перед Пилатом» (1568, Галереи академии, Венеция) и «Несение креста».

В 1577–1581 годах Тинторетто, продолжавший работу над декоративным оформлением Скуола Гранде ди Сан-Рокко, занимался украшением Большого зала, прилегавшего к залу Альберго.

Он расписал три огромных плафона, создав сцены «Источение воды из скалы», «Медный змий», «Чудо с манной». Эти произведения поражают своей внутренней мощью, живым движением.

Неповторимое впечатление создают яркие вспышки света, пронизывающие изображение.

Большинство картин Тинторетто, написанных на сюжеты из Священного Писания, отличает то, что величественное, Божественное в них самым естественным образом переплетается с обыденным.

В качестве примера можно привести всю ту же «Тайную вечерю».

Такова и работа «Поклонение пастухов», на которой изображены пастухи, с радостным волнением взирающие на Мадонну с младенцем, озаренную чудесным светом, проникающим сквозь ветхую крышу.

Не менее величественна, великолепна и мастерски исполнена монументальная живопись Нижнего зала Скуола Гранде ди Сан-Рокко («Благовещение», «Бегство в Египет», 1583–1587, Скуола Гранде ди Сан-Рокко, Венеция).

В этот период Тинторетто работал очень много и продуктивно. Каждую из его работ можно с полным правом назвать шедевром.

Писатель Ридольфи, живший в XVII столетии, описал такой эпизод: «Несколько молодых фламандских художников по приезде из Рима посетили Тинторетто и показали ему нарисованные ими сангиной и с крайней тщательностью растушеванные головы; Тинторетто спросил, сколько времени они над этим работали.

Услышав, что они употребили кто десять, кто пятнадцать дней на рисунок, Тинторетто сказал: „Поистине, меньше времени вы не могли бы на это потратить» — и, обмакнув кисть в черную краску, в несколько мазков нарисовал фигуру, энергично проложив света белилами, и, обернувшись к посетителям, сказал: „Мы, бедные венецианцы, умеем рисовать только так«». Возможно, поспешность при создании произведений Тинторетто вызвана тем, что мастер боялся не успеть передать все, что видел в воображении. Иногда такая торопливость вела к небрежности, но все же большинство его работ поражают напором и мощью ритмов, линий, энергией образов.

Я. Тинторетто. «Тайная вечеря», 1592–1594 годы, церковь Сан-Джорджо Маджоре, Венеция

Оформляя Скуола Гранде ди Сан-Рокко, Тинторетто занимался и другими заказами, среди которых важное место занимает монументальная живопись для Дворца дожей («Грации и Меркурий», «Марс и Минерва», «Вакх и Ариадна»). Во Дворце дожей художник работал вместе со своим сыном Доменико.

Справедливости ради следует отметить, что не все произведения Тинторетто позднего периода получились удачными. Некоторые картины кажутся безжизненными и однообразными, как будто мастер пытается вернуться к найденным формулам, которые в свое время были удачны, но теперь устарели.

Среди самых известных и лучших работ Тинторетто последнего периода жизни необходимо отметить «Битву архангела Михаила с Сатаной» (около 1592, Картинная галерея, Дрезден) и «Тайную вечерю» (1592–1594, церковь Сан-Джорджо Маджоре, Венеция).

Особенно значительна последняя композиция, где обыденность, создаваемая многочисленными бытовыми деталями (суетящиеся возле стола служанки, блюда с фруктами, домашние животные, бегающие по комнате), не уничтожает ощущения чуда, духовного озарения, которое символизирует ярко вспыхнувший огонь светильника, распространяющий лучи с парящими в них бесплотными и почти прозрачными ангелами.

В наследии Тинторетто есть ряд портретов, в которых ощущается влияние Тициана («Лоренцо Сорано», 1533, Художественно-исторический музей, Вена; «Человек с золотой цепью», около 1555, Прадо, Мадрид и др.).

Умер Тинторетто в Венеции, которую оставлял только однажды во время поездки в Мантую.

И при жизни мастера, и после смерти его творчество подвергалось нападкам соотечественников. Но искусство великого венецианца, творившего на грани двух культурно-исторических этапов, оказало влияние на многих художников, в частности на Эль Греко. Высоко оценил произведения Тинторетто В. И.

Суриков, побывавший в Венеции: «Кто меня маслом по сердцу обдал, то это Тинторетто. Говоря откровенно, смех разбирает, как он просто, неуклюже, но как страшно мощно справился с портретами своих краснобархатных дожей, что конца не было моему восторгу!..

Он совсем не гнался за отделкой, как Тициан, а только схватывал конструкцию лиц, просто одними линиями, в палец толщиной; волосы, как у византийцев, — черточками… Ах, какие у него в Венеции есть цвета его дожеских ряс, с такою силою вспаханных и пробороненных кистью, что, пожалуй, по мощи выше «Поклонения волхвов» Веронезе».

Источник: http://mirror8.ru.indbooks.in/?p=41735

Чудо света (jacopo robusti detto tintoretto)

Олег Немиринский

ЧУДО СВЕТА

(Jacopo Robusti detto Tintoretto)

Моим друзьям Н.Д. и Н.Л.,

ожидающим ребенка, а также всем,

кто понимает, о чем речь.

Совсем не оригинально признаваться в любви к Венеции. Не только не оригинально, но и бессмысленно. Потому что, если кто-то там был и не заболел этим городом, то он патологически здоров, и не нужно мешать его образцовому пищеварению.

А если не был, то что сказать? Посоветовать съездить туда? Или милостиво промолчать, не стремясь заражать других людей странной болезнью, признаки которой вы увидите в глазах брата или сестры по этому счастью: в этих глазах при упоминании о Венеции будут отражаться дома, мосты, каналы, лодки и набережные этого города.

Венеция бесстыдно красива. И одновременно, как всякая благородная женщина, естественна. Но кроме сказочной внешней красоты она обладает еще другой красотой, той, что не снаружи, не на прекрасных fondamenti, ponti и campi, а во множестве церквей, которых в Венеции сто пятнадцать.

И если собрать в одно все шедевры живописи, которые находятся в венецианских храмах, все обитающие здесь работы Тициана, Тинторетто, Пальмы младшего, отца и сына Тьеполо и многих других, то этому музею не было бы равных.

Для меня алтарем Венеции является не парадная площадь Сан Марко, а Скуола ди Сан Рокко (Scuola di San Rocco) – дворец живописи Тинторетто, а приделами – разбросанные по всему городу, ласкающие слух своими названиями, — Chiesa di San Trovaso (церковь Сан Тровазо), San Cassiano, Santa Maria del Rosario, Madonna del Orto, Santa Maria della Salute… Здесь можно случайно зайти в оказавшуюся на пути церковь и оторопеть. От доставшей вас через века и схватившей за жабры силы духа художника – одного из великой плеяды венецианских живописцев. Поэтому этот небольшой по территории город на самом деле бесконечен.

Моя завороженность искусством Тинторетто началась с «Искушения святого Антония», что находится в chiesa di San Trovaso.

Уже в этой работе, на мой взгляд, одной из лучших в его творчестве, содержатся те три особенности, которые в полной мере проявились в гениальном «Благовещении», открывающем композицию Scuola di San Rocco.

Эти особенности касаются: 1) соотношения духа и тела, 2) движения и 3) света.

Якопо Тинторетто. Искушение святого Антония.

В «Искушении святого Антония» изображены два демона и две ведьмы, стаскивающие с Антония одежду, и ангел, летящий по небу (практически уже парящий над головой святого) и протягивающий мученику спасительную руку. Сюжет, провоцирующий на то, чтобы изобразить, с одной стороны, святого, победившего свою плотскость, а с другой — яркую, самовлюбленную сексуальность.

Читайте также:  Монастырь над рекой, поленов - описание картины

Но ведьмочки Тинторетто настолько изящны и очаровательны, они, в отличие от демонов, так нежно тянут на себя края его одежды, что может даже появиться неуместная мысль об их непосредственной, животной нежности к мужчине.

Это совсем не аналогичная работа современника и соперника Тинторетто — Паоло Веронезе, чье «Искушение святого Антония» больше напоминает сцену изнасилования несчастного старика белокожей бабой при содействии грубого мачо. У Тинторетто сексуальность действительно женственна и соблазнительна.

И если правая ведьма дразнит Антония своей обнаженной грудью, то у левой грудь прикрыта, а открыта коленка. За счет рисунка и игры света это редкостное по своей красоте и соблазнительности колено, нежной женственности которого, возможно, нет равных в живописи Возрождения.

Святой Антоний, хоть и изображается, как положено, немолодым человеком, но тело его совсем не дряхлое, оно крепкое и мужественное. Его вполне можно было бы представить рядом с очаровательными ведьмочками.

Потому-то рвется он из этого, и понятно, что не на демонах лежит ответственность за соблазнение, а это его и именно его тяжелая задача — вырваться из плена необузданной сексуальности. Но сексуальности при этом не отказано в красоте, в очаровании, в празднике.

Художник не предлагает готового решения, он оставляет нас не только с духовным устремлением, но и с телесным празднованием жизни. Да и сам дух не побеждает тело, не отменяет телесности, а осуществляется как духовный порыв этого самого, совершенно реального (кажется, что даже пахнущего потом) тела.

Второе — это поразительная пластичность и динамичность изображаемых фигур. Движения достаточно уже в том, что происходит внизу, но ангел и святой Антоний настолько устремлены друг к другу, что воспринимающий оказывается втянут в пространство действия.

Движение захватывает, и зрителю трудно отстраниться, отодвинуть от себя происходящее. Если Леонардо завораживал зрителя взглядом персонажа, то фигуры Тинторетто в его лучших работах настолько динамичны, что зритель оказывается прямо перед сценой. Он здесь, он телесно ощущает физическое приближение ангела.

Не ангелочка, а ангела в облике взрослого мужчины.

И третье — это проблема света. Всякому художнику важно определить источник света и прорисовать освещенность всех фигур в строгой связи с их расположением относительно источника света. Простое и впечатляющее решение Тинторетто состоит в том, что источником света является Бог.

Поэтому, если на картине изображен ангел, то свет исходит именно от него. Технически — от головы ангела отходят лучи, которые освещают все происходящее. Эти лучи даны нам не как освещенность, а как движение света, и это движение, этот свет наполняет зрителя не только сопричастностью, но и радостью.

Конечно же, если приостановиться, отодвинуть повседневную суету и позволить себе наполниться этим светом.

А теперь — в Скуола ди Сан Рокко, где от входа сразу слева находится «Благовещение». Конечно, неплохо бы иметь перед глазами хорошую копию, а еще лучше находиться там, но… попробуем так.

Прежде всего — Богоматерь. Она совсем не воздушная, не «возвышенная» в поверхностном смысле этого слова. Дева Мария здесь — вполне земная, очевидно телесная.

Хотя ее телесность не дразнящая; это естественная телесность простой женщины. У нее руки человека, знающего тяжелый труд. Эти руки не изысканны, а даже немного грязны; ее застали за работой.

И одновременно насколько нежно прорисована ее шея, сколько в ней щемящей и незащищенной красоты!

Якопо Тинторетто. Благовещение.

Ангел — Архангел Гавриил — также выглядит вполне земным молодым человеком. У него красивое лицо. Божественность видна в его золотых кудрях, зато крылья большой птицы сгодились бы для натуралистической иллюстрации к учебнику зоологии, а виднеющаяся из-под белого одеяния правая нога — грубоватая нога мужчины.

Одновременно он указывает пальцем на голубка — Святого Духа, — и в этом он неотвратимо связан с божественным миром, он, тем не менее, посланец Господа. Рабочая обстановка дома, наличие сваленных в углу инструментов, — еще одна деталь, контрастирующая с голубем и роем ангелочков — инфантильной свиты Святого духа.

Руки Марии выражают ее изумление и испуг от услышанного. Одновременно в характере движения рук видны зачатки догадки и смирения перед божественной волей.

У великого Тициана есть ряд картин на этот сюжет, две из которых наиболее известны. Одна (1535) находится здесь же, в Скуоле ди сан Рокко.

Слегка возвышающийся над полом и плавно подлетающий (в отличие от чуть ли не ворвавшегося на картине Тинторетто) архангел Гавриил соткан из мягких переходов цвета и света. Святой Дух освещает лицо Марии, которое выражает кротость; ее руки смиренно сложены на груди в принятии Благой Вести.

Совсем другая (1564) – в chiesa di San Salvador. Здесь Мария испугана тем, что она слышит, ее правая рука вскинута вверх, как бы защищаясь, и вся ее поза выражает желание убежать.

Тициан Вечеллио. Благовещение.

Тициан Вечеллио. Благовещение.

У Марии на картине Тинторетто руки также отведены в сторону, она испугана, но это не истерический испуг. Выраженное руками отвержение Вести не завершено, не однозначно, руки не стремятся дальше, а как будто приостановились и, возможно, сейчас повернут в другую сторону или опустятся. И этот жест контрастирует с лицом Марии.

Ее лицо выражает не только удивление, она вслушивается, она внимает словам Благой Вести. В то время как руки повернуты в сторону от ангела, ее лицо обращено к нему. Она еще не доверилась, но… как будто перед нами таинственный момент перехода.

Она посередине, между отвержением и принятием, это происходит сейчас, перед нами, и ее устремленный к ангелу взгляд – это начало отдания себя новой жизни.

Движения — и вскинутые руки Марии, и влетевший в дом ангел, и нацелившийся на Марию голубь, и следующий за ним (так и хочется сказать «шумный») детский рой ангелочков, — все это вовлекает зрителя в происходящее непосредственно сейчас событие. Это событие состоит не в «передаче сообщения», а в чем-то еще, поразительно выходящем за рамки обычного. И это «что-то еще» связано с особенным действием света.

В картине два источника света. Один — естественный, находящийся в левой части картины. Но Мария освещена еще и другим светом. Это свет, исходящий от Святого Духа. От голубя расходятся лучи, три из которых падают на Марию.

Один освещает ее голову, второй направлен на лицо и грудь, а третий, слегка прорисованный, идет к ее лону. В этой нечеткости, едва-намеченности прямой линии (это вам не эпатажный двадцатый век!) виден трепет Мастера перед освещением и освящением Тела Марии.

Дух не побеждает тело, он проникает в тело, и свершается благословение Женщины в ее божественном материнстве.

Эта же идея света, буквально исходящего от Бога, выражена в «Распятии», находящемся в chiesa di Santa Maria del Rosario.

Горе Богоматери и страдания учеников предельны, но они находятся под сенью очищающего света, буквально исходящего от распятого Христа и заполняющего все пространство.

Идея, однако, может остаться лишь идеей, и только в гениальном искусстве, как и в некоторые моменты жизни, нам дано непосредственно чувствовать радость наполнения светом.

Якопо Тинторетто. Распятие.

Рядом с «Благовещением» висит еще одна гениальная работа — «Поклонение волхвов». И здесь опять поражают те же три момента – 1) соотношение духа и тела, 2) движение и 3) свет.

Мария здесь также не является «бестелесно-возвышенной», хотя ее телесность, может быть, выражена чуть менее отчетливо, чем в «Благовещении», за счет того, что все ее тело обращено к младенцу. Складки ее одежды опять не скрывают, хотя и не выпячивают очертания фигуры.

Но вот какая деталь меня поразила: один из лучей света падает на правую грудь Марии, и становится видным очертание соска, по-видимому, намокшего соска кормящей женщины.

Это тонкое присутствие телесности настолько естественно гармонирует с нежной сосредоточенностью на младенце и с духовным напряжением происходящего, что никаких сомнений в единстве духа и тела не остается.

Мария обращена к Иисусу, который является «динамическим центром» картины; все остальные персонажи также обращены к нему. Приход волхвов событийно означает то, что Иисус становится центром происходящего. Но при этом в картине есть нечто поразительное, касающееся пространства между младенцем и Марией.

Якопо Тинторетто. Поклонение волхвов.

Мы видим, что все фигуры довольно динамичны. Но если посмотреть на картину подольше и повнимательнее, то откроется чрезвычайно интересная вещь. Все как бы застыли. Ну, может быть, за исключением летящих ангелов.

Во всех персонажах заметно происходившее еще миг тому назад движение, но как будто хорошая фотография выхватила их именно в тот момент, когда это движение закончилось! И только глядя на Марию, мы видим, что движение не закончилось, что оно готово продолжиться.

Она настолько посвящена сыну, настолько готова в любое мгновение поддержать, схватить, защитить, а пока чуть-чуть отпустить его в мир, что ее фигура воспринимается не как застывшая. Это создает особое пространство между ней и младенцем – пространство, наполняющееся вот-вот могущим начаться движением.

И, наконец, свет. Всё и все на картине освещены естественным светом, а фигура Иисуса – сама свет. Нарушены элементарные законы оптики. Фигура младенца светится, в то время как рядом с ним, книзу от него – темно. И исходящий от него свет освещает также лицо Марии. Здесь он освещает не всю Марию; светом пронизана именно ее обращенность к Сыну.

И теперь давайте еще раз вернемся к «Благовещению». Попробуем сосредоточиться на трех областях пространства – тех, что находятся между Марией, Ангелом и Голубем.

Область сообщения и восприятия Вести — пространство между Марией и Ангелом. Можно постараться увидеть, но нелегко выдержать жар этого пространства, густоту воздуха, собственной кожей ощутить напряжение происходящего события.

Когда зритель оказывается вовлеченным в пространство картины, то имеет значение и то, что происходит с ним самим. Мне, например, несколько раз было очень важно восстановить дыхание, ощутить глубину вдоха и тепло выдоха в продолжающемся присутствии перед происходящим.

Отдышавшись, я попробовал понять, что же находится между Ангелом и Святым Духом. Но здесь мне скоро стало слишком горячо, и я отвел глаза.

А когда я попробовал вчувствоваться в пространство между Марией и Голубем… я понял, что там находиться почти невозможно. Почти невозможно позволить себе отдаться этому свету. Почти невозможно ощутить крупицу своей причастности к чуду. Только почему-то дыхание становится полным и радостным.

Долго всматриваться в это пространство у меня не получалось, и меня относило к своим мыслям, образам, воспоминаниям. В один из таких естественных перерывов я вдруг встал вспоминать земные вещи, вроде того, как выглядят глаза любящей женщины.

Не только влюбленной, а наполненной нежностью. И еще… это случалось всего несколько раз… я видел глаза женщины в тот момент, когда она переживала желание родить ребенка от любимого мужчины.

И, кажется, ничего более красивого я в своей жизни не видел.

А Тинторетто, говорят, только один раз выезжал из Венеции, и то недалеко – в Падую. Прожил здесь всю свою жизнь, с женой, детьми, в доме недалеко от церкви Madonna del Orto. Много работал. И кое-что понял. Наверное, подсказал кто-то.

Венеция – Москва, май 2016.

Источник: http://gestalt-therapy.ru/biblio/poems_prose/jacopo-robusti-detto-tintoretto/

Ссылка на основную публикацию