Портрет джованни медичи ребёнком, аньоло бронзино

Итальянский живописец Бронзино Анджело

Бронзино Анджело(1503–1572)

Бронзино Анджело или Аньоло (1503–1572), итальянский живописец флорентийской школы. Родился 17 ноября 1503 в Монтичелли близ Флоренции. Бронзино был учеником и помощником Якопо Понтормо.

С 1540 придворный художник флорентийского герцога Козимо I Медичи.

Виртуозные по исполнению портреты Анджело Бронзино принадлежат к числу самых ярких страниц искусства зрелого маньеризма.
Бесстрастие, надменная замкнутость, статуарность портретов Бронзино тесно связаны с их парадно-официальным характером и в то же время свидетельствуют о нарастающем равнодушии мастера к человеку.

Недаром во многих его портретах блестяще, с натуралистической иллюзорностью выписанные аксессуары привлекают более пристальное внимание художника и становятся более выразительными, чем лицо

 Картины Бронзино отличаются тщательностью исполнения и аристократической сдержанностью образов.

Многие из его моделей – члены семейства Медичи, придворным художником которого он был с 1540 года. Умер Бронзино во Флоренции 23 ноября 1572 года.

1542. Галерея Уффици, Флоренция.

 Сороковые годы 16 века, знаменующие начало следующего этапа феодально-католической реакции в Италии, отмечены стабилизацией в итальянских государствах феодально-монархического режима и активизацией деятельности папского Рима, который возглавляет организованное наступление правящих кругов на все ренессансное наследие в политической и духовной жизни страны. 

Папа Павел III Фарнезе вводит церковную цензуру, восстанавливает деятельность инквизиции; в конце 1530-х годов возникает орден иезуитов, который становится авангардом католической реакции. Она достигает своего апогея в 50—70-е годы, когда церковь, опираясь на инквизицию, становится на путь массового террора в борьбе со всеми прогрессивными силами общества. 

Господствующими жанрами в живописи становятся парадный портрет. Бронзино, будучи с 1539 года придворным художником, пишет портреты членов семьи Медичи, приближенных высокопоставленных особ, верхушку аристократии.

Портрет дочери Козимо Первого, написанный в 1542 году, поражает неподдельной искренностью, чистотой восприятия окружающего мира и трогательной нежностью юной принцессы.

Художник создал редкий для того времени, тонкий по восприятию психологический образ девочки-подростка.

1544-1545. Галерея Уффици, Флоренция.

 Тип официального парадного портрета окончательно складывается в творчестве Бронзино в 1540-е годы.

В многочисленных портретах 1540—1550-х годов исчезает оттенок тревожной неуверенности, усиливается внешняя репрезентативность и эффектность.

Стремясь подчеркнуть дистанцию между зрителем и портретным образом, художник избегает теперь намека на живые человеческие чувства и черты характера, прячет их под маской чопорной надменности, ледяного бесстрастия. 

В  знаменитом портрете супруги Козимо Первого Элеоноры Толедской с сыном, флорентийская герцогиня восседает с торжественной неподвижностью идола. 

1540. Галерея Уффици, Флоренция.

 Мастер маньеризма, Бронзино умеет великолепно построить импозантную композицию, ввести аксессуары, подчеркивающие сословное положение модели, придать своим героям высокомерную небрежность, утонченный аристократизм и — при всей идеализации — сохранить убедительное портретное сходство. 

Но в портретах итальянского художника отчетливо сказывается и воздействие жестких требований придворной культуры, ограничившей задачу портретиста запечатлением официально-парадного облика человека, его сословного величия. 

Портрет Лукреции Панчиатики написан в 1540 году; представленная на фоне ниши Лукреция, неестественно выпрямившаяся, смотрящая прямо перед собой неподвижным, остановившимся взглядом, кажется застывшим изваянием. 

 Поверхность лица Лукреции, написанная в слитной эмалевой манере, кажется неестественно гладкой, по тону она светлее жемчужного ожерелья и имеет сходство со слоновой костью, резко и жестко промоделированные складки рубиново-красного шелкового платья кажутся изваянными из камня, волосы приобретают металлический отсвет.

1538. Государственный музей, Берлин.

 Замкнутость, изолированность от действительности увеличивается в конце 1530-х — начале 1540-х годов.

Так, в портрете Уголино Мартелли художник подчеркивает нарочитую надменность позы и осанки юноши, эффектность нервной, острой линии силуэта, изысканность жестов тонких холеных рук, придает его некрасивому лицу непроницаемость, скучающе-презрительное выражение и тем сообщает образу не только утонченный аристократизм, но и оттенок холодной неприступности.

1540-1545. Национальная галерея. Лондон.

 Картина Анджело Бронзино «Аллегория триумфа Венеры». 

Венера тянется за поцелуем к Купидону, ласкающему ее грудь. Бородатый Сатурн раздвигает занавес над этой сценой. Ревность сжимает руками голову, а сверху на все это смотрит фигура в маске. Девушка с телом зверя держит в одной руке соты, в другой — свой хвост, заканчивающийся жалом.

Холодный свет, окутывающий эту странную сцену, и сглаженная красочная поверхность картины составляют характерные черты стиля художника. Его композициям свойственна также преувеличенная экспрессия, позы его персонажей переусложнены, их движения напряжены.

Произведение Бронзино — замечательный пример маньеристического искусства.

1564. Галерея Уффици, Флоренция.

 Картина Анджело Бронзино «Аллегория Счастья». 

Иносказательным языком искусства раскрывает художник многогранность такого понятия, как счастье. Восседающая на троне молодая женщина, символизирующая счастье в центре картины в одной руке держит рог изобилия, в другой — кадуцей, являющийся знаком Гермеса, символом удачи в торговле, приносящий богатство и благополучие.

Слава также в широком понимании является синонимом счастья или его неотъемлемой составляющей; в верхней части картины один ангел держит лавровый венец победителя над головой, второй в прямом смысле «трубит Славу». Спокойно и доброжелательно взирает на все это Фортуна, придерживающая свое колесо — не обошлось и без ее участия.

Двуликая фигура слева напоминает о переменчивости судьбы, а справа женщина-воительница держит наготове меч, дабы охранять и защищать завоеванное счастье.

У ног аллегорической фигуры ползают в бессильной ярости олицетворяющие зло мерзкие существа, лежит пораженный враг; коленопреклоненный человек, символизирует одну из главных составляющих счастья — полновластие, всеобщее признание и поклонение.

1538. Государственный музей, Берлин.

 Аллегорический портрет Данте написан спустя много лет после его смерти и является символическим образом поэзии. Стилизованный портрет величайшего поэта целой эпохи написана гротескно и выразительно. Как и положено аллегорическому образу, он неоднозначен.

Отличительной чертой многих работ Бронзино является смысловая емкость: чем дольше смотришь на картину, тем больше раскрывается перед нами обозначенная, казалось бы, в незначительных деталях историческая панорама. Убегающая за горизонт река, синие горы вдали дополняют тематическую характеристику поэзии Данте.

Как будто из тьмы обращенное к свету лицо поэта вылеплено четко и рельефно, гордый профиль увенчан лавровым венцом славы.

1540-1550. Пинакотека Брера, Милан.

 Словно античная скульптура грозного владыки морских глубин предстает перед нами Андреа Дориа, современник художника. Мифологический образ довершает трезубец и скрученный в кольцо толстый канат справа от основной фигуры, немного морской атрибутики. 

О том, что это придворный портрет, напоминает нам лишь фамильная надпись над трезубцем и скучноватое лицо Андреа Дориа. 

Андреа Дориа

Генуэзский адмирал и государственный деятель, родился в древней аристократической семье. Он рано осиротел, стал солдатом, служил сначала в охране Папы римского Иннокентия VIII, затем у королей Неаполя Фердинанда I и Альфонса II и разных итальянских принцев.

В 1522 году перешёл на службу к французскому королю Франциску I и служил у него в 1522–25 и 1527–28 годы. От него он получил звание генерал-капитана. После истечения срока своего контракта перешёл на службу к императору Карлу V.

В звании адмирала он командовал несколькими экспедициями против турок, захватил Корони и Патры, в 1532 году, вместе с императором участвовал в захвате Туниса в 1535 году.

Карл V нашёл в лице Дориа неоценимого помощника в своей борьбе с Франциском I, через него он распространил влияние империи на всю Италию.

В 1541 году Дориа участвовал в неудачной военной кампании Карла V в Алжире. Он спас от окончательной гибели армию и флот императора, вопреки его совету предпринявшего поход в Алжир.

В течение следующих пяти лет Дориа продолжал служить у императора, участвовал в нескольких войнах.

1550-1555. Палаццо Веккио, Флоренция.

 Из блистательной череды аристократических портретов, созданных итальянским мастером, особой изысканностью отличается портрет Лауры: утонченный профиль надменного лица, грациозная шея в тончайших кружевах, холеные длинные пальцы, держащие книгу. 

 Один из лучших портретистов своего времени, Бронзино нередко изображает свои модели в странно неподвижных позах. В его портретах есть какая-то отчужденность, высокомерная замкнутость, которая невольно побуждает зрителя внимательно всматриваться в них

1546. Национальная галерея античного искусства, Рим.

 Портрет Андреа Дориа и Стефано Колонна, потомка древней итальянской фамилии, игравшей в средневековой истории Рима большую роль и особенно знаменитой постоянными распрями с домом Орсини. 

Родоначальником её считают герцога Стефана, пришедшего из Германии в Италию около 1037 года, который женился на графине Эмилии, владетельнице Палестрины.

Потомок герцога (и предок портретируемого) Пиетро делла Колонна получил, по преданию, своё название от колонны Траяна, рядом с которой он жил и владел огромными земельными владениями, в том числе городом Палестриной и неприступными замками. 

1545. Галерея Уффици, Флоренция.
Читайте также:  Портрет купца из семейства ведиг, ганс гольбейн младший, 1532

 Портрете  сильного, волевого, уверенного в себе и в своей непогрешимости человека. 

Именно таким должен быть придворный портрет, написанный придворным художником. Ломаццо пишет: «Благоразумный художник, изображая властителя, должен придать ему благородство и достоинство, если даже на самом деле он не таков». 

1542-1545. Палаццо Веккио, Флоренция.

Анджело Бронзино «Поклонение кресту с бронзовой змеей». Фреска капеллы Элеоноры Толедской в Палаццо Веккио во Флоренции, стена у входа, деталь.

После 1540 Бронзино выполнил фрески в Палаццо Веккио во Флоренции, одна из них «Поклонение кресту с бронзовой змеей».

1543-1545. Палаццо Веккио, Флоренция.

 Фреска капеллы Элеоноры Толедской в Палаццо Веккио во Флоренции, левая стена, размер  деталь.

Измученные долгими скитаниями по пустыне, страдающие от жары и от жажды, они, наконец-то получили воду. Жадно прильнули пересохшими губами к живительной влаге, черпают плошками и пьют, пьют… 

Таким известный библейский сюжет увидел и запечатлел на фреске в Палаццо Веккио итальянский мастер.

В росписи нет ни манерности, ни экзальтированной восторженности от явленного чуда, только простые, понятные каждому человеку чувства радости и благодарности судьбе за спасение.

1540-1541. Палаццо Веккио, Флоренция.

 Фреска капеллы Элеоноры Толедской в Палаццо Веккио во Флоренции, роспись потолка, размер, деталь.

  Облик Архангела Михаила получился прекрасным и героическим, а образ коварного дьявола — злобным и карикатурным. Палитра, несмотря на эмоциональную напряженность сюжета, выдержана в светлых, голубовато-серых, радостных тонах.

1540-1541. Палаццо Веккио, Флоренция.

 Фреска капеллы Элеоноры Толедской в Палаццо Веккио во Флоренции, орнамент на потолке, размер, деталь. 

Гирлянда с ангелами является основным орнаментом в росписи купола капеллы, она делит на сектора рабочее пространство, заключая сюжетные фрагменты в общую смысловую композицию.

С изяществом маньериста щедро заполнил художник изобилием цветов и фруктов свод капеллы, где белые облака пушистыми сугробами громоздятся на голубом небосводе.

Изображение не статично, вся композиция подчинена круговому непрерывному движению по принципу карусели, а изображение орла на светло-голубом фоне неба является не только эффектным цветовым акцентом, но и вносит тревожное настроение, едва уловимое ощущение опасности. 

1550. Музей истории искусства, Вена.

  Стремясь подчинить себе духовную жизнь страны, подавить всякий проблеск протеста в народе и кругах прогрессивной интеллигенции, папство, не ограничиваясь террором, вводит целую систему контроля над всеми областями идеологии, издается индекс запрещенных книг, накладывается вето на печатную продукцию. 

Жесткой регламентации подвергается и изобразительное искусство, церковь рьяно насаждает в нем аскетический дух.

В такой обстановке жесткого давления на свободу творчества, самовыражения, была написана одна из лучших картин итальянского художника.

Одухотворенные лица библейских персонажей светятся добротой и искренней святостью, они близкие, человечные. Особенно поразительно лицо маленького Христа, его взрослые, смотрящие как будто сквозь время, глаза.

Источник: http://utahch.blogspot.com/2012/02/blog-post_03.html

Элеонора Да Толедо — шелк, политика и семья

Летом 1545 года во время пребывания на семейной вилле Медичи в Подджо ди Кайано художник Аньоло Бронзино создал Портрет герцогини Элеоноры с сыном Джованни. Навеки он запечатлел изящную красоту и фарфоровую бледность 23-летней Герцогини Тосканской. Голубой фон на картине выгодно подчеркивает грацию и точеные линии лица.

Портрет Элеоноры с сыном Джованни, Аньоло Бронзино

Испанская принцесса в 17 лет была выдана замуж за наследного принца Тосканского Козимо Медичи. Встреча будущих супругов произошла в Неаполе в 1535 году за 4 года до свадьбы. Козимо сопровождал Герцога Флоренции Алессандро де Медичи на дипломатических переговорах.

Там он впервые встретил 13-летнюю дочь знатного испанца Дона Педро из Толедо — Вицекороля Неаполя. Вторая дочь в семье отличалась скромной красотой и изяществом, видимо, Козимо не забыл эту встречу. В марте 1539 года по доверенности было вручено свадебное кольцо, и решилась судьба Элеоноры.

Её отправляют на корабле в Ливорно в июне этого же года, в элегантном черном шелковом платье расшитым золотом принцесса встретилась с будущим мужем в Пизе.

Во время торжественного въезда во Флоренцию Элеонора одета в роскошное расшитое платье насыщенного красного «цвета кремизи», прекрасно подчеркивающее её нежную алебастровую кожу.

Ткань броккато кремизи — любимый цвет Элеоноры

Политический брак оказался на редкость удачным, все хроники и свидетели говорят о гармонии в семье герцога, сложилась настоящая пара с общими интересами и взаимным уважением.

Элеонора занималась обстановкой Дворцов, следила за гардеробом мужа, детей и придворных. Ткани стали страстью Элеоноры, и Флоренция с её производством ценных тканей давала ей простор для фантазии. Хранитель Гардероба Медичи скрупулезно записывал поступления тканей и цели, куда их направляли под неусыпным контролем Элеоноры.

Разнообразные ценные ткани — броккато, велюр, шелк, расшитые вручную, производили специально по заказу Элеоноры. Герцогиня создала собственную мастерскую в Палаццо Веккио, главная её ткачиха — мадонна Франческа ди Донато.

Она получала зарплату, жила во Дворце рядом с двумя ткацкими станками и ткала рисунки по личному заказу Элеоноры.

Настойчивый интерес первой дамы города привел к расцвету производства тканей во Флоренции после предыдущего кризиса.

Выбор тканей — традиционное занятие любой хозяйки дома в те времена. Элеонора сделала ткани при дворе настоящей рекламой богатства, роскоши и благосостояния экономики.

Элеонора Толедская Герцогиня Флоренции, 1543 год, Аньоло Бронзино

Гардероб Элеоноры был разнообразен, её платья рассчитаны на все сезоны года и на все случаи жизни — официальные торжественные приемы и праздники в том числе.

Во всех платьях остается постоянным пристрастие к определенным цветам — красный с серым и тане (золотисто-коричневый с белым), для официальных нарядов платья этих цветов делали с золотой или серебрянной вышитой основой.

Самый яркий цвет Элеоноры — красный, королевский, именно такое платье ей сшили после родов сына Дона Гарсии в 1547 году.

Цвет, ткани и модели Герцогини не отличались от платьев придворных дам и флорентийской знати, политика Элеоноры демократична — приблизиться к знати Флоренции, которая её окружала, а не отдалиться.

Элеонора Толедская, Аньоло Бронзино

Общее увлечение Элеоноры и Козимо — споры, они были заядлыми спорщиками и часто выигравший получал отрезы шелка или другой ценной ткани. В 1555 году Элеонора выиграла отрез серебрянной парчи, угадав пол будущего ребенка.

Мы не знаем, как Элеонора одевалась в повседневной жизни, но на официальных церемониях в присутствии послов и и иностранцев богатство и престиж Флоренции все видели в ценных, уникальных и необычных тканях её нарядов.

Одноцветные ткани не соответствовали поставленным целям, и Элеонора использовала дорогие ткани, требовавшие искусной работы ткачей и художников, которые всем говорили о превосходных мастерах Флоренции и богатстве.

Ткань броккато такого цвета есть в Музее Барджелло

На знаменитом Портрете Элеоноры работы Бронзино ткань на платье превосходна, она подчеркивает её высокое положение — сложная техника производства ценных флорентийских тканей середины 16 века.

Велюр из шелка белого цвета, на котором броккато — узоры основы из золота с эффектом букле, на лифе в центре такой узор кажется эмблемой. Гранат — символ плодородности, намек на потомство Герцогов и, одновременно, единство семьи, союз.

Такая эмблема в виде граната была у Изабеллы Испанской, жены Императора Карло 5.

Долгое время считали, что именно в этом платье была похоронена Элеонора, но на самом деле, такого платья, в котором она изображена на Портрете с сыном, у неё никогда не было.

Фасон платья — типичный испанский, с квадратным вырезом и с золоченой сеткой на плечах, украшенной жемчугом, как и на голове. Испанская ткачиха делала такую сетку для Элеоноры.

На рукавах через отверстия видна белая шелковая рубаха и узор на ткани — «арабески».

Ткань такого цвета с черными узорами не нравилась Герцогине — нет ткани броккато с черным в гардеробе Элеоноры. Подобная ткань есть в Музее Барджелло во Флоренции — велюровый драп с арабесками — турецкими мотивами стали делалать впервые флорентийские мастера. Предполагают, что художнику Бронзино дали отрез такой ткани — образец мастерства и гордости ткачей.

Жарким летним днем в 1545 году Элеонора не позировала в таком платье для Бронзино — ткань платья — политический ход для прославления могущества и расцвета Флоренции. Прекрасные драгоценности — работа Бенвенуто Челлини — золотой пояс, украшенный жемчужинами (он сам писал, что делал такой пояс для Герцогини).

Мода была прекрасным инструментом для королей — показать свою власть, могущество и богатство, Элеонора умело пользовалась эти инструментом.

Читайте также:  Успенский собор в москве, россия

Она выросла в жестких рамках этикета и ограничений испанского двора, но стала для Флоренции правильной Герцогиней — обновила флорентийский двор и подняла его до уровня европейских королевских дворов.

Её недолюбливали во Флоренции — слишком высокомерна и чопорна для свободных взглядов флорентийцев. Никогда не ездила верхом, и даже не выглядывала в окно кареты в городе!

А вот муж любил, доверял ей и уважал — в отсутствие Козимо она имела право подписи на государственных документах. Герцоги Тосканские — Козимо и Элеонора, были образцовыми родителями, что редко в те времена.

Старались проводить время вместе с детьми, и даже известны их семейные обеды с детьми наедине, что нарушало придворный этикет и всем казалось необычным и странным.

Домашнее прозвище, которое Герцог дал своей любимой жене Элеоноре говорит само за себя — «павлиниха (наседка) с цыплятами».

Портрет Элеоноры из Толедо, Аньоло Бронзино

Проект Медичи — вскрытие гробницы Элеоноры из Толедо

Великая герцогиня Элеонора да Толедо — рост 1 метр 58см, антропологический возраст скелета 36 — 46 лет (умерла в возрасте 40 лет), череп средних размеров, узкое удлиненное лицо, тонкий нос, высокое расположение глазных впадин.

Неплохое развитие мышечной ткани говорит об умеренной физической активности, возможно верховой езде. С 18 до 32 лет 11 родов Элеоноры оставили следы в скелете, из-за многочисленных беременностей — тяжелая зубная патология, многие зубы разрушены полностью кариесом.

Легкий артрит позвоночника и суставов, в детстве перенесен рахит. Во Дворце солнечного Неаполя дети жили без солнца! Читайте статью Дети Медичи и рахит. Последствия рахита — у Элеоноры были кривые ноги.

В 29 лет Элеонора заболела легочным туберкулезом, на фоне которого организм не справился еще с одной болезнью — малярией. В 40 лет она умерла от малярии. Художник Бронзино написал её Портрет незадолго до смерти в 40 лет, на нем мы видим женщину, измученную болезнью. 

Дети Элеоноры и Козимо

Потомство семьи Герцогов было многочисленным (11 детей за 14 лет), но не слишком счастливым. Туберкулез во Флоренции был причиной проводить время на морском побережье, где свирепствовала малярия. От малярии умерли дети Мария, Гарсия и Джованни, сама Элеонора, сын Франческо 1 и его вторая жена Бьянка Капелло, трое детей умерли в младенчестве.

Первая дочь Мария родилась 3 апреля 1540 года, умерла в 17 лет от малярии 19 ноября 1557 года. Похоронена в Оратории делла Фортецца, Ливорно.

Портрет Марии Медичи, Аньоло Бронзино

Старший сын Франческо 1 родился 25 марта 1541 года, в возрасте 46 лет внезапно умер от малярии вместе со второй женой Бьянкой Капелло. Более 400 лет ходили упорные слухи об их отравлениии младшим братом кардиналом Фердинандо, который стал Герцогом после смерти брата.

Читайте статью Любовь и ненависть Герцога Медичи. От первой жены Джованны Австрийской выжили только 2 дочери — Элеонора Герцогиня Мантуи и Мария, которая стала Королевой Франции.

От Бьянки родился сын Дон Антонио де Медичи ещё в бытность её любовницей, и у всех были сомнения в его отцовстве.

Элеонора с сыном Франческо, Аньоло Бронзино

Изабелла родилась 31 августа 1542 года, в возрасте 33 лет 15 июля 1576 года удушена мужем Паоло Джордано Орсини из-за ревности.

Изабелла де Медичи, Аллори

Джованни родился 29 сентября 1543 года, Кардинал с 17 лет, в 19 лет умер от малярии 20 ноября 1562 года. Похоронен в Капелле Медичи, его могила обнаружена в 1857 году: «Ткань облачения Кардинала осталась в гробу под костями в хорошем состоянии…».

Кардинал Джованни де Медичи, аттр.Ломи Баччио

Лукреция родилась 14 февраля 1545 года, с 13 лет замужем за Альфонсо 2 д Эсте, Герцогом Феррары вместо умершей старшей сестры Марии. До 16 лет оставалась при дворе матери, 16 февраля 1560 года — триумфальный вьезд в Феррару к мужу. Через год умерла от чахотки в 17 лет 21 апреля 1561 года (по слухам была отравлена мужем!).

Портрет Лукреции Медичи, Аньоло Бронзино

Пьеро — 10 августа 1546 — 9 июня 1547 умер в возрасте 10 месяцев

Гарция родился 5 июля 1547 года, умер в 15 лет от малярии 12 декабря 1562

Портрет Гарция Медичи, Аньоло Бронзино

Антонио — 1 июля 1548 родился и сразу умер.

Фердинандо 1 (13 июля 1549 года — 17 февраля 1509) умер в возрасте 60 лет (Читайте статью Подагра — болезнь королей. Проект Медичи). После снятия Кардинальской шапки стал герцогом Тосканы, женился на Кристине да Лорена, имел 9 детей. Подозрения на отравление семьи брата Франческо, сняты только в начале 21 века (Проект Медичи — изучение гробниц).

Портрет Фердинандо Медичи в детстве, Аньоло Бронзино

Анна — (10 марта 1553 — 6 августа 1553) прожила около 5 месяцев

Пьетро — (3 июня 1554 — 25 апреля 1606) умер в возрасте 50 лет. Женился на кузине матери Леоноре Альварес де Толедо в 1571 году, их единственный законный сын умер в возрасте 3 лет от малярии, вскоре после убийства матери из-за ревности.

Жестой, агрессивный, транжира, властный, порочный — вот как описывают его характер. С 1583 года второй брак (бездетный) с Беатрис де Менесес. Известны шесть незаконнорожденных детей Пьетро от нескольких любовниц. Похоронен в Капелле Медичи во Флоренции.

Портрет Пьетро де Медичи в детстве

Козимо после смерти Элеоноры

1562 год стал для Козимо трагедией — жена Элеонора (40 лет) и сыновья Джованни (19 лет) и Дон Гарсия (15 лет) умерли от малярии один за другим.

Дон Джованни де Медичи-внебрачный сын Козимо 

Сразу в 1562 году любовницей Козимо (1519 — 1574) стала другая Элеонора — дельи Альбици (1543 — 1634). Моложе его на 24 года новая Элеонора родила ему двоих незаконных детей — девочка умерла при рождении в 1566 году, мальчик Дон Джованни (названный в честь умершего сына) родился в 1567.

Он был узаконен отцом, стал послом, военным на служье Испании и Венеции, архитектором, интересовался театром и литературой. Умер в возрасте 54 лет в Мурано, Венеции. Женой Дона Джованни в 1619 году, уже после рождения сына Джанфранческо Марии стала Ливия Верацца (1590 — 1655), у которой вовремя умер первый муж и она стала вдовой.

Через два года умер Дон Джованни (1567 — 1621), после его смерти у Ливии родилась девочка, которая вскоре умерла. Медичи объявили их брак незаконным, отняли сына, чтобы он не мог претендовать на престол и наследство и отправили Ливию Верацци в тюрьму, а затем в монастырь на долгих 18 лет.

До смерти она жила во Флоренции на Вилле Ле Мачине (улица Казамората).

Джанфранческо Медичи вырос при дворе, был лишен династических прав, получал пособие от Медичи всю жизнь.

При Изучении гробниц медичи в рамках проекта Медичи в крипте под плитой без надписи слева от алтаря была обнаружена неизвестная ранее могила.

Крышка деревянного гроба провалилась внутрь, он сильно пострадал от наводнения 1966 года во Флоренции. Изучение останков определило мужчину зрелого возраста

Судьба любовницы Элеоноры дельи Альбицци незавидна, законные дети Козимо «устроили» ей брак с осужденным на смерть за преступление знатным Карло Панчиатики ( условие брака для него — Деньги и снятие смертного приговора). Она родила троих детей, в 1678 году в возрасте 35 лет была сослана мужем в монастырь за измену. В монастыре Элеонора прожила 54 года.

Вирджиния Медичи сошла с ума как и её мать Камилла, вторая жена Козимо

После того, как любовница Элеонора была насильно выдана замуж, Козимо 1 нашел другую любовницу — 22-летнюю Камиллу Мартелли (1545 — 1590). В 1568 году у них родилась дочь Вирджиния (29 мая 1568 — 1615), в 1570 он женился на Камилле, не провозглашая её Герцогиней и отрекся от престола в пользу сына Франческо 1.

С 50 лет у него развивается тяжелый атеросклероз, который привел к параличу левой руки, полупарализована правая рука, недержанию мочи, психической нестабильности и в конце к потере способности говорить и общаться.

О результатах современного изучения гробницы Козимо 1 Медичи в рамках Проекта Медичи читайте статью Подагра — болезнь кроролей.

Камилла Мартелли, 2 жена Козимо 1 Медичи

Судьба Камиллы Мартелли — 2 жены Козимо

Камилла Мартелли, вторая жена Козимо1 не была наделена титулами и правами герцогини (морганатический брак). Оставшись вдовой в 29 лет она жила при дворе, надеясь на повторный брак. Уже в 1575 году её сослали в монастырь из-за истерик и нервных срывов.

Читайте также:  Мадонна с младенцем в окружении ангелов, филиппо липпи, 1437

Через некоторое время по просьбе монахинь её перевели в другой монастырь, только в 1586 году она покинула его, чтобы присутствовать на свадьбе дочери Вирджинии Медичи (1568 — 1615) с Чезаре д Эсте (1562 — 1628), Герцогом Феррары и Модены.

Через 10 лет после свадьбы у Вирджинии появились первые признаки психического расстройства (как и у матери), которые проявлялись до смерти в 1615 году. Она родила 10 детей с с 1588 года до 1606, умерла сумашедшей в возрасте 47 лет.

Читайте статьи на сайте

О незаконной дочери Козимо1  — Незаконные дочери Медичи

Живопись для монахинь 

Веронский мрамор — люмакелла 

Запреты церкви и сыр 

Древние каблуки 

Источник: http://www.veronavisita.it/?p=15029

13. Италия. Флоренция. Династия Медичи и великие творцы Ренессанса. Часть 3

Продолжение. Начало — здесь.

Предыдущая часть — здесь.

Часть 3. После 1537. Великое герцогство Тосканское.

И вот в 1537 году на сцене появляется Козимо I Медичи.
Аньоло Бронзино. Портрет Козимо I Медичи в доспехах. 1545. Уффици, Флоренция. Источник Напомню, мы остановились на том, что с гибелью предшественника Козимо I – Алессандро – прервалась ветвь Медичи, идущая по мужской линии от Козимо Старшего.

Однако здравствовала Мария Сальвиати, дочь дочери Лоренцо Великолепного. Она и была матерью Козимо I, то есть он был правнуком Лоренцо Великолепного по матери и бабушке. Правда, Медичи он считался не по матери, а по отцу)).

Отец Козимо, Джованни де Медичи, известный как Джованни делле Банде Нери, был правнуком младшего брата Козимо Старшего – Лоренцо Старшего, то есть представлял вполне законную младшую ветвь семьи, отделившуюся от основного ствола столетием раньше.

Джованни был заметной фигурой, снискал репутацию способного военачальника и уважение Никколо Макиавелли, но, к сожалению, погиб от раны в 28 лет. По распоряжению сына на площади Сан-Лоренцо ему установлен памятник работы Баччо Бандинелли.Чтобы не запутаться окончательно с генеалогией Медичи, приведу-ка я, пожалуй, их дерево.
Источник

Итак, Козимо I.

Для нас он интересен прежде всего тем, что на его имя натыкаешься на каждом углу при нем во Флоренции был создан обширный пласт произведений эпохи маньеризма, который стал фактически последним значимым культурным слоем города. При его правлении многие объекты в сердце города приобрели свой нынешний вид.

Козимо унаследовал титул Герцога Флоренции при поддержке влиятельных семей герцогства, имевших надежду использовать его в своих интересах. Однако, получив официальное подтверждение своих прав, он быстро проявил авторитаризм, разгромил и казнил недовольных, и в дальнейшем проводил твердую политику утверждения абсолютной власти.

Козимо укрепляет существующие и строит новые форты и крепости на территории Тосканы, усиливает армию, присоединяет к своим владениям Сиену, развивает сеть дорог и портов.

Он пытается повысить статус Флорентийского герцогства на внешнеполитической арене до королевства, и в 1569 году ему удается папской буллой проапгрейдить))) свое государство до Великого герцогства Тосканского и получить корону в Риме из рук папы.

В соответствующем идеологическом ключе Козимо I формулирует заказ для придворных художников, которые всячески прославляют герцогскую власть и его лично, а заодно стирают воспоминания о вольных временах республики.

В 1563 году герцог основывает «Академию изящных искусств», и при его дворе находят покровительство и работу Джорджио Вазари, Бенвенуто Челлини, Аньоло Бронзино, Бартоломео Амманнати.

В начале своего правления Козимо переезжает из фамильной резиденции Палаццо Медичи-Риккарди в Палаццо Веккио, превращая символ городского самоуправления в личную резиденцию герцогов. Для него там проводится масштабная реконструкция, которая касается в особенности республиканского Зала пятисот, о чем я расскажу в следующем посте. Тогда же в дополнение к Давиду Микеланджело наполняются скульптурами площадь Синьории и Лоджия Ланци. Там появляются фонтан «Нептун» Амманнати, «Геркулес и Какус» Бандинелли, «Давид» Челлини.

В 1550 году супруга герцога Элеонора Толедская дабы иметь возможность выбираться из загруженного центра на свежий воздух))) приобретает на другом берегу реки Палаццо Питти, которое восемь лет спустя начинает перестраивать для семьи Бартоломео Амманнати. Этот дворец впоследствии станет основной резиденцией Герцогов Тосканских.

Там же окончательно формируются и заполняются скульптурами Сады Боболи. Для комфортного путешествия через реку над старым мостом Понте Веккио Джорджо Вазари достраивает коридор имени себя))), а чуть дальше Амманнати модернизирует и украшает мост Санта-Тринита. В 1560 году опять же Вазари начинает строительство галереи Уффици.

Упоминая Вазари, необходимо отметить, что, несмотря на творческую плодовитость и прочное положение при герцоге, этот художник и архитектор более чем своими работами прославился созданием «Жизнеописаний наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих» — первой энциклопедии искусства, включающей биографии и описания произведений 178 художников эпохи Возрождения.

Это собрание считается основополагающим трудом в истории искусств и подчас единственным источником бесценной информации о творцах Ренессанса.

Козимо I Медичи скончался в 1574 году в возрасте всего 54 лет. Но он заложил прочную основу для династии Великих герцогов Тосканских, его ветвь рода правила Флоренцией 200 лет. В браке с Элеонорой родилось 11 детей, двое из которых впоследствии носили герцогскую корону.

Старший сын Козимо I Франческо I наследует трон отца и правит до своей смерти в 1587 году.
Алессандро Аллори. Портрет Франческо I Медичи, Великого герцога Тосканского. 1560. Институт искусств, Чикаго.

Источник

Герцог интересуется естественными науками и устраивает себе в Палаццо Веккио химическую лабораторию и кунсткамеру – Студиоло Франческо Первого. Также он продолжает дело отца и в 1575 году помещает произведения искусства из личной коллекции Медичи в галерею Уффици, и так основывает один из лучших мировых музеев.

Франческо безвременно уходит из-за своей непростой личной жизни. Будучи женатым на дочери австрийского императора Иоанне, он любит совсем другую женщину, Бьянку Капелло. Правда, эта любовь не мешает ему родить в браке через не могу восемь детей, одним из которых стала будущая королева Франции Мария Медичи.

Однако, несчастная Иоанна умирает в 31 год и Франческо спустя три месяца женится на Бьянке. Бьянку ненавидят и обвиняют в отравлении Иоанны. Франческо и Бьянка умирают в один день, в загородном доме во время обеда с Фердинандо, родным братом Франческо, как показали современные исследования – от отравления мышьяком.

Так как единственный сын Франческо к этому моменту уже умер, то именно брат – Фердинандо – и становится выгодоприобретателем от этого убийства, и наследует корону. Его, впрочем, в убийстве и обвиняли. Такие милые люди.

Фердинандо I интересен нам в основном тем, что заказывает Джамболоньи монументальный памятник отцу, который находит свое место на площади Синьории.

А также он покровительствует еще одному великому флорентийицу – Галилео Галилею. Последний даже называет в честь сыновей Фердинандо открытые им спутники Сатурна «Звездами Медичи».

Чести поддерживать ученого удостаиваются и два следующих герцога – Козимо II и Фердинандо II, который даже был его учеником.

В XVII веке центрами мировой культуры становятся уже другие города и страны. Флоренция, а точнее Великое герцогство Тосканское, благополучно существует под эгидой рода Медичи до 1737 года, когда умирает последний Медичи с французским именем Джан Гастоне (или Жан Гастон).

На смену династии Медичи приходит династия Габсбургов-Лотарингских, первым из которых становится супруг знаменитой австрийской императрицы Марии-Терезии Франц I Стефан, а герцогство фактически растворяется в империи.

В 1801 году на арене появляется Наполеон и переименовывает герцогство Тосканское в Королевство Этрурию (красивое название…) и сажает было туда Бурбонов, потом передумывает и присоединяет Этрурию к Франции. В 1814 году Наполеон с арены исчезает и Габсбурги-Лотарингские возвращаются на свой законный престол.

В 1861 году объединяется Италия.

В короткий период с 1865 по 1871 год Флоренция снова играет ключевую роль, так как становится столицей объединенного королевства. Этот период увековечивается закладкой странной и чужеродной площади Республики, которая, правда достраивается позже, когда Рим и Папская область уже присоединятся к Италии и столица уедет туда.

А Флоренция – несмотря на пролетевшие над ней века, она так и осталась колыбелью прекрасного Ренессанса, непревзойденным памятником этой восхитительной и великой эпохи. За что мы ее и любим.

Продолжение — здесь.

Источник: https://anna-g.livejournal.com/22721.html

Ссылка на основную публикацию