Лоренцо великолепного, джорджо вазари

Как Лоренцо Медичи был Великолепным?

Кватроченто (1400-е годы) — уникальный период в жизни уникального города, города-государства, республики Флоренция. Но и закономерный, предопределенный веками предшествующего развития.

Небольшой по размерам город с древней историей, населенный энергичными, мыслящими людьми, которые ценили свободу и независимость. Ремесла, торговля, банковское дело, искусства расцветали в «Цветущей» (так переводится с латинского название города).

Расцветала и сама Флоренция — здесь работали замечательные архитекторы и скульпторы, художники и поэты.

Потому и оказалось здесь закономерным пришествие гуманизма. В чем суть жизни — задавали себе вопрос гуманисты, флорентинцы треченто — XIV века. И отвечали: суть — в человеке. Главное — человек.

Мыслящий, нравственный, активный. Жизнь познается через изучение человека, его духовной и, одновременно, телесной природы.

И постигаться смысл жизни должен не верой, а разумом, основывающимся на опыте.

Гуманистическое мировоззрение именно во Флоренции достигло подлинного расцвета. Квинтэссенцией кватроченто можно считать слова Пико делла Мирандола:

«Человек — великое чудо… Бог не создал человека ни небесным, ни земным, ни смертным, ни бессмертным, для того чтобы человек сам сделался творцом собственной формы и чтобы он мог, согласно своей воле и своему выбору, или вырождаться в низшее и грубое существо, или возродиться в существо божественное».

Вот в это самое время, как раз в середине века, 1 января 1449 года, и родился Лоренцо ди Пьеро де Медичи. Тот, которого современники именовали Великолепным. Что называется, типичный титан Возрождения — его жизнь была полнокровна, противоречива, с избытком и радостей, и горестей… Родился — чтобы эту жизнь прожить за сорок три года… Чтоб смыслом был наполнен каждый день из отпущенных судьбой:

…Помни, кто во цвете лет, Юн не будешь бесконечно. Нравится — живи беспечно, В день грядущий веры нет. Ждать до завтра заблужденье, Не лишай себя отрад: Днесь изведать наслажденье Торопись и стар, и млад. Пусть, лаская слух и взгляд, Праздник длится бесконечно. Нравится — живи беспечно;

В день грядущий веры нет…

Медичи были известнейшим банкирским домом. Как финансисты они состоялись еще в XIV веке, нажили изрядные деньги и авторитет. Флоренция уважала мудрого правителя Козимо Медичи, умершего, когда его внуку Лоренцо было 16 лет.

Спустя четыре года горожане первым, приором выбрали этого юношу, к тому времени уже показавшего себя разумным и смелым политиком. Что было важно именно для Флоренции — юный правитель города отличался высокой образованностью, был интеллектуалом, следовал семейной традиции в любви к искусствам.

Не обладая внешней привлекательностью, особенно в сравнении со своим младшим братом, он отличался особым обаянием.

«На свете нет ничего более достойного, чем превосходить других в щедрости», — так, по легенде, еще подростком сказал по какому-то частному случаю Лоренцо Медичи. Сказал ли на самом деле — не так уж важно. Важно, что такому принципу он следовал всю жизнь.

Мир, красота и благосостояние — обеспечить все это просили Лоренцо горожане; и все это они получили сполна.

Главный специалист по политике, создатель образа идеального Государя Никколо Макиавелли, не склонный к сантиментам, написал о Лоренцо: «Никогда еще не только Флоренция, но и вся Италия не теряла гражданина, столь прославленного своей мудростью и столь горестно оплакиваемого своим Отечеством».

Он был умелым, дальновидным политиком. Гибким, изворотливым, готовым идти на компромиссы — и в итоге добивался своей цели. Шестнадцатилетним он побывал при дворах правителей Неаполя, Болоньи, Милана, Венеции. Тогда состоялось личное знакомство юного флорентинца с людьми, которые в то время вершили судьбы Италии и Европы в целом.

Он жестоко подавлял заговоры. Жертвой одного из заговоров стал его младший брат Джулиано, убитый на глазах раненого Лоренцо. Римский папа, будучи огорчен провалом заговора, отлучил от церкви и Лоренцо, и все правительство города, и Флоренцию в целом.

В ответ флорентинцы отлучили папу. В эту тяжелую для Флоренции минуту, когда на Флоренцию войной пошли римский папа и король Неаполя, Лоренцо совершил смелый и рискованный шаг — он отправился в Неаполь на переговоры, которые и положили конец войне.

Еще Козимо, дед Лоренцо, основал во Флоренции библиотеку. Но сделал ее огромной — более десяти тысяч книг! — Лоренцо Великолепный. Это была первая в Европе публичная библиотека, сейчас она называется Лауренциано. Лоренцо же основал университет во Флоренции.

Лоренцо был любителем искусств в чисто возрожденческом стиле. Популярны тогда были Данте, Петрарка, Боккаччо — и сам Лоренцо стал поэтом (см. выше цитату). Он покровительствовал Микеланджело, Донателло, Боттичелли, Леонардо да Винчи. Лучшие работы лучших мастеров вошли в коллекции Лоренцо, которые впоследствии составили основу собрания галереи Уффици.

Как и его ближайшие друзья, Лоренцо был интеллектуалом. Он получил великолепное образование, знал греческий и латинский языки, изучал античность, в том числе труды античных философов.

Для интеллектуальной верхушки не были праздностью философствование, любовь к мудрости и мудрствованию, интеллектуальное напряжение приносило чувственные наслаждения.

Академия Кареджи, которую содержал Лоренцо, стала колыбелью неоплатонизма (как говорил незабвенный Козимо Медичи, «без платоновского учения никто не может быть ни хорошим гражданином, ни хорошим христианином») — с этой академией связаны имена Полициано, Фичино, Пико делла Мирандола…

Великолепный государь умирал 43-летним, в окружении своих друзей. А спустя несколько десятилетий Джорджио Вазари — по выражению П. Муратова («Образы Италии»), «ея [Флоренции кватроченто] верный летописец, но плохой художник», создает портрет Лоренцо.

В этом портрете, как пишет П. Муратов, «странно воскресла еще раз гениальность старой Флоренции, создавая его [Вазари] нечуткими руками глубокое и прекрасное произведение».

Произведение действительно прекрасное. Худое лицо Великолепного флорентинца — это лицо человека уставшего, изможденного погоней за мгновением («Лови мгновенье!»). Об усталости говорит и поза, согбенность широких плеч, наклон головы. Но это именно усталость, а не пресыщенность разврата.

В прошлом — и обретения, и потери, тем более горькие, что не уходят из памяти. Кисти рук с длинными пальцами — свидетельство натуры художественной, утонченной. В общем колорите картины выделяется красное пятно — кошелек, знак принадлежности к корпорации.

Лицо обращено к предметам искусства, на вазе читается надпись «Сосуд всех добродетелей».

Рассматривая портрет, надо постоянно помнить, что он не прижизненный. Он не фиксация внешности человека. Вазари представил нам образ, воспоминание. Мечту, обращенную в прошлое. Или плач — о Лоренцо Великолепном и о «золотом веке», какой при этом государе пережила Флоренция… ]

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/biographies/articles/11443/

Джорджо Вазари. Художник и искусствовед в одном лице — Дневник живописи

Джорджо Вазари. Автопортрет. 1560-е года. Галерея Уффици, Флоренция. Wikipedia.org

Джорджо Вазари – представитель итальянской школы Эпохи Возрождения. Современник и ученик Микеланджело Буонаротти. Придворный мастер семьи Медичи.

Джорджо родился 30 июля 1511 года в городке Ареццо (Итальянская провинция Тоскана). Его отец занимался гончарным делом. Фамилия Вазари произошла от прозвища vasaiо – гончар (итал).

С детства Джорджо Вазари был любознательным, настырным ребенком. Он активно помогал отцу в его мастерской. Любил подолгу рассматривать фрески, украшавшие местный храм.

Будучи старшим ребенком в семье, Джорджо стал рано зарабатывать на жизнь. В возрасте 11 лет он напросился быть подмастерьем у художника-витражиста.

Одаренного мальчика заметил кардинал Пассерини. И отправил его во Флоренцию, в мастерскую знаменитого мастера Андреа дель Сарто. Ни много, ни мало тот дружил с Рафаэлем, Микеланджело и Леонардом да Винчи.

За несколько лет обучения у гениальных мастеров Вазари получил достойное гуманитарное образование. Дель Сарто дал своему ученику прекрасную школу живописи.

Как говорил впоследствии сам Вазари, его учитель был одарен не меньше, чем Рафаэль или Микеланджело. Но при всем таланте ему не хватило дерзости и амбиций, чтобы достичь вершин славы.

Микеланджело давал в мастерской Сарто уроки архитектуры и скульптуры. Это также не прошло даром для одаренного Джорджо Вазари. Впоследствии он станет и архитектором.

Одно из самых известных его архитектурных творений – коридор Вазари. Он был построен для семейства Медичи, чтобы они могли переходить из одного дворца в другой, не выходя на улицу.

Коридор Вазари. 1565 г. Флоренция

Молодой Вазари, как губка, жадно впитывал все знания, которые встречались на его пути. Он будто чувствовал, что самые яркие представители эпохи неспроста вошли в его жизнь.

Будучи амбициозным и настойчивым, он уже знал, что его жизненный путь будет особенным. Этому еще способствовало то, что подросток стал пользоваться благосклонностью представителей семьи Медичи: Ипполито и Александра.

Джорджо Вазари. Портрет Лоренцо Медичи Великолепного. 1530-е года. Галерея Уффици, Флоренция. Muzei-Mira.ru

После изгнания Медичи из Флоренции в 1527 году Вазари пришлось вернуться в Ареццо. В это же время умирает отец Вазари. Джорджо становится единственным опекуном и кормильцем младших братьев и сестер.

Он рисует фрески, берет заказы на картины, активно изучает ремесло обработки золота и серебра. В поисках работы и заказов Джорджо Вазари колесит по Италии.

Когда в 1531 году Медичи при помощи Карла V возвращаются во Флоренцию, Вазари приезжает под покровительство герцога Александра, большого ценителя искусства. В это время Джорджо выполняет множество больших многофигурных картин и занимается преподаванием. А ему на этот момент, заметьте, чуть более 20 лет!

Как поговаривали злые языки, в скорости написания картин Вазари большую роль играл не талант художника, а расторопность его учеников.

Мастер лишь давал основные композиционные решения будущего полотна, а все остальное якобы выполняли его подмастерья. Впрочем, услугами учеников в 15-17 веках пользовались многие мастера. И Рафаэль, и Тициан, и Рубенс.

Так или иначе, но количество полотен, оставленных Джорджо Вазари, впечатляет.

Джорджо Вазари. Снятие с креста. 1540-е года. Монастырь Камалдоли, Тоскана. Artita.ru

В 1537 году в результате заговора Александр Медичи погибает от рук заговорщиков. Но Вазари к этому времени уже уверенно стоит на ногах. Он востребован и известен как художник, получает множество заказов из разных городов.

До 1553 года Джорджо Вазари побывал во всех крупнейших городах Италии, включая Рим. Расписывая стены соборов, продавая свои картины и выполняя качественные копии великих художников, Вазари неплохо зарабатывает.

Джорджо Вазари. Деталь фрески “Рождение Венеры”. 1550 г. Палаццо Веккьо, Флоренция. Artchive.ru

В 1547 году он отстроил роскошный особняк на своей родине – в Ареццо, в здании которого в настоящее время расположен музей Джорджо Вазари.

Картины Джорджо Вазари выполнены в стиле маньеризма, возникшего на основе позднего Возрождения.

Джорджо Вазари. Персей и Андромеда. 1572 г. Палаццо Веккьо, Флоренция. Wikiart.org

Маньеризм отличается особой вычурностью и постановочностью сюжета, неестественными и артистичными положениями действующих лиц. Большей частью картины Вазари посвящены библейским и античным сюжетам.

Вазари в России

Несмотря на огромное наследие Вазари, в России его работ очень мало. “Собственным Вазари” могут похвастаться лишь два русских музея.

Картина “Триумф Вакха”, относящаяся к 1560-м годам, находится в Радищевском музее в Саратове.

Джорджо Вазари. Триумф Вакха. Около 1560 г. Саратовский государственный художественный музей им. А.Н. Радищева

Она была отобрана по разрешению Александра III из запасников Эрмитажа А.П. Боголюбовым (основателем Саратовского музея).

До недавнего времени под сомнением было подлинное авторство картины. Но последние исследования, проведенные искусствоведами, доказали, что “Триумф Вакха” действительно принадлежит кисти Джорджо Вазари.

О картине читайте подробнее в статье “7 картин Радищевского музея, которые стоит увидеть”.

Одного Вазари Эрмитаж оставил себе. Так как сомнений в его авторстве никогда не было. Речь идёт о картине “Обручение святой Екатерины”.

Джорджо Вазари. Обручение святой Екатерины. 16 век. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Artchive.ru

Как Вазари стал первым искусствоведом

Джорджо Вазари оставил о себе память и как первый искусствовед в истории: он создал “Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих” (1550 г.).

К этому монументальному труду Вазари отнесся очень добросовестно. На протяжении всей жизни продолжал вносить дополнительные сведения о современных деятелях искусств.

В “Жизнеописаниях” представлены более 200 биографий представителей эпох Античности, Средневековья и Возрождения (именно Вазари первым так назвал эти Эпохи).

В его времена немало писалось биографий художников. Но именно “Жизнеописания” до сих пор популярны. Ни одно исследование тех эпох не обходится без ссылки на Вазари.

Почему же он так популярен? Дело в стиле написания. Он добавляет в биографии мастеров много интересных подробностей о характере художников.

Именно благодаря ему мы знаем, что Джотто был ещё тот шутник; Мазаччо был добродушным, но витающим в облаках; а Уччелло был помешан на совершенствовании мастерства, так, что не замечал ничего вокруг, даже свою прекрасную молодую жену.

Не забыл Вазари оставить и своё жизнеописание. Все-таки он был честолюбивым человеком. А ещё считал себя в первую очередь художником. И именно в этом качестве хотел войти в историю. Но получилось не совсем так, как он планировал.

Умер Джорджо Вазари 27 июня 1574 года во Флоренции.

Также читайте статью “6 великих художников Эпохи Возрождения”.

Источник: https://arts-dnevnik.ru/dzhordzho-vazari/

11. Италия. Флоренция. Династия Медичи и великие творцы Ренессанса. Часть 1

Начало  — здесь.

Предыдущая часть — здесь.

Я, кажется, еще нигде не давала справки о правителях и меценатах Флоренции, кроме многократно упомянутых Козимо Медичи Старшего и Козимо Медичи I, великого герцога Тосканского.

Да и вообще, исторический фон, сопровождавший зарождение и расцвет идей Ренессанса, заслуживает небольшого обзора.

Я начала делать этот «небольшой обзор», но в процессе он стал разрастаться как снежный ком, и, в итоге, вылился вот в такой опус, заслуживающий отдельного поста, а точнее трех))

Часть 1. 1115 – 1494. Становление республики и первые Медичи. Козимо Старший и Лоренцо Великолепный.

Самые ранние произведения искусства, упоминаемые здесь, принадлежат эпохе Проторенессанса, которая датируется второй половиной XIII – XIV вв. Это время Флорентийской республики, которая ведет свое начало аж с 1115 года.

За века в городе сложился механизм городского самоуправления, основанный на представительстве во власти различных страт тогдашнего общества – аристократии, богатых банкирских семей, ремесленных цехов, и даже рабочих – и противостоянии соответствующих партий.

Этот механизм на протяжении чрезвычайно долгого времени не давал возможности концентрации власти в одних руках. Я встречала мысль, что республиканская форма правления во Флоренции сыграла немаловажную роль в том, что именно здесь возникли первые ростки великой гуманистической культуры Ренессанса.

Флорентийцы очень гордились своим самоуправлением, и считали политическую свободу и независимость одними из важнейших ценностей, что вполне могло быть трансформировано в идеи свободы и независимости личности, мысли и творчества.

Флорентийская республика, меняя степень гражданских свобод и представительство во власти разных социальных групп, просуществовала на протяжении более чем четырех веков. Все это время внутри практически не прекращалась борьба партий, которые делились по двум основным осям – по происхождению и по внешнеполитической ориентации.

Читайте также:  Описание картины "персей и андромеда", рубенс

По первому признаку флорентийцы делились на «нобилей», то есть аристократов-землевладельцев, и «пополанов» — представителей торгово-банковско-ремесленных кланов (которые в свою очередь в зависимости от экономических факторов были «жирными» и «тощими»)). По второму признаку – на гвельфов и гибеллинов, а после изгнания гибеллинов – на черных и белых гвельфов.

Небольшое государство постоянно находилась на стыке интересов Святого престола и императора Священной Римской империи, и нуждалось в покровительстве кого-либо из этих титанов. Партия гвельфов выступала за альянс с папой, партия гибеллинов – за союз с императором.

Борьба гвельфов и гибеллинов продолжалась на протяжении всего XIII века, и победа той или иной партии сопровождалась репрессиями и изгнанием из города потерпевших поражение. В жернова этой борьбы попал Данте, который был изгнан из Флоренции в 1302 году и больше не вернулся на родину.

В городской общине огромный удельный вес имели состоятельные банкирские семьи и ремесленные цеха, они и являлись часто заказчиками архитектурных сооружений и произведений живописи и скульптуры. Также, вне зависимости от партии, верховенствующей в тот или иной отрезок времени, решения, касающиеся общегородской жизни, принимались коллегиально представительным органом республики.

Это касалось и решений о возведении и украшении муниципальных зданий и кафедрального собора. Так что за мастерами Проторенессанса, как правило, не стоит никаких покровителей или меценатов, их труд оплачен из казны города или состояния богатейших семей и цехов.

К этому периоду – конца XIII – начала XIV вв.

— относится строительство Барджелло, Палаццо Веккио и Палаццо Спини-Феррони, начало сооружения собора Санта-Мария-дель-Фьоре Арнольфо ди Камбио, церквей Санта-Кроче и Санта-Мария-Новелла. Джотто создает фрески в Санта-Кроче и Санта-Мария-Новелла и проектирует Кампаниллу. В следующем поколении, в середине XIV в., им на смену приходят Петрарка, Бокаччо, Андреа Орканья, Таддео Гадди, а ближе к концу века Спинелло Аретино, Аньоло Гадди

Ближе к концу XIV века произошла олигархизация власти, когда выборные законы были переписаны так, что увеличилось представительство состоятельных кланов. На рубеже веков большим весом обладала семья Альбицци, но уже не за горами было восхождение Медичи.

Семья Медичи жила во Флоренции предположительно уже в XII веке, на протяжении столетий она вела успешную коммерцию, наращивала капитал и играла все более существенную роль в городском управлении. В 1421 году гонфалоньером справедливости (выборная должность главы государства с конца XIII в.

) был избран Джованни ди Биччи из семьи Медичи, и хотя он был не первым представителем рода на этом посту, именно его принято считать основателем правящей династии Медичи во Флоренции. Нам надо запомнить двух его сыновей – Козимо и Лоренцо. Козимо – это тот самый, который здесь везде упоминается как Козимо Медичи Старший.

Козимо Медичи Старший (или Старый) пришел к власти во Флоренции в 1434 году и эту дату считают началом господства династии Медичи.

Якопо Понтормо. Портрет Козимо Старшего Медичи. 1518-1519. Уффици, Флоренция. ИсточникЕго отец скончался пятью годами ранее, и эти пять лет был посвящены борьбе партии нобилей-аристократов во главе с Ринальдо Альбицци и, извините, пополланов под руководством богатейшего человека Европы Козимо, ага))) Правда, на самом деле, это не так смешно, как на первый взгляд, так как к «народу» во Флоренции были причислены все состоятельные банкирские и купеческие семьи.

В ходе этой борьбы Козимо побывал в заточении по обвинению в «возвеличивании себя выше, чем других», сумел подкупить суд и избегнуть смерти, был приговорен к изгнанию на 10 лет, но уже через год изгнания, в котором пользовался почетом и уважением, вернулся как триумфатор и сформировал правительство из своих сторонников. Через десять лет правления Козимо осуществил дальнейшую концентрацию власти в своих руках, прижав республиканские демократические институты организовав по сути синьорию – то есть власть синьора. Он дожил до 75 лет, благополучно руководил Флоренцией до самой смерти в 1464 году, был похоронен в Сан-Лоренцо, и на его саркофаге начертали «Отец отечества». За годы своего правления Козимо не только обеспечил флорентийцам экономическое благополучие, но и начал практику покровительства людям науки и искусства, создав предпосылки для превращения Флоренции в культурный центр мирового значения.

Время правления первых Медичи – это время творчества «трех отцов флорентийского Возрождения» — Донателло, Брунеллески и Мазаччо.

Брунеллески открывает перспективу и создает символ Флоренции — купол Санта-Мария-дель-Фьоре, Донателло – знаменитого «Давида», «Кающуюся Магдалину» и «Юдифь и Олоферна», Гиберти – «Райские» ворота Баптистерия.

Мазаччо пишет «Троицу» в Санта-Мария-Новелла, а Филиппо Липпи – «Мадонну с двумя ангелами».

На этот же период приходятся молодые годы Гирландайо, Перуджино, Ботичелли и Леонардо да Винчи (при перечислении имен возникает предчувствие взрыва… Да, высокий Ренессанс уже на самом пороге!). Незадолго до смерти Козимо Старший сделал еще одну бесценную вещь – основал в Кареджи Платоновскую академию, которая становится центром гуманистический философии Ренессанса.

У Козимо Старшего было двое законных сыновей, нас интересует старший – Пьеро Подагрик. Так как отец прожил долго, то больному, как следует из прозвища, Пьеро было суждено править лишь пять лет – до 1469 года.

Видимо, Пьеро недоставало мудрости его отца, так как его правление сопровождали междоусобицы, но ему удалось отстоять позиции семьи.

После него остались два сына – двадцатилетний Лоренцо, получивший прозвище «Великолепный», и шестнадцатилетний Джулиано.

Лоренцо Великолепный.

Джорджио Вазари. Портрет Лоренцо Великолепного. 1534. Уффици, Флоренция. ИсточникСамый, пожалуй, знаковый правитель эпохи Ренессанса, во время правления которого расцвет философии и искусства во Флоренции достиг наивысшего подъема.Лоренцо столкнулся с проверкой на прочность в 1470 году — на первом же году правления против него выступили противники еще его отца. В 1478 году сторонники восстановления республиканских свобод сделали попытку уничтожить Лоренцо и Джулиано, это покушение известно под именем заговора Пацци. Джулиано был убит, Лоренцо спасся и покарал заговорщиков. Это событие вызвало народное сочувствие и только укрепило его власть, однако испортило отношения со Святым престолом, так как папа Сикст IV был причастен к заговору. В 1480 году Лоренцо и папа заключили мир, и дальнейшее правление Лоренцо было относительно безоблачным.Лоренцо не был наделен ни хорошим здоровьем, ни физической привлекательностью. Однако он тонко чувствовал и ценил красоту в поэзии, философии, живописи, скульптуре. Прозванный Великолепным за роскошь и расточительность своего двора, он стал покровителем и меценатом расцвета эпохи Ренессанса. Трудно переоценить его роль формировании и распространении по Европе идей гуманизма, так как Лоренцо поддерживал Платоновскую Академию в Кареджи – школу или, если можно так выразиться, дискуссионный клуб, в котором имели трибуну виднейшие мыслители-неоплатоники Марсилио Фичино, Джованни Пико дела Мирандола, Кристофоро Ландино, поэт Анджело Полициано.

Время Лоренцо – это период зрелого творчества крупнейшего художника XV века Сандро Боттичелли. Именно в это время Боттичелли сближается с гуманистами из Академии и пишет великие картины «Весна» и «Рождение Венеры», «Мадонну дель Магнификат», «Мадонну делла Мелаграна» и «Благовещение».

Гирландайо создает фрески в Зале лилий в Палаццо Веккио, церкви Санта-Тринита и капелле Торнабуони в Санта-Мария-Новелла.

Во Флоренцию приезжает Перуджино, восходит звезда Леонардо, который, правда, быстро уезжает работать в Милан, при дворе Лоренцо создает свои первые работы юный Микеланджело.

Находясь в поисках новых мыслей и идей и под влиянием Пико делла Мирандола, Лоренцо в 1490 году на свою голову вызвал во Флоренцию уже снискавшего известность проповедника Джироламо Савонаролу, обличителя расточительства и пороков церкви, приверженца аскезы и первозвестника Реформации.

Пламенный, убежденный и фанатичный Савонарола снискал огромную популярность, и в скором времени обратил свои проповеди в том числе и против роскоши и богатства самого Лоренцо. К тому времени подагра брала свое и самочувствие Лоренцо ухудшилось. Предчувствуя приближение смерти, он пожелал исповедоваться Савонароле.

В ответ на исповедь Савонарола стал убеждать его раздать свое состояние и восстановить республиканские институты. Лоренцо лишь в досаде отвернулся, и фанатик оставил его без отпущения грехов. В 1492 году Лоренцо умер, ему было всего 43 года.

Он похоронен в Капелле Медичи под надгробием работы Микеланджело, вместе со своим убитым ранее братом Джулиано.

У Лоренцо Великолепного было три сына – Пьеро, Джованни и Джулиано. После кончины Лоренцо в 1492 году власть во Флоренции оказалась в руках Пьеро. Однако он не зря получил прозвище «Невезучий» (или «Глупый»), ибо власть эту удержать не смог. Это был период колоссального роста влияния проповедника Джироламо Савонаролы. Потеря влияния Пьеро в городе была усугублена внешним вторжением французского короля Карла VIII и метания Пьеро, готового уступить требованиям французов, в 1494 году привели к выплеску народного недовольства, изгнанию семьи Медичи с запретом возвращаться до 1512 года и разграблению их богатств. Пьеро еще вынашивал планы вернуть себе власть, и для этого заручился поддержкой Карла VIII, однако в 1503 году бесславно погиб. Про младших — Джованни и Джулиано — пока не зыбываем)
Продолжение — здесь.

Источник: https://anna-g.livejournal.com/20963.html

Джорджо Вазари: картины, биография основоположника искусствознания

Автопортрет

Художественное творчество Джорджо Вазари, флорентийского архитектора, живописца, историка искусства и писателя, относится к очень сложному периоду в истории Италии. По-прежнему раздробленная страна ведет бесконечные войны, попадая в зависимость от могущественных королевств Европы — Испании и Франции.

Эти войны разоряли страну, разрушали ее экономический потенциал. Кроме того, усиливается реакционная власть папы римского, утвердившего в 1540 году орден иезуитов, восстановившего инквизицию, издавшего «индекс запрещенных книг».

Вместе с тем итальянцы не могли забыть гениальных творений мастеров Возрождения, они жили в окружении произведений «божественного» Леонардо, Рафаэля, еще создавали свои, полные трагического пафоса, скульптуры и картины Микеланджело и Тициан.

Художники жадно изучают принципы великого искусства, на основе которого каждый вырабатывает свою «манеру» изображения, как говорили в то время, — отсюда возник и термин «маньеризм». Дж. Вазари был одним из крупнейших художников этого направления в искусстве Италии.

Большую часть своей жизни он провел при дворе тосканского герцога Козимо I Медичи. Вазари был постоянным советником герцога по вопросам искусства, консультантом флорентийской Академии рисунка. Кроме того, у него было много архитектурных и живописных заказов.

Вазари родился в Ареццо, его отец был художником. Учился он у Микеланджело, который стал его кумиром на всю жизнь, потом перешел в мастерскую Андреа дель Сарто. Помимо этого, днем и ночью он копировал фрески и картины великих мастеров — позднее художник часто обращался к этим рисункам.

В 16—17 лет Вазари получил свои первые заказы и сразу же образовался круг его постоянных заказчиков, среди которых был Алессандро Медичи.

Его портрет Вазари написал в 1534 году: «И вот на картине в три локтя высотой я изобразил с натуры самого герцога Алессандро в полном вооружении, но с замыслом необычным, посадив его на седалище, состоящее из прикованных друг к другу пленников, и со всякими другими фантазиями.

И я помню, что помимо самого портрета, который вышел похожим, я чуть с ума не сошел, пытаясь передать блеск доспехов с их белизной, бликами и всем, что им свойственно». Герцог остался доволен портретом. Вазари всегда умел тонко польстить заказчикам.

Когда художник украшал фресками палаццо Веккио, он исполнил портрет Козимо I. Как щедрый меценат сидит флорентийский герцог среди худож­ников, которые протягивают ему свои произведения. Вся композиция, при парадной репрезентативности, отличается продуманной сдержанностью.

Портрет — один из наиболее популярных жанров в искусстве маньеризма, в котором ху­дожники добились значительных результатов. Не уступает портрету и монументальная живопись. В течение всего XVI века заново украшаются старые дворцы и возводимые новые палаццо.

В 1546 году, в Риме во дворце Канчеллерия, Вазари укра­шает фресками зал Ста дней. Заказчиком был кардинал Фарнезе, который хотел, чтобы фрески были выполнены в течение ста дней (отсюда и название зала). Они были выполнены в срок, но Вазари пришлось привлечь к работе всех своих учеников, о чем позднее он сожалел — эти фрески не стали удачей мастера.

В этом дворце находилась канцелярия папы Павла III, и весь цикл фресок прославляет его деятельность. На двух торцовых стенах было написано по одному сюжету, а на продольных — два.

В центре каждой сцены — изображение Павла III, его окружает многочисленная свита, где много портретов реальных политических деятелей этого времени. Папа принимает послов, благословляет Добродетель, уста­навливает мир в Европе, приведя к соглашению императора Карла V с королем Франциском.

Но слишком подчеркнутая монументальность и репрезентативность композиции не соответствуют их внутренней значительности. Здесь слишком много внешних эффектов.

Для монументальной живописи маньеризма характерна еще одна черта — противоречие между реальным и созданным пространством, поэтому исче­зает архитектоническая согласованность декоративного ан­самбля Возрождения. Эти же черты отличают фрески Вазари в палаццо Веккио во Флоренции, прославляющие дом Ме­дичи.

В 50-е годы XVI столетия Вазари принимал участие в строительстве виллы «Джулия» для папы Юлия III вместе с Виньолой и Амманати, ведущими зодчими этого времени. Лучшим созданием Вазари в архитектуре стала улица Уффици во Флоренции, соединяющая площадь Синьории с набережной реки Арно.

Уффици находится между двумя параллельными зданиями, в которых помещались пра­вительственные учреждения. У набережной они соеди­няются переходным корпусом с аркой-лоджией в первом этаже. Еще в XV веке мечтали зодчие о создании города, который был бы разумно распланирован, где были бы широкие свободные улицы, украшенные величественными здания­ми.

И поэтому улица, построенная Вазари, имела очень важное значение для решения градостроительных задач.

В 1546 году на ужине у кардинала Алессандро Фарнезе писатель Пасло Джовио, автор жизнеописаний знаменитых людей, создатель галереи исторических портретов, предложил Вазари продолжить его работу и написать биографии художников.

И уже в 1550 году вышло первое издание этого труда Вазари проделал колоссальную работу, собрав и обработав огромный материал. Как худож­ник он хорошо понимал все особенности творчества, просле­дил эволюцию пластических искусств с середины XIII века, от Чимабуэ до середины XVI века, кончая собственной биографией.

Читайте также:  Рафаэль санти картины с названиями и их описание, биография художника

Внимательно анализирует он выдающиеся про­изведения и называет имена художников, о которых без него не было бы ничего известно. Во время сбора материала он изучает памятники искусства, пытаясь выявить законо­мерности в смене стилей, отличительные особенности каж­дой школы, их влияние друг на друга.

Каждая биография, рассказанная Вазари, это не только факты, но еще и ма­ленькая новелла о художнике, его привычках, друзьях и врагах.

Первое издание разошлось моментально. Через 18 лет выходит второе издание, которое было дополнено теорети­ческим трактатом. Здесь впервые был введен термин «Воз­рождение».

Вазари, так же как его современники, средне­вековое искусство считал глубоким упадком, в котором культура находилась почти тысячу лет, а свою эпоху, которая обратилась к светлым идеалам античности, — возрождением искусства.

Античность была высочайшей, но вполне достижимой нормой и идеалом, античные мастера «учились у природы», поэтому художники должны учиться у нее.

В своей деятельности Вазари знал и неудачи и успех. Он создал много произведений: монументальные фрески и картины на аллегорические и религиозные сюжеты, строил дворцы, организовывал улицы, но самым великим его творением остались жизнеописания художников.

Труд Вазари:

Вазари Дж. Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих. Т. 1—5.

Галерея картин Джорджо Вазари

Источник: http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/2826-vazari.html

Читать

Ingrid Rowland, Noah Charney

The Collector of Lives: Giorgio Vasari and the Invention of Art

Издано с разрешения W. W. Norton & Company

Научный редактор Мария Меньшикова

Все права защищены.

Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

© Ingrid Rowland and Noah Charney, 2017

© Перевод на русский язык, издание на русском языке. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2018

* * *

Изабелле, улыбка которой – произведение искусства

Милан

Венеция

Болонья

Пиза

Флоренция

Камальдоли

Ареццо

Сиена

Перуджа

Орвието

Великое герцогство Тосканское

Рим

Неаполь

Если со слепящего флорентийского солнца вы войдете под кирпичные своды палаццо Веккьо, вашим глазам понадобится время, чтобы свыкнуться с полумраком. Когда же наконец из тьмы вынырнет Зал пятисот, внезапно вы окажетесь в окружении титанов.

Взмывающие ввысь стены огромного Зала заседаний (14 166 квадратных метров – это как три баскетбольные площадки) покрыты фресками с изображениями всадников и кричащих воинов высотой больше человеческого роста. Четыре грандиозные сцены битв, написанные Джорджо Вазари в 1563 году, повествуют о военных триумфах семьи Медичи.

Мускулы солдат буквально распирают собой тесные доспехи. Воины при свете фонарей атакуют укрепленный город.

Маньеристская живопись, с ее стероидной мускулатурой и сверкающей броней, конечно, своеобразна. Сами маньеристы подтрунивали друг над другом. Великий скульптор Бенвенуто Челлини остроумно подметил, что «Геркулес» Баччо Бандинелли выглядит «как мешок c арбузами».

Маньеристская живопись основывалась на подходе, разработанном в XVI веке последователями Микеланджело во Флоренции: неестественные позы и полный отказ от соблюдения законов физики или анатомии. Многим действительно может показаться, что на картинах группа бодибилдеров в цветастом спандексе совершает какой-то немыслимый акробатический трюк.

И всё же колоссальные фрески на стенах Зала пятисот, без сомнения, впечатляют, учитывая, что это работы мастеров-живописцев XVI века.

Кроме того, они интригуют, но уже по другой причине. Говорят, под слоем фресок на одной из четырех стен скрывается сокровище, которое вот уже пять столетий никто не видел.

Под одной из фресок Вазари, возможно, находится утраченная роспись Леонардо да Винчи.

Та, за которой стоит история соревнования двух великих живописцев итальянского Возрождения и которая связана с тайной другого шедевра Джорджо Вазари – книги под названием «Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих».

Что до утраченной фрески Леонардо, факты таковы. В XVI веке Зал пятисот с его чрезвычайно высокими потолками служил парадной гостиной, где Медичи принимали тех знатных гостей, которым хотели выразить особое почтение.

В 1505 году, в тот короткий период, когда Медичи выслали из Флоренции, Леонардо начал свою монументальную фреску (18×7 метров) на стене в зале. Это была «Битва при Ангиари»: вихрь схватки всадников и мечников. А на противоположной стене флорентийцы заказали Микеланджело другую батальную сцену – «Битву при Кашине».

Микеланджело сделал подготовительный набросок, но фреску так и не закончил, поскольку пришел к выводу, что Леонардо досталась стена с более благоприятным освещением. И стало быть, Леонардо получит явное преимущество в этой нарочитой дуэли двух лучших живописцев города. Леонардо начал фреску на своей стене, но не закончил.

Фрагменты «Битвы при Ангиари» мы знаем лишь по многочисленным копиям и по гравюре. Самую знаменитую копию фрески создал Рубенс в 1604 году, но рисовать фламандскому живописцу пришлось с гравюры, потому что оригинал фрески к тому времени уже сорок лет был скрыт под другой работой – кисти Вазари.

В «Жизнеописании» Леонардо нет никаких указаний на то, что он сделал полный набросок на картоне для «Битвы при Ангиари». До нас дошел только рисунок фрагмента «Битвы за штандарт», с которого художники того времени сделали многочисленные копии. Очевидно также, что копии снимались «с картона», а не с фрески.

Похоже, Леонардо зарисовал только небольшую часть одной стены, но сила и красота дерущихся воинов на этой незаконченной работе стали точкой притяжения для художников, путешествующих через Флоренцию.

То, что Леонардо забросил, казалось бы, столь многообещающий проект, было примечательной чертой его гения. Известный своей нетерпеливостью художник редко что-либо заканчивал. Он даже писал, как сожалеет, что не завершил почти ни одну картину.

Конечно, это было преувеличением, но не то чтобы очень большим. Согласно его собственным заметкам, как только он начал писать флорентийскую батальную сцену, внезапно нагрянуло невероятное бедствие.

В его дневнике от 6 июня 1505 года мы читаем: «Как только я опустил кисть, погода резко ухудшилась. Начал звонить колокол… Картон с наброском разорвался, полилась вода, и… начался такой сильный ливень до самой ночи, что и день превратился в ночь».

Наиболее вероятным представляется то, что драматизм погоды в сочетании с привычкой Леонардо не заканчивать начатое привел к тому, что он забросил этот заказ.

До нас дошли всего двадцать две работы Леонардо. Еще восемь упоминаются в архивных документах и первичных источниках, но до сих пор не найдены. Если бы незаконченную фреску битвы можно было достать, она стала бы двадцать третей.

Всё, что мы знаем о жизни Леонардо, – не важно, правда это или легенда, – мы знаем от Вазари.

В 1550 году, через полстолетия после того, как Леонардо прекратил работу над «Битвой при Ангиари», Джорджо Вазари опубликовал первое издание своих «Жизнеописаний наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих» (часто можно встретить название «Жизнеописания живописцев» или просто «Жизнеописания» для краткости). Книга представляет собой собранные вместе биографии основных художников эпохи Возрождения, многих из которых Вазари знал лично.

Независимо от того, учили вы историю искусств или нет, вы наверняка слышали истории Вазари, в которых городские легенды переплетаются с поучениями. Сочинение Вазари дало жизнь множеству баек, которые до сих пор в ходу. Брунеллески выиграл заказ на сооружение купола Флорентийского собора благодаря тому, что смог удержать яйцо на мраморной плите.

Больше никто из участвующих в конкурсе архитекторов до чего-то сравнимого не додумался. Андреа дель Верроккьо поручил своему юному подмастерью по имени Леонардо да Винчи нарисовать одну фигуру на картине «Крещение Христа».

Но эта одна фигура, по общему признанию, оказалась настолько лучше тех, что были нарисованы мастером, что Верроккьо навсегда забросил живопись и обратился к скульптуре. Загадочный художник Джорджоне решил, что лучше умереть вместе с возлюбленной, чем жить без нее. Когда ее сразила чума, он лег с ней в постель, понимая, что заразится и скоро умрет.

Или вот еще: Вазари отпустил грязную шуточку по поводу своей сестры, от чего Пьетро Аретино, лучший друг Тициана, так расхохотался, что его хватил удар и он умер.

«Жизнеописания» Вазари охватывают три столетия жизни Италии плюс включают отдельные путешествия за ее пределы. Они простираются и вширь, и в глубь веков.

Они в полной мере отражают путь развития самого Ренессанса – от бурлящей энергии начала XIV века к утонченному профессионализму XVI-го. История жизни каждого из художников – маленькая история личного роста внутри масштабного процесса развития живописи.

Где это только возможно, Вазари сопровождает хронологическое повествование работами художников, о которых идет речь.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=627795&p=8

Джорджо Вазари

Джорджо Вазари — один из когорты великих людей эпохи Возрождения, «универсальный солдат» от искусства, которому подчинилась не только живопись, но и архитектура.

Вазари оказался талантлив не только в этой сфере, и в наши дни у широкой публики он более известен как автор «Жизнеописаний» — монументального труда, в который попали биографии множества знаменитых и талантливых людей. Точные даты и подробности их жизни нам известны благодаря титанической работе Вазари, который посвятил ей практически всю свою жизнь.

Его можно считать основателем искусствоведения, так как именно с его «легкой руки» и началось пристальное, на научной основе, изучение творчества художников, графиков, скульпторов и архитекторов.

Год рождения: 30 июля 1511

Дата смерти: 27 июня 1574

Страна: Италия

Вазари любил представляться выходцем из Ареццо в Тоскане, поэтому за ним закрепилось прозвище Аретино. Там он родился в 1511 году и вырос. В 11 лет он уже стал учиться расписывать церкви, хотя его отец был гончаром.

Близость Флоренции, тогдашнего крупного центра искусств и политической жизни, сыграла свою роль, и юный Вазари уже через год стал учиться у великого Микеланджело, Андреа дель Сарто и Бандинелли.

Покровительство представителей рода Медичи внезапно закончилось, когда им пришлось бежать из Флоренции, и Вазари вернулся в родной Ареццо. Здесь ему пришлось довольно туго — отец скончался, и художник был вынужден один содержать большую семью.

Именно в Ареццо была заложена основа будущих «Жизнеописаний». Мастер Россо, фактически давший юному Вазари средства к пропитанию и пару дельных советов, стал первым художником, получившим описание своих трудов и достижений в будущей знаменитой книге.

Из-за осады Флоренции в 1529 году Вазари вынужден был бежать и путешествовать по стране в поисках работы и покровителя. Он побывал в Пизе и других местах, а затем встретился с Ипполито Медичи, забравшего его в Рим. Там у него появились первые крупные заказы и была создана картина «Венера и Грации», написанная по заказу Медичи.

С восстановлением власти Медичи во Флоренции Вазари возвращается в этот город, где успешно работает и даже преподает архитектуру и декорирование. В это время он много пишет и возводит декоративные постройки. Живопись Вазари — это впечатляющий образчик тосканского маньеризма.

Он предпочитал многофигурные броские композиции, холодную цветовую гамму, пользовался услугами подмастерий, благодаря чему даже масштабные полотна создавались очень быстро. К чести Вазари, он всегда упоминал имена своих помощников, которые даже сохранились в «Жизнеописаниях».

В архитектуре он преуспел намного меньше, но в ту эпоху титанов сделать это было достаточно сложно. С перестройкой нескольких строений он не справился, а вот возведение новых зданий по своим чертежам показали своеобразное видение пространства и индивидуальность Вазари.

К сожалению, как архитектор он известен намного меньше, чем как автор «Жизнеописаний».

Это был труд всей его жизни, который подвергался корректировке и литературной обработке даже после его окончания в 1550 году.

В книгу вошли жизнеописания и творчество множества современников Вазари и во многом именно благодаря его литературному подвигу мы так много знаем о жизни и искусстве Италии этого периода.

Лоренцо Великолепный 1533 г

Мученичество Стефана 1560 г

1570-1572 г Палаццо Веккьо Персей и Андромеда

Благовещение 1564-67 г Благовещение Лувр

Святой Лука пишет портрет Богородицы примерно 1565 г

Пророк Елисей 1566 г галерея Уффици

Осада Сан-Лео 1556-1560 палаццо Веккьо

Аллегория правосудия 1560 г

Портрет Алессандро Медичи  1534 г палаццо Питти

Кузница Гефеста 1564 галерея Уффици

Павел 3 Фарнезе 1546 дворец Канчеллерия Рим

Студия художника 1563 г 

Источник  

Анна Иванова мудрец

  • Активность: 14k
  • Репутация: 5022
  • Пол: Женщина

Анна Иванова мудрец

Источник: https://obiskusstve.com/1249263339411343388/dzhordzho-vazari/

Жизнь сандро боттичелли, живописца флорентийского. «12 жизнеописаний» | джорджо вазари

Перевод Ю. Верховского, примечания А. Губера

В те времена великолепного Лоренцо Медичи Старшего1, которые, в самом деле, по обилию гениальных личностей были золотым веком, процветал еще Алессандро, прозванный по нашему обычаю (ниже увидим по какой причине) Сандро ди Боттичелли.

Он был сыном Мариано Филипепи, флорентийского гражданина, который старательно воспитал его и дал ему образование по всем предметам, какие в то время обычно преподавались юношам, прежде чем они станут за прилавок.

И хотя он легко выучился всему, чему учили, однако постоянно пребывал в беспокойстве и никогда не удовлетворялся никаким обучением чтению, письму или счету, – так что отец, которому надоела такая сумасбродная голова, с отчаяния посадил его за ювелирное дело вместе со своим кумом, по прозванию Боттичелло2, весьма опытным тогдашним мастером этого искусства.

В пору было величайшее дружелюбие и как бы непрерывное общение между ювелирами и живописцами; благодаря этому Сандро, который был личностью даровитой и весь предавался рисованию, теперь увлекся живописью и решил всецело отдаться ей.

Он открыл свою душу отцу, а тот, поняв склонность его ума, отвел его к фра Филиппо дель Кармине3, превосходнейшему живописцу того времени; Сандро мог удобно у него учиться как он сам того желал.

И вот целиком отдавшись этому искусству, он настолько точно следован приемам своего учителя и подражал ему, что фра Филиппо проникся к нему любовью и так его стал учить, что скоро он достиг никем неожиданной высоты. Еще юношей написал он во флорентийской Меркатанции «Силу»4между картин, изображавших доблести и исполненных Антонио и Пьеро дель Поллайоло.

В церкви Сан Спирито во Флоренции написал он в капелле Барди картину, тщательно сделанную и удачно законченную, где с величайшей любовью выполнены несколько олив и пальм5. В монастыре конвертиток он исполнил картину для местных монахинь6 и подобным же образом написал другую в монастыре Сан Барнаба7. В Оньиссанти он написал фреской на переборке у дверей, ведущих на хоры, изображение св.

Августина по заказу семьи Веспуччи; здесь он стремился превзойти всех, кто писал в это время, в особенности же Доменико Гирландайо, который на противоположной стороне изобразил святого Иеронима8. На это он положил много старания.

Произведение это удалось выше всяких похвал, так как в голове святого выражено то глубокое раздумье и острая утонченность, которые обычно присущи людям глубокомысленным и постоянно погруженным в исследование предметов высоких и многотрудных. Эта картина, как сказано в «Жизнеописании» Гирландайо, в том же 1564 году была перенесена со своего места целой и невредимой. Достигнув благодаря этому произведению почета и известности, Сандро от Шелкового цеха получил заказ на изображение в Сан Марко венчания Мадонны и хора ангелов, что и было нарисовано и выполнено им с отменным успехом10. В доме Медичи для Лоренцо Старшего он исполнил множество вещей, в особенности же замечательно Палладу под пламенеющими деревьями, извергающими огонь; он написал ее в человеческий рост; там же – изображение св. Себастьяна11. В церкви Санта Мария Маджоре, во Флоренции, возле капеллы Панчиатики находится Скорбь о Христе с маленькими фигурами, прекрасна12.

Читайте также:  Музей-заповедник «усадьба попова», украина, васильевка

Для города в различных домах он написал своею рукой тондо13, а равно довольно много обнаженных женщин, из числа коих еще поныне в Кастелло, вилла герцога Козимо, находятся две аллегорические картины: одна – рождающаяся Венера, в окружении ветерков и зефиров, которые увлекают ее на землю вместе с амурами14, и другая – также Венера, которую грации, олицетворяющие весну и изображенные с особенным изяществом, украшают цветами15.

В доме Джованни Веспуччи, ныне Пьеро Сальвиати, на улице Сорви, он написал на стенах одной из комнат много картин, заключенных в орнаменты орехового дерева, в виде обрамлений и шпалер с многочисленными фигурами, в высшей степени живыми и прекрасными16.

Подобным же образом в доме Пуччи он изобразил на четырех изящных и прекрасных по живописи картинах с маленькими фигурами новеллу Боккаччо о Настаджо дельи Онести17, а в кругу – «Богоявление»18. В монастыре Честелло в одной из капелл он написал на доске «Благовещение»19.

В церкви Сан Пьетро Маджоре, у боковых дверей, он исполнил по заказу Маттео Пальмиери картину с бесчисленным количеством фигур, а именно – «Успение Богоматери» с аллегорическим изображением небесных кругов – патриархи, пророки, апостолы, евангелисты, мученики, исповедники, мудрецы, девы, иерархи – все это по рисунку, данному Маттео, который был ученым и умным человеком.

Это произведение Сандро выполнил с мастерством и тщательнейшей законченностью. В низу картины изображен коленопреклоненный Маттео, а также его жена.

Однако хотя это и было прекраснейшее произведение и должно было бы победить всякую зависть, тем не менее, нашлись несколько зложелателей и клеветников, которые, не имея возможности осудить его в другом отношении, стали говорить, что и Маттео и Сандро совершили здесь тяжкий грех ереси.

Верно, это или нет – это не подлежит моему суждению, но достаточно сказать, фигуры, изображенные Сандро на этой картине, поистине достойны всяческой похвалы в силу той трудности, какую он преодолел, вычерчивая небесные круги и распределяя фигуры ангелов в разнообразных ракурсах, различные видимые с разных точек зрения, и исполняя все это великолепным рисунком20.

В то же время Сандро была заказана маленькая картина с фигурами (каждая размером в три четверти локтя), которая была помещена в Санта Мария Новелла между двумя дверями главного фасада церкви – по левую руку, если войти в средние двери; на ней изображено поклонение волхвов, и здесь в фигуру первого старика, целующего ногу Спасителя и растроганного до слез вложено столько чувства, что видишь, что вот он наконец достиг цели длинного-длинного пути. Фигура же этого царя есть точный портрет Козимо Медичи Старшего, самый живой и самый похожий из всех имеющихся в наши дни. Второй, изображающий Джулиано Медичи, отца папы Климента VII, очевидно всей душой сосредоточился в благоговейном поклонении младенцу и подносит ему свой дар. Третий, коленопреклоненный и словно в своем благоговении приносящий ему благодарность и исповедующий в нем истинного Мессию, изображает Джованни, сына Козимо.

https://www.youtube.com/watch?v=KuNUi6JwbcI

Невозможно описать красоту, какую выразил Сандро в головах, изображенных на этой картине и представленных в разнообразных поворотах: эта – с лицом, глядящим прямо, та – в профиль, одна – с полуопущенными глазами, другая – поникшая и во многих иных положениях и в разнообразии выражений юных и старых лиц, со всевозможным своеобразием, изобличающим все совершенство его мастерства.

Он выразил различие между свитами трех царей таким образом, что ясно видно, кто – слуга одного, кто – слуга другого; это, несомненно, произведение удивительнейшее: и по колориту, и по рисунку, и по композиции оно исполнено так прекрасно, что любой художник ныне бывает им поражен21.

И вот как во Флоренции, так и за ее пределами Сандро настолько прославился, что когда папа Сикст IV приказал соорудить капеллу в римском дворце, то, желая ее расписать, распорядился, чтобы он стал во главе этой работы, и здесь он выполнил своею рукой следующие сюжеты: Христа, искушаемого дьяволом, Моисея, убивающего египтянина, и утоляющих его жажду дочерей Иетро Мидианита, затем огонь, спадающий с неба и карающий сыновей Аарона; наконец, некоторых святых пап, в нишах над картинами22. Этими работами он приобрел славу и первенствующее имя среди многочисленных флорентийских и других художников, работавших вместе с ним и с ним соперничавших, а от папы получил изрядную сумму денег, которую тотчас же истратил до конца, еще не выезжая из Рима и живя, согласно своему обыкновению, как придется. Одновременно он закончил ту часть росписи, которая досталась на его долю, и, открыв ее, сейчас же вернулся во Флоренцию.

Здесь он, как человек полный неожиданностей, комментировал часть «Божественной комедии'», иллюстрировал и издал «Ад», на что потратил весьма много времени23. Он ничего не зарабатывал, и это было причиною бесконечных неурядиц в его жизни.

Он издал еще много исполненных им рисунков, но в плохой манере, потому что резьба была выполнена дурно. Из них лучшее, что сделано им, – это «Триумф Веры» фра Джироламо Савонаролы из Феррары24. Он сделался как бы одним из приверженцев его секты; это было причиною того, что он оставил живопись и, не имея средств к существованию, впал в величайшее разорение.

Упорствуя в этом направлении, он сделался (как их тогда называли) «плаксою» и отбился от работы25.

Так, в конце концов, он дожил до старости и был до такой степени беден, что, вероятно, умер бы с голоду, если бы, пока он еще был в живых, его не поддерживал Лоренцо де Медичи, для которого он помимо многого другого достаточно поработал при постройке госпиталя в Вольтерре26, а вслед за Лоренцо и многие поклонники его дарования.

Кисти Сандро принадлежит картина круглой формы – изображение Мадонны с несколькими ангелами в рост в церкви Сан Франческо у входа в монастырь Сан-Миньято. Оно было известно как прекраснейшее произведение27.

Сандро был человек очень приятный и любил пошутить с учениками и друзьями. По этому поводу, как рассказывают, что один его ученик, именем Бьяджо, сделал для продажи тондо, в точности сходное с вышеописанным.

Сандро продал его одному гражданину за шесть флоринов золотом, подошел к Биаджо и сказал ему: «Я, наконец, продал твою картину; поэтому, сегодня же повесь ее, пожалуйста, повыше: вид ее от этого выиграет, а завтра утром пойди на дом к этому гражданину и приведи его сюда, чтобы он увидал ее в самом лучшем положении и на своем месте; тогда и получишь деньги». – «О, как хорошо вы сделали,

учитель», – сказал Биаджо, а затем пошел в мастерскую, поместил тондо достаточно высоко и отправился. Между тем Сандро и Якопо – другой его ученик – вырезали из картона восемь капюшонов, таких, какие носят граждане, и белым воском прикрепили их над головами восьми ангелов, которые на этой картине были изображены вокруг Мадонны.

Наступило утро – и вот идет Биаджо вместе с гражданином, купившим эту картину, который знал, что готовится шутка. Входят они в мастерскую, Биаджо поднимает глаза и видит свою Мадонну не среди ангелов, а среди флорентийской синьории, заседающей в этих капюшонах.

Он чуть было не закричал и хотел извиниться перед покупщиком; но, видя, что тот молчит и даже еще хвалит картину, удержался.

Наконец Биаджо отправился домой вместе с гражданином и получил в оплату шесть флоринов, за которые учитель продал картину; потом он вернулся в мастерскую, как раз когда Сандро и Якопо успели убрать картонные капюшоны, и увидел, что его ангелы – ангелы, а не горожане в капюшонах. Тут он остолбенел от изумления и не знал, что подумать.

В конце концов он повернулся к Сандро и сказал: «Учитель, не знаю: сон ли мне снился, или все это правда. У этих ангелов, когда я пришел сюда, оказались на головах красные капюшоны, а теперь их нет: что все это означает?» – «У тебя помутилось в голове», – отвечал Сандро. – Эти деньги сбили тебя с толку.

Если бы это случилось на самом деле, неужели ты думаешь, что этот гражданин купил бы картину?» – «В самом деле», – согласился Биаджо, – ведь он мне ничего не сказал; а все-таки странная вещь мне привиделась». В заключение все остальные ученики окружили его и столько ему наговорили, что он поверил, будто у него действительно было помрачение ума28.

Однажды рядом с Сандро поселился суконщик и поставил у себя целых восемь станков, которые во время работы шумом подножек и стуком ящиков, но только оглушали бедного Сандро, но сотрясали весь дом, так что стены ходили ходуном. И из-за того, и из-за другого ему невозможно было ни работать, ни вообще оставаться в доме.

Он несколько раз просил соседа как-нибудь устранить это беспокойство, но тот отвечал, что он волен делать у себя дома все, что ему заблагорассудится.

Тогда Сандро рассердился и на своей стене, которая была повыше соседской и не очень крепка, взгромоздил огромнейший камень, величиной с целый возище, приведя его в положение неустойчивого равновесия, так что казалось – вот только чуть дрогнет стена, и он свалится и сотрет в порошок и крышу, и потолок, и сукна, и станки соседа.

Тот перепугался такой страшной опасности и уже сам теперь прибежал к Сандро, но получил ответ своими же словами: что, мол, он волен делать у себя дома все, что ему заблагорассудится. Не добившись другого исхода, он был вынужден пойти на благоразумное соглашение и обходиться с Сандро по-добрососедски.

Еще рассказывают, что Сандро, шутки ради, обвинил перед викарием одного своего приятеля в ереси, а тот явился и спросил, кто его обвиняет и в чем.

Когда ему сказали, что это Сандро, который говорил, будто он придерживается мнения эпикурейцев, что душа умирает вместе с телом, то он потребовал очной ставки с обвинителем перед судьей. Когда Сандро явился, он сказал: «Я действительно такого мнения относительно души Сандро, потому что он животное.

Сверх того, не кажется ли вам, что он еретик, потому что, не учась и едва умея читать, он комментирует Данте и упоминает имя его всуе». Еще рассказывают, что он любил свыше всякой меры всех занимающихся искусством, кого только знал, и очень заботился них; но неумение устраивать свои дела и беспечность погубили его.

Под конец он сделался стар и беспомощен, ходил с двумя клюками, потому что не мог выпрямиться, и умер от болезни и дряхлости, дожив до семидесяти восьми лет, и был погребен в церкви Оньиссанти во Флоренции в 1515 году29.

В гардеробной герцога Козимо находятся писанные им две прекраснейшие женские головы: одна из этих женщин, по преданию, возлюбленная Джулиано де Медичи, брата Лоренцо30; другая – мадонна Лукреция де Торнабуони, супруга названного Лоренцо31.

Там же, вероятно, Вакх кисти Сандро, поднимающий обеими руками бочонок и подносящий его к губам, – изображение чрезвычайно изящное32, а в пизанском соборе, в капелле делль Импаллиата, он начал картину, изображающую Успение, с хором ангелов, но после она ему не понравилась и он оставил ее неоконченной33.

В церкви Сан Франческо в Монтеварки он написал главный запрестольный образ34, а в Приходской церкви Эмполи написал двух ангелов на той стороне, где находится св. Бастиан, работы Росселино35.

Он также был одним из первых, кто начал исполнять хоругви и другие драпировки при помощи цветных нашивок, чтобы тона не выцветали и обозначали цвет знамени с каждой стороны.

Его рукою исполнен также балдахин в Ор Сан Микеле, весь покрытый изображениями Мадонны, разнообразными и прекрасными36. Эта работа показывает, насколько такой способ исполнения лучше сохраняет полотно, нежели это делают клеевые краски, которые его прорывают и дают ему мало жизни; тем не менее по их дешевизне сейчас в ходу именно клеевые краски, а не другие.

Рисовал Сандро из ряда вон хорошо, настолько, что долго после него художники старались приобретать его рисунки; и в нашем альбоме имеется несколько таковых, исполненных с великою опытностью и знанием дела37.

Его работы изобилуют фигурами, как можно видеть на сделанных по его рисункам вышивках покрова креста, который несет в процессии братия церкви Санта Мария Новелла38.

Сандро заслужил великую похвалу всеми написанными им картинами, которые он всегда желал исполнять с любовью и тщательностью; так создал он вышеназванное изображение волхвов в Санта Мария Новелла – произведение поистине чудесное39.

Еще чрезвычайно хорошо небольшое тондо его кисти, которое можно видеть в комнате приора церкви дельи Анджели во Флоренции: маленькие, но весьма грациозные фигуры, исполненные с величайшей обдуманностью40. Тем же величием, как названное изображение волхвов, отличается его картина, принадлежащая мессеру Фабио Сеньи, флорентийскому дворянину, изображающая оклеветание Апеллеса, – прекрасная до пределов возможного41. Под этой картиной, которую сам художник подарил Антонио

Сеньи, закадычнейшему своему другу, ныне можно прочесть нижеследующие стихи названного мессера Фабио:

«Ныне запрет я кладу: не пытайтесь, владыки земные, Лгать и вредить», – говорит малая эта доска. Тот же запрет положил Апеллес и владыке Египта: Царь был – и должную дань, царскую, он получил.

Источник: http://litra.pro/12-zhizneopisanij/dzhordzho-vazari/read/10

Ссылка на основную публикацию