Женский портрет, корреджо (антонио аллегри)

Корреджо [Антонио Аллегри] (Ок. 1489 — 1534)

12.07.2008

Публикации

Антонио Аллегри, получивший прозвание по месту своего рождения — маленькому городку Корреджо в Северной Италии, принадлежал к немногочисленным видным итальянским живописцам первой половины XVI века, не входившим в состав занимавших ведущее место в живописи Италии флорентийско-римской и венецианской школ.

Не существует никаких документальных данных о годах его ученичества.

Ранние работы Корреджо позволяют предположить, что в юности он побывал в Мантуе, где имел возможность познакомиться с работами Мантеньи и Лоренцо Коста, и, возможно, в Милане, где видел созданные там произведения Леонардо да Винчи — в своей живописи он использовал принципы «сфумато», дымчатой светотени, характерные для Леонардо.

Noli me tangere (Не тронь меня)

По-видимому, достаточно рано он познакомился и с творчеством венецианских художников Джорджоне и Тициана, а также Рафаэля. Эти впечатления сформировали несколько эклектичную творческую натуру Корреджо.

В то же время он вошел в историю итальянского искусства как один из самых ярких монументалистов Италии первой половины XVI века, создатель нового стиля сложных и эффектных росписей церковных куполов.

Мадонна со Святым Франциском. 1514—1515

В творческом наследии Корреджо кроме росписей значительное место занимает серия монументальных алтарей, изображающих Мадонну в окружении святых. Такова первая дошедшая до нас алтарная картина Корреджо «Мадонна со Святым Франциском» (1514—1515, Дрезден, Картинная галерея).

Эта композиция, написанная совсем молодым художником, уже свидетельствует о неординарности его таланта.

Композицию фланкируют колоссальные колонны, головки парящих в небе херувимов образуют над головой Мадонны подобие арки, традиционное для Святых Собеседований спокойствие персонажей сменяется более открытым, патетическим выражением эмоций.

Мадонна со Святыми Иеронимом и Екатериной (День). Ок. 1526—1528

Самые значительные алтарные композиции Корреджо, часто называемые «День» и «Ночь», были написаны десятилетием позже и свидетельствуют о значительном изменении его стиля. В «Мадонне со Святыми Иеронимом и Екатериной», известной также под названием «День» (ок.

1526—1528, Парма, Картинная галерея) традиционная для алтарной картины композиционная схема Мадонны на троне в окружении святых уступает место более свободному решению — Мадонна с Младенцем предстают под навесом на фоне широкой пейзажной панорамы; улыбающийся ангел держит перед ней раскрытую книгу, к Младенцу нежно склоняется Святая Екатерина, благоговейно созерцает эту сцену могучий старец Святой Иероним. Торжественная алтарная картина превращается в композицию, которая своей непринужденностью напоминает такие сцены евангельского цикла, как Отдых на пути в Египет, сохраняя при этом величие и патетику.

Поклонение пастухов. Ночь. Ок. 1530

Еще более смелое решение находит Корреджо в своей прославленной картине «Поклонение пастухов. Ночь» (ок. 1530, Дрезден, Картинная галерея).

В ней присутствуют необходимые для алтарной композиции элементы торжественности — монументальная колонна, парящие в небе ангелы, но главным ее мотивом, придающим всему изображенному высокую поэтичность и пафос преображающего мир рождения Младенца, является свет, исходящий от ребенка, озаряющий лицо нежно склонившейся к сыну Марии, выхватывающий своими отблесками из ночного мрака взволнованные лица пастухов. Эта тончайшая игра света, свидетельствующая о блистательном живописном мастерстве Корреджо, озаряет его композицию возвышенной одухотворенностью.

Свод Камеры ди Сан Паоло

1520-е годы были временем наивысшего расцвета дарования Корреджо, наиболее интенсивной и плодотворной работы. В это десятилетие реализовался его неординарный талант мастера монументальных росписей: в канун этого десятилетия Корреджо, переселившийся в 1519 году в Парму, выполнил одну из самых своих изысканных работ — росписи свода комнаты аббатисы в монастыре Сан Паоло (ок.

1519, Парма, монастырь Сан Паоло). Программа этих росписей полностью не расшифрована, а сама роспись показалась монахиням столь светской, что после смерти в 1524 году заказчицы, ее апартаменты были переведены на положение in clansura, т. е.

закрыты для непосвященных вплоть до второй половины XVIII века, когда по инициативе известного немецкого художника Антона Рафаэля Менгса запрет был снят. Между тем в росписях комнаты аббатисы — одного из самых утонченных светских живописных ансамблей Высокого Возрождения — нет ни малейшего оттенка фривольности.

Зонтичный свод почти квадратного зала превращен Корреджо в подобие перголы — густого переплетения зеленых ветвей, украшенного связками фруктов. Этот свод прорезан овальными окнами, в которых на фоне голубого неба предстают шаловливые младенцы-путти; один из них обнимает белую охотничью собаку, другие держат в руках различные атрибуты охоты.

В центральной, увенчивающей камин, композиции изображена богиня охоты Диана-охотница; в нижней части свода Корреджо написал гризайлью иллюзорные люнеты, украшенные композициями и отдельными фигурами, имитирующими небольшие, с ювелирной тонкостью выполненные скульптуры.

Видение Иоанна Евангелиста на Патмосе. 1520—1523

Вслед за росписью свода комнаты аббатисы Корреджо получил в Парме более масштабный заказ на роспись купола, его барабанов и люнетов в незадолго до этого построенной в Парме церкви Сан Джованни Эванджелиста.

Главный акцент росписи составляет украшающая купол композиция «Видение Иоанна Евангелиста на Патмосе» (1520—1523), в которой взволнованным апостолам, образующим кольцо по периметру купола, предстает парящий в небе Христос (сам Иоанн, созерцающий это видение, изображен в одном из люнетов).

Традиции росписи куполов в Италии этого времени почти не существовало, да и сами церковные здания, увенчанные куполами, были сравнительно немногочисленны. Таким образом, Корреджо был одним из создателей нового типа монументальной живописи.

Композиция росписи купола построена по принципу al pozzo profondo («глубокого колодца») — роспись не стелется по поверхности купола, а создает иллюзию пространственного прорыва, распахивающегося над нашими головами необъятного пространства, в котором парит Христос.

Его фигура, облаченная в светлые одежды, как бы вбирает в себя исходящее от облачного неба сияние, в то время как окружающие кольцом центральную часть росписи фигуры сидящих апостолов, изображенных в полных экспрессии и динамики позах, промоделированы энергичными контрастами света и теней.

Вознесение Марии

Еще более грандиозна и эффектна роспись купола собора Пармы, «Вознесение Марии» (1526—1529), украсившая восьмигранный купол старинного, построенного в XII веке пармского собора.

Множество фигур, расположенных концентричскими кругами, слитыми в единую, динамическую массу вспышками света и провалами теней, изображенных в резком ракурсе «di sotto in su» («снизу вверх») стремительно уносятся к центру купола; фигуры обращены к зрителю ногами, что дало повод критикам Корреджо назвать эту роспись «рагу из лягушачьих лапок». Парящая в центре купола Мария несколько теряется в этом многолюдье.

Даная. 1531—1532

Эта роспись, неоднозначно оцененная современниками, уже вскоре стала образцом для подражания, но была оценена только в XVII веке мастерами барокко.

В творческом наследии Корреджо немалое место занимает станковая живопись — композиции на евангельские и мифологические сюжеты. К числу лучших его станковых работ принадлежит небольшая композиция «Поклонение Младенцу» (ок.

1522—1524, Флоренция, Галерея Уффици) — одна из самых поэтичных работ Корреджо, где присущая ему тяга к эффектности уступает место поэтическому началу.

В мифологических сценах Корреджо, в частности, в серии из четырех картин, посвященных любовным похождениям Юпитера и написанных по заказу правителя Мантуи Федериго Гонзага, которые принадлежат к числу самых изысканных композиций художника, преобладает открыто чувственное начало («Даная», 1531—1532, Рим, Галерея Боргезе).

Венера и Амур, обнаруженные сатиром

Доживший всего до пятидесяти лет и умерший, если верить Вазари, в нищете, Корреджо, работавший в провинции, вдалеке от ведущих центров искусства Италии, неизменно ставился потомками в один ряд с ведущими мастерами Высокого Возрождения. Его имя и в наши дни остается среди тех художников, с которыми ассоциируется представление об этой эпохе.

Ио

Отдых на пути в Египет

Ирина Смирнова

Источник: http://www.art-catalog.ru/article.php?id_article=534

Работы Антонио Аллегри, прозванного Корреджо (ок.1489-1534) — продолжение

Антонио Аллегри, прозванный Корреджо. Юпитер и Ио Написано около 1531 г. Холст, масло; 163,5 х 74 см. Музей истории искусств. Вена

Из журнала «Великие музеи мира» №19 «Музей истории искусств. Вена»:

Полотно входит в группу произведений, выполненных Корреджо для герцога Мантуанского Федериго Гонзага, который заказал их в качестве подарка императору Карлу V. Речь идет о знаменитой серии, посвященной любовным историям Юпитера, из которых были закончены только «Антиопа», «Похищение Ганимеда» (также в Вене), «Юпитер и Ио», «Даная и Леда».

Автор изображает здесь прекрасную нимфу Ио в чувственных объятиях целующего ее Юпитера, который превратился в тучу, чтобы скрыть от Юноны свою неверность.

Между 1526 и 1530 годами Корреджо было поручено украсить купол собора Пармы, где он написал поразительное «Успение», изобразив потрясающий водоворот фигур, окутанных пушистыми облаками, уносящими всю композицию за пределы времени и пространства. При помощи виртуозной техники мастер пытается увлечь зрителя внутрь живописного пространства.

Внимательно изучая школу Леонардо и предвосхищая будущие решения Бернини, Корреджо создает композицию, в которой смелый разворот плечей нимфы сочетается с мягкой атмосферой текстуры красок и сфумато.

Овидий в «Метаморфозах» берет за отправную точку первобытный Хаос космоса, чтобы рассказать мифы и легенды о звездах, родниках, камнях, растениях и животных, преображающихся в высшую реальность — человека. Здесь же, наоборот, бог превращается ради любви в низшую по отношению к человеку сущность — тучу.

Облака, которые скрывают теплые объятия Юпитера, кажутся почти осязаемыми, что делает ощутимой чувственность встречи. Бог появляется в форме серого облака, описанного с большой тщательностью. Он относится с почтением к робости молодой нимфы, погруженной в золотой свет.

Перспективному иллюзионизму мантеньевских моделей Корреджо предпочитает свободу текучей композиции, где свет рисует белые драпировки, а цветовая палитра светлеет, чтобы придать рельефность нежному телу нимфы и вдохнуть в него жизнь.

Сильвия Боргезе

ANTONIO ALLEGRI, CALLED CORREGGIO. MADONNA AND CHILD WITH THE INFANT SAINT JOHN THE BAPTIST. Oil on panel. 45 x 35.5 cm — Антонио Аллегри, прозванный Корреджо. Мадонна с младенцем и младенцем Иоанном Крестителем. Дерево, масло. 45 х 35,5 см

Антонио Аллегри, прозванный Корреджо. Портрет дамы. Написан около 1519 г. Холст, масло 103 х 87,5 см . Санкт-Петербург. Государственный Эрмитаж

Из журнала «Великие музеи мира» №3 «Эрмитаж. Санкт-Петербург»:

Из немногих дошедших до нас портретов кисти Корреджо этот, безусловно, один из самых очаровательных, благодаря сдержанному достоинству и загадочности героини. Она сидит под лавровым деревом в одеждах, символизирующих траур. Полумонашеский франсисканский капюшон виднеется из-под чаши на ее коленях.

Читайте также:  Репин: картины, биография. произведения ильи ефимовича репина

Плющ, обвивающий ствол дерева, символизирует вечность. Вдоль ободка чаши — надпись, говорящая о напитке, позволяющем забыть боль. На основании этих признаков можно утверждать, что портрет написан со знаменитой в те годы поэтессы Вероники, с 1518 года вдовы Джильберто Гамбара, которому принадлежал городок Корреджо.

Этот портрет можно считать посвящением представительнице литературных кругов того времени, когда женщины могли играть отнюдь не второстепенную роль. Слева, на стволе дерева виднеется подпись «Антон. Лаэт».

Это настоящее имя Корреджо, недавно вернувшегося из Рима, где он был глубоко потрясен работами Рафаэля и Себастьяна дель Пьомбо.

По краю чаши выгравированы три надписи, из которых можно прочесть только одну, по-гречески, цитирующую — Одиссею» и повествующую о Елене, добавляющей в вино некое снадобье, обладающее успокоительными и болеутоляющими свойствами.

Александра Фреголент

Антонио Аллегри, прозванный Корреджо. Цыганская Мадонна. Написано около 1515-1516 гг. Дерево, масло 46,5 х 37,5 см Неаполь. Национальный музей Каподимонте

Из журнала «Великие музеи мира» №14 «Неаполь. Национальный музей Каподиммонте»:

Среди первых картин, приобретенных в коллекцию Фарнезе, эта Мадонна с Младенцем (сюжетом, на самом деле, является бегство в Египет без святого Иосифа) уже состоит в инвентарной описи гардероба Рануччо Фарнезе в 1587 году под названием «Мадонна в одежде цыганки».

Несмотря на плохое состояние картины, «Цыганская Мадонна» остается одним из шедевров молодого Корреджо и датируется приблизительно 1515-1516 годами.

Здесь заметны аналогии с картинами тех лет, отмеченными холодным колоритом, тонкими мазками и четкими очертаниями форм, еще далеких от знаменитого «сфумато» его зрелого периода.

Более скрупулезная критика выявила связь с «Мадонной с Младенцем» из Музея истории искусств в Вене и двумя лондонскими работами: «Пъета» из галереи Института искусства Курто и «Прощание Христа» из Национальной галереи.

«Цыганская Мадонна» является современницей другой картины Корреджо, хранящейся в Каподимонте, работы «Святой Антоний Аббат».

Эти произведения доказывают внимательный интерес молодого пармского художника к современной ему феррарской живописи Досо Досси, Мазолино и Гарофало.

Абсолютно личной является глубокая нежность, чем этой маленькой картине удается наполнить душу зрителя, несмотря на повреждения, причиненные временем.

Особенное значение приобретает естественное положение руки матери, которая, засыпая, все же продолжает оберегать ребенка. Рука замыкает полукруг — от склонившейся головы до самой руки, окутывающий Младенца ореолом нежной защиты.

Маттия Гаэта

Корреджо (Антонио Аллегри). Даная. Написано в 1531 г. Холст, масло, 161 х 193 см. Рим. Галерея Боргезе

Из журнала «Великие музеи мира» №6 «Рим. Галерея Боргезе»

Картина входит в цикл «Любовные похождения Юпитера», среди которых — «Даная», «Ио», «Ганимед» и «Леда». Серия из четырех картин была заказана Корреджо Фридрихом II Гонзаго в дар Карлу V по случаю его коронации в Болонье в 1530 году.

Не будучи законченной к моменту церемонии, серия была разделена: «Ганимед» и«Ио» находятся в Музее истории искусств в Вене, а «Леда» — в Государственном музее Берлина. «Даная», приобретенная Рудольфом II, перешла к Кристине Шведской, которая привезла полотно в Рим.

После различных перипетий картина была приобретена в Париже в 1827 году князем Камилло Боргезе.

Созданный в тот же период, что и роспись куполов церкви Сан-Джованни-Эванджелиста и Пармского собора, цикл «Любовных похождений» использует те же технические приемы вовлечения зрителя в живописное пространство: фигуры появляются на переднем плане, а затем быстро скрываются по направлению внутрь.

В первом издании «Жизнеописаний» Вазари помещает Корреджо среди инициаторов «Третьего возраста», отмечая его как «первого, кто в Ломбардии начал делать вещи в новой манере».

Живопись Корреджо, эмоционально заряженная, живая и чувственная, выступает в качестве третьего пути между венецианским красочным хроматизмом и римским маньеризмом. Мягкая, расплывчатая атмосфера, изменчивые цвета, соблазнительные формы — это мотивы, берущие свое начало в теории чувств Леонардо.

Движения тела вызывают движения ума, поэтому красота показана не в статике, а в движении, не в равновесии и симметрии, а в нежности улыбки и очаровании светового блика на волосах.

В женщине, написанной Корреджо, сливаются духовность и природа. Лицо Данаи выражает ту нежную естественность, ту сладкую чувственность, ту грацию, за которые Вазари хвалит художника в первом издании «Жизнеописаний».

Даная и купидон приподнимают простыню, собирая в нее золотой дождь, в который превратился Юпитер, чтобы соединиться с царевной, запертой в башне за бронзовой дверью. От союза Данаи, дочери аргосского царя Акри-сия, и Юпитера родится Персей.

На переднем плане два амура, земной и небесный, проверяют на пробном камне наконечник стрелы. Вместе с купидоном-подростком, два амурчика восходят к «Леде», где, бросив колчан у подножия дерева, они забавляются, трубя в рожки. 

 Франческа Кастрина Маркетти

Корреджо (Антонио Аллегри) — Noli me tangere (He прикасайся ко мне). Написано около 1522-1525 гг. Дерево, масло, перенесенное на холст 130×103 см Музей Прадо. Мадрид

Из журнала «Великие музеи мира» №1 «Прадо. Мадрид»:

Картина, упоминаемая Вазари в доме Эрколани в Болонье, всегда вызывала восхищение как один из ранних шедевров художника. Она была написана в те годы, когда Корреджо был занят строительством церкви Св. Иоанна Евангелиста в Парме.

На холсте (название по-латыни буквально значит «Не прикасайся ко мне») изображено первое чудесное явление воскресшего Христа Марии Магдалине, которая, приняв его вначале за садовника, в момент узнавания опускается на землю в сильном волнении.

Возможно, поездка в Рим открыла молодому Корреджо новые горизонты, прежде всего, благодаря урокам Леонардо и Рафаеля, о чем свидетельствует на картине погружение обоих персонажей в трепещущую атмосферу лесного пейзажа, а также примененная художником диагональная композиция.

Напряженная игра взглядов подчеркнута холодной хроматической гаммой желтых, синих и зеленых тонов, согретых светом зари, изменяющей цвет неба на голубой.

Неосязаемая легкость волос, перевитых вуалью, в свете первых отблесков зари. Мягкость складок рукава. Естественность и достоверность свойственны кисти Корреджо. Все это делает его картины близкими и понятными в оптическом восприятии.

Даниэла Тарабра

Корреджо (Антонио Аллегри) — La Virgen, el Niño y San Juan (Мадонна с младенцем и Святой Иоанн). Музей Прадо. Мадрид

Другие картины итальянского художника, выложенные в этом блоге можно увидеть ЗДЕСЬ

Источник: https://otkritka-reprodukzija.blogspot.com/2013/02/1489-1534_26.html

Ренессанс

Главная => Художники Ренессанса 

Антонио Корреджо (Correggio, Antonio Allegri). Род., вероятно, в 1487 или 1488 году, ум. в 1534 г. в Корреджо. По-видимому, ученик своего дяди Лоренцо и Франческо Бьянки — Феррари; позднее формировался как художник под влиянием Коста. Работал в своём родном городе, а с 1518 г. — главным образом в Парме.

Биография

Во втором десятилетии XVI века в Корреджо и других небольших городках Эмилии — области северной Италии — начал свою деятельность художник, которого следует считать одной из первых величин итальянского Возрождения. Это был Антонио Аллегри, прозванный Корреджо. Художник родился в семье купцов среднего достатка.

Отец, желая дать сыну хорошее образование, определил его к нескольким учителям. У одного из них Антонио изучал язык и литературу, философию, а также математику и анатомию — это был известный медик Джованни Ломбарди. С последним у Корреджо на всю жизнь сохранились дружеские отношения.

Возможно, что портрет так называемого «Медика» из Дрезденской галереи — это изображение Ломбарди.

Однако ученая карьера Антонио не состоялась. Он чувствовал непреодолимое влечение к живописи и проявлял к ней несомненные способности. Живопись Корреджо начал изучать у своего дяди, посредственного художника, но основную выучку прошел в Модене в мастерской Бианки Феррари.

Об этом свидетельствует и несомненное влияние моденской живописи в ранних произведениях Корреджо. По возвращении на родину Корреджо вскоре становится известным живописцем и получает большой заказ в Парме, главном городе Эмилии. Ему было предложено расписать несколько помещений монастыря св.

Павла, игуменья которого была известна своей оригинальностью и своенравием. Возможно, этим объясняется специфика сюжетов, выбранных Корреджо.

Им были совершенно исключены религиозные сцены и изображены мифологические сюжеты, В столовой на стене он пишет фреску «Возвращение Дианы с охоты», а потолок расписывает в виде беседки, увитой гирляндами зелени. Сквозь нее в овальные проемы выглядывают пути. несущие охотничье снаряжение и трофеи Дианы.

Изображенные здесь путти — одна из лучших декоративных работ того времени по изяществу форм и свежести чувств. В целом же фрески монастыря св. Павла (1517-1520) представляют собой первый шаг мастера в освоении приемов монументально-декоративного искусства.

Следующей была роспись купола церкви Сан Джованни Эванджелиста (1520-1524) в том же городе. Естественно, что заказ этот последовал после того, как в Парме распространилась молва о великолепном мастерстве молодого художника. В этой фреске Корреджо создал новый тип купольной росписи.

До него купола разделяли на части или естественными архитектурными членениями или же их живописной имитацией. В каждой части помещалась отдельная композиция или фигура. Корреджо поступает иначе. Он как бы уничтожает реальные пространственные границы интерьера и создает иллюзию небесного свода, на фоне которого парит фигура Христа.

Вокруг располагаются апостолы, также изображенные в смелом ракурсе и смотрящие вверх на видение. Позы свободны, а лица выражают охвативший героев трепет при созерцании чуда. Пронизанная сильной внутренней динамикой, композиция поражает необыкновенной жизненностью, с которой трактует художник сверхъестественное событие.

В росписи огромного купола Пармского собора, начатой в 1524 году, Корреджо доводит до совершенства созданные им принципы купольной росписи. Заказ на нее художник получил, еще будучи занятым работой в Сан Джованни Эванджелиста.

Когда эти фрески были уже в стадии завершения, монахи-бенедиктинцы увидели их и были настолько поражены, что тут же вступили в переговоры с художником по поводу росписи собора.

В куполе Корреджо изобразил сцену «Вознесение Богоматери на небо», вновь прибегнув к приему создания иллюзорного пространства неба, которое он заполнил облаками и сонмом полуобнаженных фигур святых и ангелов.

В центре композиции в ослепительном сиянии архангел Гавриил встречает Богоматерь. Навстречу ему устремлена группа ангелов и святых, поддерживающих Марию.

Движения отдельных фигур сливаются в единую динамическую композицию, разрушающую границы реальности и уносящую воображение зрителя в сферу мистических переживаний.

Однако современники не оценили должным образом фреску Корреджо. Сложные ракурсы, удивительные эффекты светотени, сложность и новизна композиции оказались вне пределов привычного восприятия. Настоятель монастыря сравнил живопись Корреджо с блюдом лягушачьих ног. Всю степень новаторства мастера мог оценить только истинный художник.

Читайте также:  Портрет статс-дамы а. м. измайловой, а. п. антропов, 1759

Им оказался Тициан, проезжавший несколько лет спустя через Парму и видевший фреску Антонио. Монахи спросили у него, стоит ли фреска той суммы, которую они затратили на нее. «Возьмите этот купол, — отвечал Тициан,- переверните его, наполните золотыми монетами, и тогда еще вы не заплатите то, что стоит эта живопись». К сожалению, сам художник не слышал этих слов.

Он умер в возрасте сорока лет, не успев закончить свое последнее произведение.

Станковая живопись Корреджо раскрывает нам иные грани его искусства. В алтарных образах 1520-х годов мастер болеетрадиционен, чем в монументальной живописи. Как в «Мадонне со св. Франциском», так и в «Мадонне со св. Себастьяном», Корреджо стремится сохранить гармонический строй образов Высокого Возрождения.

Но если в первой картине автору это удается, то во второй он настолько увлекается динамикой фигур и аффектацией движения, что говорить о ренессансной основе уже трудно.

Перед нами уже произведение иной эпохи, маньеристической, когда художника привлекают светотеневые и пластические контрасты, экспрессия движения, внешняя красивость формы, а за всем этим стоит возможность субъективного самовыражения, погружения в стихию сверхчувственного.

К наиболее зрелым алтарным картинам Корреджо следует отнести «Мадонну со св. Иеронимом» (так называемый «День», 1527-1528, Парма, музей) и «Рождество» (так называемая «Ночь», ок. 1530, Дрезденская галерея).

«День» — излюбленный итальянскими мастерами тип «святого собеседования». Сохранив внешнюю традиционную форму, Корреджо превращает его в полную нежных чувств сцену материнства.

Художник как бы нисходит с высот тех сверхъестественных видений, которые он воплощал в купольной росписи Пармского собора. Он погружается в уютный мир простых человеческих отношений, любуется красотой самых светлых человеческих чувств.

Взор художника обращается и к природе, находя в ней отражение своим переживаниям. Пейзаж в картине — один из самых прекрасных в творчестве мастера.

Знаменитая «Ночь» пронизана теми же настроениями. Художник прежде всего стремится отобразить человеческие переживания, чувственно-эмоциональную сущность события.

Даже сверхъестественное освещение приобретает в картине характер обыденного: источающее свет тело младенца объято руками матери, которая прижимает его к себе и смотрит на него с умилением и любовью.

Все остальные персонажи, даже парящие в воздухе ангелы, изображены в самых непосредственных позах.

Следует отметить, что `Рождество` — одна из самых первых «ночных сцен» в итальянском искусстве. Ей предшествовала лишь фреска Рафаэля «Освобождение апостола Петра из темницы».

Но там был подчеркнут скорее элемент чуда, тогда как Корреджо с помощью великолепного владения светотеневыми эффектами создает иллюзию реального ночного освещения.

Этим он предвосхитил многие приемы живописи XVII столетия.

Однако эстетика маньеризма все более захватывает Корреджо. Особенно это заметно на примере его поздних живописных произведений — парных композиций «Юпитер и Ио» и «Ганимед» (обе в Музее истории искусств в Вене, ок. 1530) или «Данаи» (нач. 1530-х гг.. Галерея Боргезе, Рим), где трансцендентное восприятие мира берет верх над образами простого человеческого бытия.

Если окинуть единым взглядом творчество Корреджо, то прежде всего в нем поражает диапазон поставленных художественных проблем.

Во фресковой живописи он намного опережает своих современников, предвосхищая плафонные росписи XVII и XVIII веков (вплоть до Тьеполо!).

В станковой живописи Корреджо проделывает огромный путь от проникнутых духом величия и патетики образов Высокого Возрождения до взволнованных и экспрессивных композиций, открывающих путь новой эпохе — барокко.

Картины Антонио Корреджо

Святая Екатерина Александри

Портрет знатной дамы

Отдых по пути в Египет

Мадонна со святым Франциско

Отдых по пути в Египет со св. Франциском

Мадонна, поклоняющаяся младенцу

Мистическое обручение Святой Екатерины

Мистическое обручение Святой Екатерины

Мадонна с младенцем и маленьким Иоанном Крестителем

Мадонна с младенцем и ангелами

Мадонна Кампори

Мадонна дела Скала. Мадонна у лестницы

Мадонна с младенцем и музицирующими ангелами

Отдых по пути в Египет со святым Франциском

Прощание с Христом

Рождество с маленьким Иоанном

Снятие с креста

Мученичество святых

Венера, Сатир и Купидон

Даная

Диана, отправляющаяся на охоту

ИО

Ганимед

Венера с Юпитером и Купидоном

Не прикасайся ко мне

Аллегория порока

Аллегория добродетели

Иоанн Креститель

Леда и лебедь

Мадонна св. Георгия

Апостолы Петр и Павел

Юдифь

Успение богородицы Марии

Поклонение волхвов

Источник: https://www.renesans.ru/renaissance/artist_04.shtml

Записки о художниках

Антонио де Корреджо (Антонио Аллегри) (1489-1534) — итальянский художник. Расписывал храмы, писал портреты, картины на библейские темы.

Вот что пишет Джорджо Вазари о Корреджо.

Не хочу выходить за пределы той самой страны, где великая мать-природа, дабы не быть уличенной в пристрастии, даровала миру редчайших людей, подобно тем, какими она в течение многих и многих лет украшала Тоскану и в числе коих был Антонио из Корреджо, одаренный отменным и прекраснейшим талантом, живописец своеобразнейший, который владел новой манерой в таком совершенстве, что благодаря природному дарованию и упражнению в своем искусстве он в течение немногих лет сделался редкостным и удивительным художником. Был он чрезвычайно скромного нрава и занимался своим искусством с большими лишениями для самого себя и в постоянных заботах о семье, его отягчавшей; и хотя Антонио был движим природной добротой, тем не менее страдал он сверх меры, неся бремя тех страстей, которым обычно подвержены многие люди.

Поклонение пастухов («Ночь»)  около 1530 года.Он был большим меланхоликом в работе, принимая на себя все ее тягости, и величайшим изыскателем всевозможных трудностей в своем деле, о чем свидетельствуют в пармском соборе великое множество фигур, исполненных фреской и тщательно выписанных на большом куполе означенного храма; ракурсы этих фигур снизу вверх — поразительнейшее чудо.

Он-то и был первым, кто в Ломбардии начал делать вещи в новой манере, откуда можно заключить, что если бы талант Антонио, покинув Ломбардию, оказался в Риме, то он создал бы чудеса и доставил бы немало огорчений многим, считавшимся в свое время великими.

Отсюда следует, что если его вещи таковы, несмотря на то, что он не видел вещей древних и хороших новых, то можно с необходимостью заключить, что, знай он их, он бесконечно улучшил бы свои произведения и, возвышаясь от хорошего к лучшему, достиг бы высочайших ступеней.

Во всяком случае, не подлежит сомнению, что никто не владел колоритом лучше, чем он, и что ни один художник не писал с большим обаянием и большей выпуклостью: так велика была нежность изображаемого им тела и грация, с какой он заканчивал свои работы.

Вознесение Христа.

  Фреска купола церкви Сан Джованни Эванжелиста в Парме.   1520 год.В означенном месте он исполнил еще две большие картины маслом, на одной из которых, среди других фигур, изображен усопший Христос, заслуживший величайшие похвалы’.

А в церкви Сан Джованни того же города расписал он фреской купол, на котором изобразил Богоматерь, возносимую на небо в сонме ангелов и в окружении других святых; кажется невозможным, чтобы он мог не то что исполнить эту вещь своей рукой, но хотя бы представить ее себе в воображении, настолько прекрасны движения одежд и выражения, которые он придал этим фигурам.

Рисунки к некоторым из них, собственноручно выполненные им красным карандашом, находятся в нашей Книге наряду с целым рядом прекраснейших фризов, состоящих из амуров, равно как и других фризов, предназначавшихся для украшения этого произведения и изображавших всякие фантазии на тему жертвоприношений в античном духе.

По правде говоря, если бы Антонио не доводил своих произведений до того совершенства, которое мы в них видим, его рисунки (хотя в них есть и хорошая манера, и красота, и мастерство) никогда не заслужили бы ему среди художников той славы, какой пользуются лучшие его произведения.

Искусство наше так трудно и разносторонне, что очень часто одному художнику невозможно достигнуть совершенства во всем; вот почему у многих, кто рисовал божественно, колорит отличался каким-нибудь несовершенством, другие же чудесно владели колоритом, но и половины того не достигали в рисунке.

Все это рождается из вкуса и из опыта, которые приобретаются с детства, — одним в рисунке, другим в колорите.

Но поскольку, дабы уметь довести произведение до конечного совершенства, обучаются этому всему, а именно: одновременно и колориту, и рисунку в работе над любой вещью, постольку Корреджо заслуживает великой похвалы, достигнув пределов совершенства в тех произведениях, которые он написал маслом и фреской: так, например, в том же городе, в церкви братьев-францисканцев цокколантов, где он написал фреску с изображением Благовещения так хорошо, что когда при ремонте здания надо было ее уничтожить, братья устроили у этой стены леса с железными стояками и, постепенно срезая фреску, спасли ее и перенесли в другое, более надежное место в той же обители.

Мадонна со св.Иеронимом («День»).   1527 год.

Кроме того, он написал над одними воротами в том же городе Богоматерь с младенцем на руках; зрителя поражает в этой фреске красота колорита, и она пользуется бесконечно похвальной славой среди проезжих иностранцев, не видевших других его произведений.

Далее в церкви Сан Антонио этого же города он написал картину, на которой изображены Богоматерь и св.

Мария Магдалина, а с ними — смеющийся младенец ангелоподобного вида, который держит книгу, и его смех кажется настолько естественным, что вызывает смех и в том, кто на него смотрит, и нет никого, кто бы, обладая меланхолическим нравом и взглянув на него, не развеселился.

Есть там же и св. Иероним, который написан в столь чудесной и поразительной манере, что живописцы восхищаются его изумительным колоритом, считая, что лучше написать вроде как и невозможно.Снятие с креста.

Портрет знатной дамы.   1517-1519 годы.

Читайте также:  Музей прадо: как найти в мадриде, карта, картины музея прадо

Точно так же исполнял он картины и другие живописные работы для многих владетельных особ в Ломбардии, в том числе — две картины в Мантуе, по заказу герцога Федериго II, для посылки их императору; вещи поистине достойные такого властителя.

Когда это произведение увидел Джулио Романо, он заявил, что никогда не видел колорита, который достигал бы такого совершенства. На одной из них была обнаженная Леда, на другой — Венера; колорит их тел был настолько нежен и тени
телесного цвета были настолько разработаны, что краска казалась не краской, а живым телом.

На одной из картин был удивительный пейзаж, и не было ломбардца, который написал бы это лучше, чем он; к тому же волосы были так красивы по цвету, и отдельные волоски были написаны и выведены с такой чистотой и законченностью, что лучшего не увидишь.

Были там также и исполненные с большим искусством амуры, испытывающие на камне, золотые ли у них стрелы или свинцовые, но больше всего придавала прелести Венере чистейшая и прозрачная вода, которая, стекая по скалам, омывала ее ноги, нисколько их не затемняя; поэтому вид этой чистоты, сочетающейся с нежностью, вызывал в созерцающем взоре сочувственное волнение. Нет сомнения, что именно за это Антонио заслужил всякие отличия и почести при жизни и всяческой изустной и писанной славы после смерти.

Рисунок

Написал он еще в Модене картину с изображением Мадонны, которая всеми живописцами высоко ценилась и почиталась лучшей картиной в этом городе, точно так же и в Болонье кисти его принадлежит Христос, являющийся в саду Марии Магдалине; эта прекраснейшая вещь находится в доме болонских дворян Эрколани».

В Реджо была прекраснейшая и редкостная картина, которую недавно, проезжая через этот город, мессер Лучано Паллавичино, большой любитель хорошей живописи, увидал и не остановился перед большим расходом и, купив подобную драгоценность, послал ее в Геную в свой дом.

В том же Реджо есть картина, написанная на дереве и изображающая Рождество Христово, от которого исходит сияние, освещающее пастухов и другие фигуры, стоящие кругом и глядящие на него, причем в числе многого, свидетельствующего о наблюдательности художника, есть там женщина, которая, пожелав пристально взглянуть на Христа и не смогшая смертными очами вынести света его божественности, словно поражающего своими лучами ее фигуру, затеняет себе рукой глаза; она настолько выразительна, что прямо чудо. Над хижиной — хор поющих ангелов, которые так хорошо написаны, что кажутся скорее потоками небесного дождя, чем произведениями руки живописца.

В том же городе находится маленькая картина величиной в один фут — самое редкостное и прекрасное его произведение, которое только можно увидеть, исполненное притом в маленьких фигурах; на ней изображен Христос ночью в Гефсиманском саду, где ангел, являющийся Христу, освещает его светом своего сияния настолько правдоподобно, что нельзя было ни задумать, ни выразить это лучше. Внизу у подножия горы, в долине, видны три спящих апостола; над ними темная гора, на которой молится Христос, что придает невероятную силу этим фигурам, а в глубине, над далеким пейзажем, изображено появление зари, и видно, как сбоку подходят несколько солдат с Иудой. Несмотря на свои маленькие размеры, история эта так хорошо исполнена, что она ни с чем не сравнима по терпению и старанию, вложенным в такую небольшую вещь.

Много можно было бы сказать о его творениях, однако, так как у людей, отличившихся в нашем искусстве, каждая его вещь вызывает восхищение, как произведение божественное, то более распространяться не буду.

Я приложил всяческие старания к тому, чтобы иметь его портрет, но раздобыть его не смог, ибо, будучи человеком скромной жизни, он сам себя не изображал, да и другие никогда с него не писали.

И, поистине, он себя не ценил и отнюдь не был убежден, зная трудности своего искусства, что он им владеет с тем совершенством, к которому стремился. Он довольствовался малым и жил как хороший христианин.

Обремененный семейством, Антонио постоянно старался беречь деньги и вследствие этого стал таким скупым, что скупее людей не бывает.

Потому-то и рассказывают, что когда он получил в Парме шестьдесят скудо мелочью и ему понадобилось отнести их для своих надобностей в Корреджо, он сам нагрузился этими деньгами и отправился в путь пешком; а так как в то время стояла страшная жара и его напекло солнце, то выпил он воды, чтобы охладиться, и тогда в жесточайшей лихорадке слег он в постель, с которой уже не вставал до самой смерти, настигшей его в возрасте около 40 лет.

Живописные работы его относятся приблизительно к 1512 году. Он обогатил живопись величайшим даром — своим колоритом, которым он владел как настоящий мастер.

Благодаря ему и прозрела Ломбардия, где в области живописи обнаружилось столько прекрасных дарований, последовавших его примеру в создании произведений похвальных и достойных поминания, ибо, показав нам в своих картинах, с какой легкостью он преодолел трудности в изображении волос, он научил нас, как это надо делать, чем навеки обязаны ему все живописцы.

Источник: http://babanata.ru/?p=14795

КорреджоКартины и биография

Корреджо (Correggio) (около 1489 – около 1534)
Итальянский живописец эпохи Высокого Возрождения. Настоящее имя Антонио Аллегри (Antonio Allegri).

Работал в Парме и Корреджо; испытал влияние Андреа Мантеньи, Леонардо да Винчи, Микеланджело Буонарроти, Рафаэля Санти, Доссо Досси.

В 1518–1520 годах Корреджо посещал Рим, где обучался тонкостям и духу, уже ставшей классической, живописи великих художников Возрождения.

Обучение Амура, 1528

Национальная галерея, Лондон

Рождество Христово, 1530

Картинная галерея, Дрезден

Исполненные поэтического очарования и мягкой грации произведения художника Корреджо знаменуют сложение в рамках ренессансной культуры новых художественных принципов.

Игривая легкость и декоративное изящество его росписей в монастыре Сан-Паоло в Парме (около 1520) сменяются экспрессивным динамизмом фресок церкви Сан-Джованни Эванджелиста (1520–1523) и собора (1526–1530) в Парме, сложные ракурсы и вихреобразная композиция которых предвосхищают пространственные эффекты барокко.

В картине Корреджо “Рождество Христово” Младенец Христос озаряет пространство божественным светом, светом столь ярким, что женщина у его ног принуждена заслонять глаза от этого ослепительного сияния. В этом полотне художника, асимметрично построенная сцена полна движения.

Посох пастуха ведет взгляд зрителя в глубь композиции, направляя его вверх, к ангелам, которые в свою очередь указывают вниз на Младенца. Эта пронизанная трепетом картина типична для позднего стиля Корреджо.

Передача движения и драматизм в этом произведении предвосхищают стиль барокко 17 столетия.

Юпитер и Ио, 1532

Музей истории искусства, Вена

Аллегория порока, 1525–1530

Музей Лувр, Париж

На фреске купола церкви Сан-Джованни Эванджелиста художником Корреджо изображена сцена «Явления Христа Иоанну Евангелисту на Патмосе»; святой Иоанн смотрит на Христа спускающегося в ореоле света. Одиннадцать апостолов расположены своеобразным рядом на облаках.

Лишенная какой бы то ни было архитектурной декорации эта сцена ритмизирована группами облаков и фигурами апостолов расположившихся подвое.

В этой росписи Корреджо демонстрирует абсолютное знание перспективы и анатомии полученное у Мантеньи и Микеланджело а также световоздушной среды унаследованное от Леонардо и венецианских художников.

Кроме того, он создал структурную модель, заимствованную художниками эпохи барокко в частности Ланфранко мастером, родившимся в Парме и очарованным творением Корреджо. Позже на внутренней поверхности арок купола Корреджо написал восемь монохромных ветхозаветных фигур.

Религиозные картины Корреджо, проникнутые праздничным светским духом, выделяются грациозностью легких движений и поз, динамической асимметрией композиции, светлым, нарядным, изменчивым колоритом (“Мадонна со святым Франциском”, 1514–1515, Картинная галерея, Дрезден). Для усиления эмоционального звучания Корреджо прибегал иногда к эффектам контрастного ночного освещения (“Святая ночь” или “Поклонение пастухов”, около 1530, Картинная галерея, Дрезден).

Фреска в куполе собора в Парме является кульминацией творчества Корреджо; здесь логически завершаются поиски художника начатые в росписях в Камере ди Сан-Паоло и в церкви Сан-Джованни Эванджелиста.

Однако в росписи в пармском соборе Корреджо приходит к другому художественному решению в силу внушительных размеров купола очень глубокого на восьмигранном основании прорезанном восемью окулюсами.

Корреджо создал здесь бесконечное и сияющее пространство объединившее барабан и купол темой и цветом: барабан играет роль балюстрады на которой расположены фигуры апостолов устремивших взгляды к небу.

Но на земле обозначенной краем парапета разворачивается сцена «Успения Марии» а хоровод ангелов поднимает Мадонну на небо увлекая с ней святых и всех библейских персонажей; навстречу им спускается святой Михаил.

Благодаря своей концентрической композиции эта фреска предвосхищает великие плафонные росписи эпохи барокко и завершает эволюцию Корреджо начатую в росписях в церкви Сан-Джованни Эванджелиста: от устремленных к небу головок херувимов к умелой передаче движения ангелов и святых.  Эта фреска – одна из величайших работ Антонио Аллегри Корреджо, фреска, которая являет ошеломляющую массу кружащихся фигур. Корреджо стремился создать у зрителя ощущение, что тот созерцает у себя над головой красоту небесную.

В 1524–1526 годах Корреджо исполняет множество картин показывающих его стилистическую эволюцию: ритм становится еще более необузданным цвет более интенсивным а чувства обостряются. Эти произведения предвещающие эпоху барокко были высоко оценены художниками 17 века.

Поиски ритма и освещения динамичных фигур характерны и для религиозных и мифологических картин Корреджо.

Так картины “Мадонна с миской” (1529–1530, Парма, Национальная галерея); “Святой Иосиф” (Неаполь, Каподимонте); “Мадонна со святым Георгием” (1531–1532, Дрезден, Картинная галерея) построены на игре косых штрихов и световых пятен.

С 1530 Корреджо по заказу герцога Мантуанского Федериго Гонзага создает серию “Любовные похождения Юпитера” (“Даная”, Рим, галерея Боргезе; “Ио и Ганимед”, Вена, Музей истории искусства).

В эти же годы он пишет в темпере две аллегорические картины “Пороки” и “Добродетели” для студиоло Изабеллы д'Эсте (Париж, Лувр).

Гибкостью композиции, утонченным гедонизмом и эротикой отмечены произведения Корреджо на темы античной мифологии (“Юпитер и Антиопа”, 1521–1525, Лувр, Париж; “Леда и лебедь”, около 1530, Картинная галерея, Берлин-Далем).

Источник: http://smallbay.ru/artitaly/correggio.html

Ссылка на основную публикацию