Мазаччо — картины и биография

Итальянский художник Мазаччо: картины и биография творца

Итальянцы всегда являлись одними из самых ярких и значимых представителей разных направлений искусства — от живописи до архитектуры. Кватроченто – наиболее известный период в истории итальянской культуры. Итальянец Мазаччо является представителем этой эпохи и заслуживает внимания по множеству причин.

Ранние годы

Флорентийский художник по имени Томмазо ди Джованни ди Симоне Кассаи прославился под псевдонимом Мазаччо. Будущий великий живописец появился на свет в небольшом городке Сан-Джованни-Вальдарно, что под Флоренцией, двадцать первого декабря 1401 года.

Детство его было не слишком счастливым – мальчику было всего пять лет, когда его отец умер. Главе семьи было лишь 27 лет. Владелица небольшой гостиницы, мать Мазаччо, снова вышла замуж – ее новым избранником стал местный аптекарь.

Когда Томмазо было шестнадцать, умер и его отчим. Так он стал главным кормильцем.

Современники отмечают, что Томмазо отличался удивительно мягким и добрым характером, но не слишком внимательно относился к уюту и своей одежде, отчего его и прозвали неуклюжим – именно это псевдоним Мазаччо означает на итальянском.

Начало обучения

В семнадцать лет он отправился учиться живописи во Флоренции. Есть разные мнения о том, кто стал его наставником.

Некоторые историки считают, что он обучался у Мариотто ди Кристофано и Мазолино да Паникале, но такая теория не находит подтверждения в хронологии и технике Томмазо – его работы не носят и следа их влияния.

Куда более вероятно, что он стал учеником Биччи ди Лоренцо, а также немало общался с Донателло и Брунеллески, величайшими мастерами скульптуры и архитектуры тех времен.

Расцвет карьеры и смерть

В 1424 году картины Мазаччо обрели настоящую популярность. Художник стал членом гильдии Святого Луки, организации, объединявшей флорентийских мастеров, и начал сотрудничать с Мазолино.

Последний был очень известен – его техника нравилась современникам, а стиль аристократической готики с нарядной религиозной сказочностью был одним из ключевых для первой половины пятнадцатого века, поэтому сотрудничество с ним было удачей для Мазаччо.

Картины молодого подмастерья повлияли на творчество известного мастера Мазолино – уникальная ситуация, когда ученик изменил манеру работы учителя. К сожалению, талантливому флорентийцу не суждено было прожить долго – как и отец, Томмазо умер в 27 лет.

Причина гибели неизвестна – предположение историка Вазари о возможном отравлении было впоследствии опровергнуто, а других документов об этом событии не сохранилось. Известно лишь, что это произошло в Риме и что собратья-художники посчитали это сокрушительной потерей – соответствующую отметку можно найти в записях Брунеллески.

Работа в сотрудничестве с Мазолино

Во время ученичества у более именитого флорентийца появились самые известные картины Мазаччо. Например, полотно «Мадонна с младенцем и Святой Анной», о котором все еще не утихают споры – эксперты затрудняются установить, кто в большей мере является автором. Картина была создана около 1424 года для церкви Сант-Амброджо.

По мнению искусствоведа Роберто Лонги, Мазолино создал большую часть картины. Мазаччо изобразил Мадонну с младенцем и правого ангела, поддерживающего занавес, а остальные части принадлежат кисти его учителя, которому и заказывали полотно. Оригинальной особенностью работы является новая композиция.

Находки Мазаччо прослеживаются в невероятной пространственной глубине и необычных положениях тел.

Работы художника в технике фрески

Самый почитаемый во Флоренции вклад в искусство Мазаччо, картины которого стали прорывом в искусстве тех времен, сделал в фресковой манере. Они стали основой его наследия.

Самые лучшие картины Мазаччо с названиями «Крещение новообращенных» и «Чудо со статиром» изготавливались для капеллы Санта-Мария-дель-Кармине. Их заказал известный флорентиец Феличе Бранкаччи.

Состояние фресок сильно ухудшилось при пожаре 1771 года, но в 1988 их отреставрировали, и сейчас их можно увидеть в первоначальном виде.

Отдельного упоминания заслуживает картина Мазаччо «Изгнание из рая». На ней впервые было изображено человеческое тело с правильными анатомически деталями. Раньше людей изображали со ступнями, не касающимися земли. Совсем иначе изобразил Еву и Адама Мазаччо.

Картины «Чудо со статиром» и «Мадонна, щекочущая младенца» тоже достаточно реалистично изображают людей, их композиция наполнена динамикой и смотрится весьма убедительно. Кроме того, в первой живописец нарушил еще один канон — сцены происходящего не идут одна за другой, хотя все и остается очевидным.

Удивительное чувство перспективы и умение создавать объемное воздушное пространство не в последнюю очередь стали причинами того, что Мазаччо, картины которого восхищают людей и сейчас, считается одним из главных творцов Кватроченто.

Источник: http://info-4all.ru/dosug-i-razvlecheniya/iskusstvo-i-razvlecheniya/italyanskij-hudozhnik-mazachcho-kartini-i-biografiya-tvorca/

Мазаччо — художники

«МАЗАЧЧО»

(1401 — ок. 1429)

Творчество Мазаччо открывает XV век, который был веком наивысшего расцвета флорентийского искусства.

Не будет преувеличением сказать, что наряду с архитектором Брунеллески и скульптором Донателло Мазаччо дал решающий импульс развитию ренессансного искусства. «…

Флорентиец Томазо, прозванный Мазаччо, показал своим совершенным произведением, что те, кто вдохновлялись не природой, учительницей учителей, трудились напрасно», — писал Леонардо да Винчи.

Мазаччо продолжил художественные искания Джотто. «В умении распределять свет и тени, в создании четкой пространственной композиции… Мазаччо намного превосходит Джотто. Кроме того, он первым в живописи изображает обнаженное тело и придает человеку героические черты, возвеличивая человека в его мощи и красоте», — пишет Л. Любимов.

Мазаччо (настоящее имя Томмазо ди сер Джованни ди Моне Кассаи) родился 21 декабря 1401 года в местечке Сан-Джованни-Вальдарно недалеко от Флоренции.

Отец, молодой нотариус Джованни ди Моне Кассаи, умер, когда мальчику исполнилось пять лет. Мать, мона Джакопа, вскоре вторично вышла замуж за пожилого состоятельного аптекаря.

Томмазо и его младший брат Джованни, ставший впоследствии также художником, жили с семьей в собственном доме, окруженном небольшим участком земли.

Свое прозвище Мазаччо (от итальянского — мазила) он получил за беспечность и рассеянность.

«МАЗАЧЧО»

Совсем молодым Мазаччо переехал во Флоренцию, где учился в одной из мастерских. В цех врачей и аптекарей, к которому были приписаны также живописцы, он вступил 7 января 1422 года. Еще через два года его приняли в товарищество живописцев св. Луки.

Самое раннее из сохранившегося творческого наследия Мазаччо — картина, написанная около 1424 года для церкви Сант-Амброджо, «Мадонна с младенцем и со св. Анной». Уже здесь он смело ставит те проблемы (композиция, перспектива, моделировка и пропорции человеческого тела), над решением которых будут работать художники на протяжении всего XV столетия.

19 февраля 1426 года в Пизе Мазаччо приступил к созданию за невысокую оплату большого алтарного полиптиха для капеллы, принадлежавшей нотариусу Джулиано ди Колино дель и Скарси в церкви пизанского монастыря Санта-Мария дель Кармине. Его части ныне рассеяны по музеям и собраниям разных стран мира.

Невиданной новизной отличалась эта сцена, передававшая реальное событие в знакомой всем части Флоренции, с массой реальных персонажей, портреты которых были даны среди участников торжества.

Характерно, что композиция вызвала не только удивление и восхищение современников, но и упреки в «писании с натуры», т.е. в слишком большом впечатлении реальности, ею производимом.

В ней не было украшенности, развлекательности, чуждых строгому стилю Мазаччо.

Т.П.

«МАЗАЧЧО»

Знамеровская пишет: «На центральной доске полиптиха, находящейся в лондонской Национальной галерее, изображена мадонна на троне. Стрельчатое обрамление срезает по бокам верхние части трона, создавая иллюзию открывающегося за аркой пространства, в глубину которого отступает золотой фон. Мадонна сидит тяжело и прочно.

Сильного поворота фигуры вправо, выступающих вперед широко расставленных колен, рук, склоненной головы достаточно, чтобы почувствовать трехмерность фигуры и место, занимаемое ею в трехмерной среде. Так же пространственно дан обнаженный младенец на ее колене.

То, как трон срезает и частично прячет фигурки двух стоящих по бокам ангелов и как выдвинуты двое других, сидящих на ступеньке, опять усиливает иллюзию глубины…»

Основным трудом всей жизни художника были росписи капеллы Бранкаччи. Во Флоренции, на левом берегу Арно, стоит старинная церковь Санта-Мария дель Кармине. Здесь в 1424 году Мазолино начал роспись капеллы, расположенной в правой части трансепта. Затем работу продолжал Мазаччо, а после его смерти, много лет спустя, закончил Филиппино Липпи.

К бесспорным шедеврам Мазаччо принадлежит «Чудо со статиром», «Изгнание из рая», а также «Св. Петр, исцеляющий больных своей тенью» и «Св. Петр и св. Иоанн, раздающие милостыню» — фрески из капеллы Бранкаччи, их будут изучать и на них учиться Леонардо да Винчи, Рафаэль и Микеланджело.

«Изгнание из рая» может считаться одним из первых реалистических изображений обнаженного тела в искусстве XV века.

«МАЗАЧЧО»

В то время как другие живописцы по средневековой традиции изображали человеческие фигуры так, что «ступни ног не ступали на землю и не сокращались, а стояли на цыпочках» (Вазари), Мазаччо придал им устойчивость.

Нагие тела Адама и Евы не только анатомически правильны, но и движения их естественны, позы выразительны. Никогда прежде грехопадение прародителей рода человеческого не было показано столь волнующе и драматично.

«На фоне широкого обобщенно трактованного пейзажа развертывается действие другой знаменитой фрески Мазаччо — «Чудо со статиром». Три различных момента евангельской легенды объединены здесь в одной сцене.

В центре большой ярко освещенной группы апостолов — широкоплечих, массивных фигур простых и мужественных людей из народа — стоит Христос в розовом хитоне и синем плаще.

Спокойным и величественным жестом руки он умиротворяет спор, возникший между апостолом Петром и сборщиком городской подати, который изображен спиной к зрителю в живой и естественной позе, отчего его диалог со св.

Петром — разгневанным могучим старцем — приобретает жизненную убедительность. В глубине слева, у озера, изображен тот же апостол, по велению Христа достающий из пасти пойманной рыбы статир (монету). Вручение монеты сборщику изображено в правой части фрески.

Готическая отвлеченность, свойственная многим итальянским мастерам конца XIV — начала XV века, была наконец преодолена в этих композициях.

В ряде других росписей той же капеллы Мазаччо изображает различные эпизоды из жизни апостола Петра, превращая евангельские легенды в живые выразительные повествования, вводя в них реальные человеческие типы и архитектуру своего времени» (Н.А. Белоусова).

Есть кадастровое свидетельство от июля 1427 года. Из него можно узнать, что Мазаччо весьма скромно жил с матерью, снимая помещение в доме на Виа деи Серви. Он держал лишь часть мастерской, деля ее с другими художниками, имел много долгов.

В 1428 году, не завершив роспись капеллы Бранкаччи, художник уезжает в Рим. Вероятно, его призвал Мазолино, которому понадобился помощник для выполнения больших заказов. Из Рима Мазаччо не вернулся.

Внезапная смерть художника в столь молодом возрасте, ему было 28 лет, вызвала толки о том, что он был отравлен из зависти. Эту версию разделял и Вазари, но никаких доказательств ее нет.

Читайте также:  Музей родена в париже, франция

Как нет точной даты смерти Мазаччо.

Источник: http://the100.ru/painter/masaccio-tommaso-di-ser-giovanni-di-mone-kasai.html

Творчество Мазаччо (стр. 1 из 2)

ТВОРЧЕСТВО МАЗАЧЧО

Реферат по истории мировой культуры выполнила: студентка 881 гр. III курса Гуманитарного Факультета (история) Трекулова Ольга

Сургут-2001г.

Томмазо ди сер Джованни ди Моне Кассаи был родом из Кастелло Сан Джованни в Вальдарно. Родился 21 декабря 1401 года.

Он был немного рассеянным и весьма беспечным и создавал впечатление человека, у которого вся душа и воля заняты предметами одного только искусства и которому почти нет дела до себя самого, а еще меньше – до других. Поэтому еще в детстве родные прозвали его Мазаччо (ласково-пренебрежительная форма от Томмазо).

Творческая деятельность Мазаччо, продолжавшаяся около шести лет, занимает важное место в истории не только итальянской, но и всей западноевропейской живописи.

Наряду с архитектором Брунеллески и скульптором Донателло Мазаччо является основоположником искусства Раннего Возрождения, утвердившим в живописи новые эстетические представления о мире и человеке, новые изобразительные принципы.

Становление Мазаччо как художника протекало в обстановке мощного общественного и культурного подъема во Флоренции, широкого распространения гуманистических идей, формирования ренессансных художественных принципов в архитектуре и скульптуре.

Мазаччо начал художественную работу в то время, когда Мазолино расписывал в церкви Санта Мария дель Кармине во Флоренции капеллу Бранкаччи. Эта фресковая роспись считается самой значительной работой Мазаччо, именно здесь он реализовал свое новаторство.

Дело в том, что до эпохи Возрождения никогда в искусстве не ставилась проблема изображения пространства. Поэтому одним из важных достижений Мазаччо была разработка системы глубинного изображения пространства с помощью прямой центральной перспективы, названной впоследствии итальянской.

Она отражала новое отношение к миру, делая центр картины точкой схода перспективных линий. Также Мазаччо первым понял необходимость передачи фигур «в сокращении», если смотреть на них снизу, и преодолел прежнюю манеру письма, при которой все фигуры изображались на цыпочках.

Он положил начало позам, движению, порыву в живописи, то есть изображению реальности.

На одной из картин кроме Христа, исцеляющего бесноватого, имеются еще прекрасные по перспективе дома, исполненные таким образом, что они одновременно показаны и изнутри и снаружи, так как он для большей трудности взял их не с лицевой стороны, а с угла.

Мазаччо больше других стремился изобразить и обнаженные тела. Он первым в живописи изобразил обнаженные тела Адама и Евы, изгнанных из рая («Изгнание из рая»).

В своих произведениях Мазаччо отличался величайшей легкостью и любил большую простоту драпировок. Его кисти принадлежит сделанная темперой картина, где изображена коленопреклоненная Мадонна с младенцем на руках перед святой Анной.

В церкви Сан Никколо помещена в простенке сделанная темперой картина кисти Мазаччо, на которой изображено Благовещение и тут же здание со множеством колонн, прекрасно переданное в перспективе: помимо совершенства рисунка оно сделано в ослабевающих тонах, так что, мало-помалу бледнее, оно теряется из виду.

В Санта Мария Новелла, там, где имеется трансепт, Мазаччо написал фреской изображение Троицы, расположенное над алтарем св. Игнатия, а по сторонам – Мадонну и св. евангелиста Иоанна, созерцающих распятие Христа.

С боков находятся две коленопреклоненные фигуры, которые, насколько можно судить, являются портретами заказчиков фрески; но они мало видны, потому что закрыты золотым орнаментом.

Кроме фигур там особенно замечателен полукоробовый свод, изображенный в перспективе и разделенный на квадраты, заполненные розетками, которые так хорошо уменьшаются и увеличиваются в перспективе, что кажутся условно вытесненными в стене.

В работе над «Троицей» Мазаччо впервые использовал картоны – подготовительные рисунки, при помощи сетки квадратов перенесенные на стены. Такой этап работы над живописным произведением получил широкое распространение в эпоху Возрождения.

Мазаччо написал еще на доске в Санта Мария Маджоре возле боковой двери, ведущей к Сан Джованни, в капелле, Мадонну, св. Екатерину и св. Юлиана; на пределле изобразил он несколько небольших фигур из жития св. Екатерины, равно как св. Юлиана, убившего отца и мать, а посередине изобразил Рождество Иисуса Христа.

В церкви дель Кармине в Пизе на доске, внутри капеллы, помещающейся в трансепте, написана Мадонна с младенцем, а у ног их – несколько ангелочков, которые играют на музыкальных инструментах; один из них, играя на лютне, внимательно вслушивается в гармонию звуков. Посередине находится Мадонна, св.

Петр, св. Иоанн Креститель, св. Юлиан и св. Николай – фигуры, полные движения и жизни.

Внизу, на пределле находятся маленькие фигуры и изображены сцены из житий упомянутых святых, а в середине – три волхва, приносящие дары Христу; в этой части несколько лошадей списаны с натуры так живо, что невозможно желать лучшего; люди из свиты трех царей облачены в разные одежды.

Вверху картина заканчивается несколькими квадратами с изображением множества святых вокруг распятия. Полагают, что фигура святого в епископской одежде, находящаяся в той же церкви на фреске возле двери, ведущей в монастырь, тоже сделана Мазаччо.

По возвращении из Пизы Мазаччо сделал во Флоренции картину на дереве с двумя словно бы живыми обнаженными фигурами, женской и мужской.

Затем, чувствуя себя во Флоренции не по себе и побуждаемый любовью и влечением к искусству, он решил в целях усовершенствования отправиться в Рим. И здесь, приобретя величайшую славу, он расписал для кардинала Сан-Клементе в церкви Сан Клементе капеллу, где изобразил фреской страсти Христовы с распятыми разбойниками, равно как житие св. мученицы Екатерины.

Кроме того, он написал темперой много картин, которые или погибли, или пропали во время волнений в Риме.

Одну картину он написал в церкви Санта Мария Маджоре в маленькой капелле около сакристии, где изобразил четырех святых, которые кажутся рельефными, а в середине — церковь Санта Мария делла Неве, тут же – портрет с натуры папы Мартина, который мотыгой указывает основание этой церкви, а рядом с ним император Сигизмунд II.

Когда в Риме при папе Мартине над фасадом церкви Сан Джанни работали Пизанелло и Джентиле да Фабриано, часть работы они поручали Мазаччо. Узнав, что Козимо Медичи, оказывавший ему великую помощь и покровительство, вызван из изгнания, он возвратился во Флоренцию.

Здесь после смерти Мазолино ему поручили начатую последним работу в капелле Бранкаччи в Кармине, где, прежде чем приступить к работе, он написал как бы для опыта св.

Павла, что возле веревок колокольни, чтобы показать, как в этой картине он выказал бесконечное умение, ибо голова этого святого, списанная с Бартоло ди Анджолино Анджолини, производит впечатление такого великого ужаса, что кажется, будто этой фигуре недостает только того, чтобы она заговорила.

И, глядя на нее, тот, кто не знает св. Павла, увидит прямодушие римской гражданственности, соединенное с непобедимой мощью уверовавшей души, всецело устремленной к делам веры.

В этой же картине художник показал такое умение изображать ракурс, взятый сверху вниз, которое было поистине изумительно, как то явствует в передаче ног апостолов, где легко разрешена трудность задачи, особенно в сравнении со старой манерой, которая все стоящие фигуры изображала приподнявшимися на носках.

Как раз в то время, когда он производил эту работу, была освящена церковь дель Кармине.

В память этого события Мазаччо над воротами, ведущими из храма на монастырский двор, написал веронской зеленью все священнодействие, как оно происходило: он изобразил бесчисленное множество граждан, которые в плащах и капюшонах шествуют за процессией.

Среди них он представил Филиппо в деревянных башмаках, Донателло, Мазолино да Паникале – своего учителя, Антонио Бранкаччи, заказавшего ему роспись капеллы, Пикколо да Удзано, Джаванни ди Бичччи деи Медичи, Батоломео Валори.

Там же он изобразил Лоренцо Ридольфи, который был в то время послом Флорентийской республики в Венеции. Он написал там с натуры не только вышепоименованных дворян, но также ворота монастыря и привратника с ключами в руке.

Это произведение в самом деле отличалось великим совершенством, потому что Мазаччо сумел так хорошо разместить на пространстве этой площади фигуры людей по пять и по шесть в ряд, что они пропорционально и правильно уменьшаются, как того требует глаз, и действительно казалось будто это какое-то чудо. Особенно удалось ему сделать их как бы живыми, что вследствие соразмерности, которой он придерживался, изображая не всех людей одного роста, но с большой наблюдательностью различая маленьких и толстых, высоких и худых. У всех ноги поставлены на плоскости, и они хорошо, находясь в ряду, сокращаются в перспективе.

После этого Мазаччо вернулся к работе над капеллой Бранкаччи, продолжая сцены из жизни св. Петра, начатые Мазолино, и частью их закончил, а именно – сцену с папским престолом, исцеление больных, воскрешение мертвых, наконец, излечение хромых тенью, когда он проходит по храму вместе со св. Иоанном.

Среди прочих выделяется та картина, где Петр по приказанию Христа извлекает деньги из живота рыбы, чтобы уплатить подать. Помимо изображения одного из апостолов в глубине картины, которое предоставляет собою портрет самого Мазаччо, сделанный им с себя при помощи зеркала так хорошо, что он кажется прямо живым, — мы видим здесь гнев св.

Петра на требования и внимание апостолов, которые в разнообразных позах окружают Христа и ждут его решения с такой жизненностью движения, что в самом деле кажутся живыми, в особенности св.

Петр, у которого кровь прилила к голове, потому что он нагнулся, стараясь достать деньги из живота рыбы; а еще лучше – сцена, когда он платит подать; здесь видно возбуждение, с каким он считает деньги, и вся алчность сборщика, который держит деньги в руке, и с наслаждением на них уставился.

Мазаччо написал еще воскрешение царского сына святыми Петром и Павлом, но вследствие смерти художника эта работа осталась незавершенной, ее потом закончил Филиппино. В сцене крещения св. Петром высоко ценится обнаженная фигура одного из новокрещеных, который дрожит от холода. Она написана с прекрасной рельефностью и в мягкой манере, что всегда почиталось и с восхищением ценилось художниками.

Источник: http://MirZnanii.com/a/126555/tvorchestvo-mazachcho

Мазаччо: картины и биография |

Томмазо Мазаччо, картины которого делают грандиозный шаг вперед от средневековой живописи к Раннему Возрождению, первым обновил все существовавшие традиции. Гений плохо был понят современниками, только Брунеллески считал его преждевременную смерть сокрушительной потерей. В этой статье мы представим вашему вниманию картины Мазаччо с названиями и его биографию.

Читайте также:  Рафаэль санти картины с названиями и их описание, биография художника

Ранние годы

Младенец родился 21.12.1401 в семье молодого нотариуса, которая проживала недалеко от Флоренции. Его окрестили и нарекли именем Томмазо ди сер Джованни ди Гвиди.

В пять лет малыш остался без отца, который внезапно умер. Его беременная матушка, родив второго сына, вскоре вышла замуж за аптекаря, у которого было 2 дочери. Но и этот брак не был продолжительным.

В 15 лет Томмазо лишился отчима и возглавил семью.

Во Флоренции

Исследователи предполагают, что в 1418 году все семейство уже переехало во Флоренцию. Существует много споров о том, кто были учителями Мазаччо. Наиболее вероятный ответ: архитектор Брунеллески и скульптор Донателло.

Они были старше и опытнее своего ученика и щедро делись с ним открытиями в линейной перспективе и новым осознанием личности человека, наполненного духовной жизнью.

Драматизм Донателло, резкость его передачи страсти позже войдет в картины Мазаччо.

Первые работы

По нашим меркам юноша, а по мнению людей XV столетия – вполне взрослый человек стал кормильцем семьи, получив первые заказы на работу. Уже в 1422 году был закончен большой триптих для церкви Св. Ювеналия. В центральной части триптиха особенно видно использование перспективы, создающей глубину пространства.

https://www.youtube.com/watch?v=-YRlsRhIAsE

Пол всех трех панелей сходится в одной точке, которая скрыта за головой Мадонны. В ребенке, изображенном, как строгая холодная скульптура, чувствуется влияние Донателло.

В следующем году вместе с Мазолино написан триптих для часовни в церкви Санта-Мария-Маджоре. Он изображает драматический эпизод из жизни Св. Ювеналия, которого дьявол обманом подтолкнул на убийство собственных родителей.

Это произведение плохо сохранилось, как и многие картины Мазаччо.

Активное продолжение работы

В 1423 году молодого художника приняли в гильдию Св. Фомы, который считался покровителем живописцев, скульпторов, архитекторов. Как будто предчувствуя, что жизнь будет коротка, молодой мастер много и плодотворно работает, забывая о себе.

Отсюда и прозвище: «Небрежный» или, как мы говорим, «Мазаччо». Самыми знаменитыми станут картины Мазаччо «Изгнание из рая», «Св. Петр исцеляет больного своей тенью», «Чудо с сатиром», «Мадонна с младенцем», «Крещение неофитов» и другие, о которых мы расскажем ниже.

Его основным принципом в работе стало изображение мира таким, каким его видел сам художник. Он стремился постичь природу человека и вещей.

Знание перспективы, пропорций человеческого тела, умение в движениях тела выразить душевные переживания – все это было неотъемлемыми качествами живописи Мазаччо.

Индивидуальный стиль

Картина Мазаччо «Троица» стала самым ярким выражением стилистики мастера. Эта фреска написана для церкви Санта-Мария-Новелла. Время ее написания достоверно не установлено. Композиция построена внутри арки, свод которой уходит в глубину. Если смотреть снизу вверх, то можно увидеть восхождение к вечному спасению.

На переднем плане – саркофаг со скелетом, который напоминает о скоротечности земной жизни. Затем две фигуры заказчиков на коленях. Молитва для них является спасением. Деву Марию и Иоанна Богослова связывает Христос, которого поддерживает Бог-Отец и Святой дух, витающий над ними голубем.

Точка схода находится в ногах Христа, на них рукой указывает Мария.

В доминиканской церкви эта сцена понимается как утверждение воскресения в качестве единственного ответа на смерть: воскрес Христос, воскреснем и все мы. Считается, что это – самая известная картина Мазаччо.

«Мадонна с младенцем» (1426 год)

Это был триптих, который разделен теперь на части и находится в разных музеях. Мы рассмотрим центральную часть: мадонну на троне с младенцем и четырьмя ангелами. Характерен взгляд художника снизу вверх.

Это требуется, чтобы учесть реальную точку зрения человека. Композиция треугольная, и взгляд попадает прямо на младенца, который, как коконом, окутан плащом.

Он сосет виноград, который символизирует вино причащения, будущую пролитую Христом кровь.

Росписи капеллы Бранкаччи во Флоренции (1425 – 1428)

В ней идентифицированы как безусловные работы художника, относящиеся к вершине его творчества – «Чудо со статиром», «Св.

Петр, исцеляющий больных своей тенью», «Святые Петр и Иоанн, раздающие милостыню», «Изгнание из рая». Эти произведения – бесспорный прорыв от средневековых традиций к новому искусству Раннего Возрождения.

У всех персонажей подчеркнута телесность как колоритом, так и обобщенной моделировкой.

Мазаччо, «Изгнание из Рая»: описание картины

За основу взят библейский сюжет. Художник с огромной естественностью изобразил полностью обнаженные фигуры своих моделей. Переживания обоих персонажей им также выявлены предельно ярко.

Плачущий Адам закрывает лицо рукой. Он переполнен горечью и стыдом. Страдания согнули его тело. Ева, прикрывая себя руками, кричит, как от мучительной боли, не стесняясь своих чувств. В них – недоумение, позор, ужас.

Этот вопль отзывается в душах, как песнопение мессы «День гнева» (Dies irae), то есть страшный Судный день, где грешники исторгнуты в Ад. Картина Мазаччо «Изгнание из рая» впервые показывает, как реально, опираясь на полную ступню, шагают два страдальца.

В прежней традиции фигуры лишь слегка касались пальцами ног земли. Этот его прием позже многие пытались повторить, но практически никому не удавалось передать точный ракурс Мазаччо.

По требованию монахов обнаженные тела были позже прикрыты веточками с листочками: все еще действовала средневековая ложная стыдливость и восприятие наготы как чего-то грязного и мерзкого. Карающий ангел с мечом в руках, витающий над Адамом и Евой, подсказывает нам, что назад им дороги нет.

«Чудо со статиром»

Иногда эту фреску считают самой лучшей. Действительно, она очень интересна. Христос с апостолами пришел в Каперанум. Чтобы войти, требовалось заплатить небольшую подать, но денег у них не было. Мессия (композиционный и духовный центр фрески) отдал приказание Петру выловить рыбу и достать из нее нужную монету – статир. Все эпизоды изображены на одной фреске.

В середине Христос с учениками в полукруге отдает приказание Петру. Слева Петр, находясь в очень реалистичной позе с точным расположением ног, выловил рыбу и достает из нее монету. Справа он отдает ее сборщику податей. Композиция линейна, и действие кажется непрерывным. Каждый персонаж имеет выраженную индивидуальность.

Среди них, по словам Вазари, здесь имеется автопортрет мастера. В том числе художник создал живой ландшафт, который никогда прежде не видели. Сзади – холмистые горы, справа – стены города, которые составлены из пустых и полных лоджий. Источник света находится справа и определяет наклон всех теней.

Все фигуры Мазаччо смоделировал при помощи цвета и света и придал им скульптурную монументальность. Это была живописная революция для того времени.

«Св. Петр, исцеляющий больных своей тенью»

Эта небольшая фреска также украшает капеллу Бранкаччи. Как и все остальные произведения капеллы, она очень пострадала от пожара 1771 года, но было проведено комплексное реставрирование в 1983 – 1990 годах, которое вернуло работам мастера прежний блеск.

Наше внимание она привлекла не столько своим библейским сюжетом, хотя он тоже интересен, а тем, что человек в красной шапочке – это портрет художника Мазолино, с которым продолжительное время сотрудничал Мазаччо.

Второй портрет – человек с руками, сложенными, как для молитвы, – это, возможно, сам великий Донателло, и третий, Иоанн, – предположительно брат Мазаччо.

Евангельская сцена очень красноречива. Св. Петр с Иоанном за ним идут по улице. Их лица отрешенные. Они нисколько не сомневаются в помощи болящим. Тень Петра, падающая на группу больных, поднимает их на ноги. Вот один, с перевязанной ногой, уже встал, другой еще сидит, но он почувствовал, что его коснулась божественная благодать, третий – ожидает своей очереди.

В капелле свет на фреску падает справа. Соответственно, влево на ней и расположены тени на узкой средневековой улице, где соблюдены строгие законы перспективы: уходящие вдаль дома уменьшаются в размерах. На этом мы заканчиваем рассматривать картины Мазаччо с описанием.

Переезд в Рим и смерть художника

Примерно в 1428 году Мазаччо оставляет незаконченной работу в капелле Бранкаччи и отбывает в Рим. Предполагают, что его пригласил Мазолини для исполнения более престижных заказов.

Неизвестно, сколько месяцев прошло, когда вдруг Мазаччо неожиданно скончался. Брат живописца говорил, что ему в это время исполнилось 27 лет.

То есть это произошло в промежутке от декабря 1428 года до начала 1430.

Гений Мазаччо глубоко повлиял на дальнейшее развитие живописи. Его работы изучали и копировали последующие поколения художников, поднявших искусство на небывалую высоту. Творческие открытия Мазаччо изменили живопись не только Италии, но и всей Европы.

Источник: https://www.cubum.ru/mazachcho-kartiny-i-biografiya/

Живопись итальянского возрождения — Джотто, Мазаччо, Анджелико, Тициан и Джорджоне

Живопись Италии эпохи Возрождения — явление поистине грандиозное. Такого количества блестящих имен не знала ни одна из последующих эпох, ни одна из национальных школ. Не случайно в последующие века художники неизменно черпали опыт и вдохновение в изобразительном искусстве итальянского Ренессанса.

В ренессансной системе взглядов особая роль принадлежала изобразительному искусству. Человек во времена Возрождения ощутил себя способным к познанию мира, но поначалу сам мир представлялся ему, как и в Средние века, грандиозным произведением искусства, созданием величайшего художника — Бога.

Мазаччо «Троица» 1426-1428 гг. Церковь Санта Мария Новелла Благодаря искусному использованию светотени и знанию законов перспективы Мазаччо придавал изображению жизненную убедительность. «Троица» (1425-1428).

Таким образом, изображение мира считалось одним из путей его познания. Разработка системы прямой перспективы сделали живопись наиболее «очеловеченным» видом искусства — глаз зрителя стал «точкой отсчета»  в «пространстве» картины. Появление и распространение масляных красок открыло многообещающий путь развития тонального и светового начала.

Битва при Сан-Романо (1440-1450), Чрезвычайно сложные композиционно, новаторские картины Уччелло часто не находили понимания у современников.

Живопись Флоренции, Сиены и Перуджи

большое значение в развитии итальянского изобразительного искусства сыграла флорентийская живопись раннего Возрождения, активно экспериментировавшая в области пространственной перспективы.

Умение передать отношения реального пространства на плоскости высоко подняло общественный статус художника, переведя его из положения скромного ремесленника — декоратора в разряд ученого геометра, постигающего законы строения мира.

Анджелико-художник глубочайшей веры. Его Мадонны-идеал духовной красоты и благочестия.

Брунеллески в начале 1420-х г.г. создал две картины с видами Флоренции, которые восхищали его современников иллюзорной точностью, но разглядывать их можно было только с помощью хитроумной системы зеркал и окошек.

Воспроизведение глубины пространства для реального зрителя на любой доске или стене при сохранении оптического единства изображения требуют не только знаний, но и опыта и чутья высокопрофессионального живописца. Всеми перечисленными качествами обладал Мазаччо (1401-1428). Расписанная им в 1427-1428 г.г.

Читайте также:  Лоренцо великолепного, джорджо вазари

капелла Бранкаччи во Флорентийской церкви Санта-Мария дель Кармине сразу стала своего рода школой для художников.

Пьеро делла Франческа прославился своим удивительным колористическим мастерством.

Страстным поклонником Мазаччо был Уччелло (1397-1475) — настоящий певец подробностей. Художник просиживал ночи, зарисовывая какую-нибудь мелочь в сложном ракурсе, например структуру оперения летящей птицы.

Другой последователь Мазаччо — мастер суровых лапидарных форм Андреа дел Кастаньо (около 1421-1457) более всего прославился росписью зала виллы Кардуччи, изобразив среди прочего кондотьера Пиппо Спано — испанца, ставшего в конце жизни правителем Хорватии.

Стиль Мантеньи — отличает скульптурность в передаче объемных форм. «Юдифь» (около 1490).

Скульптурно мощная фигура воителя, который может играючи согнуть стальной клинок, уверенно вторгается в пространство зала. Этого впечатления Кастаньо добился, выведя кисть правой руки и левую стопу своего персонажа за пределы декоративного обрамления фрески.

Однако не все флорентийские живописцы первой половины XV в. увлекались передачей перспективы. Так, художник-монах Беато Анжелико (около 1400-1455) вдохновлялся в основном миниатюрой XIV в.

У Джорджоне невиданное ранее значение приобретает пейзаж. «Гроза» (1507-1508).

Флорентийский живопись середины столетия сравнительно с предыдущим периодом более спокойна, но менее серьезна.

Мазаччо в своих фресках освятил земное бытие, тепер? же самые священные сюжеты погружаются в житейскую прозу: таков в целом мир живописи Фра Филиппо Липпи, населенный миловидными, жизнерадостными, но отнюдь не возвышенными мадоннами и ангелами; таков же затейливо роскошное зрелище шествия волхвов, представленное в 1459 г. на стенах домовой капеллы Медичи художником Беноццо Гоццоли. Блестящий и трагический финал флорентийского раннего Возрождения воплотился в живописи Боттичелли.

Живопись Тициана стала вершиной венецианской школы. «Венера Урбанская» (1538).

Живопись Сиены наиболее оригинально представлена Сассетой — автором картины «Шествие волхвов». В ней яркая сказочность художественного языка не препятствует смелым живописным находкам. Контраст между густыми эмалевыми красками переднего плана и нежными светлеющими тонами у горизонта — одна из первых попыток изобразить пространство чисто живописными средствами.

Это задача оказалась по силам лишь Пьеро делла Франческа (около 1420-1462), пожалуй, величайшему из живописцев Кватроченто. Пройдя выучку во Флоренции, он, однако, выработал собственную творческую манеру.

Если флорентийцы в центр изображаемой вселенной ставили человека, то Пьеро считал, что человек — лишь органичное звено большого мира природы, последний же при всем своем многообразии подчинен закону числа.

Пропорции человеческого тела, формы природы, последний же при всем своем многообразии подчинен закону числа.

пропорции человеческого тела, формы природы, реальная геометрика живописной плоскости породнены художником: фигура Христа с ее благодарной, «растущей» статью созвучна вертикали древесного ствола; пышная шарообразная крона дерева естественно вписана в полукруг завершения композиции.

Вершиной творчества Пьеро делла Франческа стала фрески в алтаре церкви Сань-Франческо в Ареццо (1452-1466).

Они посвящены достаточно редкой теме — истории Животворящего древа, принесенного на Землю из Эдема первыми людьми, которому потом суждено было стать орудием казни Христа, — и величайшей из святынь христианского мира. Художнику чуждо представление о живописи как о зрительном обмане.

Мастер ценит естественное, даже поверхность стены, на которой пишет, превращая ее плоскость в опору для своих величаво-строгих композиций. Он избегает сложных личностных характеристик: персонажи его однотипны, ибо они только актеры вселенского спектакля.

Во многих творческих примерах Пьеро делла Франческа вернулся к опыту Джотто, однако в понимании цвета он опередил современников на столетия. Живописцы привыкли пользоватся цветом как механической «раскраской» готовых линий или форм. У Пьеро форма рождалась из тонких колористических градаций.

Его палитра неисчерпаемо богата. Глаз художника подмечает не только естественный цвет предметов, но и окрашенность воздуха солнечным светом; чуть различимый серебристый оттенок придает палитре Пьеро потрясающую верность, формам-легкость, пространство-глубину.

Школа живописцев Перуджи внезапно и ярко расцвела в последние десятилетия XV в. Местные художники славились прежде всего как мастера декоративных росписей. Весьма характерны фрески так называемых апартаментов Борджиа в папском дворце в Риме (1493).

Их автор Пинтуриккьо (около 1454-1513)создает яркий и затейливый декор, где продумана каждая деталь-от цветных плиток пола до ярко-синих с позолотою потолков. В более строгой и спокойной манере работал Перуджиино (1445/1452-1523).

Стремясь расторгать зрителя, этот мастер охотно тиражировал благообразные, но однотипные мотивы: мечтательно-кроткие лица, легкую арочную архитектуру, «пасхальные» пейзажи с тонкими деревцами.

Живопись Северной Италии и Венеции

Живопись мастеров Северной Италии прошла свои, отличные от других школ этапы.

Если флорентийская живопись, в целом обращенная к разуму, изображала прежде всего трехмерные тела, а мастера Средней Италии ориентировались на чувства и решали преимущественно пространственные проблемы, то основная сфера эстетического воздействия у художников североитальянской школы-воображение, ее ведущая тема-вещество: пластическая фактура предметов, воздух и свет. В продолжение первой трети XV в. феодальные центры Северной Италии (Феррара, Верона, Мантуя) были включены в орбиту так называемой «Интернациональной» готики. Основные стилевые проблемы этого течения — чуткость к явлениям природы, виртуозное владение линией-нашли выражение в творчестве Пизанелло (1395-1455). В портрете принцессы из из феррарского дома д’ Эсте (1430-е) мастер оттенил нежную умиротворенность лица девушки, поместив его на контрастном фоне темной и жесткой листвы, усеянной яркими трепетными пятнами цветов и бабочек.

Беллини относится к числу самых замечательных портретистов своего времени. «Портрет дожа Леонардо Лоредана» (1501-1505).

Роль очага культуры Возрождения в 1430 — х гг. приобрела Падуя- город с богатым античным прошлым, в 1406 г. присоединенный к венецианским владениям.

Наряду со своим старинным университетом Падуя прославилась мастерской Франческа Скварчоне, живописца-самоучки, глубокого знатока древних памятников, создавшего настоящую академию, где одновременно обучались живописи до 100 юношей и среди них приемный сын Скварчоне Андреа Мантенья (1431-1506), крупнейший мастер североитальянского Кватроченто, сочетавший в своих работах жизнеподобие с яркой фантастичностью.

В живописи Венеции радикальные перемены произошли с приездом сюда южноитальянского художника Антонелло да Мессина (около 1430-1479).

Большую роль в формировании оригинального стиля венецианской школы сыграл Джованни Беллини (около 1430-1516). Он положил в основу своей манеры колористическое начало.

Мягкая гармония пронизанных светом красок художника сродни излюбленным им простым идиллическим сценам, где сельский вечерний пейзаж играет немалую роль.

Расцвет венецианской школы живописи пришелся на первую половину XVI в., когда творили великие Джорджоне (1477-1510) и Тициан (1488/1490-1576). Джорджоне создал собственный живописный жанр — «поэзии». Эти картины писались им по заказам частных лиц и отписались от современного европейского искусства своей бассюжетностью.

Основа их образного строя — прихотливая фантазия автора, а не какое-либо событие, почерпнутое из исторического или литературного источника. Тициан, унаследовал лиризм Джорджоне, соединил его со здоровой чувственностью и активным восприятием бытия. В творчестве этого мастера нашло выражение венецианского Высокое Возрождение.

Живопись итальянского возрождения — Джотто, Мазаччо, Анджелико, Тициан и Джорджоне обновлено: Июль 2, 2017 автором: interesno-vse.ru

Источник: http://interesno-vse.ru/?p=17629

Мазаччо (Томазо ди Джованни ди Симоне Кассаи). Кватроченто. XV век. — презентация

1 Мазаччо (Томазо ди Джованни ди Симоне Кассаи). Кватроченто. XV век.<\p>

2 Мазаччо (Томазо ди Симоне ди Джованни Кассаи). ( ) Мазаччо родился в 1401 г. в Сан-Джовани-Вальдарно, умер, не достигнув и двадцати семи лет, в Риме. «Меньше чем за десять лет своей деятельности он производит такой переворот в истории живописи, с которым может сравниться разве что переворот, произведённый Джотто».<\p>

3 Троица гг. Фреска в церкви Санта Мария Новелла во Флоренции. «Утверждают, что архитектурное построение «Троицы» из церкви Санта-Мария Новелла было исполнено Брунеллески. Как бы то ни было, Мазаччо придерживается в нём канонов этого великого мастера. Почему? Ответ прост: для сохранения верности концептуальному замыслу самой фрески. Она изображает Троицу, символом которой служит треугольник. Но если бы художнику вздумалось прибегнуть к символическому изображению, то он не ограничился бы только треугольником, композиционно определяющим расположение фигур. Этот символ, к которому столь часто прибегала живопись XIV в., безразличен Мазаччо.<\p>

4 троица Его интересует идея, выражаемая не символами, а ясными формами. Троица – это идея-догма, а догма не мыслима без откровения. Роль же откровения в «Троице» играет выбранная художником форма. Благодаря своей вечности христианская догма выступает также в виде истории. Поэтому изображённые образы, в том числе фигура Бога-Отца, воспринимаются как реальные, исторические фигуры, «занимающие определённое пространство». Пространство, данное в откровении, должно быть подлинным и определённым, абсолютным и вместе с тем историческим (то есть древним и настоящим), как и сама религиозная догма. Таким пространством является для Мазаччо перспективно организованное пространство Брунеллески. Образы Мазаччо – это конструктивная идея пространства, получившая конкретное воплощение в построении человеческой фигуры».<\p>

5 Чудо со статиром Это одна из выдающихся фресок Мазаччо. Необычен сюжет ее – редко встречающиеся в живописи описание сцен из новозаветной притчи о сборщике податей. В притче рассказывается о римском мытаре, который собирал деньги со всех евреев на восстановление Иерусалимского храма. Когда мытарь подступил к Христу, тот отказался платить подать, но чтобы не обострять отношения, послал своего ученика Петра к плескавшемуся рядом морю Галилейскому, сказав: «Чтобы нам не соблазнить их, пойди на море, брось уду, и первую рыбу, которая попадется, возьми, и, открыв у ней рот, найдешь статир (монета стоимостью в четыре драхмы). Возьми его, и отдай им за Меня и за себя». На своей фреске Мазаччо изображает святого Петра трижды: в центре рядом с Христом – беседующим с мытарем, слева – вынимающего монету изо рта у рыбы и справа – отдающим эту монету мытарю. Такое построение композиции было широко распространено во время Мазаччо – картина называлась «непрерывными историями».<\p>

6 Изгнание Адама и Евы из Рая На фреске «Изгнание из рая», написанной у входа в капеллу, Мазачча с огромной силой передает движение обнаженных фигур Адама и Евы — повинуясь грозному жесту ангела, они покидают Рай. Запрокинутое лицо Евы с раскрытым в рыдании ртом, широкий шаг Адама, в отчаянии закрывшего лицо руками, оставляют впечатление безграничной и величественной скорби.<\p>

7 Мазаччо решительно порывает со средневековой традицией: использует светотеневую моделировку и световоздушную перспективу для создания ощущения реального пространства. Фигуры людей соотнесены по масштабу с окружающим их пейзажем, их движения естественны. Правильные пропорции изображенных на росписях фигур свидетельствуют о знании анатомии человеческого тела. Суровое и мужественное искусство Мазаччо оказало огромное воздействие на художественную культуру Возрождения и, в частности, на творчество Пьеро делла Франческа и Микеланджело<\p>

Источник: http://www.myshared.ru/slide/517482/

Ссылка на основную публикацию